Б. Интеллектуальные атрибуты



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Б. Интеллектуальные атрибуты



3. Знание (всеведение). Понятие «знание Бога» можно определить следую­щим образом: Бог вполне знает Себя Самого и все существующие и возможные вещи в едином, простом и вечном акте.

Елиуй говорит, что Бог — «Совершеннейший в знании» (Иов. 37:16), а Иоанн говорит, что Бог «знает все» (1 Ин. 3:20). Знание всего называется всеведени­ем, и, поскольку Бог знает все, о Нем говорят, что Он всеведущ (т. е. «всезна­ющ»).

Приведенное выше определение характеризует всеведение более деталь­но. Во-первых, в нем говорится, что Бог вполне знает Себя Самого. Это пора­зительный факт, поскольку существо Бога бесконечно, или не ограничено. Конечно, только Тот, Кто Сам бесконечен, может вполне знать Себя Самого во всех подробностях. Именно это имеет в виду Павел, когда говорит: «...Ибо Дух все проницает, и глубины Божий. Ибо кто из человеков знает, что в чело­веке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не зна­ет, кроме Духа Божия» (1 Кор .2:10,11).

То же самое подразумевается и в утверждении Иоанна о том, что «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин. 1:5). В этом контексте «свет» подразу­мевает как моральную чистоту, так и полное знание. Если в Боге «нет никакой тьмы» и Он полностью «свет», то и Сам Бог как совершенно свят, так и испол­нен совершенного знания о Себе.

В этом определении также говорится о том, что Бог знает «все существую­щие вещи». То есть все то, что существует и происходит. Имеется в виду творе­ние, ибо Бог — Тот, перед Кем «нет твари, сокровенной от Него, но все обна­жено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет» (Евр. 4:13; ср.: 2 Пар. 16:9; Иов. 28:24; Мф. 10:29,30). Бог также знает будущее, ибо Он — Тот, Кто гово­рит: «Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось» (Ис. 46:9,10; ср.: 42:8,9 и многие другие отрывки из книг ветхозаветных пророков). Он знает все мельчайшие детали жизни каждого из нас, ибо Иисус говорит: «Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6:8) и «У вас же и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10:30).


______________ Глава 11. Свойства Бога: «передаваемые» атрибуты_____________ 199

В Псалме 138 Давид размышляет о том, насколько подробным знанием о нашей жизни обладает Бог. Он знает наши поступки и помышления: «Госпо­ди! Ты испытал меня и знаешь. Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю; Ты разумеешь помышления мои издали» (Пс. 138:1,2). Он знает наши слова еще до того, как мы произнесем их: «Еще нет слова на языке моем, — Ты, Господи, уже знаешь его совершенно» (Пс. 138:4). И Он знает все дни нашей жизни еще до нашего рождения: «Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге запи­саны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138:16).

Данное выше определение знания Божьего также говорит о том, что Бог знает «все возможные вещи». Об этом следует сказать потому, что в Писании есть несколько случаев, в которых Бог рассказывает о событиях, которые мог­ли бы произойти, однако в действительности не имели места. Например, ког­да Давид бежал от Саула, он спас город Кеиль от филистимлян, а затем остал­ся в Кеиле на некоторое время. Он решил спросить Бога, придет ли Саул в Кеиль, чтобы напасть на него, и если Саул придет, то выдадут ли его жители Кеиля Саулу. Давид сказал:

...Придет ли сюда Саул, как слышал раб Твой? Господи, Боже Изра-илев! открой рабу Твоему. И сказал Господь: придет. И сказал Давид: пре­дадут ли жители Кеиля меня и людей моих в руки Саула? И сказал Гос­подь: предадут. Тогда поднялся Давид и люди его, около шестисот чело­век, и вышли из Кеиля, и ходили, где могли. Саулу же было донесено, что Давид убежал из Кеиля, и тогда он отменил поход (1 Цар. 23:11 — 13).

Также и Иисус говорил о том, что Тир и Сидон могли бы покаяться, если бы чудеса Иисуса были там свершены в прежние времена: «Горе тебе, Хора-зин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись» (Мф. 11:21). Он говорит также: «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низверг­нешься; ибо если бы в Содоме явлены были силы, явленные в тебе, то он ос­тавался бы до сего дня» (Мф. 11:23; ср.: 4 Цар. 13:19, где Елисей говорит о том, что могло бы произойти, если бы царь Иоас ударил по земле стрелой пять или шесть раз).

Тот факт, что Бог знает все возможные вещи, может быть также логичес­ки выведен из того, что Бог обладает полным знанием Самого Себя. Если Он вполне знает самого себя, то Он знает все, что Он способен свершить, что включает в себя и все те вещи, которые возможны. Этот факт и в самом деле поразителен. Бог создал невероятно сложный и разнообразный мир. Однако существуют тысячи тысяч других вариантов вещей, которые Бог мог бы со­творить, но не сделал этого. Бесконечное знание Бога — это в том числе и подробное знание о том, каким было бы каждое из этих прочих возможных творений и что произошло бы с каждым из них! «Дивно для меня ведение


200 Часть П. Учение о Боге

Твое, — высоко, не могу постигнуть его!» (Пс. 138:6). «Но, как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ва­ших» (Ис. 55:9).

В нашем определении знания Бога сказано, что Бог знает все в едином «простом акте». Здесь вновь слово «простой» употреблено в смысле «не раз­деленный на части». Это значит, что Бог всегда полностью осознает все. Если бы Он желал сказать нам, каково число песчинок на морском берегу или число звезд на небе, Ему не пришлось бы быстро пересчитывать их, подобно некому гигантскому компьютеру, и Ему не пришлось бы вспоминать эту цифру, поскольку об этом Он в течение некоторого времени просто не думал. Он всегда знает все одновременно. Все эти факты и все прочие вещи, кото­рые Он знает, всегда полностью присутствуют в Его сознании. Ему не нуж­но строить умозаключения, ведущие к определенным выводам, Ему не при­ходится тщательно взвешивать Свой ответ, ибо конец Он знает с самого на­чала, и Он никогда ничего не узнает и не забывает (ср.: Пс. 89:3; 2 Пет. 3:8 и те стихи о совершенном знании Бога, которые были процитированы выше). Каждая частичка знания Божьего всегда вполне присутствует в Его созна­нии; ничто никогда не тускнеет и не переходит в подсознание. И наконец, в определении говорится не только о простом акте, но о «вечном акте». Это означает, что знание Бога никогда не изменяется и не возрастает. Если бы Он мог узнавать что-то новое, то Он не был бы всеведущ. Таким образом, на протяжении всей вечности Бог знал все, что произойдет, и все, что Он мог бы свершить.

Кто-то может возразить, что Бог обещает простить (забыть) наши грехи. Например, Он говорит: «Грехов твоих не помяну» (Ис. 43:25). Однако тексты, подобные этому, безусловно, следует понимать в том смысле, что Бог не допу­стит, чтобы знание об этих грехах играло какую-то роль в том, как Он отно­сится к нам: Он «забудет» их в наших с Ним взаимоотношениях. Другое воз­ражение против библейского учения о всеведении Бога выдвигалось на осно­вании текстов Иер. 7:31; 19:5 и 31:35, где Бог говорит об ужасной практике сожжения родителями собственных детей в жертву языческому богу Ваалу, и добавляет: «чего Я не повелевал, и что Мне на сердце [в цитируемой автором английской версии — «на ум», «into my mind». — Примеч. пер.] не приходило» (Иер. 7:31). Означает ли это, что до времен Иеремии Бог никогда не думал о том, что родители станут приносить в жертву своих собственных детей? Ко­нечно, не означает, поскольку именно это происходило веком раньше во вре­мена правления Ахаза (4 Цар. 16:3)иОсии(4Цар. 17:17), и Сам Бог запретил эту практику за 800 лет до этого, во времена Моисея (Лев. 18:21). Стихи из Книги Пророка Иеремии, вероятно, правильнее переводить дословно: «Мне на сердце не приходило» (как в Иер. 7:31, в версии KJV, и в буквальном пере­воде в NASB mg. — в еврейском тексте употреблено слово ЭЬ, которое чаще


______________ Глава 11. Свойства Бога: «передаваемые» атрибуты___________ 201

всего переводится «сердце»), в смысле: «Я этого не желал, не стремился к это­му, не мыслил об этом в позитивном плане»5.

Другая сложность, возникающая в данной связи, — это вопрос об отно­шении между знанием Бога обо всем, что произойдет в будущем, и реальнос­тью и той степенью свободы, которой мы обладаем в наших поступках. Если Бог знает все, что произойдет, то как наш выбор может быть «свободным»? Эта трудность стала столь значительной, что некоторые богословы решили, что Бог не знает всего будущего. Они сказали, что Бог не знает того, что (по их мнению) знать невозможно, например, свободные действия людей, которые еще не имели места (иногда употребляется выражение «возможные действия свободных моральных агентов», где «возможный» означает «вероятный, но не безусловный»). Однако подобная точка зрения не может быть принята, по­скольку она, по сути, отрицает знание Бога о будущем человеческой истории в любой момент времени и в этом не согласуется с процитированными выше текстами, в которых говорится о знании Богом будущего, и с десятками дру­гих ветхозаветных пророческих текстов, в которых Бог подробно предсказы­вает далекое будущее6.

Как же разрешить это затруднение? Хотя гораздо подробнее вопрос о про­видении Божьем будет рассматриваться в гл. 15, здесь будет полезно отметить предположение Августина, который сказал, что Бог дал нам «разумное само­определение». В этом утверждении не употреблены слова «свободный» или «сво­бода», эти термины крайне трудно удовлетворительно определить при учете полного знания будущих событий, которым обладает Бог. Однако в этом вы­ражении утверждается очень важная для нас истина, которую мы знаем из нашего опыта, а именно: наш выбор и наши решения «разумны». То есть мы думаем о том, что сделать, сознательно решаем, что мы будем делать, и затем следуем принятому нами решению.

В утверждении Августина говорится также о том, что мы обладаем «само­определением». Это означает, что наш выбор действительно определяет то, что происходит. События не происходят сами по себе, независимо от наших реше­ний, напротив, они происходят вследствие наших решений. В этом утвержде­нии нет попыток определить смысл выражений «свободны» или «несвобод­ны», да это и не является действительно важной проблемой. Для нас важно, что мы мыслим, выбираем и действуем и что эти мысли, этот выбор и эти дейст­вия реальны и действительно имеют значение в вечности. Если Бог знает все

5 То же самое выражение («приходить на сердце»), судя по всему, имеет значение
«желать, стремиться, сильно хотеть» во всех пяти случаях, в которых оно встречается в
еврейском Ветхом Завете: Ис. 65:17; Иер. 3:16 (где оно не может означать просто «иметь
фактические знания о чем-либо»); 7:31; 19:5; 32:35; как и в соответствующем греческом
выражении ba/ёрц kni ii\v KapSlav в Деян. 7:23.

6 Дополнительные соображения относительно этого вопроса см. в гл. 15.


202 Часть П. Учение о Боге

наши мысли, слова и дела задолго до того, как они возникают, то должен быть такой аспект, в котором наш выбор не является абсолютно свободным. Одна­ко дальнейшее определение этой проблемы лучше оставить до полного рас­смотрения в гл. 15.

4. Мудрость. Мудрость Бога означает, что Бог всегда избирает наилуч­шие цели и наилучшие средства для достижения этих целей. Это определение выходит за рамки представления о том, что Бог знает все. Здесь уточняется, что решения Бога о том, что Он будет делать, — это всегда мудрые решения; другими словами, они всегда приводят к наилучшим результатам (с точки зре­ния Бога), и эти результаты всегда достигаются через наилучшие из возмож­ных средств.

Писание утверждает мудрость Бога в целом во многих текстах. Он назван «Единым премудрым Богом» (Рим. 14:26). Иов говорит, что Бог «премудр серд­цем» (Иов. 9:4) и что «у Него премудрость и сила; Его совет и разум» (Иов. 12:13). Мудрость Бога особенно проявляется в творении. Псалмопевец восклицает: «Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро; земля пол­на произведений Твоих» (Пс. 103:24). Когда Бог сотворил мир, он совершен­ным образом подходил для того, чтобы прославлять Бога как в каждодневном процессе, так и в тех целях, ради которых он был сотворен. Даже теперь, когда мы все еще видим последствия греха и проклятия в естественном мире, мы все равно поражаемся тому, насколько гармонично и сложно творение Божье.

Мудрость Бога видна также в Его великом плане спасения. Христос есть «Божия премудрость» для призванных (1 Кор. 1:24,30), несмотря на то что слово о кресте — это «юродство» для тех, кто отвергает его, и тех, кто считает самого себя мудрым в этом мире (1 Кор. 1:18-20). Однако даже в этом проявляется мудрый план Божий: «Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в пре­мудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти ве­рующих. <...> ...Но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых... для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1 Кор. 1:21,27,29).

Павел знает, что то, о чем мы сейчас думаем как о «простой» евангель­ской вести, понятной даже детям, отражает поразительный план Бога, кото­рый в глубинах своей мудрости превосходит все, что только человек может себе представить. В конце одиннадцати глав размышлений о мудрости Божь­его плана спасения, Павел вдруг, без предварительного намерения, начинает прославлять Бога: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим. 11:33).

Когда Павел проповедует Евангелие как иудеям, так и язычникам, и они воссоединяются в едином теле Христовом (Еф. 3:6), невероятная «тайна, сокрывавшаяся от вечности в Боге» (Еф. 3:9), становится явной для всех. Во Христе эти совершенно разные люди становятся едины. Когда настолько эт-


______________ Глава 11. Свойства Бога: «передаваемые» атрибуты_____________ 2£3

нически и культурно разные группы людей становятся членами тела Христо­ва, то исполняется Божий план, который состоит в том, чтобы «ныне содела-лась известною чрез Церковь начальствам и властям на небесах многораз­личная премудрость Божия» (Еф. 3:10).

В наши дни это означает, что мудрость Божья становится видна даже ан­гелам и бесам («начальствам и властям»), когда люди различного расового и культурного происхождения объединяются во Христе в церкви. Если христи­анская церковь верна мудрому плану Божьему, то она всегда будет впереди в деле преодоления расовых и социальных барьеров в обществах всего мира и, следовательно, будет видимым проявлением поразительно мудрого плана Божьего, который заключается в сотворении великого единства из широкого разнообразия и в том, чтобы через это все творение прославило Бога.

Мудрость Божья проявляется и в жизни каждого из нас. «Мы знаем, что все содействует ко благу тем, кто любит Его, кто призван в соответствии с Его намерением» (Рим. 8:28, перевод мой. — У. Г.). Здесь Павел утверждает, что Бог действует мудро во всем, что происходит в нашей жизни, и что через все это Он уподобляет Христу (Рим. 8:29). Мы должны быть совершенно спокой­ны и радостны в нашей повседневной жизни, зная, что Бог устраивает все та­ким образом, что мы приближаемся к наивысшей цели всей нашей жизни — к тому, чтобы стать такими, как Христос, и этим прославить Его. Эта уверен­ность давала Павлу силы принимать «жало в плоть» (2 Кор. 12:7) как нечто хотя и доставляющее боль, но такое, что Бог в Своей мудрости решил не уда­лять от Павла (2 Кор. 12:8-10).

Каждый день нашей жизни мы должны успокаивать наше отчаяние зна­нием о бесконечной мудрости Божьей: если мы — Его дети, то мы можем быть уверены, что в нашей жизни Он действует мудро и сегодня, для того чтобы привести нас к большему соответствию образа Христа.

Мудрость Бога, конечно, отчасти сообщается нам. Мы можем попросить Бога о мудрости, когда нуждаемся в этом, ибо Он обещал в Своем Слове: «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, — и дастся ему» (Иак. 1:5). Эта мудрость, или навык такой жиз­ни, которая угодна Богу, основана, прежде всего, на чтении Его Слова: «От­кровение Господа верно, умудряет простых» (Пс. 18:8; ср.: Втор. 4:6-8).

«Начало мудрости — страх Господень» (Пс. 110:10; Прит. 9:10; ср.: Прит. 1:7), поскольку если мы боимся обесчестить Бога или не угодить Ему и если мы боимся Его отеческого наказания, то у нас есть мотив, который побуждает нас идти Его путями и жить в соответствии с Его мудрыми заповедями. Кроме того, обладание мудростью Бога ведет не к гордыне, а к смирению (Прит. 11:2; Иак. 3:3), не к дерзости, а к миру и послушанию (Иак. 3:14-18). Человек, который мудр мудростью, соответствующей Божьим требованиям, постоян­но пребывает в послушании Господу и желает прославить Его.


204 Часть П. Учение о Боге

Но мы должны помнить и о том, что мудрость Божья не сообщается нам полностью: мы никогда не сможем вполне разделить мудрость Бога (Рим. 11:33). В практическом плане это означает, что в этой жизни мы очень часто не будем понимать, почему Бог допустил то или иное. В такой ситуации нам просто следует доверять Ему и продолжать повиноваться Его мудрым за­поведям в нашей жизни: «Итак страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро» (1 Пет. 4:19; ср.: Втор. 29:29; Прит. 3:5,6). Бог бесконечно мудр, а мы нет, и мы угождаем Ему, если доверяем Его мудрости, даже когда не понимаем Его действий.

5. Истинность (и верность). Истинность Бога означает, что Он ис­тинный Бог и что все Его знание и все Его слова ~ истинны и являются высшим эталоном истины.

Слово «достоверный», которое означает «истинный», «не вызывающий сомнения», иногда употребляется как синоним понятия истинности Бога.

Первая часть этого определения показывает, что Тот Бог, Который открыт нам в Писании, — это истинный или реальный Бог и что все прочие так назы­ваемые «боги» — идолы. «Господь Бог есть истина; Он есть Богживый и Царь вечный. <...>...Боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес» (Иер. 10:10,11). Иисус говорит Отцу: «Сия же есть жизнь веч­ная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3; ср.: 1 Ин. 5:20).

Мы можем спросить: что значит быть истинным Богом, в противополож­ность прочим существам, которые не являются Богом? Это должно означать, что Бог в Своем Собственном бытии или существе — это Тот, Кто полностью соответствует тому, каким должен быть Бог, а именно Он есть Существо, Ко­торое бесконечно совершенно в силе, мудрости, благости, в господстве над временем и пространством и т. д. Однако мы вновь можем спросить: чье это представление о Боге? Какому представлению о Боге следует соответствовать для того, чтобы быть истинным Богом?

Здесь наше рассуждение становится до некоторой степени цикличным, так как мы не должны говорить, что существо должно соответствовать на­шему представлению о том, каким должен быть Бог, для того чтобы быть ис­тинным Богом! Мы — всего лишь творение! Мы не можем определить, ка­ким должен быть истинный Бог! Поэтому мы должны сказать, что только Сам Бог обладает совершенным представлением о том, каким должен быть истинный Бог. Сам Он и является истинным Богом, поскольку в своем бы­тии и существе Он в совершенстве соответствует Своему Собственному пред­ставлению о том, каким должен быть истинный Бог. Кроме того, Он помес­тил в наш разум отражение Своего Собственного представления о том, ка­ким должен быть истинный Бог, и это позволяет нам признать его в качестве Бога.


______________ Глава 11. Свойства Бога: «передаваемые» атрибуты_____________ 205

Данное выше определение утверждает также, что все Божье знание истин­но и является высшим эталоном истины. Иов говорит нам, что Бог — «Совер­шеннейший в знании» (Иов. 37:16; см. также те стихи, которые были проци­тированы выше, в разделе, посвященном всеведению Бога). Утверждать, что Бог знает все и что Его знание совершенно, — значит утверждать, что Он ни­когда не ошибается в Своем восприятии или понимании мира: все, что Он знает и думает, — истинно и является правильным пониманием природы ре­альности. Поскольку Бог знает все вещи бесконечно хорошо, мы даже можем сказать, что стандарт истинного знания — это соответствие знанию Бога. Если мы думаем то же самое, что думает Бог о чем бы то ни было в мире, мы думаем об этом истинно.

Наше определение утверждает также, что слова Бога истинны и являются высшим эталоном истины. Это означает, что Бог правдив и верен во всех Сво­их словах. В отношении Своих обетовании, Бог всегда исполняет то, что Он обещал, и мы можем надеяться на Него в том, что Он никогда не будет неверен в отношении Своих обетовании. Поэтому «Бог верен» (Втор. 32:4). Этот конк­ретный аспект истинности Бога иногда рассматривают как отдельный атри­бут: верность Бога означает, что Бог всегда делает то, что сказал, и верен тому, что пообещал (Чис. 23:19; ср.: 2 Цар. 7:28; Пс. 140:6 [в этом стихе в синодаль­ном русском переводе говорится о «кротких словах», автор же основывает­ся на англоязычной версии, в которой речь идет об «истинных словах», что не вполне точно по отношению к еврейскому тексту — в нем употреблен гла­гол DIH, «быть милым, приятным»; таким образом, русский синодальный пе­ревод здесь более точен. — Примеч. пер.] и др.). Ему можно доверять, и Он ни­когда не покажет Себя неверным по отношению к тем, кто верит в то, что Он сказал. И в самом деле — суть истинной веры заключается в том, чтобы дове­рять Богу на слово, и в том, чтобы полагаться на Него в Его обетованиях.

Кроме того факта, что Бог верен Своим обетованиям, мы также должны утверждать, что все слова Бога о Нем Самом и о Его творении полностью соот­ветствуют действительности. Иными словами, когда Богговорит, Он говорит истину. Он — «не лгущий Бог» (Тит. 1:2, перевод мой. — У. Г.), Он Бог, Ко­торый не может солгать (Евр. 6:18), Бог, Чьи слова совершенно «чисты» (Пс. 11:7), Тот, о Ком можно сказать: «Всякое слово Бога чисто» (Прит. 30:5). Слова Бога истинны не просто в том смысле, что они соответствуют какому-либо эталону истины вне Бога. Они — сама истина; они являются высшим эталоном и определением истины. Поэтому Иисус говорит Отцу: «Слово Твое есть истина» (Ин. 17:17). То, что было сказано об истинности знания Бога, может быть сказано также и о словах Бога, так как они основаны на Его со­вершенном знании и точно отражают это совершенное знание; слова Бога — это «истина» в том смысле, что они — высший эталон, по которому следует судить об истинности; все, что согласуется со словами Самого Бога, также истинно, а то, что не согласуется с ними, — неистинно.


206 Часть II. Учение о Боге

Истинность Бога также является передаваемым атрибутом, потому что мы частично можем подражать ей, стремясь к обладанию истинным знанием о Боге и о Его мире. Ведь когда мы верно мыслим о Боге и творении, когда мы узнаем что-либо из Писания и позволяем Писанию вести нас в нашем на­блюдении и истолковании мира, у нас появляются те же самые мысли, что и у Бога! Мы можем воскликнуть вместе с псалмопевцем: «Как возвышенны для меня помышления Твои, Боже, и как велико число их!» (Пс. 138:17).

Это должно побудить нас к приобретению знаний во всех сферах есте­ственных, социальных наук и наук гуманитарного цикла. Какими бы иссле­дованиями мы ни занимались, когда мы открываем новую истину о природе реальности, мы открываем еще одну истину, уже известную Богу. В этом смысле мы можем сказать, что «Всякая истина — это истина Божья»7 и ра­доваться всякий раз, когда изучение или открытие этой истины использует­ся так, как это угодно Богу. Возрастание в знании — это процесс уподобле­ния Богу, процесс, в ходе которого мы становимся существами, еще более близкими к образу Божьему. Павел говорит нам, что мы облеклись в «нового человека», который, по его словам, «обновляется в познании по образу Создав­шего его» (Кол. 3:10).

Живя в обществе, которое крайне невнимательно относится к истиннос­ти произносимых слов, мы, как дети Божьи, должны подражать нашему Творцу и тщательно следить за тем, чтобы наши слова всегда были истин­ными. «Не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового» (Кол. 3:9,10). И вновь Павел призывает: «Посему, от­вергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему» (Еф. 4:25). Па­вел говорит, что в своем собственном служении он стремится к абсолютной истинности: «Отвергнувши скрытные постыдные дела, не прибегая к хитрос­ти и не искажая слова Божия, а открывая истину, представляем себя совести всякого человека пред Богом» (2 Кор. 4:2). Мы угождаем Богу, когда отверга­ем от себя «лживость уст» (Прит. 4:24) и произносим такие слова, которые при­емлемы не только для людей, но также и для Самого Господа (Пс. 18:15).

Кроме того, мы должны подражать истинности Бога в нашей реакции на правду и ложь. Подобно Богу, мы должны любить истину и ненавидеть ложь. Заповедь, запрещающая лжесвидетельствовать против ближнего своего (Исх. 20:16), как и другие заповеди, требует не просто внешнего ее исполнения, а исполнения всем сердцем. Тот, кто угоден Богу, «говорит истину в сердце сво­ем» (Пс. 14:2) и стремится быть подобным праведнику, который «ненавидит ложное слово» (Прит. 13:5). Бог повелевает Своему народу через Захарию: «Никто из вас да не мыслит в сердце своем зла против ближнего своего, и лож­ной клятвы не любите; ибо все это Я ненавижу, говорит Господь» (Зах. 8:17).

7 См.: All Truth Is God's Truth by Arthur Holmes (Grand Rapids: Eerdmans, 1977).


______________ Глава 11. Свойства Бога: «передаваемые» атрибуты_____________ 207

Эти заповеди даны нам потому, что Бог Сам любит истину и ненавидит ложь: «Мерзость пред Господом — уста лживые, а говорящие истину благо-угодны Ему» (Прит. 12:22; ср.: Ис. 59:3,4). Ложь исходит не от Бога, а от сата­ны, который радуется лжи: «Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8:44). Не случайно, что вместе с «боязливыми» и «неверны­ми», «скверными» и «убийцами», с «любодеями», «чародеями» и «идолослу-жителями», которые пребывают «в озере, горящем огнем и серою», вдали от небесного города, находятся также и «все лжецы» (Отк. 21:8).

Итак, писание учит нас, что ложь скверна не только из-за величайшего вреда, который она приносит (а вред она приносит гораздо больший, чем мы думаем), но также по более глубокой и значимой причине: когда мы лжем, мы бесчестим Бога и уменьшаем Его славу, ибо мы, сотворенные по образу Божь­ему для того, чтобы отражать Его славу в нашей жизни, действуем в противо­речии с качествами Бога.

В. Нравственные атрибуты

6. Благость. Благость Бога означает, что Бог — это высший эталон блага, и все — и сущность, и дела Бога — достойны одобрения.

В этом определении мы сталкиваемся с той же ситуацией, которую мы анализировали в определении Бога как истинного Бога. Здесь слово «благой» может быть осмыслено в значении «достойный одобрения», однако мы не от­ветили на вопрос, чье одобрение может быть эталоном? В определенном смыс­ле, мы можем сказать, что все благое должно заслуживать нашего одобрения. Однако, в высшем смысле, мы не вольны решать, что заслуживает одобре­ния, а что нет. Поэтому, в высшем смысле, существо и действия Бога вполне заслуживают Его собственного одобрения. Таким образом, Он является выс­шим эталоном блага. Иисус подразумевает именно это, когда говорит: «Ни­кто не благ, как только один Бог» (Лк. 18:19). В псалмах часто говорится о том, что «благ Господь» (Пс. 99:5). Псалмопевец восклицает: «Славьте Госпо­да, ибо Он благ, ибо вовек милость Его» (Пс. 105:1; 106:1 и др.). Давид призы­вает нас: «Вкусите, и увидите, как благ Господь!» (Пс. 33:9).

Но если Сам Бог благ и потому является высшим эталоном блага, то у нас есть определение «благого», которое поможет нам в изучении этики и эстети­ки. Что есть «благо»? «Благо» — это то, что одобряет Бог. Тогда мы можем спро­сить: почему то, что Бог одобряет, — благо? На это мы должны ответить: пото­му что Он одобряет это. Это означает, что нет более высокого эталона благо­сти, чем качества Самого Бога и чем Его одобрение того, что соответствует этим качествам. Тем не менее Бог даровал нам некоторое отражение Своего чувства благого, поэтому, когда мы оцениваем вещи так, как того желал Бог, создавая человека, мы тоже одобряем то, что одобряет Он.


208 Часть II. Учение о Боге

Наше определение утверждает также, что все, что Бог делает, достойно одобрения. Мы видим подтверждение этому в повествовании о творении: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31). Псалмо­певец связывает благость Бога с благостью Его деяний: «Благ и благодетелен Ты, — научи меня уставам Твоим» (Пс. 118:68). Псалом 103 — это великолеп­ный пример хвалы Богу за Его благость в творении, тогда как многие другие псалмы, например Пс. 105 и 106, благодарят Бога за благость всех Его деяний по отношению к Его народу. А Павел призывает нас познавать на практике, в чем воля Божья в нашей жизни является «благой, угодной и совершенной» (Рим. 12:2).

Писание также говорит нам, что Бог — это источник всего блага в мире. «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак. 1:17; ср.: Пс. 144:9; Деян. 14:17). Кроме того, для Своих детей Бог свершает только благо. Мы чи­таем: «Ходящих в непорочности Он не лишает благ» (Пс. 83:12). И в том же самом контексте, в котором Павел успокаивает нас, утверждая, «что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8:28), он говорит также: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим. 8:32). Гораздо более, чем отец земной, наш небесный Отец «даст блага просящим у Него» (Мф. 7:11), и даже Его наказания — это проявление любви и предназначены к нашему благу (Евр. 12:10). Это знание о великой благости Бога должно побуждать нас бла­годарить Его «за все» (1 Фес. 5:18).

Подражая этому передаваемому свойству, мы также должны творить бла­го (т. е. должны делать то, что одобряет Бог) и тем самым подражать благости нашего небесного Отца. Павел пишет: «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал. 6:10; ср.: Лк. 6:27,33—35; 2 Тим. 3:17). Кроме того, когда мы понимаем, что Бог — это определение и источник всего блага, мы осознаем также, что Сам Бог — это наивысшее благо изо всех благ, к которым мы стремимся. Мы восклицаем вместе с псалмопевцем: «Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле. Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек» (Пс. 72:25,26; ср.: 15:11; 41:2,3).

Благость Бога тесно связана со многими другими Его качествами и среди прочих — с любовью, милосердием, благоволением и долготерпением. Ино­гда их считают самостоятельными атрибутами и рассматривают отдельно. Иногда их считают частью благости Бога и рассматривают как разные ас­пекты благости. В этой главе любовь мы рассмотрим как отдельный атрибут, поскольку она занимает весьма важное место в Писании. Три других каче­ства (милосердие, благоволение и долготерпение), не менее значимых в Писа­нии, будут рассмотрены вместе как аспекты благости Бога в применении к людям в конкретных ситуациях. Таким образом, милосердие Бога — это Его


______________ Глава 11. Свойства Бога: «передаваемые» атрибуты_____________ 209

благость по отношению к тем, кто пребывает в страдании, Его милость — это Его благость к тем, кто заслуживает лишь наказания, а Его долготерпение — это Его благость к тем, кто упорствует в грехе в течение определенного време­ни (о милосердии, милости и долготерпении см. ниже).

7. Любовь. Любовь Бога означает, что Он вечно дарует Себя другим.

В этом определении любовь понимается как самопожертвование ради бла­га других. Этот атрибут Бога показывает, что Его природе свойственно даро­вание Себя Самого ради благословения или блага других.

Иоанн говорит нам, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8). Следовательно, этот атрибут Бога действовал среди членов Троицы еще до творения. Иисус гово­рит Отцу: «Да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира» (Ин. 17:24), указывая тем самым, что Отец да­ровал Сыну любовь и славу от вечности. Это продолжается и сейчас, так как мы читаем: «Отец любит Сына и все дал в руку Его» (Ин. 3:35).

Любовь эта взаимна, ибо Иисус говорит: «Но чтобы мир знал, что Я люб­лю Отца, и как заповедал Мне Отец, так и творю» (Ин. 14:31). Любовь между Отцом и Сыном также характеризует, по-видимому, Их отношения со Свя­тым Духом, хотя об этом непосредственно не упоминается. Эта вечная любовь Отца к Сыну, Сына к Отцу и Их обоих к Святому Духу делает небо миром любви и радости, поскольку каждая личность Троицы стремится принести радость и счастье двум другим личностям.

Самопожертвование, которое характеризует Троицу, ярко выражается в отношении Бога к человечеству, и особенно к грешникам. «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилос­тивление за грехи наши» (1 Ин.4:10). Павел пишет: «Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5:8). Иоанн также пишет: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Павел говорит также: «Живу верою в Сына Божия,воа/7/о-бившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:20), тем самым показывая прямое личное применение любви Христа к конкретным грешникам. Мы должны радоваться мысли о том, что Бог-Отец, Сын и Дух Святой предают Себя нам для того, чтобы мы были подлинно счастливы. Действовать так по отношению к тем, кого Он любит, — в природе Бога, и Он будет действовать так по отношению к нам вечно.

Мы подражаем этому сообщаемому атрибуту Бога, во-первых, в ответной любви к Богу, а во-вторых, любя ближних, в подражание тому, как любит их Бог. Все наши обязательства перед Богом можно коротко изложить так: «Воз­люби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем ра­зумением твоим... Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37,38). Если мы любим Бога — мы повинуемся Его заповедям (1 Ин. 5:3) и делаем то,


210 Часть II. Учение о Боге

что угодно Ему. Мы любим Бога, а не мир (1 Ин. 2:15), и мы поступаем так, потому что Он прежде возлюбил нас (1 Ин. 4:19).

Это открывает нам один из наиболее поразительных фактов Писания: любовь Бога подразумевает, что Он отдает Себя, чтобы сделать нас счастли­выми, так и мы можем в ответ отдать Ему себя и принести радость в Его серд­це. Исайя обещает народу Божьему: «Как жених радуется о невесте, такбудет радоваться о тебе Бог твой» (Ис. 62:5), а Софония говорит народу Божьему: «Господь Бог твой среди тебя... возвеселится о тебе радостью, будет милостив по любви Своей, будет торжествовать о тебе с ликованием» (Соф. 3:17,18).

Наше подражание любви Бога проявляется также в любви к другим. Иоанн прямо говорит об этом: «Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1 Ин.4:11). Наша любовь к другим в обще­нии верующих является столь очевидным подражанием Христу, что мир узнает нас по ней: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь лю­бовь между собою» (Ин. 13:35; ср.: 15:13; Рим. 13:10; 1 Кор. 13:4—7; Евр. 10:24). Сам Бог дарует нам Свою любовь для того, чтобы дать нам способность лю­бить друг друга (Ин. 17:26; Рим. 5:5). Кроме того, наша любовь к врагам осо­бенно ярко отражает любовь Бога (Мф. 5:43—48).

8. Милосердие, милость, долготерпение. Эти три атрибута Бога могут рас­сматриваться как различные свойства или как три аспекта благости Бога. Данные здесь определения показывают эти атрибуты как особые примеры благости Бога, направленные на благо особых категорий людей.

Милосердие Бога означает благость Бога к тем, кто пребывает в нужде и страдании.

Милость Бога означает благость Бога к тем, кто заслуживает лишь нака­зания.

Долготерпение Бога означает благость Бога в отсрочке наказания по от­ношению к тем, кто пребывает в грехе в течение определенного времени.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.170.169 (0.038 с.)