ТОП 10:

Методология исследования политических ценностей



Методы исследования ценностей не только так же разнообразны, как и теоретические подходы к данной проблематике, но и тесно связаны с ними. Следует отметить, что основные инструменты измерения поли­тических ценностей ученые заимствуют из социологии и социальной пси­хологии. При этом социологи занимаются исследованием ценностей во­обще, в том числе и политических, как одного из типов, а политические психологи в большей степени обращают внимание на собственно поли­тические ценности.

М. Рокич на основе своей классификации ценностей создал первую измерительную процедуру, которая в действительности представляла собой два инструмента, созданных с целью различить инструментальные и тер­минальные ценности. Каждый раздел включал список из 18 ценностей, к каждой из которых было дано пояснение из одного-двух слов в скоб­ках, например: свобода (независимость, свобода выбора). Согласно идее,что все (или почти все) ценности оцениваются положительно, респон­дентам предлагалось «отсортировать их по степени важности для ВАС как руководящих принципов ВАШЕЙ жизни»18. Его классификация ценностей помогла стандартизировать эмпирические исследования. Она ста­ла широко использоваться в психологии и послужила основой для после­дующих ценностных инструментов19.


Р. Инглхарт применял особую методику для измерения наличия и степени распространения материалистических и постматериалистических ценностей в массовом сознании. В ее основе — присвоение рангов двенадцати утверждениям, где категория «материализм» представлена через такие социальные ценности, как «экономический рост» и «экономичес­кая стабильность», а также ценности авторитаризма и конформизма, а «постматериализм» включает ценности идеологии «зеленых» или такие ценности, как необходимость сделать наши города красивыми, большая значимость идей, а не денег, а также либертарные ценности, связанные с более широкими и прямыми формами участия граждан в управлении. В рамках политико-идеологического подхода изучением политичес­ких ценностей россиян занимаются многие ученые. Некоторые из них используют подходы, разработанные за рубежом — инструментарий Р. Инглхарта (В. В. Андреенкова20, Е. И. Башкирова21, А. П. Вардомацкий22, М. С. Яницкий23), у других есть собственные методики исследова­ния — формализованное интервью для выявления базовых ценностей россиян (Н. И. Лапин24), построение семантического пространства поли­тических партий (В. Ф. Петренко25), ранжирование слов-ценностей при изучении либеральных ценностей (И. М. Клямкин26), выявление неосоз­наваемых детерминант ценностных структур через графические символы (Л. М. Смирнов27). Однако исследования этих ученых носят скорее нор­мативный характер. Они как бы априори знают, какие политические ценности существуют в обществе, поэтому не ценности выводят из ис­следования, а исследование привязывают к поиску определенных ценно­стей. С начала 1990-х годов в России наблюдается всплеск интереса к проблеме политических ценностей в связи с начавшимися в стране про­цессами политико-экономической и социокультурной трансформации. Поэтому большинство проводимых исследований сводится к выявлению степени интериоризации в обществе новой системы либерально-демо­кратических ценностей28, так же как в 1970-е годы — социалистических и коммунистических ценностей.

Среди современных отечественных политических психологов иссле­дованием политических ценностей с позиций политико-психологического подхода занимается Е. Б. Шестопал29. Она изучает динамику ценнос­ти Демократии в России на протяжении 1990-2000-х годов. В структуру Ценностных представлений о демократии она включает иерархию из восьми Ценностей: свобода, личная независимость, равенство, ответственность, сильное государство, соблюдение законов, права человека, активное участие в управлении государством. Связывая политические ценности с уста­новками, она рассматривает последние на трех уровнях: когнитивном, эмоциональном и поведенческом. Особенностью методологии исследования политических ценностей Е. Б. Шестопал является использование


 





инструментов для измерения неосознаваемых установок (фокусирован, ное интервью, проективные методики).

Таким образом, проблема политических ценностей своими корнями уходит к вопросу о ценностях вообще. Сложность определения сущности феномена «ценность» связана с его многозначностью, объективными особенностями. А ведь именно ценности служат ядром важнейших ком­понентов политики — идеологии, политической культуры, политической системы.

Ценности, в том числе и политические, имеют двойственную приро­ду: «они социальны, поскольку обусловлены опытом в связи с положени­ем человека в обществе, системой воспитания, системой усвоенных им от общества и групп значений, и одновременно индивидуальны, посколь­ку в них сосредоточен неповторимый жизненный опыт данного лица, своеобразие его интересов и потребностей, его привычки и усвоенные типы поведения»30.

В отечественной и зарубежной науке нет единства в определении природы политических ценностей, отсюда такое разнообразие подходов к данной проблеме. Кроме того, нет ни одной целостной концепции, которая полностью раскрывала бы социальную и психологическую природу по­литических ценностей, а также предоставляла адекватный инструмент их измерения. Поэтому перед современной политической социологией и психологией стоят важнейшие задачи — систематизация и развитие су­ществующих подходов к исследованию политических ценностей, созда­ние теоретико-методологических оснований для прикладных исследова­ний.

Примечания

1 См. подробнее: Дьюи Док. Возрождающийся либерализм // Полис. 1994. № 3;
Perry R. В. Realms of Value. A Critique of Human Civilisation. Cambrige, 1954.; Алексе­
ева Т. А.
Современные политические теории. М.: РОССПЭН, 2000; Леонтьев Д. А.
Ценности как междисциплинарное понятие. Опыт многомерной реконструкции //
Вопросы философии. 1996. № 4.

2 См.: Бранский В. П. Искусство и философия. М, 1999.

1 См.: Вебер М. Избранные произведения / Пер. с нем. М.: Прогресс, 1990.

4 Дюркгейм Э. Ценности и «реальные» суждения // Социологические исследова­
ния. 1991. № 2. С. ПО.

5 Tomas W., Znanecki F The Polish peasant in Europe and America. Boston, l9ls'
P. 21-23.

6 См.: История социологии в Западной Европе и США. М.: Издат. группа НОРМ^
ЙНФРА, 1999. С. 539.

7 Rokeach M. The nature of human values. N.Y.: Free Press, 1973. P. 5.

8 Schwartz S. H. Universale in the content and structure of values // M. P. Zanna (edJ-
Advances in experimental social psychology. N.Y.: Academic Press, 1992. Vol. 25. P ' ''

9 Inglehart R. The silent revolution. Princeton: Princeton University Press. 1" '
Inglehart R. Cultural shift in advanced industrial society. Princeton: Princeton Univer


Less, 1990; Инглхарт P. Постмодерн: Меняющиеся ценности и изменяющиеся обще-^ва // Полис. 1997. № 4.

10 Flanagan S. Changing values in advanced industrial society // Comparative Political
Studies. 1982. № 14; Flanagan S. Value change in industrial society // American Political
Science Review. 1987. №81.

11 Тугаринов В. П. Избранные философские труды. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. С. 261.

12 См., например: Смирнов Г. Л. Советский человек. Формирование социалисти­
ческого типа личности. М: Политиздат, 1971; Грушин Б. А. Мнения о мире и мир
мнений. М.: Изд-во политической литературы, 1967.

13 Allport G. W., Vernon P. E. & Lindsey G. Study of values. 3rd ed. Boston: Houghton
Mifflin., 1960.

14 Ядов В. Я. О диспозиционной регуляции социального поведения личности //
Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975.

15 См.: Здравомыслов A. F. Потребности, интересы, ценности. М., 1986; Щербини­
на
Я. Г. Ценности и политика // Микрополитика. Субъективные аспекты политического

процесса в России. М.: Современные тетради, 2004; Брицкий Г. О. Восприятие процесса трансформации: Предпочтения российских граждан в публичной сфере // Вестник Моск. ун-та. Серия 18: Социология и политология. 1998. № 2; Брицкий Г. О. Политические ценности и политические установки постсоветского периода в контексте политиче­ской социализации россиян: Дис. ... канд. социол. наук. М., 2000.

16 См.: Абульханова-Славская К. А. Жизненные перспективы личности // Психо­
логия и образ жизни личности. М., 1987.

17 Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Тео­
ретические и прикладные проблемы политической психологии. М.: «Российская по­
литическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000. С. 331.

' ls Rokeach M. The nature of human values. N.Y.: Free Press, 1973. P. 27.

19 На основе методики М. Рокича созданы, например, тест Д. А. Леонтьева для
изучения уровней структуры системы ценностных ориентации, опросник терминаль­
ных ценностей И. Г. Сенина.

20 См.: Андреенкова А. В. Постматериалистические / материалистические ценно­
сти в России // Социс. 1994. № 11.

21 См.: Башкирова Е. И. Трансформация ценностей российского общества // Полис.
2000. № 6.

22 См.: Вардомацкий А. П. Сдвиг в ценностном измерении? // Социологические
исследования. 1993.

23 См.: Яницкий М. С. Ценностные ориентации личности как динамическая сис­
тема. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000.

24 См.: Лапин Н. И. Базовые ценности и социокультурная трансформация России //
Социология власти. Информационно-аналитический бюллетень. Ценности массового
политического сознания. М.: Изд-во РАГС, 1999. № 4; Лапин Н. И. Изменение ценнос-

еи и новые социокультурные структуры // Куда идет Россия?.. Трансформация соци­альной сферы и социальная политика / Под общ. ред. Т. И. Заславской. М.: Дело,

у°; Лапин И. И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социс. 1996. №5;

пин Н. И. Социальные ценности и реформы в кризисной России // Социологические "Следования. 1993. № 9; Лапин Н. И. Ценности, группы интересов и трансформация

°сийского общества // Социологические исследования. 1997. № 3.

См.: Петренко В. Ф., Митина О. В. Психосемантический анализ динамики об­щества

'венного сознания: На материале политического менталитета. М.: Изд-во МГУ, 1997.

Jfc ~ Клямкин И. М. Постмодерн в традиционалистском пространстве // Полис. 2004.

' Клямкин И. М. Советское и западное: Возможен ли синтез? // Полис. 1994. № 4.


27 См.: Смирнов Л. М. Эмпирическое изучение базовых ценностей // Мир России
2002. № 1.

28 См.: Беляева Л. А. Возрастные когорты в период институциональных измене­
ний в России // Куда идет Россия?.. Формальные институты и реальные практики /
Под общ. ред. Т. И. Заславской. М.: МВШСЭН, 2002; Беляева Л. А. Социальный
портрет возрастных когорт в постсоветской России // Социс. 2004. № 10; Бусыги­
на И. М.
Какие ценности в цене? // Полис. 2004. № 1; Гаврилюк В. В., Трикоз Н. 4
Динамика ценностных ориентации в период социальной трансформации (поколенный
подход) // Социс. 2002. № 1; Горяйнов В. Л. Эмпирические классификации жизненных
ценностей россиян в постсоветский период // Полис. 1996. № 4; Гудков Л., Дубин Б.
Конец 90-х годов: Затухание образцов // Мониторинг общественного мнения. 2001.
№ 1; Демидов И. А. Ценностные измерения власти // Полис. 1996. № 3; Лапкин В. В.
Политические ценности и установки россиян // Полис. 2002. № 2; Левада Ю. Кооп.
динаты человека. К итогам изучения «человека советского» // Мониторинг общественного
мнения. 2001. № 1; Семенова В. Жизненный путь и социальное самочувствие в когор­
те 30-летних: От эйфории к разочарованию // Мониторинг общественного мнения.
2002. № 5.

25 См.: Образы власти в постсоветской России / Под ред. Е. Б. Шестопал. М.: Алетейа, 2004; Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. М.: «Рос­сийская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2000.

10 Шерковин Ю. А. Проблема ценностных ориентации и массовые информацион­ные процессы // Психол. журн. 1982. Т. 3. № 5. С. 137-138.


Т. В. Евгеньева







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.176.189 (0.006 с.)