О той роли, которую лицемеры сыграли во время похода на бану аль-мусталик



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

О той роли, которую лицемеры сыграли во время похода на бану аль-мусталик



Когда начался поход на бану аль-мусталик, лицемеры, принявшие в нем участие, своим поведением подтвердили правильность слов Аллаха Всевышнего, Который сказал: “Если они выступят (в поход) вместе с вами, то увеличат лишь замешательство и проникнут в (вашу среду) в стремлении (посеять меж) вами смуту … ”(“Покаяние”, 47). Лицемеры использовали два случая, когда им представилась возможность совершить дурное: они послужили причиной сильного замешательства в рядах мусульман и распускали о посланнике Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, грязные слухи. Ниже приводятся некоторые подробности этого:

1. Слова лицемеров “Поистине, если мы вернемся в Медину, то более могущественные непременно изгонят из нее презренных!”[839]

После завершения похода посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, некоторое время оставался у колодца аль-Мурайси‘, к которому приходили за водой люди. У Умара бин аль-Хаттаба, да будет доволен им Аллах, был наемный слуга по имени Джахджах аль-Гифари, который повздорил из-за воды с Синаном бин Вабром аль-Джухани, да будет доволен Аллах ими обоими, что закончилось дракой. Аль-Джухани закричал: “О ансары!” – а Джахджах закричал: “О мухаджиры!” – и тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, воскликнул: “Неужели продолжаете вы обращаться (друг к другу) с призывами времен джахилийи в моем присутствии?! Прекратите, ибо это дурно пахнет!” Узнав об этом, Абдуллах бин Убайй бин Салюль, с которым находилась группа его соплеменников, а также тогда еще совсем юный Зайд бин Аркам, да будет доволен им Аллах, разгневался и воскликнул: “Неужели они сделали это?! Они проявляют к нам враждебность, и они превзошли нас числом в нашем собственном городе! Клянусь Аллахом, получилось у нас с ними, как говорили прежде: “Раскорми свою собаку, так она тебя же и съест!” Но, клянусь Аллахом, поистине, если мы вернемся в Медину, то более могущественные непременно изгонят из нее презренных!” А потом он повернулся к присутствующим и сказал им: “Вы сделали это с собой своими собственными руками, ибо поселили их у себя и поделились с ними своим имуществом, а если бы вы не отдавали им свое добро, то они ушли бы на другое место!”

Зайд бин Аркам, да будет доволен им Аллах, сообщил об этом своему дяде, а тот передал его слова посланнику Аллаха, у которого в это время находился Умар, да будет доволен им Аллах, воскликнувший: “Вели ‘Аббаду бин Бишру, чтобы он убил его!” Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “О Умар, а что же будет, если люди станут говорить, что Мухаммад убивает своих сподвижников? Нет, и объяви (людям), что пора отправляться в путь” хотя раньше пророк, да благословит его Аллах и приветствует, никогда не снимался с места в такое время. И люди двинулись в путь, а через некоторое время с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, встретился Усайд бин Худайр, да будет доволен им Аллах, который приветствовал его и спросил: “Почему ты ушел в такое неподходящее время?”[840] Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Разве ты не знаешь, что сказал ваш товарищ?” – имея в виду Ибн Убаййа. Усайд спросил: “А что он сказал?” Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Он утверждает что, когда он вернется в Медину, могущественные непременно изгонят оттуда презренных”. На это Усайд сказал: “Это ты, о посланник Аллаха, изгонишь его оттуда, если пожелаешь! Клянусь Аллахом, это он презренный, а ты – могущественный!” А потом он сказал: “О посланник Аллаха, прояви к нему доброту, ибо, клянусь Аллахом, когда Аллах привел тебя к нам, его соплеменники уже готовили жемчуг, чтобы увенчать его короной, и теперь он считает, что это ты лишил его власти!”

Так они шли весь день и всю ночь, а когда на следующий день стало припекать солнце и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, остановился на отдых, люди сразу же повалились на землю и заснули. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, поступил так только для того, чтобы отвлечь их от ненужных разговоров.

Когда Ибн Убайй узнал, что Зайд бин Аркам, да будет доволен им Аллах, передал его слова посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, он явился к нему и стал клясться Аллахом, говоря: “Я не говорил того, о чем он сказал, и не касался этого!” Один из присутствовавших при этом ансаров сказал: “О посланник Аллаха, может быть, этот юноша ошибся и неправильно запомнил то, что он сказал?” – и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поверил Ибн Убаййу. Сообщается, что Зайд бин Аркам, да будет доволен им Аллах, сказал:

– Из-за этого меня охватила такая печаль, которую я никогда раньше не испытывал, и я сидел у себя дома, а потом Аллах Всевышний ниспослал (следующие аяты): «Когда лицемеры являются к тебе, они говорят: “Мы свидетельствуем, что ты – действительно посланник Аллаха”, и Аллах знает, что ты действительно являешься Его посланником, и Аллах свидетельствует, что лицемеры действительно являются лжецами. ~ Они использовали свои клятвы в качестве щита, отвращая (людей) от пути Аллаха: поистине, плохо они поступали! ~ Это потому, что (сначала) они уверовали, потом же стали неверными, и сердца их были запечатаны: вот почему они не понимают. ~ Когда ты смотришь на них, (внешний вид) их тебе нравится, а если они говорят, ты слушаешь их слова, (хотя на самом деле) подобны они (кускам) дерева, (которыми) подпирают (стены). Считают они всякий крик (угрозой) себе. Они – враги (тебе), остерегайся же их, да поразит их Аллах! Как же они заблуждаются! ~ А когда говорят им: “Идите: посланник Аллаха попросит для вас прощения!” – они поворачивают свои головы, и ты видишь, как они отвращаются (от пути Аллаха), превозносясь. ~ Для них не имеет значения, станешь ты просить прощения для них или нет, (ибо) Аллах никогда не простит их, (ведь) Аллах не ведет прямым путем людей нечестивых! Они и есть те, которые говорят: “(Ничего) не расходуйте на тех, кто (находится) с посланником Аллаха, пока они не покинут (его)!”, – (а) сокровища небес и земли принадлежат Аллаху, но лицемеры не понимают (этого). Они говорят: “Поистине, если мы вернемся в Медину, то более могущественные непременно изгонят из нее презренных!”[841] – что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то он послал за мной, прочитал (эту суру), а потом сказал: “Поистине, Аллах подтвердил твою правоту, о Зайд!”[842]

Что же касается Абдуллаха бин Абдуллаха бин Убаййа, да будет доволен им Аллах, сына этого лицемера, то он был праведным человеком и относился к числу наилучших сподвижников. После этого он отрекся от своего отца и встал на его пути у ворот Медины, обнажив свой меч, а когда туда подошел Ибн Убайй, он сказал ему: “Клянусь Аллахом, ты не пройдешь здесь, пока тебе не позволит сделать этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ибо это он могущественный, а ты – презренный!” А когда туда подъехал пророк, да благословит его Аллах и приветствует, он дал ему свое разрешение на это, и тогда сын ушел с его пути. Сообщается также, что Абдуллах бин Абдуллах бин Убайй, да будет доволен им Аллах, сказал посланику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: “О посланник Аллаха, если ты пожелаешь убить его, вели мне сделать это, и, клянусь Аллахом, я принесу тебе его голову!”[843]

Хадис о клевете

Сообщается, что Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала:

– Обычно, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, собирался отправиться в какую-нибудь поездку, он бросал жребий среди своих жен и брал с собой ту из них, на которую выпадал выбор. (Перед тем как выступить) в один из своих походов[844], он (также) бросил жребий среди нас, выбор пал на меня, и я поехала с ним, что было после ниспослания (аята о необходимости ношения) покрывал (женщинами). Меня везли в паланкине[845] и опускали на землю, когда я находилась внутри. И мы двинулись в путь, а когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, закончивший этот поход, возвращался обратно и мы уже находились недалеко от Медины, он объявил, что нам следует выступить в путь ночью. Когда был отдан этот приказ, я вышла за пределы (расположившегося лагерем) войска, удовлетворив же свою нужду, вернулась обратно (в лагерь. Там) я коснулась (рукой) своей груди и вдруг (поняла, что) мое ожерелье из оникса порвалось (и пропало). Тогда я вернулась назад и стала искать его, что и задержало меня. Между тем (люди,) сопровождавшие меня, подошли к моему паланкину, подняли его и погрузили на спину того верблюда, на котором я ехала, считая, что я нахожусь внутри, (так как) в те времена женщины были легкими и тонкими и ели мало. По этой причине люди, поднявшие паланкин, не (почувствовали разницы в) весе и погрузили его (на верблюда), я же в то время была совсем молодой девушкой[846]. И они погнали верблюда и двинулись в путь, а я нашла свое ожерелье после того, как войско уже ушло, и когда я вернулась в лагерь, там никого не было. Тогда я направилась к тому месту, где находилась, решив, что они обнаружат мое отсутствие и вернутся за мной. Когда я сидела (там), мои глаза стали закрываться и я заснула. Что же касается Сафвана бин аль-Му‘атталя ас-Сулами (впоследствии аз-Заквани), то он двигался позади (остальных воинов) и добрался до того места, где я находилась, к утру. Он увидел спящего человека и подошел ко мне, а ему приходилось видеть меня до (того, как я стала носить) покрывало. И я проснулась, услышав, как он произносит слова: “Поистине, мы (принадлежим) Аллаху и, поистине, к Нему (мы) вернемся”[847]. (Затем) он опустил на колени свою верблюдицу и поставил свою ногу на ее переднюю ногу, а я села на нее верхом, после чего он повел верблюдицу, (и мы шли), пока не добрались до войска, остановившегося на полуденный отдых. А затем погиб тот, (кому предназначено было) погибнуть[848], (некоторые люди стали выдвигать против меня ложные обвинения), главным же клеветником был Абдуллах бин Убайй бин Салюль. После этого мы вернулись в Медину, где я проболела целый месяц, а люди стали распространять измышления клеветников. И во время моей болезни мне казалось, что пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, уже не столь добр по отношению ко мне, каким он бывал прежде, когда я болела, (так как во время этой моей болезни) он только приходил, приветствовал (присутствовавших) и спрашивал: “Как (здоровье) этой (девочки)?” – (однако) я ничего не знала об этом, пока не выздоровела. А потом мы с Умм Мистах отправились в аль-Манаси‘[849], куда мы ходили по большой нужде только по ночам до тех пор, пока отхожие места не устроили поблизости от наших домов. Так же поступали прежде и арабы, (отправлявшиеся для этого) в пустыню (или: уходившие подальше от своих домов). Итак, мы с Умм Мистах бинт Абу Рухм (вышли из дома) и направились туда, (по дороге Умм Мистах), на которой был (длинный) плащ, споткнулась и воскликнула: “Чтобы ты пропал, Мистах!” Я сказала: “Ты говоришь плохие слова! (Как можешь) ты ругать человека, участвовавшего в (битве при) Бадре?!” (На это) она сказала: “Разве ты не слышала, что они говорят?” – после чего рассказала мне о том, что (обо мне) говорили клеветники[850]. (Из-за этого) я стала чувствовать себя еще хуже, а когда я вернулась домой, ко мне пришел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и спросил: “Как (здоровье) этой (девочки)?” – а я сказала: “Позволь мне (пойти) к моим родителям” так как я хотела узнать обо всех новостях от них. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, позволил мне (сделать это), и тогда я пришла к своим родителям и спросила у своей матери: “О чем говорят люди?” Она сказала: “О доченька, не придавай большого значения этому делу! Клянусь Аллахом, редко бывает так, чтобы о красивой женшине, которую любит муж, имеющий и других жен, не говорили много (ложного)!” Я воскликнула: “Преславен Аллах! Так люди действительно говорят об этом?” – и после этого я плакала всю ночь, не смыкая глаз.

(Передатчик этого хадиса) сказал:

– А когда настало утро, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, увидевший, что откровение задерживается[851], призвал к себе Али бин Абу Талиба и Усаму бин Зайда, чтобы посоветоваться с ними относительно развода со своей женой[852]. Что касается Усамы, то он рассказал ему все, что знал, о хорошей репутации его жен, после чего добавил: “(Оставь) свою жену, о посланник Аллаха, мы же, клянусь Аллахом, слышали о ней только хорошее!” Что же касается Али бин Абу Талиба, то он сказал: “О посланник Аллаха, Аллах не ограничивает тебя, и кроме нее есть много других женщин. Спроси (ее) служанку, и она скажет тебе правду!” Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, призвал к себе Бариру и спросил: “О Барира, замечала ли ты за ней что-нибудь такое, что показалось бы тебе подозрительным?” (На это) Барира сказала: “Нет, клянусь Тем, Кто послал тебя с истиной! Самый большой ее недостаток, о котором я знаю, заключается в том, что она еще очень молода и иногда засыпает, (оставляя) тесто, а потом приходят козы и поедают его”. И в тот же день посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поднялся на минбар и попросил, чтобы кто-нибудь помог ему наказать Абдуллаха бин Убаййа Ибн Салюля. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Кто поможет мне наказать человека, который нанес мне обиду, (оклеветав члена) моей семьи? Клянусь Аллахом, о (членах) моей семьи мне известно только хорошее, а кроме того, они говорят (дурное) о человеке[853], которого я знаю только с хорошей стороны и который входил в мой дом только со мной!” (После этого со своего места) поднялся Са‘д бин Му‘аз и сказал: “О посланник Аллаха, клянусь Аллахом, я избавлю тебя от него: если он из (племени) аус, мы отрубим ему голову, а если он из числа наших братьев из (племени) хазрадж, то (тебе стоит только) приказать нам, и мы сделаем с ним то, что ты прикажешь!” (Услышав это, со своего места) поднялся вождь хазраджитов Са‘д бин ‘Убада, прежде (всегда поступавший так, как подобает поступать) праведному человеку, а ныне побуждаемый желанием защитить свое племя, и сказал: “Клянусь Аллахом, ты солгал! Ты не убьешь его и не сможешь сделать этого!” (Тогда со своего места) встал Усайд бин аль-Худайр и сказал: “Клянусь Аллахом, это ты лжешь! Клянусь Аллахом, мы убьем его, а ты – лицемер, защищающий лицемеров!” И после этого ауситы и хазраджиты пришли в возбуждение и хотели (уже вступить в бой друг с другом), тогда как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, (продолжал стоять) на минбаре. (Увидев это,) он спустился вниз и успокаивал их, пока они не замолчали, и он сам также хранил молчание.

(Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала):

– (Что же касается меня, то) я плакала весь день и не могла заснуть, а утром ко мне пришли мои родители. Всего же я проплакала две ночи и один день, и мне даже стало казаться, что печень моя разорвется от плача. И когда они[854] сидели у меня, а я плакала, разрешения войти ко мне попросила одна женщина из числа ансаров, и я позволила ей (войти). Она села и принялась плакать вместе со мной, и когда мы были в подобном положении, неожиданно вошел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сел, а он не садился у меня с тех пор, как обо мне стали (распространять ложь). В течение целого месяца пророк, да благословит его Аллах и приветствует, не получал никакого откровения относительно моего дела, (и в конце концов он) произнес слова свидетельства[855] и сказал: “О Аиша, дошло до меня о тебе то-то и то-то. Если ты невиновна, то Аллах уже скоро оправдает тебя, если же ты согрешила в чем-либо, то проси у Аллаха прощения и принеси Ему свое покаяние, ибо, поистине, если раб признает свой грех, а потом покается, то Аллах примет его покаяние!” И когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал это, я перестала плакать, из глаз моих больше не упало ни одной слезинки, и я сказала своему отцу: “Ответь за меня посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!” Он сказал: “Клянусь Аллахом, я не знаю, что сказать посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!” Тогда я сказала своей матери: “Ответь ты за меня посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, относительно того, что он сказал!” – (но и она тоже) сказала: “Клянусь Аллахом, я не знаю, что сказать посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!” А я была тогда молодой девушкой и знала из Корана лишь немногое. Я сказала (родителям): “Клянусь Аллахом, я знаю, что вы наслушались того, что говорят люди, это запало вам в душу, и вы посчитали это правдой. И если я скажу вам, что я невиновна, а Аллах знает, что я действительно невиновна, вы не поверите мне, если же я признаюсь вам в (том, что совершила) это, а Аллах знает, что на самом деле я невиновна, то вы поверите мне! Клянусь Аллахом, не могу я найти для вас и себя (подходящего) примера, кроме (слов) отца Йусуфа, который сказал: “(Лучше всего мне проявлять) терпение и (лишь) к Аллаху (должно) обращаться за помощью от того, что вы утверждаете!”[856] А потом я перебралась (на другую сторону) своей постели, храня надежду на то, что Аллах оправдает меня, однако я (никогда) не думала, что относительно меня будет ниспослано откровение, так как я считала себя слишком ничтожной для того, чтобы обо мне говорилось в Коране. Однако я надеялась, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, увидит сон, в котором Аллах оправдает меня. И, клянусь Аллахом, (посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует), не встал со своего места, и никто из моей семьи не покинул дома, а Аллах уже ниспослал ему откровение. И он впал в то состояние, в которое обычно впадал, (когда ему ниспосылались откровения, и капли) пота, подобные жемчугу, посыпались с него градом, (несмотря на то, что был холодный) зимний день. А когда (ниспослание откровения) посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, закончилось, он улыбнулся, и первыми его словами стали слова: “О Аиша, возблагодари Аллаха, ибо Аллах оправдал тебя!” Моя мать сказала мне: “Подойди к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!” – но я (возразила ей), сказав: “Нет, клянусь Аллахом, я не подойду к нему и не стану благодарить никого, кроме Аллаха!” И Аллах Всевышний ниспослал (аят, в котором говорилось): “Поистине, те, которые возвели отвратительную ложь, (составляют собой) группу из вас же … ”[857] И после того как Аллах ниспослал этот (аят), оправдавший меня, Абу Бакр ас-Сиддик, да будет доволен им Аллах, который оказывал помощь Мистаху бин Асасе, так как тот состоял с ним в родстве, сказал: “Клянусь Аллахом, после того, что Мистах говорил об Аише, я больше никогда ничего ему не дам!” – и тогда Аллах Всевышний ниспослал (другой аят, в котором было сказано): “И пусть занимающие высокое положение и обладающие достатком среди вас не клянутся, что прекратят оказывать помощь родственникам, беднякам и переселившимся на пути Аллаха, и пусть они прощают и извиняют. Разве не хотите вы, чтобы Аллах простил вас? Ведь Аллах – Прощающий, Милосердный!”[858] Тогда Абу Бакр сказал: “Да, клянусь Аллахом, конечно же я хочу, чтобы Аллах простил меня!” – после чего он снова стал помогать Мистаху, как это было раньше.

(Аиша, да будет доволен ею Аллах, также) сказала:

– Кроме того, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, расспрашивал обо мне также и Зайнаб бинт Джахш[859], говоря: “О Зайнаб, что тебе известно, что ты видела?” – (на что) она сказала: “О посланник Аллаха, я (не говорю того, чего не) видела и не слышала. Клянусь Аллахом, мне известно о ней только благое!” И она соперничала со мной, (стараясь добиться любви посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует), но Аллах защитил ее с помощью благочестия[860].

После этого люди, распостранявшие клевету, в том числе Мистах бин Асаса, Хассан бин Сабит и Хамна бинт Джахш, были подвергнуты бичеванию, и каждый из них получил по восемьдесят ударов. Что же касается главного клеветника, которым был Абдуллах бин Убайй, то его не подвергли установленному шариатом наказанию, либо по той причине, что наказание в этом мире облегчает участь человека в мире вечном, где Аллах пообещал подвергнуть его мучительной наказанию, либо с учетом каких-то иных причин, ввиду чего он избежал казни прежде.[861]

Так над Мединой рассеялись тучи сомнений и беспокойства, которые покрывали ее целый месяц, а глава лицемеров был опозорен так, что после этого не мог даже поднять голову. Ибн Исхак пишет:

– И после этого, если он совершал что-нибудь, его соплеменники принимались порицать и отчитывать его, а посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал Умару: “Что ты скажешь об этом, о Умар? Клянусь Аллахом, если бы я убил его в тот день, когда ты сказал мне: “Убей его!” – люди встали бы на его защиту, а если бы я велел им убить его сегодня, они бы непременно убили его!” Умар сказал: “И, клянусь Аллахом, я (лишний раз) убедился, что в суждениях посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, больше блага, чем в моих!”[862]

ВОЕННЫЕ ПОХОДЫ ПОСЛЕ ПОХОДА НА АЛЬ-МУРАЙСИ‘

1. Поход отряда под командованием Абд ар-Рахмана бин ‘Ауфа, да будет доволен им Аллах, на поселения племени бану киляб в Думат аль-Джандаль в месяце ша‘бан шестого года хиджры. Перед началом этого похода посланник Аллаха посадил Абд ар-Рахмана, да будет доволен им Аллах, перед собой, собственноручно повязал ему чалму, дал ему наказ действовать во время военных действий самым достойным образом и сказал: “Если они подчинятся тебе, женись на дочери их правителя”. Прибыв на место, ‘Абд ар-Рахман бин ‘Ауф, да будет доволен им Аллах, в течение трех дней призывал их к исламу, после чего они ответили на его призыв, а ‘Абд ар-Рахман бин ‘Ауф взял в жены мать Абу Саламы Тамадур бинт аль-Асбаг, которая была дочерью их правителя.

2. Поход отряда под командованием Али бин Абу Талиба, да будет доволен им Аллах, на племя бану бакр бин са‘д, обитавшее в оазисе Фадак, в месяце ша‘бан шестого года хиджры. Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, стало известно, что они собираются оказать помощь иудеям, и он послал туда Али, да будет доволен им Аллах, во главе отряда из двухсот человек. Они шли туда ночью и прятались днем, захватив по пути их шпиона, который признался, что люди из бану бакр бин са‘д направили его в оазис Хайбар, чтобы предложить жившим там иудеям свою помощь в обмен на поставки фиников из Хайбара. Этот шпион указал мусульманам на место концентрации сил бану са‘д, и Али, да будет доволен им Аллах, напал на них, захватив пятьсот верблюдов и две тысячи овец, однако воинам врага, которыми командовал Вабр бин ‘Алим, удалось убежать вместе со своими семьями.

3 Поход отряда под командованием Абу Бакра ас-Сиддика или Зайда бин Харисы, да будет доволен Аллах ими обоими, на Вади аль-Кура в рамадане шестого года хиджры. Этот поход был предпринят ввиду того, что люди из рода фазара задумали убить посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в связи с чем он и направил к ним Абу Бакра ас-Сиддика, да будет доволен им Аллах. Сообщается, что Салама бин аль-Аква‘, да будет доволен им Аллах, сказал:

– И я пошел (в этот поход) вместе с ним. После того как мы совершили утреннюю молитву, он дал нам команду, и мы напали на них, выйдя к источнику воды. Кого-то из них Абу Бакр убил[863], а я увидел группу людей, среди которых были и дети. И я побоялся, что они достигнут горы раньше меня, догнал их и пустил стрелу, пролетевшую меж ними и горой, и, увидев эту стрелу, они остановились. Среди них находилась одна женщина в кожаной накидке по имени Умм Кирфа, с которой была ее дочь, одна из красивейших арабских женщин. Я привел их к Абу Бакру, который подарил мне ее дочь, но я даже не прикоснулся к ее одежде. А потом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, спросил его[864] о дочери Умм Кирфа и отправил ее в Мекку в качестве выкупа за находившихся там в плену мусульман.[865]

Умм Кирфа относилась к числу шайтанов в человеческом облике и пыталась убить посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, снарядив для этого тридцать всадников из числа своих родственников, но ее постигло возмездие, так как все они были убиты.

4. Поход Карза бин Джабира аль-Фихри[866], да будет доволен им Аллах, против племени ‘урайна в месяце шавваль шестого года хиджры. Причиной его послужило то, что в Медину явилась группа людей из племен ‘укаль и ‘урайна, которые прожили там некоторое время, а когда оказалось, что климат города для них не подходит, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, отправил их пожить на пастбище, велев им пить верблюжье молоко и верблюжью мочу. Поправившись, они убили пастуха посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, угнали верблюдов и отреклись от веры после того, как приняли ислам. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, послал в погоню за ними Карза аль-Фихри, да будет доволен им Аллах, во главе отряда из двадцати сподвижников и призвал на этих людей проклятие, сказав: “О Аллах, сделай так, чтобы они не видели дороги, и сделай ее для них уже, чем женский браслет!” – после чего Аллах сделал так, что они перестали видеть путь, и их настигли. В качестве воздаяния равным и наказания за то, что они совершили, им отрубили руки и ноги и выкололи глаза, а потом бросили на харре, где они и оставались, пока не умерли.[867] Приводимый в “Сахихе” хадис, в котором рассказывается об этом, передается со слов Анаса, да будет доволен им Аллах.[868]

Кроме того, авторы жизнеописаний упоминают также о попытке, предпринятой Амром бин Умаййей ад-Дамри и Саламой бин Абу Саламой, да будет доволен Аллах ими обоими, в месяце шавваль шестого года хиджры. Они отправились в Мекку, чтобы убить Абу Суфйана за то, что он подослал одного бедуина, которому поручил убить посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Однако ни тому, ни другому не удалось сделать этого, хотя по дороге Амр, да будет доволен им Аллах, убил трех других многобожников. Сообщается также, что во время этого рейда Амр, да будет доволен им Аллах, захватил тело шахида Хубайба, да будет доволен им Аллах, однако известно, что Хубайба казнили через несколько дней или через месяц после инцидента в ар-Раджи‘, который имел место в месяце сафар четвертого года хиджры, и я не знаю, объединяют ли биографы два этих события между собой по ошибке или же то и другое действительно имело место во время этого рейда в четвертом году хиджры. Шейх аль-Мансурфури не считает этот рейд военным походом, а Аллах знает об этом лучше.

Такие походы были предприняты мусульманами после битвы у рва и осады поселения бану курайза. Ни один из этих походов не сопровождался жестокими битвами, и все они носили характер легких столкновений, по сути дела являвшись разведывательными дозорами или карательными акциями, которые организовывались с целью устрашения тех бедуинов и прочих врагов мусульман, которые никак не могли успокоиться. Анализ развития событий показывает, что после битвы у рва моральный дух врагов мусульман неуклонно снижался, и они больше уже не могли надеяться на то, что им удастся покончить с исламским призывом и уничтожить мусульман с помощью военной силы. Все это нашло свое яркое выражение в аль-Худайбиййе, а перемирие, которое было там заключено, стало не чем иным, как признанием силы исламской религии и того, что она останется на земле Аравии до скончания времен.

ПЕРЕМИРИЕ В АЛЬ-ХУДАЙБИЙЙЕ [869] (МЕСЯЦ ЗУ-ЛЬ-КА‘ДА ШЕСТОГО ГОДА ХИДЖРЫ)



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.110.106 (0.029 с.)