I. Научная молодежь России: какова она сегодня, и к чему стремится?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

I. Научная молодежь России: какова она сегодня, и к чему стремится?



Доклад

Совету при Президенте Российской Федерации
по науке и образованию

 

 

Москва – 2012

 

Оглавление

Введение. «Концептуальный сдвиг: от проблем научной молодежи к проблемам науки и образования. Лидерство и ответственность молодежи». 4

Научная молодежь о себе: результаты опросов, проведенных Координационным советом и советами молодых ученых и специалистов. Проблемы. Настроения. Пожелания. 7

Молодежь объединяется: система СМУС и общественные организации научной молодежи в России. 11

Молодые интеллектуалы России и их миграционные настроения. Перспективы взаимодействия с российской научной диаспорой. 14

II. Состояние научно - образовательной и инновационной сферы России. Молодежные штрихи к портрету. 16

Наука в академиях и в вузах: застой или модернизация перед рывком? Взгляд на стратегию развития российской науки. 16

Воспроизводство научных и научно-педагогических кадров в России: динамика показателей и переосмысление задач. 63

Научная молодежь в становлении национальной инновационной системы. 92

III. Цели и задачи на ближайшие годы. 103

Участие в создании научной и инновационной среды.. 103

Ближайшие задачи. Гранты, премии и конкурсы для молодых ученых: что еще нужно сделать для завершения системы?. 103

Национальная инновационная система: молодежные инновационные центры, индустриальные гранты и другие инициативы молодых. 128

Работа с талантливыми школьниками и студентами. Научная молодежь и российское образование 140

Открытие новых направлений: содействие прорывным исследованиям групп молодых исследователей, в том числе, в интересах обороны и безопасности. 143

Улучшение ситуации с жильем, повышение доходов и общественного статуса молодого ученого. 146

Борьба с проявлениями финансовой и интеллектуальной коррупции. Кодекс чести ученого. 155

Консолидация научной молодежи. 158

Координационный совет и молодежные организации в науке и образовании: развитие молодежной социально-информационной и экспертно-проектной сети будущего. Интернет. Конференции. Постоянный диалог. 158

НИАС «Молодые ученые России»: завершение и отладка системы. 163

Кадровый резерв сферы науки и образования. 166

Государственные программы формирования кадровой системы в российской науке. Новые предложения Координационного совета. 166

Подготовка будущих лидеров в науке и образовании. 170

Заключение. 172


Список используемых сокращений

 

КДР - Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года

МОН - Министерство образования и науки Российской Федерации

НИОКР - научно-исследовательская и опытно-конструкторская работы

НИР - научно-исследовательские работы

ОКР - опытно-конструкторские работы

ПНРД/ ПНР НИУ - показатель результативности научно-инновационной деятельности

РААСН - Российская академия архитектурно-строительных наук

РАМН - Российская академия медицинских наук

РАН - Российская академия наук

РАО - Российская академия образования

РАСХН - Российская академия сельскохозяйственных наук

РГНФ - Российский гуманитарный научный фонд

РИД – результаты интеллектуальной деятельности

РФФИ - Российский фонд фундаментальных исследований

СИР - Стратегия инновационного развития РФ на период до 2020 года

СНО - Совет при Президенте Российской Федерации

по науке и образованию

ФЦП - Федеральная целевая программа

ФЦП «Кадры» - Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России 2009 – 2013 гг.»

 

 

Введение. «Концептуальный сдвиг: от проблем научной молодежи к проблемам науки и образования. Лидерство и ответственность молодежи»

 

В первом докладе Координационного совета, подготовленном в конце 2007 года, говорилось о том, что обеспечение воспроизводства кадров (с акцентом на необходимость расширения программ поддержки собственно научной молодежи) является лишь частью общей задачигосударства и научного сообщества по формированию современной кадровой системы в науке, отвечающей мировым стандартам и обеспечивающей возможность развития.

За прошедшие годы разработаны и приняты стратегические документы, касающиеся науки и инновационного развития, реализуется целый ряд конкретных программ по развитию системы высшего образования, привлечению молодежи в науку, содействию инновационной деятельности. Конечно,качественных изменений кадрового потенциала научно-образовательной сферы пока не произошло,да и не могло произойти, в первую очередь в виду естественной инерционности процессов в этой отрасли. Да и в целом проблемное поле российской науки не претерпело особых изменений. Очевидно, что модернизация российской научно-образовательной сферы только начинается.

Тем не менее, можно сформулировать главныйпозитивный итог прошедших лет: произошло значительное повышение внимания государственной власти, бизнеса и широкой общественности к вопросам науки, важность которой для модернизации и выхода страны на путь инновационного развития теперь понимает и принимает большая часть государственных и общественных институтов (при всей полярности оценки некоторыми их них ситуации в российской науке, ее потенциала и видения путей ее развития). Значительно повысилась экспертная функция ученых. Разрабатываются различные средне- и долгосрочные стратегические документы федерального, регионального и отраслевого уровней, что в принципе невозможно без широкого привлечения научных подходов и исследований. Ученые и изобретатели, в том числе и молодые, значительно чаще стали появляться в качестве героев материалов СМИ. Увеличилось число научно-популярных передач и Интернет-ресурсов.

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р (КДР), поставлена задача «обеспечить научное и технологическое лидерство России в мире по направлениям, определяющим ее конкурентные преимущества и национальную безопасность», и говорится о необходимости «повысить эффективность сектора генерации знаний (фундаментальной и прикладной науки)».

Одним из первых указов Президента России В.В.Путина после его вступления в должность стал Указ № 599 от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки»,кроме того, вопросы науки, инноваций, образования часто упоминаются и в других Указах Президента России.

В Указах Президента Российской Федерации установлены следующие показатели в области науки и высшего образования, которые должны быть достигнуты в результате реализации государственной политики в сфере образования и науки:

- вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов;

- увеличение к 2018 году общего объёма финансирования государственных научных фондов до 25 млрд. рублей;

- увеличение к 2015 году внутренних затрат на исследования и разработки до 1,77 процента внутреннего валового продукта с увеличением доли образовательных учреждений высшего профессионального образования в таких затратах до 11,4 процента;

- увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (Web of Science), до 2,44 процента.

Данные показатели создают основу для выстраивания стратегии и тактики повышения эффективности работы научно-образовательной сферы и определяют выбор адекватных инструментов ее развития.

Уже понятно, что науку и образование ждет реструктуризация, создание фактически во многом новой отечественной системы получения и воспроизводства знаний, необходимой для решения амбициозных задач национального развития. Готова ли научная молодежь стать лидером этого процесса? Могут ли молодые ученые брать на себя ответственность за прорывные проекты? Каков «образ будущего» отечественной науки видят сегодняшние молодые кандидаты и доктора наук? Как государству, обществу и нынешнему поколению лидеров науки и образования помочь научной молодежи проявить себя?

На эти вопросы постарается на уровне идей, но, в то же время, инструментально ответить очередной доклад Координационного совета. В докладе представлен взгляд научной молодежи на существующие проблемы. На основе проведенного анализа ситуации в научно-образовательной сфере предложен набор конкретных и легко реализуемых мер по адресной поддержке наиболее результативно работающих научно-образовательных коллективов, ученых и преподавателей, а также мер по содействию инновационной активности молодежи.

Реализация предложений Координационного совета даст новый импульс развитию науки и образования, будет стимулировать инновационную активность научной молодежи и подготовит новое поколение ученых и преподавателей к тому, чтобы взять на себя ответственность за научное и инновационное развитие нашей страны.


 

 

Таблица 4. Причины эмиграции российских ученых

76% Низкая заработная плата
53% Снижение престижности интеллектуального труда в России
50% Отсутствие возможностей реализовать свой научный потенциал
19% Неопределенные перспективы карьерного роста
   
40% Возможность социальных конфликтов в обществе
35% Беспокойство за будущее детей
35% Экономическая нестабильность, возможность потери работы

Источник: Андреенкова А.В. Современное поколение ученых: ценности, мотивация, стиль жизни. Отчет АНО "Центр прикладных исследований и программ". М. 2009.

Таким образом, чтобы эффективно воспользоваться имеющимся значительным кадровым потенциалом, необходимо создавать условия для его реализации. В противном случае, его наличие не приведет к какому-либо подъему уровня науки и инновационной деятельности в России, как это происходит сейчас.

Во многих случаях оставшиеся работать в России молодые ученые бесплодно растрачивают свое время – время квалифицированного специалиста - на преодоление многочисленных препятствий, не связанных с научными вопросами. Без структурной перестройки и увеличения финансирования науки к сокращению международной миграции выпускников вузов могут привести только запретительные меры, подразумевающие введение так называемого кредитования студентов. То есть при работе выпускников не по специальности или за рубежом – обязательство погасить в течение нескольких лет стоимость обучения из своей зарплаты. Однако эти меры скорее приведут к стремлению студентов получать магистерское образование за рубежом и оставаться там для работы, т.е. не решат эту проблему. Наиболее эффективным было бы развитие международного сотрудничества с краткосрочными командировками, в результате которых молодые специалисты могут иметь возможность использовать современное оборудование зарубежных лабораторий и участвовать в крупномасштабных проектах, оставаясь при этом работать в России.

«Миграционные настроения» и научно-академическую мобильность все еще часто путают. «Повысить квалификацию» в сильных зарубежных центрах – позитивная научная практика.Фактически, к этому типу взаимодействия с внешним научным миром уже перешли Китай и Индия. Хуже другое: наши молодые, но уже успешные ученые, воспитанные в российских научных школах, зачастую не видят для себя перспектив в России (хочется создать «свое дело» - лабораторию, центр, набрать учеников - нет возможности, нет ставок; хочется развивать исследования – трудности с финансированием, оборудованием, нормативными регламентами и т.д.). Глобальный научный мир оказывается более открытым и полным возможностей, чем российский. Необходима программа (например, в рамках продолжения мероприятий ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России») по предоставлению грантов для начинающих собственные проекты молодых (в том числе - зарубежных) ученых в России – программ создания собственных научных групп.

Взаимодействовать с российской научной диаспорой необходимо так же, как и с другими представителями глобального научного мира. Вместе с тем преимущества отсутствия коммуникативных (и культурных) барьеров с соотечественниками нужно использовать: целесообразно поддерживать на государственном уровне создание общественных и общественно-государственных площадок диалога (форумов, конференций, семинаров, электронных площадок и сетевых сообществ). Возможно, молодые ученые могли бы создать интегрирующую площадку такого диалога на уровне общественной организации и/или в сети Интернет.


 

II. Состояние научно - образовательной и инновационной сферы России. Молодежные штрихи к портрету

Наука в академиях и в вузах: застой или модернизация перед рывком? Взгляд на стратегию развития российской науки.

 

Переходот ситуации, когда, как указано в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, «происходит постепенная утрата созданных в предыдущие годы заделов, старение кадров, имеет место снижение уровня исследований, слабая интеграция в мировую науку и мировой рынок инноваций», к современному и эффективно работающему сектору генерации знаний требует не толькопредусмотренного стратегическими документами роста бюджетных расходов на исследования и разработки, но и:

- анализа ситуации и тенденций развития в российской науке в глобальном контексте;

- рассмотрения причин недостаточной эффективности принимаемых в настоящее время мер и недостатков нормативно-правовой базы;

- выработки работоспособного и взаимосвязанного набора мер, создающих действительно эффективную систему развития научной отрасли.

В последние годы были предприняты значительные усилия, направленные на укрепление материальной базы ведущих университетов России, развитие системы поддержки научной молодежи и решение острейшей проблемы научно-образовательной сферы – кадровой проблемы. В 2009 г. начала реализовываться федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России 2009 – 2013 гг.» (ФЦП «Кадры»), предусматривающая целый ряд мероприятий, направленных на привлечение и закрепление молодежи в сферу науки, образования и высокотехнологичной промышленности. Впоследствии часть средств, выделенных на эту программу, была переориентирована на финансирование программ развития исследовательских университетов. Разработаны и приняты программы развития ведущих университетов России – Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова (МГУ) и Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), - а также федеральных и исследовательских университетов. В 2010 г. началась программа реализации мер по привлечению ведущих ученых в университеты России путем предоставления крупных (150 млн. руб. на три года) грантов (мегагрантов) на создание новых лабораторий. В целях формирования технологической базы инновационной экономики, обеспечения технологического прорыва и создания правовых и организационных основ деятельности новых инновационных структур путем объединения нескольких институтов был создан Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт» (НИЦ «Курчатовский институт»). В 2011 г. было принято решение о финансировании шести[5] проектов мега-науки (уникальных дорогостоящих установок), реализуемых с участием международного научного сообщества.

Для анализа эффективности принимаемых мер, и выявления причин, затрудняющих их реализацию или делающих эти меры малоэффективными требуется рассмотрение состояния российской научно-образовательной сферы в глобальном контексте на основе объективных наукометрических данных.

 

Таблица 5. Число статей ученых из стран большой восьмерки, стран БРИК, ряда активно развивающихся азиатских стран, а также ряда среднеразвитых европейских стран, тысяч штук (по данным Web of Science).

 

Страна 1993 г. 2002 г. 2011 г.
США 162,0 440,4 532,7
Китай 12,7 53,9 202,7
Великобритания 58,1 97,0 130,7
Германия 61,3 93,1 126,1
Япония 65,0 97,7 96,1
Франция 48,1 63,6 85,7
Канада 46,4 52,2 78,8
Италия 29,3 47,2 72,7
Испания 17,0 32,4 63,4
Индия 16,8 22,6 53,0
Южная Корея 4,0 22,4 52,7
Бразилия 5,5 17,8 41,1
Тайвань 5,9 15,1 32,3
Россия 27,3 31,2 32,2
Турция 2,3 10,8 28,2
Иран 0,4 2,8 25,5
Польша 7,1 14,5 24,6
Греция 3,4 8,2 13,9
Португалия 1,6 5,5 13,5

 

Среди стран с числом публикаций 10 и более тысяч по состоянию на 2011 г. можно выделить три группы:

I. Крупные развитые страны (страны большой восьмерки без России), небольшие высокоразвитые страны Европы, Австралия, Израиль – для большинства из них характерен рост числа публикаций с начала 1990-х годов до настоящего времени в 2-3 раза.

II. Несколько менее развитые страны Европы (Испания, Польша, Греция и др.), ряд стран азиатско-тихоокеанского региона (Индия, Тайвань) - для большинства из них характерен рост числа публикаций с начала 1990-х годов в 3 – 7 раз.

III. Активно развивающиеся страны (Бразилия, Китай, Южная Корея, Турция, Иран) – для этих стран число публикаций с начала 1990-х годов выросло в 7 и более раз.

Россия – единственная среди таких стран, у которой число публикаций выросло меньше, чем в развитых странах – примерно в 1,2 раза, что является свидетельством деградации ее научно-технологического потенциала. К началу нового столетия, после наиболее тяжелого в отношении финансирования науки периода 1990-х годов, Россия занимала 9 место в мире по числу публикаций, уступая всем другим странам большой восьмерки, а также Китаю. К 2005 г. Россия опустилась на 14 место, уступив по числу публикаций также Испании, Австралии, Южной Корее, Индии и Нидерландам. Несмотря на заметный рост финансирования исследований и разработок в России в 2005 – 2009 г., к концу этого периода страна потеряла в публикационном рейтинге еще одну позицию, - ее опередила Бразилия. Наконец, в прошлом году сравнялось число публикаций российских и тайваньских ученых.

Наметившаяся в период 2006 – 2009 гг. тенденция роста числа публикаций российских ученых в 2010 г. сменилась спадом: падение числа публикаций российских ученых с 2009 по 2011 гг. составило более 5 %. Это случилось, несмотря на значительное повышение финансирования гражданских исследований и разработок в этот период.Хотя падение числа публикаций в период кризиса было зафиксировано не только для России, но ряд развивающихся стран (Китай, Индия, Бразилия, Южная Корея, Иран, Тайвань и др.) продемонстрировал не более чем некоторое замедление роста числа публикаций.

Причиной значительного роста числа публикаций ученых из стран БРИК (за исключением России) и ряда быстро развивающихся азиатских стран являются как продуманная долгосрочная государственная политика в области науки и инноваций, так и постоянный рост финансирования исследований и разработок, в том числе и – фундаментальной науки. Хотя до сегодняшнего дня Индия и Бразилия еще отстают от России по такому показателю, как доля ВВП, расходуемая на исследования и разработки, но в этих странах наблюдается заметный рост расходов на науку в ВВП в последнее десятилетие. В Бразилии уровень внутренних расходов на исследования и разработки за первое десятилетие XXI века вырос на 20 % и уже превысил 1,2 % ВВП, практически сравнявшись с российским.

Еще более впечатляющий рост финансирования сферы науки и технологий показывает Китай. С 2000 по 2011 гг. доля расходов на исследования и разработки в ВВП выросла в Китае более чем в 2 раза – с 0,9 % до 1,83 %. Причем, в отличие от России, финансирование фундаментальных научных исследований из центрального бюджета Китая растет ускоренными темпами по отношению к общему росту финансирования исследований и разработок. Так, рост ассигнований на науку и технику из центрального бюджета Китая в 2012 г. по сравнению с 2011 г. составил 12,4 %, при этом рост финансирования фундаментальных исследований составил 26,2 %.

При неблагоприятном развитии событий Россия к 2020 г. может замкнуть второй десяток стран по общему числу публикаций. Соответственно, Россия уступит по публикационной активности уже не только странам БРИК и высокоразвитым странам сравнительно небольшого размера (Нидерланды, Швейцария), но и развивающимся странам второго эшелона, заметно уступающим России по величине ВВП – таким, как Турция и Иран. Это будет означать полную потерю конкурентоспособности в научно-технологической сфере со всеми вытекающими последствиями.

 

1.2. Тенденции развития российской науки

 

Данные о публикационной активности некоторых российских организаций представлены в таблице 5.

 

Таблица 6. Публикационная активность некоторых российских научных организаций в период 1995 - 2010 гг. (по данным Web of Science)

  1995 г. 2000 г. 2005 г. 2010 г.
Россия в целом
РАН
МГУ
ОИЯИ
РАМН
ЮФУ + СибФУ - - -
НИЦ «Курчатовский институт»

 

Примечание. ОИЯИ – Объединенный институт ядерных исследований, РАМН – Российская академия медицинских наук, ЮФУ – Южный федеральный университет, СибФУ – Сибирский федеральный университет.

 

Примерно половина статей публикуется учеными Российской академии наук (РАН), несколько более 10 % - учеными из Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова. Эти данные учитывают лишь те публикации, в которых явно указана принадлежность институтов - мест работы авторов статьи к РАН или МГУ. В реальности полученные таким образом данные по публикациям РАН и МГУ оказываются несколько заниженными: во многих статьях из наиболее известных академических институтов (от 15 до 35 % от общего числа публикаций из выборочно проверенных институтов), а также институтов в составе МГУ не указывается принадлежность института к РАН (МГУ). За счет этого РАН и МГУ «теряют» не менее 10 % статей. Таким образом, доля РАН в общем числе российский публикаций составляет примерно 55 %, МГУ – более 10 %, причем эта доля растет со временем: 15 лет назад на долю РАН приходилось примерно 40 % статей из России, на долю МГУ – несколько менее 10 %, что показывает падение доли перспективных исследователей, работающих вне РАН и МГУ, в последние 15 лет.

Анализ публикационной активности отражает, что наиболее сильно пострадала ведомственная прикладная наука, лишившаяся в начале 1990-х годов заказов, и вузовская наука. Последнее подтверждается также оценками Общественной палаты Российской Федерации, согласно которым доля преподавателей, занимающихся исследованиями и разработками, с середины 90-х годов до середины первого десятилетия XXI века снизилась c 38 % до 16 %.

Обращает на себя внимание тот факт, что весь рост числа публикаций из России в 2005 – 2010 гг. приходится на долю РАН. Это связано с реализацией в РАН в 2006 – 2008 гг. пилотного проекта по внедрению отраслевой системы оплаты труда, который предусматривал значительное увеличение размера должностных окладов и введение стимулирующих надбавок за результативную работу с упором на публикационные показатели. Также видно, что осуществленные в последние годы масштабные инвестиции в развитие вузов, а также в НИЦ «Курчатовский институт», пока не дали ожидаемого эффекта в плане повышения их научной продуктивности.

Таким образом, приходится констатировать, что предпринятых в последние годы мер недостаточно для выведения российской научно-образовательной сферы из системного кризиса. Выработка дальнейших шагов требует анализа недостаточной эффективности принимаемых мер.

 

Рисунок 2. Некоторые перспективные технологические прорывы и социальные изменения, полученные по итогам различных форсайтов.

 

* * *

Итак, в настоящем подразделе нашего доклада, который получился самым крупным по объему из всех, мы постарались представить точку зрения молодых экспертов на состояние и стратегические перспективы развития отечественной науки. На наш взгляд, наступило время, когда необходимо избавиться от всех натяжек и недомолвок в оценке состояния научно-образовательной сферы страны и, во многом используя потенциал самой науки, начать, что называется, жить по-новому.


 

Рисунок 3. Изменение распределения исследователей по возрастным группам в период 1994 – 2010 гг.

 

Вместе с тем происходят определенные изменения возрастной структуры кадрового потенциалов российской науки (рисунок 3). Если в 2006 году число исследователей до 40 лет составляло чуть больше 30%, то в 2010 эта доля возросла до 35,5 %. В то же время доля исследователей старшего возраста (60 лет и старше) выросла эти годы с 22,1% до 25,8 %. Сам вид структуры весьма далек от «пирамиды» (когда «конкурирующих» молодых всегда больше, чем «заслуженных» старших).

Многие эксперты говорят о постепенном и естественном уходе целого поколения в науке, в котором немало лидеров научных школ и направлений. Этот процесс уже вызывает в ряде вузов заметное снижение выхода и цитируемости научных статей в последние 1-2 года: научный лидер перестает активно работать, а его наследники, часто являющиеся уже научными «внуками» или даже «правнуками», еще не имеют должного авторитета в научном мире.

По существу, в кратчайшие сроки (3-5 лет) необходимо не только подготовить молодежь 30-40 лет к лидерству в науке, но и обеспечить внедрение в научную жизнь самых современных стандартов, норм научной и инновационной культуры, прозрачных кадровых и грантовых конкурсов, наладить диалог с бизнесом, обеспечить эффективные взаимоотношения с государством и обществом.

Пора целенаправленно, на государственном уровне начать работу с будущими лидерами науки и образования, создавать кадровый резерв,не «пассивно-списочный», а активный и деятельный, единый для всей страны. Необходимо сделать российское научно-образовательное и инновационное пространство на порядок более открытым – в первую очередь для своих же российских коллег. Пока негативную роль играет отсутствие системы развития управленческих навыков и предельного возрастного ценза для работников в государственных учреждениях образования и науки. Целесообразно создать систему занятости для лиц, выходящих на пенсию, за счет привлеченных средств. Следует разработать научно-методические основы развития управленческой компетентности руководителей в системе науки, высшей школы и непрерывного профессионального образования, а также инструменты и технологии обеспечения качественного роста работника на всех уровнях, механизм взаимодействия инновационной системы непрерывного профессионального образования с внешней средой.

В целом, в России, если учитывать преподавателей высшей школы, нет недостатка в научных и научно-педагогических кадрах, вопрос состоит в их «качестве», т.е. в способности успешно заниматься наукой. Этот вопрос тесно связан с обеспеченностью ученых достойной заработной платой, научным оборудованием, востребованностью результатов их труда практикой и уровнем требований, который предъявляет им «работодатель» - государство или частный сектор.

 

* * *

В апреле 2012 года Координационный совет по делам молодежи в научной и образовательной сферах при Совете при Президенте Российской Федерации по науке и образованию начал подготовку к очередному докладу Совету на тему: «Наука, образование и инновации в России: взгляд молодых ученых на проблемы и перспективы».

В докладе, помимо формулировки новых предложений по развитию российской науки и поддержке научной молодежи, ставится задача представить нынешний срез состояния кадрового потенциала и его динамики в российской научной и научно-образовательной сферах.

В целях обобщения накопленной за последние годы статистической и социологической информации о состоянии кадрового потенциала в науке и образовании, Референтурой Президента России был направлен ряд запросов в министерства, ведомства, государственные академии, ряд госкорпораций, в отдельные вузы и в Российский союз ректоровна предоставление статистической и справочной информации о состоянии кадрового потенциала исследователей и преподавателей и работы с научной молодежью (перечень позиций запроса представлен в приложении 2).

Во второй половине мая 2012 года ответы на запросы были направлены в Референтуру Президента Российской Федерации. Несмотря на то, что на многие запрашиваемые позиции далеко не от всех ведомств были получены ответы, или эти ответы содержали зачастую не полные данные, либо достаточно формальные, общие, не конкретные формулировки, полученный материал представляет значительную ценность, и с учетом возможности привлечения данных аналитических и статистических сборников, научной литературы и экспертного мнения самих молодых ученых и их старших коллег могут являться хорошей базой для анализа и выработки рекомендаций по развитию работы с кадрами в научно-образовательной сфере и государственной политике в науке и образовании в целом.

Настоящий раздел содержит результаты предварительного изучения представленных ведомствами материалов на предмет выявления основных показателей кадрового потенциала в науке и образовании, вклада в него молодежной составляющей, а также корреляциймежду показателями научной продуктивности, подготовкинаучных кадров, изобретательской активности и возрастного распределения исследователей и преподавателей некоторых национальных исследовательских университетов. Некоторые выявленные корреляции достаточно интересны и могут послужить основной для дальнейших исследований и важных выводов.

Для сравнения с ситуацией в России в записке привлечен зарубежный опыт (в основном – США и КНР).

Заключение и выводы записки содержат, помимо общих и сравнительных оценок кадровой ситуации, конкретные предложения о необходимости дальнейшего углубленного изучения данного вопроса и ряд рекомендаций по развитию информационно-аналитического обеспечения работы с научной и научно-педагогической молодежью и с научными кадрами в целом.

Справка об итогах представления материалов о состоянии воспроизводства научных, научно-педагогических и инженерных кадров в соответствии с запросом Референтуры Президента Российской Федерации от 17 апреля 2012 года.

 

1.Всего было направлено 30 запросов на представление материалов о состоянии воспроизводства научных, научно-педагогических и инженерных кадров, в том числе в:

- 14 федеральных министерств[11] (Минобрнауки, Минспорттуризм, Минздравсоцразвития, Минсельхоз, Минобороны, Минтранс, Минсвязь, Минкульт, Минэко, Минпромторг, МЧС, МВД, Минэнерго, Минэкологии);

- 1 федеральное агентство (Роскосмос);

- 1 федеральную службу (Росстат);

- 5 государственных академий наук (РАН, РАМН, РАО, РАСХН, РААСН);

- 2 государственные корпорации (Росатом, Ростехнологии);

- 2 компании с решающей долей государственной собственности (ОАО «РЖД», ОАО «Холдинг МРСК»);

- 2 научно-исследовательских учреждения (НИУ «Высшая школа экономики», ФГБНУ «Научно-исследовательский институт - Республиканский исследовательский научно-консультационный центр экспертизы»);

- 1 социологическую службу (Фонд «Общественное Мнение»);

- 2 общественные организации (Российский союз ректоров, Ассоциацию государственных научных центров).

2. Выбор перечня рассылки определялся в соответствии с наличием подведомственных научно-образовательных и исследовательских учреждений, программ инновационного развития и развития кадрового потенциала, отраслевых и ведомственных исследований, посвященных состоянию кадрового потенциала научно-образовательной сферы. В 3 федеральных министерства (Минюст, Минрегионразвития, МИД), в связи с низкой релевантностью искомых данных, запросы не отправлялись.

3. Все указанные министерства, ведомства, компании и организации представили информацию, согласно запрашиваемому перечню (см. Приложение 2). Общий объем представленного материала составил около 2 500 листов.Получена информацияпо 29 субъектам федерации (от региональных Советов молодых ученых и специалистов) и 414 учреждениям высшего профессионального образования (от Российского союза ректоров). Аналитические справки,подготовленные Министерством образования и науки, НИУ «Высшая школа экономики» иФондом «Общественное Мнение»,представляют большую практическую ценность.

4.Некоторые полученные данные имеют низкую релевантность, в том числе не представлены в обобщенном по ведомству состоянии.

5.Характер полученных материалов в целом позволяет сделать вывод о том, что в ряде ведомств, компаний и учреждений целенаправленная работа по исследованию кадрового потенциалане ведется.

Рисунок 5. Возрастное распределение руководителей подразделений в СПбНЦ РАН

 

Так, доля руководителей структурных подразделений (сектор, лаборатория) пенсионного возраста (от 60-ти и старше) составляет в СПбНЦ РАН 56 %, а руководителей до 40 лет – 4,05% (рис. 5). Директоров организаций СПбНЦ РАН моложе 50 лет нет вообще.

Рисунок 6. Возрастное распределение руководящего состава в учреждениях государственных академий наук.

 

Возрастные распределения руководителей подразделений (от заведующего лабораторией и выше) в государственных академиях наук (рис. 6) весьма схожи: очень небольшое число (чуть лучше ситуация в РАМН) руководителей молодого возраста при наличии пика их численности в возрасте 60-70 лет.

При этом, рассмотрение возрастного распределения всех исследователей дает значительно более равномерную картину по всем академиям. «Двугорбое» распределение с «провалом» в возрастном интервале 41-50 и пиками численности ученых 31-40 и 51-60 лет, связанными с массовым уходом и в целом недостаточным притоком молодых специалистов в науку в начале 90-х годов, прослеживается практически во всех академиях (чуть хуже ситуация в РАО, РАСХН и РААСН, лучше – в РАМН).



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.170.171 (0.023 с.)