Убийство Ка'ба бин аль-Ашрафа



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Убийство Ка'ба бин аль-Ашрафа



Ка'б бин аль-Ашраф был одним из наиболее ярых ненавистников ислама и мусульман среди иудеев, наносил обиды посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, и открыто прызывал людей к войне с ним.

Он принадлежал к племени тай, но мать его была родом из племени бану ан-надир. Ка'б являлся богатым человеком, жил в роскоши и славился среди арабов своей красото и умением писать стихи. Его укрепление находилось к юго-востоку от Медины за поселением бану ан-надир.

Когда до него дошли первые сведения о победе среди мусульман и гибели лучших бойцов курайшитов при Бадре, он спросил: «Неужели это правда? Ведь относились они к числу знатных арабов. И являлись владыками людей! Клянусь Аллахом, если Мухаммад уничтожил этих людей, лучше умереть, чем оставаться на этой земле!»

Убедившись в том, что полученные им известия соответствуют действительности, этот враг Аллаха принялся высмеивать посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и мусульман, восхвалять их врагов и подстрекать их к нападению на мусульман. Однако он не ограничился этим, а поехал к курайшитам, остановился у аль-Мутталиба бин Абу-Вада’а ас-Сахми и принялся декламировать стихи, в которых оплакивал погибших и брошенных в колодец многобожников, вызвая у курайшитов гнев, разжигая в них ненависть по отношению к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и призывая их к войне против него. Во время его прибывания в Мекке Абу Суфйан и другие многобожники спросили его: «Чья религия тебе ближе – наша религия или религия Мухаммада и его друзей? И кто из нас следует более правильным путем?» – на что он ответил: «Ваш путь правильнее и лучше», и об этом Аллах Всевышний ниспослал нижеследующий айат: «Не думал ли ты о тех, кому была дарована часть Писания? Они веруют в джибта[639] и тагута[640] и говрят о тех, кто не уверовал: “Они следуют более верным путем, чем те кто уверовал”».[641]

После этого Ка’б вернулся в Медину и принялся сочинять стихи о женах сподвижников пророка, да благословит его Аллах и приветствует, нанося им тяжкие оскорбления.

Тогда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал людям: «Кто возмёться убить Ка'б бин аль-Ашрафа? Поистине он нанёс обиды Аллаху и его посланнику!» — и за осуществление этого взялись Мухаммад бин Маслама, 'Аббад бин Бишр, Абу На'иля, которого звали Салькан бин Саляма и который являлся молочным братом Ка'ба, аль-Харис бин Аус и Абу 'Абс бин Хибр, да будет доволен ими Аллах. Старшим этой группы стал Мухаммад бин Маслама.

В сообщениях об этом говориться, что когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Кто возмёться убить Ка'б бин аль-Ашрафа? Поистине он нанёс обиды Аллаху и его посланнику!» – со своего места поднялся Мухаммад бин Маслама, да будет доволен им Аллах, и сказал: «Я о посланник Аллаха. Хочешь ли ты, чтобы я убил его?» пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Тогда позволь мне сказать кое-что»[642], и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Говори».

После чего Мухаммад бин Маслама явился к Ка'бу бин аль-Ашрафу и сказал: «Поистине, этот человек[643] потребовалот нас выплаты садаки[644], чем поставил нас в трудное положение». (На это Ка'б) сказал: «клянусь Аллахом, (уже скоро) вы будете не в силах терпеть его!» (Затем Мухаммад бин Маслама) сказал: «но раз уж мы последовали за ним, то нам не хотелось бы бросать его, пока не увидим, чем всё это закончится, а сейчас мы хотим одолжить у тебя один или два васка[645] (продуктов)» (Ка'б) сказал: «Да, но вы должны оставить мне что-нибудь в залог», и они спросили: «Чего же ты хочешь?» (Ка'б) сказал: «оставьте мне в залог ваших женщин». Они возразили: «как же мы можем оставить тебе в залог наших женщин, ведь ты – самый красивый из арабов?!» (Ка'б) сказал: «тогда оставьте мне в залог ваших сыновей, ведь потом (люди) станут поносить их и скажут: “(Такого-то) заложили за один или два васка еды!” – а это для нас будет позором! (Лучше) мы оставим тебе в залог (наше) оружие». И они договорились с (Ка'бом), что (Мухаммад бин Маслама) придёт к нему. После этого Абу На'иля сделал то же, что и Мухаммад бин Маслама. Он явился к Ка'бу, некоторое время они декламировали стихи, а потом Абу На'иля сказал: «Горе тебе, о Ибн аль-Ашраф, я пришёл к тебе по делу, о котором я тебе расскажу, но я хочу, чтобы ты никому обо мне не рассказывал». Ка'б сказал: «Хорошо». Тогда Абу На'иля сказал: «Приезд этого человека стал для нас бедствием, ибо все арабы ополчились против нас, и они отрезали нам все пути, так что наши дети погибают, а мы как и наши дети испытываем затруднения», после чего у них произошёл разговор такой же, как и с Ибн Масламой. Во время этого разговора Абу На'иля сказал: «со смной пришли мои товарищи, которые думают также как и я, и я хотел, чтобы ты договорился об этом и с ними, и оказал им благодеяние».

Таким образом, поговорив с Ка'бом, Ибн Маслама и Абу На'иля добились желаемого, поскольку Ка'б согласился, чтобы они пришли с оружием и со своими товарищами.

Лунной ночью четырнадцатого числа месяца раби' аль-авваль третьего года хиджры, входившие в эту группу, собрались у посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который проводил их до Баки' аль-Гаркад[646] и напутствовал их такими словами: «Идите с именем Аллаха! О Аллах, помоги им!» – а потом вернулся к себе домой и стал молиться и вести тайную беседу со своим Господом.

Когда группа достигла укрепления Ка'ба бин аль-Ашрафа, Абу На'иля позвал его, и он поднялся с постели, чтобы спуститься к ним. Его молодая жена сказала еу: «Куда ты идёшь в такое время? Поистине, я слышу голос, и мне кажеться что капает кровь!»

Ка'б сказал: «Это же мой брат Мухаммад бин Маслама и мой молочный брат Абу На'иля, а кроме того, благородный отвечает когда его зовут, даже если могут пронзить его копьем», после чего вышел кним, умастившись благовоньями, запах которых исходил от его головы.

А до этого Абу На'иля сказал своим товарищам: «когда он придёт, я возьму его за волосы и понюхаю их, и когда вы увидите, что он позволи мне дотронуться до его головы, подходите и рубите его!» Когда Ка'б спустился к ним, он поговорил с ними некоторое время, а потом Абу НА'иля сказал: «О ибш аль-Ашраф, не хочешь ли ты пойти с нами в ущелье аль-'Аджуз и провести время в беседе до конца ночи?» Ка'б сказал: «Если хотите», после чего они вышли из дома и вместе отправились туда. По дороге Абу На'иля воскликнул: «Я никогда не ощущал запаха прекраснее!» Ка'б, горбый тем, что он услышал, сказал: «У моей жены самые лучшие благовония среди всех арабов». Абу На'иля спросил: «Не разрешишь ли ты мне понюхать твою голову?» Ка'б сказал: «Да», и тогда Абу На'иля запустил руки в его волосы, понюхал их сам и дал понюхать свои товарищам.

Через некоторое время он снова спросил: «Можно ли мне понюхать ещё раз?» Ка'б сказал: «Да», и Абу На'иля сделал то же самое. Еще через некоторое время он снова спросил: «Можно ли мне понюхать ещё раз?» Ка'б сказал: «Да», и Абу На'иля запустил руки в его волосы, схватив же их, он воскликнул: «Бросайтесь на врага Аллаха!» — и они стали рубить его своими мечами, однако не достигли своей цели. Тогда Мухаммад бин Маслама, да будет доволе им Аллах, схватил мигваль[647], приложил его к животу Ка'ба пониже пупка и надавил на него тяжестью своего веса. Мигваль достиг его лобка, и этот враг упал на землю, издав перед смертью громкий крик, испугавший всех вокруг, после чего в укреплениях иудеев зажглись огни.

После этого мусульмане вернулись обратно, но аль-Харис бин Аус, да будет доволе им Аллах, был случайно ранен мечом кого-то из своих товарищей и истекал кровью. Когда они добрались до харры аль-'Арди, люди заметили, что с ними нет аль-Хариса, и ждали его некоторое время, пока он не присоединился к ним, а дальше они несли его на руках. Добравшись до Баки' аль-Гаркад, они стали произносить слова: «Аллах велик!» Это услышал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, который понял, что они убили Ка'ба, и тоже воскликнул: «Аллах велик!» – а когда они пришли к нему, он воскликнул: «Да преуспеете вы!» Они сказали: «И ты тоже, о посланник Аллаха!» – а потом бросили к его ногам голову этого притеснителя. И посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, воздал Аллаху хвалу за то, что его удалось убить, после чего поплевал на рану аль-Хариса, которая зажила и больше никогда его не беспокоила.

Когда иудеи узнали о гибели Ка'ба бин аль-Ашрафа, страх овладел их упрямыми сердцами, и они поняли, что отныне посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, будет без колебаний прибегать к силе, если увидит, что добрые увещания не оказывают никакого вохдействия на тех, кто хочет нарушить безопасность и возмустить, спокойствие и не желает соблюдать заключённые с ним договоры. Вот почему они стали предпринимать никаких действий, соблюдали спокойствие, сделали вид, что следуют условиям договоров, и покорились.

Благодаря этому посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, на время получил передышку. Он использовал её дляя отражения внешних угроз, а мусульмане избавились от части своих внутренних проблем, которые внушали им опасения и с которыми им время от времени приходилось сталкиваться.

Поход на Бухран

Такое название получил большой боевой дозор, состоявший из трехсот бойцов, которых посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, повел к месту под названием Бухран в месяце раби ас-сани третьего года хиджры. Так назывался рудник в Хиджазе, расположенный в районе аль-Фара‘. Там пророк, да благословит его Аллах и приветствует, провел месяцы раби ас-сани и джумада аль-уля третьего года хиджры, а потом вернулся в Медину, ни с кем не вступив в бой.[648]

Поход Зайда бин Харисы

Это был последний и наиболее успешный боевой дозор перед битвой при Ухуде. Мусульмане выступили из Медины для его осуществления в месяце джумада аль-ахира третьего года хиджры.

Необходимость осуществления этого мероприятия была вызвана тем, что после поражения при Бадре курайшиты все еще продолжали испытывать беспокойство и волнение. Между тем настало лето и приблизилось время отправки их торгового каравана в Шам, что добавило им забот.

Сафван бин Умаййа, которого курайшиты в этом году поставили во главе этого каравана, сказал им: “Мухаммад и его товарищи мешают нашей торговле, и мы не знаем, что нам с ними делать, ведь они не покидают побережья! Он заключил мир с живущими там людьми, многие из них присоединились к нему, и мы не знаем, каким путем нам идти! Если же мы останемся дома, то начнем проедать свой капитал, и скоро от него ничего не останется, ведь, поистине, наша жизнь в Медине зависит от торговли с Шамом летом и с Эфиопией – зимой!”

После этого они стали обсуждать этот вопрос, и аль-Асвад бин ‘Абд аль-Мутталиб сказал Сафвану: “Оставь дорогу вдоль берега и двигайся в сторону Ирака”[649], после чего аль-Асвад бин ‘Абд аль-Мутталиб посоветовал Сафвану взять в проводники Фурата бин Хаййана из племени бану бакр бин ваиль, который во время этого путешествия должен был также заниматься для него разведкой.

И караван курайшитов, ведомый Сафваном бин Умаййей, двинулся в путь по новому маршруту, но, несмотря на это, известия о караване и о его маршруте дошли до Медины. Дело было так: Салит бин ан-Ну‘ман, да будет доволен им Аллах, который принял ислам, встретился с Ну‘аймом бин Мас‘удом аль-Ашджа‘и, тогда еще не являвшимся мусульманином, и они выпили вина[650]. Когда оно оказало свое воздействие на Ну‘айма, он подробно рассказал Салиту о караване и пути его следования, после чего Салит поспешил к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и все передал ему.

После этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сразу же собрал отряд из ста всадников, во главе которого поставил Зайда бин Харису аль-Кальби, да будет доволен им Аллах. Зайд поспешил в путь и среди бела дня неожиданно напал на караван курайшитов, расположившийся на отдых у источника воды в месте, которое называется Карда. В результате весь караван был захвачен мусульманами, а Сафван и охрана каравана бежали, не оказав никакого сопротивления.

Мусульмане взяли в плен проводника каравана Фурата бин Хаййана. По другим сообщениям, кроме него были захвачены еще двое, а также богатая добыча, состоявшая из сосудов и серебра ценой в сто тысяч дирхемов. Взяв пятую часть добычи, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разделил остальное между участниками похода, а Фурат бин Хаййан принял ислам по призыву пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и в его присутствии.[651]

Это стало еще одним тяжким ударом, поразившим курайшитов после битвы при Бадре, вследствие чего их обеспокоенность и озабоченность усилились. Теперь для них оставалось только два пути: либо отказаться от своего высокомерия и заносчивости и пойти на примирение с мусульманами, либо начать широкомасштабную войну ради возвращения былой славы и уничтожения военного потенциала мусульман, чтобы лишить их какого бы то ни было влияния. Мекканцы выбрали второй путь и с еще большим упорством стали стремиться к отмщению и готовиться к крупному сражению с мусульманами, разрабатывая планы нападения на них в их домах. Все это и другие упоминавшиеся нами ранее события стало частью серьезной подготовки к битве при Ухуде.

 

 

БИТВА ПРИ УХУДЕ



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.170.171 (0.012 с.)