НОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ И ВОЗНЕСЕНИЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НОЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ И ВОЗНЕСЕНИЕ



 

На этом этапе призыва пророка, да благословит его Аллах и приветствует, который был отмечен и успехами, и гонениями, когда далеко на горизонте стал пробиваться слабый луч надежды, случилось то, что впоследствии получило известность как ночное путешествие (исра’) и вознесение (ми‘радж).

Время этого события определялось по-разному:

1. Говорят, что ночное путешествие относится к тому году, когда Аллах почтил его пророчеством, и этого мнения придерживался ат-Табари.

2. Говорят также, что это случилось через пять лет после начала осуществления пророческой миссии, и к этому мнению склонялись ан-Навави и аль-Куртуби.

3. Говорят также, что это случилось в двадцать седьмую ночь месяца раджаб десятого года от начала пророчества, и этого мнения придерживался шейх аль-Мансурфури.

4. Говорят также, что это случилось за шестнадцать месяцев до переселения пророка, да благословит его Аллах и приветствует, в Медину, иначе говоря, в рамадане двенадцатого года от начала пророчества.

5. Говорят также, что это случилось за один год и два месяца до переселения пророка, да благословит его Аллах и приветствует, в Медину, то есть, в месяце мухаррам тринадцатого года от начала пророчества.

6. Говорят также, что это случилось в месяце раби аль-авваль тринадцатого года от начала пророчества и за год до переселения в Медину.

В соответствии с тремя первыми из числа вышеупомянутых высказываний, Хадиджа, да будет доволен ею Аллах, скончалась в рамадане десятого года от начала пророчества, еще до того, как мусульманам была вменена в обязанность пятикратная молитва; а относительно того, что пятикратная молитва была вменена в обязанность пророку, да благословит его Аллах и приветствует, во время ночного путешествия, никаких расхождений нет.[396] Если же говорить о трех других утверждениях, то я не могу отдать предпочтения ни одному из них, однако содержание суры “Ночное путешествие” указывает на то, что это путешествие имело место очень поздно.

Знатоки хадисов приводят подробности этого события, которые вкратце излагаются нами ниже.

Ибн аль-Каййим пишет:

– Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, был физически перенесен ночью из Священной Мечети в Иерусалим. Пророк, которого сопровождал Джибрил, да благословит Аллах их обоих и да приветствует, сидел верхом на животном по имени аль-Бурак. Там он опустился на землю и стал предстоятелем (имамом) на молитве других пророков после того, как привязал аль-Бурака к кольцу врат мечети.

Затем этой же ночью он был вознесен из Иерусалима к нижнему небу, Джибрил попросил открыть для него врата этого неба, и ему открыли. Там он увидел отца людей Адама и приветствовал его. Адам ответил на его приветствие и признал его пророчество, а потом Аллах показал ему души шахидов, стоявших справа от Адама, и души грешников, которые стояли слева.

Потом Джибрил вознесся с ним ко второму небу и попросил открыть для него его врата. Там он увидел Йахйу бин Закарийу и ‘Ису бин Марйам, мир им обоим. Он встретился с ними и поприветствовал их, а они ответили на его приветствие и признали его пророчество.

Потом Джибрил вознесся с ним к третьему небу, где он увидел Йусуфа, мир ему, к которому обратился с приветствием и который ответил на его приветствие и признал его пророчество.

Потом Джибрил вознесся с ним к четвертому небу, где он увидел Идриса, мир ему, и он приветствовал его и признал его пророчество.

Потом Джибрил вознесся с ним к пятому небу, где он увидел Харуна бин ‘Имрана, мир ему, который приветствовал его и признал его пророчество.

Потом Джибрил вознесся с ним к шестому небу, где он увидел Мусу бин ‘Имрана, мир ему, который приветствовал его и признал его пророчество.

Когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, покидал Мусу, мир ему, Муса заплакал. Его спросили: “Что заставляет тебя плакать?” Он сказал: “Я плачу потому, что войдет в рай больше людей из общины молодого человека, посланного после меня, чем из моей общины”.

Потом Джибрил вознесся с ним к седьмому небу, где он встретил Ибрахима, мир ему, который приветствовал его и признал его пророчество.

Потом Джибрил вознесся с ним к лотосу крайнего предела[397], а потом ему был показан небесный храм (аль-байт аль-ма‘мур)[398].

А потом Джибрил вознесся с ним к Могущественному, и Он приблизился к нему на расстояние, равное длине двух луков[399] или еще ближе и открыл Своему рабу в откровении то, что открыл, и вменил ему в обязанность совершение пятидесяти молитв ежедневно. Потом он вернулся назад и когда проходил мимо Мусы, тот спросил его: “Что Он тебе велел?” Он сказал: “Совершать пятьдесят молитв”. Муса сказал: “Поистине, члены твоей общины не смогут делать этого, возвращайся же к твоему Господу и проси Его об облегчении для твоей общины”. Тут пророк, да благословит его Аллах и приветствует, повернулся к Джибрилу, как бы спрашивая его совета относительно этого, и Джибрил сделал ему знак, означавший: “Да, если желаешь”, после чего Джибрил вознесся с ним к Всеблагому и Всевышнему Аллаху, Который находился на Своем месте.[400] И Аллах уменьшил количество обязательных молитв на десять, а потом он спустился, пришел к Мусе и сообщил ему об этом. Муса сказал: “Возвращайся к твоему Господу и попроси Его об облегчении”, и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, продолжал возноситься к Всемогущему и Великому Аллаху и возвращаться к Мусе до тех пор, пока Аллах не велел ему совершать пять молитв. После этого Муса снова посоветовал ему вернуться и попросить об облегчении, и тогда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Я стыжусь Господа моего и я соглашаюсь и подчиняюсь”, а потом глашатай сказал[401]: “Я завершил возложение обязанностей и облегчил (бремя) Своих рабов”.[402]

Далее Ибн аль-Каййим упоминает о существовании расхождений во мнениях относительно того, видел ли посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, своего Всеблагого и Всевышнего Господа, и приводит высказывание Ибн Таймиййи по этому вопросу, изучение которого показывает, что видение Аллаха воочию пророком, да благословит его Аллах и приветствует, ничем не подтверждается и об этом не говорил никто из сподвижников; если же говорить о словах Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, о видении вообще и видении сердцем, то первое не исключает собой второго.

Далее Ибн аль-Каййим пишет:

– Что же касается слов Всевышнего из суры “Звезда”: “Потом он[403] приблизился и подошел (еще) ближе … ” (“Звезда”, 8), то здесь имеется в виду не то приближение, о котором говорится в хадисе о ночном путешествии, так как в суре “Звезда” речь идет о приближении Джибрила. На это указывают ‘Аиша и Ибн Мас‘уд, да будет доволен Аллах ими обоими, а также общий смысл аята, тогда как ясно, что под приближением в рассматриваемом нами хадисе подразумевается приближение Всеблагого и Всевышнего Аллаха, а в суре “Звезда” об этом не говорится, но указывается, что он видел “его” в другой раз у лотоса крайнего предела. При этом имеется в виду Джибрил, которого пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, видел в его истинном образе дважды: один раз на земле, а другой раз у лотоса крайнего предела, а Аллах знает об этом лучше.[404]

К этому же имеет отношение и второе рассечение груди. Во время этого путешествия пророк, да благословит его Аллах и приветствует, видел многие вещи.

– Когда ему было предложено молоко и вино, пророк, да благословит его Аллах и приветствует, выбрал молоко, и ему было сказано: “Ты был направлен на путь, соответствующий естеству[405] (или: ты взял то, что соответствует естеству), а если бы ты взял вино, то община твоя сбилась бы с пути”.

– Он видел в раю четыре реки, две из которых были видимыми, а две – скрытыми[406], и двумя видимыми были Нил и Евфрат. Смысл этих слов состоял в том, что его послание получит распространение в плодородных долинах Нила и Евфрата, а их обитатели будут исповедовать ислам поколение за поколением, но это не означает, что истоки этих двух рек берут свое начало в раю.

– И он видел стража ада Малика, который никогда не улыбается и на лице которого не бывает выражения радости. Кроме того, он видел рай и ад.

– И он видел людей, проедавших имущество сирот, на что они не имели права. Их губы были подобны губам верблюдов, а во рты им бросали подобные большим камням куски огня, которые выходили у них сзади.

– И он видел ростовщиков с огромными животами, из-за которых они не могли сдвинуться с места, и когда людей из числа приспешников фараона вели к огню, они проходили по ним, топча их.

– И он видел прелюбодеев, перед которыми находится хорошее жирное мясо, а рядом с ним – плохое и зловонное, и они едят плохое и зловонное, а к хорошему и жирному не прикасались.

– И он видел подвешенных за соски женщин, которые приносили мужьям рожденных не от них детей.

– И он видел, как караван мекканцев двинулся в путь и вернулся обратно, и указал им на убежавшего верблюда, и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, попил воды из закрытого сосуда, когда они заснули, оставив этот сосуд закрытым, а утром после ночного путешествия это послужило указанием на то, что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, говорил правду.[407]

Ибн аль-Каййим пишет: “Когда наутро посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вышел к своим соплеменникам, он сообщил им о тех величайших знамениях, которые показал ему Всемогущий и Великий Аллах, после чего они еще сильнее принялись обвинять его во лжи и наносить ему всевозможные обиды. Они потребовали от него описать мечеть[408] Иерусалима (аль-Масджид аль-Акса), и тогда Аллах показал ему ее так, что он увидел ее воочию. После этого он начал сообщать им о знамениях Аллаха, и они ничего не смогли опровергнуть. Он сообщил им о том, как уходил и возвращался их караван, и о том, когда он прибыл, и о том, какой верблюд шел первым, и все было именно так, как он говорил, однако это лишь усилило их враждебность, и эти несправедливые люди отвергли все, кроме неверия”.[409]

Сообщается, что Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, получил прозвище “Правдивейший” (Сиддик) по той причине, что он поверил сообщению об этом событии, тогда как курайшиты объявили его ложью.[410]

Самым кратким и наиболее важным объяснением причин этого путешествия являются слова Аллаха Всевышнего, Который сказал: “ … чтобы показать ему (нечто) из Наших знамений … ” (“Ночное путешествие”, 1), и подобным образом Аллах поступал со всеми пророками. Аллах Всевышний сказал: “Так показали Мы Ибрахиму царство небесное и земное, чтобы (мог он убедиться)” (“Скот”, 75). И Аллах Всевышний сказал Мусе: “…чтобы показать тебе (нечто) из Наших величайших знамений …” (“Та ха”, 23). И Аллах Всевышний объяснил, в чем состоит цель этого, сказав: “…чтобы (мог он убедиться)”(“Скот”, 75). После того как знание пророков начинало опираться на видение знамений воочию, их убежденность больше ничто поколебать уже не могло, так как с видением воочию не могут сравниться никакие сообщения. И после этого они оказывались способными переносить на пути Аллаха то, что было не под силу другим, а все силы мира этого представлялись им чем-то ничтожным наподобие комариного крыла, и они не обращали внимания на обрушивавшиеся на них испытания и мучения.

Уроки и тайны отдельных этапов этого путешествия являются предметом исследования книг, посвященных тайнам шариата, однако можно указать и на множество очевидных простых истин, связанных с этим благословенным путешествием и касающихся жизни пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Ввиду этого я считаю необходимым кратко остановиться на некоторых из них.

Ознакомившись с сурой “Ночное путешествие”, читатель увидит, что Аллах упоминает об этом путешествии только в одном аяте, после чего там говорится о постыдных делах и прегрешениях иудеев, а потом Аллах говорит, что Коран указывает путь к тому, что является наиболее правильным. Читатель может подумать, что между двумя этими аятами нет никакой связи, однако на самом деле это не так. Тот факт, что целью путешествия являлся Иерусалим, служил указанием на то, что отныне положение руководителя всех людей по воле Аллаха займет посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, под властью которого окажутся оба центра призыва Ибрахима, мир ему[411]. И это служило указанием на то, что настало время перехода духовного руководства от одной религиозной общины к другой, к той общине, которая должна была стать источником благочестия и блага и посланнику которой будут ниспосылаться откровения Корана, ведущие к тому, что является наилучшим.

Однако как могло перейти к ней это руководство, когда посланник, изгоняемый людьми, скитался в горах? Этот вопрос позволяет понять еще одну истину, а именно то, что этот этап исламского призыва близился к завершению и что скоро начнется другой этап, который будет отличаться от первого. Вот почему некоторые аяты этой суры заключают в себе открытые предостережения и серьезные угрозы по адресу многобожников. Так, Аллах Всевышний сказал: “Когда Мы хотели погубить какое-нибудь селение, то повелевали благоденствующим, (которые жили в) нем, и они впадали там в нечестие, и тогда осуществлялось реченное, и Мы уничтожали его полностью” (“Ночное путешествие”, 16). Аллах Всевышний также сказал: “Сколь много поколений погубили Мы после Нуха! И достаточно Господа твоего как Ведающего о грехах Своих рабов и Видящего (их)”(“Ночное путешествие”, 17). Наряду с этими в данной суре есть и другие аяты, разъясняющие мусульманам, на каких принципах цивилизации должно будет основываться их общество, и говорящие об этом так, будто они уже владеют своей землей, пользуются полной свободой и составляют собой единое целое, на чем и держится их общество. Здесь есть указание на то, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, найдет себе безопасное убежище, в котором сможет обосноваться и которое станет тем центром, из которого его призыв сможет достичь всех концов мира. Это и являлось одной из тайн этого благословенного путешествия, имеющей отношение к нашему исследованию, в силу чего мы и посчитали нужным упомянуть об этом.

С учетом этого и подобных ему факторов мы считаем, что ночное путешествие имело место либо незадолго до клятвы первой Акабы, либо между первой и второй клятвами, а Аллах знает об этом лучше.

 

КЛЯТВА ПЕРВОЙ ‘АКАБЫ

 

Мы уже упоминали о шести людях из числа жителей Йасриба, которые приняли ислам в одиннадцатом году от начала пророчества, пообещав посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, что они донесут его послание до своих соплеменников.

Следствием этого стало то, что в следующий сезон паломничества, то есть в двенадцатом году от начала пророчества (июль 621 г.н.э.), когда в Мекку прибыло двенадцать человек, в том числе пятеро из тех шести людей, которые за год до этого установили контакт с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. На этот раз среди них не было Джабира бин Абдуллаха бин Ри‘аба, но с ними пришли еще семь человек, имена которых приводятся ниже.

1. Му‘аз бин аль-Харис Ибн ‘Афра из рода бану ан-наджжар племени хазрадж.

2. Закван бин ‘Абд аль-Кайс из рода бану зурайк племени хазрадж.

3. ‘Убада бин ас-Самит из рода бану ганм племени хазрадж.

4. Йазид бин Са‘ляба из числа союзников рода бану ганам племени хазрадж.

5. Аль-”Аббас бин ‘Убада бин Надаля из рода бану салим племени хазрадж.

6. Абу-ль-Хайсам бин ат-Тайхан из рода бану аль-ашхаль племени аус.

7. ‘Увайм бин Са‘ида из рода бану ‘амр бин ‘ауф племени аус.

Таким образом, ауситами были только двое последних из вышеперечисленных людей, а все остальные относились к племени хазрадж.[412]

Эти люди встретились с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в Акабе, что находится в долине Мина, и принесли ему клятву, подобную той, которую дали ему женщины после овладения Меккой.[413]

Аль-Бухари приводит хадис, в котором со слов ‘Убады бин ас-Самита, да будет доволен им Аллах, сообщается, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Подойдите и поклянитесь мне в том, что вы не будете поклоняться никому и ничему наряду с Аллахом, не будете воровать, прелюбодействовать и убивать ваших детей, и не будете распространять ложь, измышляемую вашими сердцами, и не ослушаетесь меня в том, что касается одобряемого (шариатом). Того из вас, кто сдержит (эту клятву), наградит Аллах, тому, кто нарушит что-нибудь из этого и будет наказан в этом мире, (это наказание) послужит искуплением, а относительно того, кто нарушит что-нибудь, а Аллах покроет его, Аллах и будет принимать решение, и если пожелает, то накажет его, если же пожелает (иного), то простит его”. (‘Убада бин ас-Самит, да будет доволен им Аллах,) сказал: “И я поклялся (или: и мы поклялись) ему в этом”.[414]

Посол ислама в Медине

После принесения этой клятвы и завершения сезона паломничества пророк, да благословит его Аллах и приветствует, направил в Йасриб с теми, кто принес эту клятву, своего первого представителя, чтобы он научил живших там мусульман законам ислама, помог им понять суть их религии и занялся ее распространением среди тех, кто продолжал придерживаться многобожия. Для этой цели он выбрал молодого мусульманина, относившегося к числу первых принявших эту религию. Им был Мус‘аб бин ‘Умайр аль-‘абдари, да будет доволен им Аллах.

Радостный успех

Мус‘аб бин ‘Умайр, известен как чтец Корана[415], поселился у Ас‘ада бин Зурары, да будет доволен Аллах ими обоими, после чего они с усердием и воодушевлением взялись за дело распространения ислама.

К числу наиболее замечательных сообщений, касающихся успеха его призыва, относится то, что однажды Ас‘ад бин Зурара вышел с ним из дома и они направились к домам, где жили люди из родов бану ‘Абд аль-ашхаль и бану зафар. По дороге они зашли в пальмовую рощу, принадлежавшую роду бану зафар, сели у колодца Марак, и вокруг них собрались люди из числа новообращенных мусульман. В то время Са‘д бин Му‘аз и Усайд бин Худайр, являвшиеся вождями и относившиеся к роду бану ‘Абд аль-ашхаль, все еще оставались многобожниками. Когда они узнали о встрече мусульман, Са‘д сказал Усайду: “Ступай к этим двоим, которые явились сюда, чтобы дурачить слабых среди нас, прикрикни на них и запрети им приходить к нашим домам. Поистине, Ас‘ад бин Зурара является сыном моей тетки, и если бы не это, я не обратился бы к тебе с такой просьбой[416]”.

После этого Усайд взял свое копье и направился к ним. Увидев его, Ас‘ад сказал Мус‘абу: “Это вождь своего племени, постарайся же найти для него наилучшие слова”. Мус‘аб сказал: “Если он сядет, я поговорю с ним”. Подойдя ближе, Усайд принялся ругать их, а потом спросил: “Что привело вас к нам и почему вы дурачите слабых людей среди нас? Убирайтесь прочь, если хотите жить!” Мус‘аб сказал ему: “Может быть, ты присядешь и послушаешь, и если тебе понравится, ты согласишься с этим, если же тебе будет это ненавистно, никто не станет тебя заставлять”. Усайд сказал: “Это справедливо”, воткнул копье в землю и сел, а Мус‘аб стал говорить с ним об исламе и читать ему Коран. Потом Мус‘аб говорил: “И клянусь Аллахом, мы по лицу его поняли, что он примет ислам, еще до того, как он заговорил, ибо его лицо озарилось и на нем появилось выражение радости”. Выслушав Мус‘аба ‘Усайд сказал: “Сколь хороши и прекрасны эти слова! Что вы делаете, когда хотите принять эту религию?”

Они сказали ему: “Ты должен совершить полное омовение и очистить твою одежду, потом принести свидетельство истины, а потом совершить молитву в два раката”, и он встал, совершил полное омовение, очистил свою одежду, принес свидетельство, совершил молитву в два раката, а потом сказал: “Есть еще один человек – Са‘д бин Му‘аз. Если он последует за вами, то и все его соплеменники поступят также, и сейчас я приведу его к вам”. После этого он взял свое копье и пошел к Са‘ду, находившемуся среди своих соплеменников в доме их собраний. Увидев его, Са‘д сказал: “Клянусь Аллахом, он вернулся к вам уже с другим выражением лица!”

Когда Усайд вошел в дом собраний, Са‘д спросил его: “Что ты сделал?” Он сказал: “Я поговорил с этими двумя и, клянусь Аллахом, ничего дурного от них не услышал, а когда я запретил им говорить, они сказали: “Мы сделаем то, чего ты желаешь”. И мне сказали, что люди из племени бану хариса направились к Ас‘аду, бин Зураре, чтобы убить его, потому что им известно, что он – сын твоей тетки, а потом обвинить в этом тебя”. Услышав это, Са‘д в гневе встал со своего места, схватил копье и направился к Мус‘абу и Ас‘аду, увидев же, что они спокойно сидят, он понял, что Усайд добивался только того, чтобы он послушал их слова. Тогда он подошел к ним, осыпая их бранью, а потом сказал Ас‘аду бин Зураре: “Клянусь Аллахом, о Абу Умама, если бы не связывало нас родство, я бы обошелся с тобой по-другому! Как смел ты принести нам то, что нам ненавистно?!”

А до этого Ас‘ад сказал Мус‘абу: “Клянусь Аллахом, к тебе пришел вождь, за которым стоит его племя, и если он последует за тобой, то и каждый его соплеменник поступит так же”. И Мус‘аб сказал Са‘ду бин Му‘азу: “Может быть, ты присядешь и послушаешь? Если тебе понравится, ты примешь это, если же тебе будет это ненавистно, мы не станем принуждать тебя”. Са‘д сказал: “Это справедливо”. После этого он воткнул в землю свое копье и сел, а Мус‘аб предложил ему принять ислам и почитал ему Коран, а потом Мус‘аб говорил: “И, клянусь Аллахом, мы по лицу его поняли, что он примет ислам, еще до того, как он заговорил, так как его лицо озарилось и на нем появилось выражение радости”. Выслушав его, Са‘д спросил: “Что вы делаете, когда принимаете ислам?” Они сказали ему: “Ты должен совершить полное омовение и очистить твою одежду, потом принести свидетельство истины, а потом совершить молитву в два раката”, и он сделал это.

После этого Са‘д, да будет доволен им Аллах, взял свое копье и пошел к дому собраний своего племени. Увидев его, люди сказали: “Клянемся Аллахом, он вернулся уже с другим выражением лица!”

Подойдя к ним, Са‘д сказал: “О бану ‘Абд аль-ашхаль, что вы скажете о моем месте среди вас?” Они сказали: “Ты – наш вождь, и самый здравомыслящий из нас, и самый спокойный из нас по характеру”. Са‘д сказал: “Запретно любому из вас, будь то мужчина или женщина, говорить со мной, пока не уверуете вы в Аллаха и Его посланника!” – и уже к вечеру ислам приняли все мужчины и женщины из его племени за исключением одного человека по имени аль-Усайрим, который медлил с принятием ислама вплоть до битвы при Ухуде[417]. Он принял ислам в день этой битвы, сражался и был убит, не совершив пред Аллахом ни одного земного поклона, и это о нем пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Он сделал мало, а награда (будет) велика!”

И Мус‘аб жил у Ас‘ада бин Зурары, призывая людей к исламу, пока в каждом из домов ансаров[418] не появились мужчины и женщины, исповедующие эту религию. Исключение составляли собой только те дома, где жили люди из родов бану умаййа бин зайд, хатама и ваиль. Среди них жил и поэт Кайс бин аль-Аслят, оказывавший на них влияние и удерживавший их от принятия ислама вплоть до битвы у рва, которая произошла в пятом году хиджры (627 г.н.э.).

До наступления следующего сезона хаджжа, то есть до хаджжа тринадцатого года от начала пророчества, Мус‘аб, да будет доволен им Аллах, вернулся в Мекку и принес посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, радостные вести об успехе, рассказав ему о положении племен, живших в Йасрибе, о том, что от них можно ожидать благого, и о том, какой силой они обладают.[419]

 

КЛЯТВА ВТОРОЙ ‘АКАБЫ

Во время сезона паломничества тринадцатого года от начала пророчества (июнь 622 г.н.э.) для совершения обрядов хаджжа в Мекку прибыло более семидесяти мусульман из Йасриба, которые приехали туда вместе с паломниками из числа их соплеменников, все еще остававшихся многобожниками. Находясь в Йасрибе или в пути, эти мусульмане спрашивали друг друга: “Доколе же мы будем оставлять посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, скитаться в горах Мекки, пребывая в изгнании и испытывая страх?”

Прибыв в Мекку, они несколько раз тайно связывались с пророком, да благословит его Аллах и приветствует, и в конце концов договорились о встрече с ним в середине дней ташрика[420] в ущелье рядом с первым из столбов Мины, договорившись также и о том, что эта встреча пройдет в полной тайне под покровом ночи.

Предоставим одному из предводителей ансаров возможность описать нам эту историческую встречу, которая изменила весь ход борьбы между язычеством и исламом. Сообщается, что Ка‘б бин Малик аль-Ансари, да будет доволен им Аллах, сказал:

– Мы отправились в хаджж, и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пообещал нам встретиться с нами в середине дней ташрика. В ту ночь, когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, условился о встрече с нами, среди нас находился один из наших вождей по имени Абдуллах бин ‘Амр бин Харам. Мы взяли его с собой, хотя и скрывали свои намерения от наших соплеменников, являвшихся многобожниками, обратились к нему и сказали: “О Абу Джабир, поистине, ты – один из наших вождей и представителей знати, и мы призываем тебя отказаться от того, чего ты придерживаешься, чтобы завтра не стать топливом для огня!” А потом мы призвали его к исламу и рассказали ему о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, условился с нами о встрече в Акабе, и он принял ислам, был с нами в Акабе и стал одним из старшин.

В эту ночь мы легли спать со всеми остальными нашими соплеменниками на наших стоянках, а когда истекла треть ночи, мы покинули их для встречи с посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пробираясь мимо них незаметно, как куропатки, и собравшись в ущелье у Акабы. Нас было семьдесят три человека из числа мужчин и две женщины: Умм ‘Амара Нусайба бинт Ка‘б из рода мазин бин ан-наджжар и Умм Мани ‘Асма бинт ‘Амр из рода бану салима.

Собравшись в этом ущелье, мы ожидали посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пока он не пришел к нам вместе со своим дядей аль-’Аббасом бин ‘Абд аль-Мутталибом, который в то время еще исповедовал религию своих соплеменников, однако аль-’Аббас захотел принять участие в делах сына своего брата. Он решил еще раз удостовериться в серьезности их намерений и он заговорил первым.[421]

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.201 (0.026 с.)