ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Общая характеристика учащихся IV класса



К IV классу у учащихся значительно ярче начинает прояв­ляться способность к абстрагированию, наблюдается постепенный переход от преимущественно наглядного восприятия явлений, фак­тов к их пониманию уже через более отвлеченное словесное опи­сание, объяснение. Однако злоупотреблять словесными пояснения­ми на уроке музыки нельзя: главное должна рассказывать сама музыка. Для четвероклассников характерно увеличение объема произвольного внимания, что проявляется в их способности доль­ше сосредоточиваться на предложенном учителем задании (слу­шать, исполнять музыку). Общее развитие учащихся, приобре­тенные ими навыки мышления — умение сопоставлять, сравнивать, делать самостоятельные выводы проявляются и в музыкальном мышлении — в сопоставлении, сравнении музыкальных явлений, в формировании собственных суждений. Непроизвольное запомина­ние дополняется произвольным. Таким образом, получаемые впе­чатления становятся более объемными (количественно) и глубо­кими (качественно). Воображение, сохраняя свою силу, становится более осознанным и предметным; на его характере сказывает­ся приобретаемый жизненный опыт. Интересы школьников дела­ются более избирательными: у многих ребят (однако вовсе не у всех) более отчетливо начинают проявляться склонности (к гума­нитарным или точным наукам); вместе с тем отчетливее видны и «белые пятна», те или иные недостатки начального обучения. В области музыкального развития эти недостатки особенно ярко сказываются в вокально-хоровой работе: значительная часть уча­щихся IV класса поет фальшиво. Осознавая это, они прихо­дят к ложному убеждению, что «музыка не для них», что у них «нет музыкальных способностей». К сожалению, такой вывод ча­сто делают и взрослые — родители и даже сами учителя-музы­канты, хотя последние должны всегда помнить, что фальшивое пение является следствием ряда причин и может быть и при от­личных музыкальных способностях, даже при абсолютном слухе. Учитывая возрастные особенности четвероклассников, их рани­мость, склонность делать безапелляционные выводы в отношении своих возможностей, учитель-музыкант должен быть чутким, так­тичным, доброжелательно внимательным к таким детям, переда­вать им свою уверенность в их будущем успешном музыкальном развитии.

Как и в предыдущих классах, большое значение для музы­кальной работы имеет опора на получаемые детьми знания и на­выки по другим предметам, в частности, на приобретенные ими навыки чтения. Привлечение этих знаний и навыков в IV классе может быть весьма эффективным, поскольку опыт детей стано­вится значительно шире, разнообразнее, позволяет проводить боль­ше параллелей, вызывать больше ассоциаций. Например, програм­ма по чтению и развитию речи в IV классе требует от учащихся умения осмысленно и выразительно читать, самостоятельно нахо­дить основную мысль в небольшом художественном произведении, понимать значение средств выразительности языка (например, сравнений). Совершенно очевидно, насколько плодотворно могут быть применены данные умения на уроке музыки (и при ее вос­приятии, и при исполнении). К установлению целесообразных межпредметных связей между музыкой, литературой и живописью совершенно отчетливо, как мы уже отмечали, призывает новая программа по музыке. В уже цитированных «Предварительных замечаниях» говорится: «Учащиеся должны почувствовать, что эти три искусства не только не отделены друг от друга, но, напротив, связаны многими нитями и знание одного из них помогает более глубокому восприятию и пониманию остальных». В IV классе учащимся может быть вполне понятно, почему, говоря о произве­дениях изобразительного искусства, употребляют выражение «цве­товая гамма», а о произведениях музыкального искусства —«зву­ковая палитра». Однако активизация знаний учащихся, их умений размышлять, сопоставлять, сравнивать ни в какой мере не долж­на снижать эмоционального настроя занятий. Напротив, все воз­можные параллели и ассоциации должны стимулировать творче­ский подход учащихся к музыке, углублять ее эмоциональное вос­приятие. Проводимые параллели ни в коем случае не должны превращать музыку в иллюстрацию содержания произведений дру­гих видов искусства. Смысл этих параллелей в более глубоком раскрытии тезиса о неразрывной связи всех видов искусства с жизнью, о том, что искусство есть отражение жизни — отражение, своими, особыми, специфическими средствами.

Учитель-музыкант учит воспитанников понимать своеобразное отражение жизни в музыке; для этого он и строит соответствую­щим образом учебно-воспитательный процесс так, чтобы учащиеся активно воспринимали все содержание урока и приобрели необ­ходимые знания, навыки, умения. Правильно организовать заня­тия учителю поможет хорошее знание своих учащихся, знание уровня их общего и музыкального развития, того, в какой мере школьники подготовлены к освоению программы IV класса. Прак­тика показывает, что довольно разные уровни предшествующей музыкальной подготовки детей не позволяют с первых же уроков следовать предлагаемой программе: необходимо сначала создать ту основу, на которой можно строить «новый этаж» музыкально­го воспитания. В связи со сказанным учителю нередко приходит­ся составлять так называемый «переходный план», в котором предусматривается прохождение тех разделов из программ пре­дыдущих классов, без которых невозможно дальнейшее продви­жение вперед. Эти разделы в разных классах могут отличаться друг от друга, поскольку отличается и уровень музыкального развития детей. Мы здесь отметим лишь наиболее общие моменты.

Слуховые навыки, необходимые для продолжения рабо­ты в IV классе. Уметь охватить своим вниманием произведение от начала и до конца его звучания (поэтому объем произведений в начале обучения должен быть небольшим). Характеризуя про­изведения разных (основных) жанров (марш, танец, песня),уметь вычленить значение таких средств выразительности, как регистр, темп, динамика, общая «окрашенность» произведения или состав­ляющих его частей (мажорная, минорная). Понимание вырази­тельного значения высоты звуков включает и навык наблюдения за высотным строением мелодии (в песне, инструментальном произведении), за направлением ее движения, его характером (поступенным, скачкообразным, извилистым, на одном звуке). Одновременно с уточнением понятий о высоте звуков повторяются (а для некоторых учащихся, возможно, это и новое) вырази­тельные значения длительности звуков (более долгие, менее дол­гие, короткие) и их условные обозначения (графическое изобра­жение четверти, восьмой, половины, целой); учащиеся также вспо­минают (или узнают) о разном чередовании сильных и слабых

2 3 6

долей, благодаря чему создается размер (метр, счет) —, —, —,

4 4 8

имеющий большое выразительное значение (двухдольный размер в польке, трехдольный в вальсе и т. д.). Вслед за этим дети вспоминают (или опять-таки узнают впервые) и более сложные вопросы: об устойчивости и неустойчивости звуков в музыкальном произведении, о тяготении неустойчивых в устойчивые, благодаря чему в каждом произведении можно услышать, вычленить, спеть три самых устойчивых звука (тоническое трезвучие) и самый устойчивый звук (тоника, первая ступень). Все эти сведения да­ются непосредственно на музыкальном материале, при восприя­тии и исполнении музыки детьми.

Певческие навыки, необходимые для продолжения рабо­ты в IV классе. Понимая разницу между речью и пением, уча­щиеся должны уметь тянуть звук, т. е. петь: при этом уметь рас­пределять дыхание на всю фразу (понятие о фразе им знакомо и из уроков по родному языку и из предыдущих уроков музыки), мягко заканчивать фразу, выпевать несколько звуков на один слог, менять окраску звука в зависимости от содержания испол­няемого произведения, т. е. уметь петь мягко, светло, легко и петь активно, ярко, энергично, но без «форсировки». Различать на слух двухголосное изложение и владеть навыком элементарного двух­голосного пения. В отличие от I—III классов, где двухголосное пение обычно проводится без разделения на партии вследствие еще большой близости голосов по тембру и диапазону и где раз­ные голоса песни при разучивании исполняются поочередно то одной, то другой частью класса, в IV классе уже формируются хоровые партии.

Навыки в области музыкальной грамоты. К IV классу учащиеся должны знать условные обозначения высо­ты и длительности звуков (графические, слоговые); понимать нот­ную запись, чтобы уметь следить по ней за движением мелодии в разучиваемой песне или в произведении для слушания.


Все элементарные знания и умения, которые дети должны бы­ли получить на уроках музыки в первых трех классах (их, если необходимо, надо восстановить или дать заново) и которые были отмечены как содержание «переходного плана», даются не теоре­тически, в отрыве от музыки, а лишь в процессе непосредствен­ного «общения» с музыкой, при активном участии детей во всех видах деятельности на уроке. И главное здесь — верно намечен­ный репертуар. Подбирая его, можно идти двумя путями: на бо­лее легком материале решать задачи, необходимые для дальней­шего продвижения вперед в быстром темпе, и на более сложном, рекомендуемом для IV класса, постепенно и последовательно про­рабатывать отсутствующие у детей ключевые знания и навыки, предусмотренные в программах I—III классов. Этот принцип со­храняет свою значимость при работе по любой программе. Так, если окажется, что учащиеся, придя к IV классу новой програм­мы, не имеют тех знаний, навыков, умений, которые ^были пре­дусмотрены в программе предыдущих классов, то в период «пере­ходного плана» они должны их получить. Без такой предваритель­ной подготовки четвероклассникам нельзя задавать, например, следующие вопросы: «Какому народу могла бы принадлежать эта песня? Как вы думаете, композиторская эта песня или народ­ная? Сколько голосов прозвучало в этой песне? (Двухголосие.) В каком ладу написана эта песня? (В мажорном, минорном или переменном.) В какой форме?..» Все данные вопросы могут быть поставлены детям только тогда, когда они получат? опре­деленные знания и их общее музыкальное развитие, в частности развитие музыкального слуха, достигнет требуемого уровня. Есте­ственно, что без соответствующей подготовки четвероклассникам не по силам разучивание на 2-м уроке I четверти такого произ­ведения, как «Жаворонок» М. И. Глинки, или на 3-м уроке мело­дии второй части поэмы Г. В. Свиридова «Памяти Есенина» («Поет зима, аукает»). Эти произведения на первых уроках могут быть заменены более легкими, но аналогичными по содержанию, на которых дети могут получить те знания и навыки, какие пре­дусмотрены в программе и необходимы для освоения темы.


Чтобы показать, как на репертуаре программы IV класса можно решать более простые задачи (предусматриваемые в на­чальной школе), возьмем песню А. Пахмутовой на слова Н. Доб­ронравова «Гайдар шагает впереди», песню, интересную четверо­классникам и доступную даже для 1-го урока в I четверти (как она и указана в новой программе). После прослушивания песни школьники легко определяют, что это песня-марш, несколько тре­вожного, но в то же время решительного характера. Они так же легко могут отметить ее «пульс», в связи с чем учитель дает понятие о сильных и слабых долях, их различном чередовании п разных песнях (пьесах), и отсюда — понятие о выразительном значении четырехдольного размера. Сравнив звучание той же ме­лодии, но исполненной ровными четвертями и восьмыми, с тем, как она написана композитором, учитель может подвести учащихся к пониманию выразительного значения ритма (при этом дети могут припомнить ранее известные мелодии, написанные в ана­логичных ритмах). На материале этой же песни можно показать наличие неустойчивых и устойчивых звуков, особенно явное тяго­тение к устойчивости в конце куплета, и дать понятие о тонике и тоническом трезвучии. Детям будет интересно узнать, что минор­ный лад в этой песне придает ей несколько суровый характер, что именно минором создается ее тревожное настроение (мажор дал бы более светлую, радостную окраску, которая здесь не подхо­дит), а четкий пунктирный ритм и размер ~ способствует со­зданию энергичного, волевого характера мелодии. В процессе разучивания песни учитель может обратить внимание на харак­тер построения мелодии, на повторяемость первых фраз в первом и втором предложениях, которая создает впечатление настойчи­вости. Вместе с тем такой анализ поможет детям быстрее запом­нить мелодию, что является немаловажным фактором вообще в работе с детьми, а особенно с такими классами, у которых еще не воспитаны должный интерес и уважение к музыкальным за­нятиям. Самым трудным в работе над песней «Гайдар шагает впереди» является выработка энергичного звучания, но без «фор- сировки». В этом снова может помочь обращение к общему обра­зу песни, к ее характеру: сдержанному и некрикливому. Таким образом, постепенно, не перегружая детей большим количеством сведений на отдельных уроках, постоянно связывая эти теорети­ческие сведения с их практическим значением (выразительные средства) и тем самым добиваясь выразительного исполнения произведения самими детьми, учитель осуществляет воспиты­вающее обучение, реализуя такие дидактические принципы, как доступность, наглядность, систематичность, активность, един­ство эмоционального и сознательного, единство художественного и технического.

Приведя пример того, как на данной песне можно познако­мить школьников с важнейшими элементами музыкальной речи, мы вовсе не хотим сказать, что только так и следует строить ра­боту с ней в IV классе. Учитель сам может решить, какие знания он сообщит в этом случае, а какие даст в связи с другими про­изведениями. Мы здесь только проиллюстрировали, что имеется в виду под «переходным планом», когда учитель вынужден вос­полнять отсутствующие у детей знания, формировать навыки, ко­торые к IV классу уже должны бы быть у учащихся.

При осуществлении «переходного плана», а также и во всей последующей работе в IV классе, как мы уже отмечали, большое значение имеет связь содержания уроков музыки с содержанием других предметов, опора на тот опыт, те знания, которые полу­чают учащиеся, например, из «Родной литературы» и из «Расска­зов по истории СССР». Уже на самых первых страницах «Родной литературы» для IV класса говорится о том, что «песни, сказки, былины, пословицы, поговорки, загадки — это все произведения уст­ного народного творчества. В глубокой древности их сочиняли таг лантливые люди из народа, но их имен мы не знаем, потому что красивые песни, увлекательные сказки, мудрые пословицы не записывались (люди тогда еще не умели писать), а передавались устно от одного человека к другому, от одного поколения к дру­гому. Рассказывая сказку или исполняя песню, каждый рассказ­чик или певец что-то добавлял от себя, что-то пропускал, что-то изменял, чтобы сказка стала еще занимательнее, а песня краси­вее. Вот поэтому мы и говорим, что автор песен, былин, сказок, пословиц, частушек, загадок — сам народ».

Поскольку в программах, и в прежней и в новой, во всех классах предусматривается знакомство с народной песней (раз­ных народов), то учитель может привлекать четвероклассни­ков, чтобы выяснить с ними вместе разницу между произведением «композиторским» и народным; а так как и «композиторская» му­зыка имеет народную основу, то ребята могут уже сами опреде­лить, чем отличается, например, музыка С. С. Прокофьева от музыки А. И. Хачатуряна, укажут, что в одном случае основа — русская музыка, а в другом — армянская.

Учитель-музыкант может использовать в своей работе тот факт, что дети в IV классе учат наизусть стихотворение Н. И. Ры- ленкова и разбирают некоторые его образные выражения. При­ведем это стихотворение полностью:

Все в тающей дымке: Холмы, перелески. Здесь краски не ярки И звуки не резки.

Здесь медленны реки, Туманны озера, И все ускользает От беглого взора.

Здесь мало увидеть, Здесь нужно всмотреться, Чтоб ясной любовью Наполнилось сердце.

Здесь мало услышать, Здесь вслушаться нужно, Чтоб в душу созвучья Нахлынули дружно.

Чтоб вдруг отразили Прозрачные воды Всю прелесть застенчивой Русской природы.

Ребята вдумываются в то, почему поэт называет русскую при­роду «застенчивой»; в чем разница между словами «увидеть» и «всмотреться», «услышать» и «вслушаться». От знакомых детям образов полей, березовых рощиц, небольших речек — картин рус­ской природы легко протянуть ниточки к этим же картинам, от­раженным в живописи И. И. Левитана, поэзии А. С. Пушкина, музыке П. И. Чайковского, С. В. Рахманинова... И здесь им впол­не понятным станет призыв поэта (Рыленкова) «всмотреться», «вслушаться» в окружающую действительность, а следовательно, и в произведении искусства.

Из новой программы, разработанной под руководством Д. Б. Кабалевского, в этом плане большую пищу воображению, чувству и мысли учащихся может дать вслушивание в мелодии 1 части Третьего концерта для фортепиано С. В. Рахманинова и его же «Вокализа»; в «Жаворонок» М. И. Глинки; во вступление к «Хованщине» М. П. Мусоргского «Рассвет на Москве-реке» и др. Привлекая разные виды искусства, учитель должен стремиться к тому, чтобы дети поняли, что каждое из них своеобразно, что му­зыка не иллюстрирует произведение поэтического или изобрази­тельного искусства, а по-своему «рассказывает», «рисует» и ширь полей, и задумчивую прелесть осенней рощи на берегу скромной речки. В каждом конкретном случае (произведении) учитель может обратить внимание ребят на характер мелодии, на ее широкое «дыхание», спокойное, плавное движение ритмическо­го рисунка, на постепенные, глубокие динамические подъемы и спады.

Хорошо при этом привлечь музыкальные впечатления, имею­щиеся у детей; например, знакомые песни такого же харак­тера: «Наш край» Д. Кабалевского (сл. А. Пришельца), «В лод­ке» М. Раухвергера (сл. О. Высоцкой), «Здравствуй, гостья зима» Р. Глиэра (сл. И. Никитина), «Родина слышит» Д. Шостако­вича (сл. Е. Долматовского) и др.

Существенную помощь учителю музыки может оказать и со­держание многих «Рассказов по истории СССР», которые даются учащимся IV класса. Они читают, например, о походах А. В. Су­ворова, о Бородинской битве, о Н. Г. Чернышевском и Н. А. Не­красове, о борьбе народа с самодержавием... Эти знания помогут школьникам глубже проникнуться чувством того или иного про­изведения, входящего в программу по музыке.

Таким образом, стержень всех музыкальных занятий — озна­комление с музыкой как частью жизни человека, как средством выражения заветных дум и чаяний народных, средством передачи всего того, что волнует и радует людей. Однако чрезвычайно важ­но, чтобы музыка раскрывалась перед учащимися как особое искусство, хотя и связанное с другими, но имеющее свои выра­зительные возможности, свой особый музыкальный язык. Поэтому в процессе знакомства с теми или иными произведения­ми учитель постоянно учит детей слушать и слышать, обогаща­ет при этом их знания сведениями из музыкальной грамоты, ко­торые помогают углублению эмоций, возникающих под влиянием музыки, работе воображения детей, осознанию ими получаемых впечатлений, расширению их кругозора.

Поскольку в IV классе учащиеся должны воспринимать и ис­полнять более сложные произведения, чем на начальном этапе обучения, чрезвычайно важно формировать у них навык более вдумчиво вслушиваться в музыкальное произведение. Для того чтобы они могли услышать музыку при восприятии произведений литературы или живописи, им уже недостаточно «схватывать» лишь общий характер, настроение (это задача для младших клас­
сов). Поэтому большое значение имеет углубление развития гпр* монического, тембрового слуха и ладового чувства.

Поскольку вслушивание в непрерывно развивающееся музы­кальное произведение задача трудная, особенно для малоподго­товленных школьников, решать ее нужно постоянно, на разном материале и в разных видах деятельности. Особенно важна си­стематичность и последовательность в развитии . гармонического слуха.

Как доказано в специальных исследованиях (например, в ис­следовании О. П. Соколовой), до начала разучивания двухголос­ных песен дети должны пройти через подготовительный этап, суть которого в формировании умения распределять слуховое внима­ние на несколько «объектов». Самый простой и доступный для де­тей пример-задание: различение в произведении мелодии и акком­панемента. В песне «Гайдар шагает впереди» оба эти элемента звучат очень ярко: мелодия без аккомпанемента и аккомпанемент без мелодии лишаются своей выразительности, песня разрушается, хотя и сохраняет некоторые присущие ей черты. Аналогичное за­дание могут выполнить дети, слушая и другие произведения: «Жаворонок» М. И. Глинки, «Поет зима, аукает» Г. В. Свиридова.

(5 'г 't р v Р 'г

Подготовкой к восприятию более сложной музыкальной факту­ры могут служить и небольшие специальные упражнения, пост­роенные на интонациях, часто встречающихся в репертуаре (свое­го рода «формулы», «ключи»), или на интонациях разучиваемой песни или произведения для слушания музыки. Упражнения эти должны быть краткими и простыми, но с очень ясной, конкретной задачей. В уроке они могут занимать полторы — две минуты, и -

г

г\

i


 

 


РФ
i
Г Г 'Г е ле те
тай, не ле
Не

() Л f Щ


fj

Тай со.ло вей v о ко.шеч ка

Вей

В IV классе такие упражнения целесообразно давать с исполь­зованием нотной записи, помогающей детям наглядно представить характер движения мелодии, ее длительности. Особенно важно использование нотной записи при разучивании песен в двухголос-


 

Фц $ о

При пропевании партии одного голоса (ее разучивания с по­мощью нот) дети, поющие в другой партии, следят по нотам за их соотношением, т. е. не остаются сторонними наблюдателями (что обычно отрицательно сказывается на ходе урока). Их слу­ховые и зрительные впечатления сочетаются, образуют более проч­ные музыкально-слуховые представления. При этом полученные ими сведения по музыкальной грамоте приобретают жизненную значимость (в приведенном примере — понимание выразительного значения смены характера мелодии, ее ритма в припеве по сравне­нию с запевом, минорного лада, придающего песне определенную мягкость, задушевность даже в припеве, несмотря на довольно подвижный темп и использование «быстрых», т. е. мелких, дли­тельностей (шестнадцатых и восьмых). Такое органичное ис­пользование нотной грамоты при ознакомлении с песней и при ее разучивании ни в какой мере не нарушает целостности урока, му­зыкальная грамота не превращается в обособленный самостоя­тельный «раздел». Умелое привлечение нотной грамоты способст­вует развитию навыков и восприятия и исполнения музыки.

ном изложении, где наглядное изображение мелодий разных го­лосов помогает восприятию и лучшему запоминанию. Например:

Приведем хотя бы только еще один пример из новой програм­мы— знакомство четвероклассников с музыкой как «главным дей­ствующим лицом» в кинофильме «Звуки музыки» (музыка Р. Род­жерса). Услышав в исполнении эстонского детского хора эпизод «Разучивание нот», школьники заметят и полное повторение от­дельных фраз типа «эхо» (поочередное пение учителя и детей); и повторение отдельных фраз, но на разной высоте; яркие оста­новки на неустойчивых звуках, после которых особенно утверди­тельно звучит тоника; звучание одноголосной мелодии без сопро­вождения инструмента и с сопровождением, которое также меня­ется (движение четвертями — на движение восьмыми). Иначе го­воря, учитель по своему усмотрению может дать те или иные све­дения по музыкальной грамоте, но опираясь на непосредственные впечатления детей,

Расширяя музыкальный кругозор школьников, показывая им неразрывную связь музыки с жизнью, с другими видами искусст­ва, учитель постоянно, хотя и ненавязчиво, обучает детей, дает им те необходимые знания и навыки, которые помогают полнее и глубже воспринимать музыку.

Как уже отмечалось, одним из важных моментов работы в IV классе является развитие у учащихся гармонического слуха. Приведенные выше примеры упражнений и песен вполне отвечают этой задаче. О развитии гармонического слуха следует помнить при реализации всего содержания программы, конечно, не выдви­гая это на первый план (особенно в сознании детей), а рассмат­ривая как существенный «фон» в музыкальном развитии учащих­ся. Даже такая простая песня, как, например, «Белая дорожка» В. Ренева, дает возможйость детям услышать в сопровождении звучание нескольких голосов, заметить, что начальная мажорная окраска сменяется на минорную, но затем вновь возвращается. Осваивая звучание мелодии и сопровождения, дети опять-таки вслушиваются в музыкальную ткань произведения, распределяют свое внимание на несколько «объектов». Так, например, слушая, а затем разучивая «Колыбельную Волховы» Н. А. Римского-Кор- сакова, они отмечают выразительное значение сопровождения, ко­торое подчеркивает выразительность основной мелодии, отмечают «переплетение» голосов — человеческого и звучащего на фортепиа­но... Все это незаметно, но последовательно служит развитию важ­нейшей музыкальной способности — музыкального слуха, без ко­торого фактически нет и музыкального восприятия.

Одновременно с развитием музыкального слуха учителю в IV классе часто приходится уделять также специальное внимание формированию координации между слухом и голосом у учащихся, не получивших должного развития в предыдущих классах. Говоря о музыкальном воспитании в начальных классах, мы уже отме­чали, что фальшивое пение детей может быть вызвано разными причинами и учителю важно знать, почему поет фальшиво дан­ный ребенок. Тогда педагог, опираясь на эти знания, может да­вать краткие индивидуальные задания такому ребенку.

Практика показывает, что в IV классе чаще всего дети поют фальшиво из-за привычки петь, не вслушиваясь в заданное зву­чание и в то, что получается при их собственном пении; они приблизительно слышат и то и другое. Поэтому для исправления фальшивого звучания иногда бывает достаточно, чтобы ребенок прослушал небольшой отрывок мелодии в умеренном темпе и сра­зу же воспроизвел его так же, не торопясь. В этом хорошо помо­гает игровой прием («эхо», «кукушка» и др.). В работе могут принять участие дети, поющие чисто, поскольку неточно интони­рующий ученик легче схватывает и воспроизводит мелодию с дет­ского голоса, который ему ближе по звучанию, чем голос учителя или тембр инструмента.


Важнейшим условием в достижении успеха является вера учи­теля в способность ребенка преодолеть имеющийся у него недо­статок и укрепление этой веры у самого ребенка, убеждение его в том, что при желании, а следовательно, при хорошем внимании он может петь не только чисто, но и красиво. В решении данной задачи, как и вообще всех воспитательных задач, учителю необ­ходимы такт, доброжелательность, выдержка, терпение; он дол­жен не торопить ученика, а уделять ему ненавязчивое, но посто­янное внимание, поскольку формирование каждого навыка требует системы и времени. Естественно, что со стороны ученика, кроме веры в свои возможности и желания достичь хороших результа­тов, также должны быть проявлены настойчивость, выдержка, но они приходят как бы сами собой, если ему интересно учиться. (Известно, что одно и то же задание воспринимается совершенно по-разному, если оно дается как награда или как наказание: вспомним задание Тому Сойеру выкрасить забор.)

Поскольку музыкальное развитие происходит только в процес­се непосредственной музыкальной деятельности, учителю следует беречь каждую минуту урока, как можно меньше отводить време­ни разговорам, предоставляя «слово» самой музыке. Но, конечно, И слово учителя необходимо: оно направляет внимание детей, сти­мулирует их активность, будит фантазию и т. п. Оно должно быть совершенно ясным, понятным и образным, интересным. Как пока­зывает опыт передовых учителей и специальные исследования, наиболее эффективного музыкального развития достигают те учи­теля, которые, решая самую узкую, частную задачу,— а они есть и в слушании музыки, и в пении,— не отрывают ее от главного направления проводимой работы, видят в ней звено единого комп­лекса.

У таких учителей урок не распадается на «разделы», а состав­ляет целое, комплекс разных видов деятельности, направленных к единой цели.

Конечно, каждый вид деятельности на уроке — хоровое пение, слушание музыки, музыкальная грамота, движение под музыку, игра на музыкальных инструментах, импровизация — должен быть хорошо продуман учителем; каждый из этих видов деятельности включает в себя комплекс определенных знаний, навыков, более сложных и более простых элементов. Но как систему ее имеет в виду только учитель. Так, в IV классе продолжается вокально-" хоровое развитие учащихся, у них продолжают формировать на­выки кантилены, напевности и звонкости, подвижности голоса, • которые закладывались еще в I классе. Но здесь значительно бо- j лее сложный репертуар, требующий не просто чистоты и точности исполнения, а уже достаточно глубокой выразительности, эмоцио­нально пережитой и осознанной. Именно поэтому учитель моби­лизует все средства поддержания интереса детей к работе, вместе с тем формируя у них настойчивость в преодолении трудностей, . навык трудиться, воспитывая понимание того, что настоящая | творческая радость приходит только в награду за труд. (В IV^ac- , се учащимся уже могут быть понятны слова П. И. Чайковского, . что'вдохновение не приходит к ленивым.)

\

11 2


Расскажем, как следует вести работу над песней П. И. Чай­ковского «Колыбельная песня в бурю» (из старой программы для IV класса) и песней М. И. Глинки «Жаворонок» (из новой про­граммы). В том и другом случае большое значение имеет показ песни детям. Надо, чтобы она им понравилась, чтобы им захоте­лось ее самим петь. Учитывая своеобразие состава учащихся IV класса (о чем речь шла выше), можно предположить, что в их слуховом багаже преобладают интонации современных дет­ских песен типа «Голубой вагон» (муз. В. Шаинского, сл. Э. Ус­пенского), «Дважды два — четыре» (муз. В. Шаинского, сл. Н.Но­сова), «В траве сидел кузнечик» (муз. В. Шаинского, сл. М.Пляц- ковского) и им подобных. Может оказаться, что дети не подго­товлены к восприятию интонационного строя ни «Колыбельной», ни «Жаворонка», потому первое впечатление от песен бывает не­благоприятным. (Нам приходилось сталкиваться с таким фактом.)

Начать разучивание песен при такой ситуации было бы пе­дагогической ошибкой. Нужно построить занятия таким образом, чтобы ребята несколько раз прослушали произведение, и прослу­шали заинтересованно. Соответствующий настрой может создать небольшая вступительная беседа учителя. В ней он может напом­нить детям о любимых всеми произведениях П. И. Чайковского (если предполагается разучивание «Колыбельной»), например назвать «Вальс» и «Танец маленьких лебедей» из «Лебединого озера», сказать несколько слов о «Детском альбоме» (если дети слушали пьесы, входящие в него) и о сборнике песен, в который также входят знакомые им произведения «Лизочек», «Мой са­дик», т. е. разные «картинки» из жизни (почему и называется «Альбом»). Разные события, веселые и печальные, разные на­строения — обо всем музыка может рассказать ярко, образно. Здесь можно исполнить вступление и мелодию «Колыбельной» без слов (хотя бы только первое предложение), и, конечно, никто из детей не ошибется в определении ее характера, даже в названии «Колыбельная». Похвалив ребят за то, что они умеют слушать и понимать музыку, на этом можно закончить первую встречу с песней. На следующем уроке нужно вспомнить с детьми, какую новую музыку П. И. Чайковского они слушали (или начало ка­кого произведения). Затем рассказать, что это произведение лю­бят многие, не только дети, но и взрослые, и исполняют ее не только дети, но и артисты. После этого хорошо прослушать запись «Колыбельной», например, в исполнении С. Я. Лемешева.

При повторном прослушивании дети могут заметить, что му­зыка эта не «просто колыбельная», что она не только «успокаи­вает», «баюкает», но что з ней есть и какая-то тревога и это по­нятно, так как она поется «в бурю». На следующих занятиях ре­комендуется сопоставить «Колыбельную» П. И. Чайковского с другими колыбельными, уже знакомыми детям или новыми (на­пример, с «Колыбельной» Флис-Моцарта, «Колыбельной» Брамса или другими): важно, чтобы они вновь и вновь с интересом вслу­шивались в музыкальный образ произведения. Обычно на втором-

8 Заказ К» 4164

третьем уроке некоторые ребята уже подпевают отдельные отрывки; теперь можно переходить и к разучиванию песни со всем классом. Вероятно, у неопытного педагога возникнет в связи со сказанным мысль: «А будет ли интересно детям учить песню, которую они в общем уже знают?» По отношению к такой музы­ке, как «Колыбельная» или «Жаворонок», можно сказать совер­шенно определенно: да, будет интересно. Такую музыку, чем боль­ше знаешь, тем больше любишь. В этом отличие высокохудожест­венных произведений от преходящих пустячков, которые хотя и нравятся какое-то время (и не только детям), но потом надоедают и забываются. Этот факт отмечают многие педагоги.

Но, конечно, разучивание не должно быть скучным: темп про­хождения любого музыкального материала должен быть актив­ным, живым, чему способствует, в частности, наглядность, осу­ществляемая путем применения нотной записи. Глядя на нотный плакат (нотную запись мелодии песни), учащиеся быстро осваи­вают построение произведения, запоминают, какие фразы или части фраз повторяются, какие контрастируют и чем именно, как создается кульминация песни (постепенное повышение мелодии, как бы укрепление на самой высшей точке с одновременным уси­лением динамики,— и возврат к основному характеру звучания). Этот «разбор» не является оторванным от музыки теоретическим разговором, а все время связан со звучанием любого элемента, о котором идет речь. При таком методе разучивания (а не по слуху с голоса учителя!) песня запоминается легко и быстро, тем более что ее общий образ уже был знаком детям по предыдущей рабо­те. И важно подчеркнуть, что разучивание не сводится только к правильному интонированию и ритмическому воспроизведению мелодии: одновременно следует вести работу над вырази­тельностью исполнения. Именно понимание момента кульминации помогает выразительному исполнению, пению с на­растающей динамикой,— и вновь возврат к пению более спокой­ному, мягкому, ласковому. Здесь должны, как и во всех других случаях, реализовываться принципы единства эмоционального и сознательного, художественного и технического. Выразительности исполнения способствует и внимательное вслушивание в акком­панемент песни, имеющий в «Колыбельной» особенно важное зна­чение.

Вместе с тем продолжается и решение тех более узких задач, о каких говорилось выше: работа над кантиленой, над мягким окончанием фраз, над пониманием выразительности неустойчивых и устойчивых звуков, размера, мелодии и аккомпанемента, над развитием музыкального слуха, в частности гармонического.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.208.73.179 (0.018 с.)