Послание пророка, да благословит его Аллах и приветствует, аль-Харису бин Абу Шимру аль-Гассани, наместнику Дамаска



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Послание пророка, да благословит его Аллах и приветствует, аль-Харису бин Абу Шимру аль-Гассани, наместнику Дамаска



Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, написал ему следующее:

– С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

От Мухаммада, посланника Аллаха, аль-Харису бин Абу Шимру. Мир тому, кто следует правильным путем, верит в него и считает его истинным. Поистине, я призываю тебя уверовать в одного лишь Аллаха, у Которого нет сотоварища, и (тогда) останутся у тебя твои владения.

Для доставки этого послания посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, избрал Шуджа‘а бин Вахба, да будет доволен им Аллах, из рода бану асад бин хузайма. Когда он вручил послание аль-Харису, тот сказал: “Кто хочет отнять у меня мои владения? Я пойду на него войной!” – и не принял ислам.

8. Послание пророка, да благословит его Аллах и приветствует,
правителю Омана

И пророк, да благословит его Аллах и приветствует, написал послание правителю Омана Джайфару Ибн аль-Джаланди и его брату Абду Ибн аль-Джаланди. В этом посланнии говорилось:

– С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

От Мухаммада, посланника Аллаха, Джайфару Ибн аль-Джаланди и Абду Ибн аль-Джаланди. Мир тому, кто следует правильным путем, а затем:

Поистине, я обращаюсь к вам с призывом к исламу: примете ислам, и вы будетет спасены, и, поистине, я – посланник Аллаха ко всем людям, чтобы я “увещевал (каждого) живого и чтобы сбылось реченное Аллахом о неверных”.[950] И, поистине, если вы примите ислам, я оставлю вам власть, а если откажетесь принять ислам, то лишитесь своей власти, а моя конница займет вашу землю и пророчество мое победит ваше царство.

Для доставки этого послания пророк, да благословит его Аллах и приветствует, избрал Амра бин аль-Аса, да будет доволен им Аллах. Сообщается, что Амр сказал:

– Я покинул (Медину) и приехал в Оман. Там я вручил это послание Абду, который был более кротким и мягким по характеру из них, и сказал: “Я – посланец посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, к тебе и твоему брату”. Абд сказал: “Мой брат старше меня, и ему принадлежит больше власти, и я отведу тебя к моему брату, чтобы он прочитал твое послание”. Потом он спросил: “К чему ты призываешь?” Я сказал: “Я призываю к одному лишь Аллаху, у Которого нет сотоварища, и к тому, чтобы ты отказался от того, чему поклоняются помимо Него, и засвидетельствовал, что Мухаммад – Его раб и Его посланник”. Абд сказал: “О Амр, ты – сын одного из знатных людей своего племени. Скажи, как поступил твой отец, и мы последуем его примеру”. Я сказал: “Он умер, не уверовав в Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, а теперь я хотел бы, чтобы он принял ислам и поверил ему. И я сам придерживался его взглядов, пока Аллах не привел меня к исламу”. Абд спросил: “А когда ты последовал за ним?” Я сказал: “Недавно”. Потом он спросил меня: “Где ты принял ислам?” Я сказал: “У негуса”, и сообщил ему, что и негус принял ислам. Абд спросил: “И что же сделали его подданные?” Я сказал: “Они поддержали его и последовали за ним”. Абд спросил: “И за ним последовали епископы и монахи?” Я сказал: “Да”. Тогда Абд сказал: “Подумай, что ты говоришь, о Амр, ведь не может быть у человека качества более гнусного, чем лживость!” Я сказал: “Я не солгал, и в нашей религии мы считаем ложь недопустимой”. Потом Абд сказал: “Я не думаю, что Ираклий знает о том, что негус принял ислам”. Я сказал: “Нет, (ему известно об этом)”. Абд спросил: “А откуда об этом известно тебе?” Я сказал: “Раньше негус платил ему[951] земельный налог, а когда он принял ислам и уверовал в Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, он сказал: “Нет, клянусь Аллахом, если он потребует от меня хотя бы один дирхем, я не дам ему и этого!” А когда известия об этом дошли до негуса, его брат по имени Нийак сказал ему: “Неужели ты позволишь, чтобы твой раб отказывался платить тебе земельный налог и исповедовал не твою религию, а что-то новое?” Ираклий сказал: “Что я могу сделать с человеком, если он пожелал исповедовать (другую) религию? Клянусь Аллахом, если бы не боялся я (потерять) свое царство, то и сам поступил бы так же!” Абд сказал: “Подумай, что ты говоришь, о Амр!” Я сказал: “Клянусь Аллахом, я сказал тебе правду!” Абд сказал: “Тогда скажи мне, что он велит вам и что запрещает?” Я сказал: “Он велит проявлять покорность Всемогущему и Великому Аллаху, и запрещает нам поступать вопреки Его воле, и велит нам быть благочестивыми и поддерживать родственные связи и, запрещает нам несправедливость, прелюбодеяния, вино, а также поклонение камням, идолам и кресту”. Абд сказал: “Как прекрасно то, к чему он призывает! Если бы мой брат последовал за мной, мы отправились бы в путь и засвидетельствовали бы, что верим в Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, и верим ему, однако мой брат слишком ослеплен своей властью, чтобы отказаться от нее и подчиниться кому бы то ни было”. Я сказал: “Поистине, если он примет ислам, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, отдаст ему власть над его народом, и он будет брать садаку с богатых людей и отдавать бедным”. Абд сказал: “Это достойное дело, но что такое садака?” – и я стал рассказывать ему о том, какой закят посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обязывает выплачивать с разных видов имущества, пока не дошел до верблюдов. Он спросил: “О Амр, и этот закят будут брать с нашего свободно пасущегося скота, который питается листьями деревьев и приходит к источникам воды?” Я сказал: “Да”. Тогда он сказал: “Клянусь Аллахом, я не думаю, что мои подданные, которые живут далеко и которых насчитывается много, подчинятся этому”. И я провел у его дверей несколько дней, в течение которых он приходил к своему брату, рассказывая ему о том, с чем я пришел, и через некоторое время Джайфар призвал меня к себе, и я вошел к нему. Его слуги схватили меня под руки, но он велел: “Отпустите его”. Меня отпустили, и я пошел, чтобы сесть, однако они не разрешили мне сделать этого. И я посмотрел на него, а он сказал: “Говори, что тебе нужно”. И я вручил ему запечатанное послание, а он сломал печать и прочитал его до конца, после чего отдал его своему брату, который также прочитал его до конца, однако я видел, что Абд относится к этому благосклоннее. А потом он сказал: “А как поступили курайшиты?” Я сказал: “Некоторые последовали за ним по собственной воле, а некоторых подчинили силой оружия”. Он спросил: “Так кто же с ним[952] находится?” Я сказал: “Люди, которые пожелали принять ислам и предпочли его всему остальному и благодаря руководству Аллаха поняли, что они заблуждались, и я не знаю в этих краях никого, кроме тебя, кто не принял бы ислам,и если ты не примешь ислам сегодня и не последуешь за ним, то тебя затопчут кони и страна твоя погибнет! Так прими же ислам, и ты будешь спасен, а он сделает тебя правителем твоего народа, и не придут к тебе ни кони, ни люди”. На это он сказал: “Дай мне подумать этот день и возвращайся ко мне завтра”.

И я снова пришел к его брату, который сказал: “О Амр, я надеюсь, что он примет ислам, если не будет держаться за свою власть”, а на следующий день я пришел к нему[953], но он отказался принять меня, и я пошел к его брату и сказал, что не смог попасть к нему. Тогда Абд привел меня к Джайфару, который сказал: “Поистине, я подумал над тем, к чему ты меня призвал, и скажу, что если я отдам кому-нибудь то, что мне принадлежит, то буду слабейшим из арабов. Его конница сюда не явится, а если и явится, то ей придется сражаться так, как она еще никогда не сражалась!” Я сказал: “Тогда я завтра уезжаю!” – и после того как он убедился, что я уеду, наедине с ним остался его брат, который сказал: “Мы не в таком положении, чтобы сопротивляться ему, а каждый, к кому он[954] посылал своих посланцев, отвечал ему согласием”. А наутро он послал за мной и принял ислам вместе со своим братом, сказав, что они уверовали в пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и они разрешили мне собирать садаку и быть судьей в делах их людей и помогали мне против тех, кто противился мне.[955]

Содержание этого рассказа указывает на то, что это послание было отправлено братьям позже, чем прочим правителям, и скорее всего это было уже после завоевания мусульманами Мекки.

С помощью этих посланий пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сумел довести свой призыв до сведения большинства царей того времени. Некоторые из них уверовали в него, а некоторые отказались от этого, однако и те, кто не уверовал, стали думать о нем, узнали его имя и получили представление о его религии.

 

ВОЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОСЛЕ ПЕРЕМИРИЯ В АЛЬ-ХУДАЙБИЙЙE.
ПОХОД НА АЛЬ-ГАБУ ИЛИ ЖЕ ПОХОД НА ЗУ КАРАД

Фактически речь идет не о походе, а о преследовании отряда племени бану фазара, совершившего грабительский набег на скот посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Это был первый поход, предпринятый посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, после заключения перемирия в аль-Худайбиййа и предшествовавший походу на Хайбар. Излагая содержание одной из глав своего “Сахиха”, аль-Бухари указывает, что этот поход состоялся за три дня до похода на Хайбар, и об этом же сообщает Муслим, ссылавшийся на хадис, передаваемый со слов Саламы бин аль-Аква‘, да будет доволен им Аллах. В основном авторы книг о военных походах сообщают, что данный поход состоялся до заключения перемирия в аль-Худайбиййе, но истине соответствует то, о чем говорится в “Сахихе”.[956]

Суть сообщений, передаваемых со слов героя этого похода, Саламы бин аль-Аква‘, да будет доволен им Аллах, сводится к следующему.

– Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, отправил свой скот на пастбище под присмотром своего слуги Рабаха. Я был вместе с ним на коне Абу Тальхи, а наутро на это пастбище неожиданно совершил набег Абд ар-Рахман аль-Фазари, угнавший весь скот и убивший пастуха. Я сказал: “О Рабах, возьми этого коня, передай его Абу Тальхе и сообщи обо всем посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. А потом я забрался на холм, повернулся в сторону Медины и трижды прокричал: “Йа сабахах!”[957] – после чего я бросился вдогонку за ними стреляя в них из лука и произнося такие стихи:

Я – сын аль-Аква‘,

а сегодня – день, когда подлые погибнут!

И, клянусь Аллахом, я продолжал стрелять в них, нанося раны их верховым животным, а когда на меня двинулся всадник, я укрылся у дерева, выстрелил и ранил его лошадь. Когда же они вошли в узкий горный проход, я забрался на гору, стал бросать в них камнями и продолжал делать это, преследуя их, пока все верблюды посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, не оказались у меня за спиной, но и к нему путь для меня был открыт. Однако и после этого я продолжал преследование, стреляя в них, пока они не бросили более тридцати своих плащей и тридцать копий, желая освободиться от лишнего груза, и что бы они ни бросали, я помечал это место камнем, чтобы посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижники могли узнать это место.[958] В конце концов они добрались до узкого горного прохода и сели, чтобы поесть, а я уселся на вершине горы, и ко мне на гору поднялись четверо из них. Я сказал: “Знаете ли вы меня? Я – Салама бин аль-Аква‘ и я могу убить любого из вас, кого захочу, но ни один из вас не сможет убить меня, если захочет сделать это!” – и они вернулись обратно, а я оставался на своем месте, пока не увидел между деревьями всадников посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Первым из них ехал Ахрам, следом за ним – Абу Катада, а за ним – аль-Микдад бин аль-Асвад. Абд ар-Рахман аль-Фазари вступил в бой с Ахрамом, который ранил его коня, а Абд ар-Рахман пронзил его копьем и убил. После этого он сел на коня Ахрама, повернул его и сразился с Абу Катадой, который, в свою очередь, пронзил копьем и убил Абд ар-Рахмана. После этого они побежали, а мы преследовали их до тех пор, пока перед заходом солнца они не вошли в горное ущелье, в котором находился источник воды под названием Зу Карад, чтобы напиться воды, так как их мучала жажда. Однако я отогнал их оттуда, и им не досталось ни одной капли воды, а к вечеру меня догнал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, со своими всадниками, и я сказал: “О посланник Аллаха, эти люди хотят пить, и если бы ты послал меня вдогонку за ним с сотней всадников, я забрал бы у них весь скот, а их взял бы в плен”. На это пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “О Ибн аль-Аква‘ ты взял верх (над врагами), а теперь смягчись[959]”. А потом он сказал: “Сейчас этим людям оказывают гостеприимство в племени гатафан!”

И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Лучшим из наших всадников сегодня был Абу Катада, а лучшим из пеших воинов – Салама”, а потом выделил мне долю добычи пешего и долю добычи всадника[960], когда же мы двинулись обратно в Медину он посадил меня позади себя на аль-‘Адбу[961].

Во время этого похода посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, оставил в Медине за старшего Ибн Умм Мактума, а знамя вручил аль-Микдаду бин Амру, да будет доволен Аллах ими обоими.[962]

 

ПОХОДЫ НА ХАЙБАР И ВАДИ АЛЬ-КУРА
(МЕСЯЦ МУХАРРАМ СЕДЬМОГО ГОДА ХИДЖРЫ)

 

Хайбар представлял собой крупное поселение с укреплениями и сельскохозяйственными угодьями, которое находилось на расстоянии шестидесяти или восьмидесяти миль к северу от Медины. Сейчас это место известно своим нездоровым климатом.

Причина этого похода

После заключения перемирия в аль-Худайбиййи, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, полностью обезопасил мусульман от наиболее сильного из трех союзных племен, он решил рассчитаться с двумя остальными – иудеями и племенами бедуинов из Неджда, чтобы обеспечить всему региону безопасность, мир и спокойствие, а мусульмане могли избавиться от необходимости вести кровопролитные войны и перейти к донесению до людей послания Аллаха и призыву к Нему.

Поскольку Хайбар являлся гнездом интриг и заговоров, центром организации военных провокаций и источником военных конфликтов, вполне понятно, что мусульманам надо было обратить на него внимание в первую очередь.

Определяя роль Хайбара подобным образом, мы имеем в виду, что именно населявшие его иудеи объединили племена против мусульман и подбили на предательство бану курайза, а потом поддерживали связи с лицемерами, а также с племенем гатафан и бедуинами, являвшимися третьей составной частью союзных племен. Сами же иудеи готовились к бою, держа мусульман в постоянном напряжении своими действиями, и даже разработали план убийства посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, чему мусульмане были вынуждены противопоставить рейды военных отрядов и устранение таких предводителей заговорщиков как Салям бин Абу-ль-Хукайк и Усайр бин Раззам.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.006 с.)