Власть в других частях Аравии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Власть в других частях Аравии



 

Раньше мы уже упоминали о переселениях кахтанидов и аднанитов, а также о том, что между ними были поделены все земли арабов. Те племена, что поселились поблизости от Хиры, подчинялись правителям Хиры, а поселившиеся в полупустынях Сирии находились в подчинении у Гассанидов, однако эта зависимость носила скорее формальный, чем фактический характер. Что же касается племён, обитавших во внутренних районах Аравийского полуострова, то они пользовались полной свободой.

Фактически вожди этих племён избирались остальными людьми, а само племя представляло собой правительство в миниатюре, в основе политического существования которого лежало племенное единство, а также общие интересы, связанные с защитой своей территории и отражением внешней агрессии.

Положение вождей племён было сравнимо с положением царей, а члены племени целиком и полностью подчинялись им во всех вопросах войны и мира. Вождь племени обладал властью, ничем не отличавшейся от власти сильного диктатора, и если некоторые из них гневались на кого-либо, то этот гнев был подкреплен силой тысяч вооружённых людей, которые не спрашивали, что именно вызвало гнев вождя. Тем не менее среди двоюродных братьев бывали случаи борьбы за власть, что побуждало их задабривать людей, показывая им свою щедрость, оказывая гостеприимство, проявляя свою мудрость и смелость, а также защищая других людей, чтобы пользоваться среди них доброй славой, что в особой мере касалось поэтов, которые в те времена выступали в качестве представителей своих племён[71], а также чтобы как-то выделиться среди остальных претендентов на власть.

Вожди и предводители обладали и некоторыми особыми правами. Так, например, им выделялась четверть военной добычи; какую-то часть её они могли отбирать для себя ещё до раздела добычи; они имели право забирать себе то, что попадалось им по пути и ещё не дошло до людей, а также то, что оставалось после раздела добычи и не могло быть разделено между несколькими участниками военного похода, например, верблюд, лошадь и так далее.

Политическая ситуация

 

Мы уже упоминали о правителях арабов, теперь же настало время рассказать о политической сиитуации положении в целом.

Три региона, граничившие с владениями иноземцев, были слабы и находились в состоянии крайнего упадка. Люди, населявшие их, являлись хозяевами или рабами, правителями или подданными. Хозяева, особенно иноземцы, пользовались всеми правами, тогда как у рабов были только обязанности. Точнее говоря, подданные представляли собой нечто вроде сельскохозяйственных угодий, которые должны были снабжать правителей урожаем, правители же использовали эти угодья для удовлетворения собственных желаний, превращая их в объект притеснений и враждебных посягательств. Что же касается людей, то они блуждали, будто слепые, подвергаясь всевозможным притеснениям, не имея возможности ни роптать, ни жаловаться, и молча снося всевозможные несправедливости и мучения. Власть не ограничивалась ничем, а права людей полностью ущемлялись. Племена, жившие поблизости от этих регионов, находились в неустойчивом положении и зависели от чужих прихотей и целей, в результате чего оказывались под влиянием то Ирака, то Шама. Положение племён во внутренних районах Аравии характеризовалось отсутствием прочных связей между ними и часто определялось межплеменными конфликтами, а также расовыми и религиозными противоречиями, так что один поэт даже сказал:

Я родом из племени газийа : если оно собьётся с пути,

то, собьюсь и я, а если пойдёт верным путём, то и я последую им.

У этих людей не было ни царя, который обеспечивал бы их независимость, ни того, к кому они могли бы обратиться и на кого могли бы положиться в трудный час.

Тем не менее арабы высоко ценили и уважали правителей Хиджаза, считая их правителями и хранителями религиозного центра. Фактически это правление одноовременно являлось и светским, и религиозным лидерством. Они правили арабами как религиозные лидеры, управляя харамом Мекки и прилегающими к нему территориями в целях обеспечения интересов паломников, которые прибывали к Каабе, и распространяя действие религиозного закона Ибрахима. У них были свои органы управления, которые, как уже отмечалось выше, напоминали собой парламентские структуры, однако их власть была слишком слабой и не могла выдержать тяжких испытаний, что стало совершенно очевидным в период нашествия эфиопов на Мекку.

РЕЛИГИИ АРАБОВ

 

В большинстве своём арабы откликнулись на призыв Исмаила, мир ему, призвавшего их к религии своего отца Ибрахима, да благословит его Аллах и приветствует. Они поклонялись Аллаху, признавали Его единство и исповедовали Его религию в течение долгого времени, но в конце концов забыли часть того, о чём помнили когда-то. Тем не менее они придерживались единобожия и выполняли некоторые обряды религии Ибрахима вплоть до появления среди них вождя племени хуза‘а по имени ‘Амр бин Лухайй, который сделал много хорошего, раздавал милостыню и отличался рвением в религиозных делах. ‘Амр пользовался любовью своих соплеменников, считавших его одним из самых знающих и достойных людей, однако в своё время он отправился в Сирию и увидел, что там люди поклоняются идолам. Ему понравилось это и он посчитал их религию истинной, поскольку Шам был землёй, на которую приходили посланники и ниспосылались откровения свыше. Из Шама он привёз с собой идола по имени Хубал и установил его внутри Каабы, а потом призвал к идолопоклонству жителей Мекки. Они ответили на его призыв, а уже скоро их примеру последовали и жители Хиджаза в целом, поскольку мекканцы являлись хранителями Каабы и жили на территории харама.

Один из древнейших идолов арабов, который носил имя Манат, находился в аль-Мушаллале на берегу Красного моря близ Кадида. Потом в Таифе стали поклоняться идолу аль-Лят, а идолу аль-Уззы – в вади Нахля. Эти три идола были главными, а потом многие другие идолы распространились по всему Хиджазу. Сообщается, что ‘Амр бин Лухайй поддерживал общение с одним из джиннов, который сообщил ему, что в Джидде погребены такие идолы народа Нуха как Вадд, Сува‘, Йагус, Йа‘ук и Наср, после чего ‘Амр поехал туда и выкопал их из земли, а потом доставил в Тихаму. Когда же настало время хаджжа, он распределил их между племенами[72], представители которых увезли их к себе домой, и с течением времени в каждом племени, а потом и в каждом доме появился какой-нибудь идол. Множество идолов заполнили собой и запретную мечеть, и когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, завоевал Мекку, вокруг Каабы стояли триста шестьдесят идолов, которых он начал скидывать с их мест, после чего по его приказу они были удалены из мечети и сожжены.

Так многобожие и поклонение идолам легли в основу религии людей, живших в эпоху джахилийи[73], которые утверждали, что исповедуют религию Ибрахима.

Они придерживались определённых традиций и выполняли известные обряды поклонения идолам, большая часть которых была изобретена Амром бин Лухаййем. Люди считали, что все нововведения Амра бин Лухаййа были полезными и не вносили никаких изменений в религию Ибрахима. Поклонение арабов идолам характеризовалось нижеследующими чертами.

1. Они проводили много времени у идолов, обращались к ним за помощью, называли их по именам, молили о спасении в трудных обстоятельствах и просили их об удовлетворении своих нужд, будучи убеждёнными в том, что идолы способны ходатайствовать за них пред Аллахом, тем самым способствуя осуществлению для них того, чего они желали.

2. Они совершали к идолам паломничества и обходили вокруг них, выражая им свою покорность и кланяясь перед ними до земли.

3. Они старались умилостивить идолов, делая им всевозможные подарки и жертвоприношения и при этом называя их по именам. О двух видах таких жертвоприношений упоминается в Коране, где Аллах Всевышний говорит: “Вам запрещено (употреблять в пищу) … то, что заколото на (языческих) жертвенниках … ” (“Трапеза”, 3) Аллах Всевышний также сказал: “И не ешьте того, над чем не было упомянуто имя Аллаха … ” (“Скот”, 121)

4. Попытки задабривания идолов находили своё выражение в том, что многобожники выделяли им по своему усмотрению часть своей еды и питья, а также часть урожая и скота. Удивительно, но часть из этого они выделяли и для Аллаха. При этом они часто отдавали идолам то, что предназначалось Аллаху, поступая так в силу разных причин, но никогда не отдавали Аллаху того, что предназначалось идолам. Аллах Всевышний сказал: “ Они предназначают для Аллаха часть того, что Он создал из (урожая) пашен и скота, и говорят: “Это – Аллаху”, – по их утверждению – “а это – нашим сотоварищам!”[74], – (однако) то, что (предназначается) их сотоварищам, не достигает Аллаха, а то, что (предназначается) Аллаху, приходит к их сотоварищам. Плохо же они судят!»(“Скот”, 136)

5. Один из способов приближения к идолам состоял в том, что многобжники давали обеты выделять им часть урожая и скота. Аллах Всевышний сказал: “И они говорят: “Этот скот и посевы запретны, и никто не (должен) есть этого, кроме тех, кому мы пожелаем (разрешить)!” (Таковы) их утверждения. И запрещается ездить верхом и возить грузы на (некоторых) животных, а над (другими) животными (при заклании) не поминают имени Аллаха, возводя на Него ложь”.[75] (“Скот”, 138)

6. Так, например, они отдавали им по обету то, что именовалось “бахира”, “са’иба”, “васыля” и “хами”. Ибн Исхак пишет:

– “Бахира” – это дочь “са’ибы”, что же касается “са’ибы”, то так называлась верблюдица, приносившая подряд десять детёнышей, среди которых не было ни одного самца, после чего на неё не садились верхом, не разрешалось использовать её шерсть, а молоком её поили только гостей. Кроме того, у каждой верблюдицы, которую она рожала после этого, прокалывали ухо и отпускали свободно пастись вместе с её матерью. На неё также не садились верхом и не использовали её шерсть, а молоком такой верблюдицы поили только гостей. Такая верблюдица именовалась “бахира”. Наименование “васыля” получала такая овца, которая пять раз подряд рожала двойню, причём весь этот приплод состоял только из ярочек. В этом случае они говорили: “Она связала” (кад васалят). То, что такая овца приносила после этого, предназначалось только для мужчин, но если какой-нибудь ягнёнок умирал, то его ели и мужчины, и женщины. Наименование “хамин” получал такой верблюд, от которого рождалось десять верблюдиц подряд и не было среди них ни одного верблюжонка. На таком верблюде не ездили верхом и шерстью его пользоваться не разрешалось, а использовали его только как производителя. Об этом Аллах Всевышний ниспослал следующий аят: “Не устанавливал Аллах ничего относительно бахиры, са’ибы, васыли или хамина, а те, которые не веруют, измышляют на Аллаха ложь и в большинстве своём они не разумеют”. (“Трапеза”, 103) Аллах Всевышний также сказал «“И они говорят: “То, что (находится) в утробах этих животных (предназначено) только для наших мужчин и запретно для наших женщин, а если (плод) окажется мёртвым, то (могут есть его и мужчины, и женщины)”.» (“Скот”, 139). Однако этим аятам давались и другие толкования.[76]

Са‘ид бин аль-Мусаййаб указывал, что эти животные предназначались для их идолов[77], а в “Сахихе” говорится также, что первым стал отпускать на волю верблюдиц ‘Амр бин Лухайй[78].

Всё это арабы делали со своими идолами, считая, что они способны приближать их к Аллаху и ходатайствовать за них, о чём Аллах Всевышний сказал: «А те, которые избрали себе (иных) покровителей наряду с Ним(, говорят): “Мы поклоняемся им только ради того, чтобы они приблизили нас к Аллаху как можно больше”.»(“Толпы”, 3) Аллах Всевышний также сказал: «Помимо Аллаха они поклоняются тому, что не приносит им ни вреда, ни пользы и (при этом) утверждают: “(Они) являются нашими заступниками пред Аллахом”.»(“Йунус”, 18)

Кроме того, среди арабов было принято гадать по стрелам (азлям), точнее говоря, по специальным стрелам без оперения, которые были трёх видов: на стрелах одного вида было написано либо “да”, либо “нет”, либо не было вообще никаких надписей. Они прибегали к гаданию по таким стрелам, когда хотели отправиться в путешествие, заключить брак или предпринять ещё что-нибудь важное для них. Если выпадала стрела со словом “да”, они осуществляли задуманное, а если на ней было написано “нет”, то откладывали дело до следующего года, а потом гадали снова. Второй вид стрел предназначался для гаданий по спорным вопросам, связанным с водой и вирой за кровь[79], а на стрелах третьего вида было написано “из вас”, “не из вас” или “присоединён”. В случае возникновения сомнений относительно происхождения кого-либо из них они приходили к идолу Хубала, приводили с собой сто верблюдов и отдавали их тому, кто занимался гаданиями по стрелам. Если выпадала стрела с надписью “из вас”, считалось, что человек принадлежал к данному племени, если на стреле было написано “не из вас”, по своему положению он приравнивался к союзнику, а если выпадала стрела с надписью “присоединён”, человек сохранял своё положение в племени, но считалось, что он ни с кем не связан ни узами родства, ни союзническими обязательствами.[80]

К этому была близка азартная игра майсир и метание жребия по стрелам (кыдах), что являлось разновидностью азартных игр. С помощью этих стрел они делили мясо забиваемых ими верблюдов.

Кроме того, они верили в то, что говорили им прорицатели, гадатели и астрологи. Прорицателем (кахин) являлся человек, занимавшийся предсказанием будущего событий и утверждавший, что обладает знанием всевозможных тайн. Одни прорицатели утверждали, что в подчинении у них находится джинн, который сообщает им различные известия, другие заявляли, что благодаря дарованной им проницательности они способны постигать сокрытое, третьи же претендовали на обладание способностью познания происходящего с помощью анализа всевозможных причин и предпосылок, о которых они узнавали из слов людей, задававших им вопросы, и на основании которых они делали выводы о том, что должно было произойти в том или ином месте, опираясь на знание о словах, действиях или состоянии того, кто обращался к ним с вопросами. Такой человек именовался гадателем (‘арраф). Гадатели также утверждали, что могут узнать, где произошла кража, где находятся украденные вещи, заблудившиеся животные и так далее. Что же касается астрологов, то они занимались наблюдением за небесными светилами, вычисляя их орбиты и время появления для того, чтобы с помощью этого узнавать о грядущих событиях. Вера в сообщения астрологов по сути дела является верой в небесные светила в целом, частью которой была вера арабов в отдельные звёзды и планеты. Вот почему они говорили: “Нам был послан дождь благодаря такой-то планете”.[81]

Кроме того, они верили в дурные предзнаменования. Так, например, они приносили птицу или приводили антилопу и пугали её, и если после этого птица или животное бросалось направо, они осуществляли задуманное, считая, что это обещает им благо, если же птица (животное) летела (бросалось) налево, люди отказывались от своих планов, считая это дурным знаком. И когда птица или животное встречались на их пути, они также усматривали в этом дурной знак.

Сродни подобным верованиям было то, что для защиты от всего дурного они привязывали в определённых местах заячью лапку, и то, что считали неблагоприятными некоторые дни и месяцы и считали дурным предзнаменованием некоторых животных, места и женщин. Кроме того, они верили в то, что инфекция передаётся от одних людей к другим, и в то, что сова предвещает несчастье[82], а также считали, что убитый не находит себе покоя до тех пор, пока за него не отомстят, и что дух его вселяется в сову, которая летает по пустыням, повторяя: “Я хочу пить!” – или: “Напоите меня!” – когда же за убитого мстят, он успокаивается и обретает отдохновение[83].

Арабы, жившие в эпоху джахилийи, верили во всё это, но вместе с тем в чём-то продолжали придерживаться и религии Ибрахима, не отказываясь от неё окончательно. Так, они чтили Каабу и совершали обходы вокруг неё, совершали хаджж и умру, стояли на Арафате, останавливались в Муздалифе и совершали жертвоприношения, но при этом во всё вносили какие-то новшества.

Курайшиты говорили: “Мы являемся сыновьями Ибрахима, обитателями святилища, хозяевами Каабы и жителями Мекки, и никто из арабов не обладает такими правами и не занимает такого положения, как мы”, и они называли себя ахмаситами[84], говоря: “Мы не должны выходить за пределы харама”, и они не стояли на Арафате и, соответственно, не покидали его, но приходили в Муздалифу и уходили оттуда. И о них был ниспослан следующий аят: “Потом уходите оттуда, откуда ушли (другие) люди[85] … ” (“Корова”, 199)[86]

И они говорили: “Ахмаситам нельзя ни есть творог, ни растапливать масло, когда они находятся в состоянии ихрама, и не следует им заходить в палатки из верблюжьей шерсти, и пока они остаются в состоянии ихрама, следует им укрываться от солнца, если они будут делать это, только в палатках из кожи”.[87]

И они говорили также: “Живущим за пределами харама не следует употреблять в пищу то, что они приносят с собой в харам, когда приходят туда для совершения хаджжа или умры”.[88]

Кроме того, они велели, чтобы паломники, являвшиеся в святилище, первый обход вокруг Каабы совершали только в одеждах ахмаситов, если же люди не могли найти такую одежду, то мужчинам следовало совершать обход обнажёнными, а женщины должны были снимать с себя всю одежду, кроме рубах, прикрывающих их срамные места, после чего женщине надо было совершить обход со словами:

Сегодня обнаружится часть тела или всё тело,

но что бы из этого ни обнаружилось,

я дозволенным для других не сделаю.

Об этом Аллах Всевышний ниспослал такой аят: “О сыны Адама! Украшайтесь у каждого места совершения молитвы[89] … ”(“Преграды”, 31) Если паломник отличался щедростью и обходил Каабу в той одежде, в которой он явился в харам из другого места, он бросал её после обхода, и ею уже не пользовался ни он сам и никто другой.[90]

Кроме того, находясь в состоянии ихрама, они не входили в свои дома через двери, но проделывали в задней части домов отверстия, через которые проникали туда и выходили оттуда, считая подобное проявлением благочестия, что было запрещено в Коране, где сказано: “Не в том благочестие, чтобы входили вы в (свои) дома сзади, но благочестив (тот), кто отличается богобоязненностью … ” (“Корова”, 189)

Эта религия являлась религией многобожия и поклонения идолам, религией веры в воображаемое и всевозможные небылицы, и эту религию исповедовало большинство арабов. Наряду с этим на земли арабов проникли также иудаизм, христианство, зороастризм и та религия, представители которой именовались сабиями.

Что касается иудеев, то их проникновение в Аравию можно разделить по меньшей мере на два этапа.

ПЕРВЫЙ: их проникновение на Аравийский полуостров в период вавилонских и ассирийских нашествий на Палестину, которые привели к гонениям на иудеев, уничтожению их городов и разрушению их храма царём Навуходоносором в 587 г. до н.э. В это время большинство их было захвачено в плен и угнано в Вавилон, но какая-то их часть переселилась из Палестины в Хиджаз и обосновалась в его северных районах.[91]

ВТОРОЙ период начинается с 70 г.н.э., когда Палестина было оккупирована римлянами. В результате гонений и нового разрушения храма многие племена опять переселились в Хиджаз и обосновались в Йасрибе, Хайбаре и Тайме, где или были построрены поселения и укрепления. Через этих переселенцев иудаизм получил распространение среди части арабского населения и эта религия играла важную роль в политической жизни Аравии в доисламскую эпоху, а также на первых этапах распространения ислама. Ко времени возникновения ислама насчитывалось несколько известных иудейских племён, к числу которых относились такие племена как хабир, аль-муста‘лик, ан-надир, курайза и кайнука, а ас-Самхуди указывает, что иудейских племён было более двадцати[92].

В Йемен иудаизм проник и получил широкое распространение благодаря правителю по имени Ас‘ад Абу Карб, который пошёл войной на Йасриб, принял там эту религию и привёз с собой в Йемен двух раввинов из племени бану курайза. После смерти Ас‘ада его сын Йусуф Зу Навас, ставший правителем, начал наступление против христиан Наджрана и призвал их принять иудаизм, когда же они отказались от этого, по его приказу вырыли ров, развели в нём огонь и сожгли там всех, не делая различий между мужчинами и женщинами, малыми и старыми. Сообщается, что количество жертв составило от двадцати до сорока тысяч человек. Эти события, о которых упоминается в 85-й суре Корана “Знаки зодиака”, имели место в октябре 523 г.н.э[93].

Христианство проникло в Аравию вместе с эфиопскими и римскими завоевателями. Первая оккупация эфиопами Йемена началась в 340 г.н.э. и продолжалась до 378 года.[94] В этот период на территории Йемена начала осуществляться христианская миссионерская деятельность. Примерно в это время в Наджране появился подвижник по имени Фимеон, о котором сообщается, что мольбы его принимались и что он творил чудеса. Он призвал жителей Наджрана принять христианство и искренность его поклонения побудила их ответить на его призыв[95].

Когда в ответ на действия Зу Наваса эфиопы заняли Йемен, а правителем стал Абраха, он принялся энергично распространять христианство и даже построил в Йемене церковь, которую стали именовать “йеменской Каабой”. Цель его состояла в том, чтобы арабы стали совершать паломничество к этой церкви, а также в разрушении Дома Аллаха, находившегося в Мекке, но Аллах покарал его в жизни этой и жизни вечной.

Христианство приняли также арабы, находившиеся под властью Гассанидов, а кроме того – племена таглиб, тай и некоторые другие из числа живших на границах Римской империи, и эту религию приняли даже некоторые арабские правители Хиры.

Что касается зороастризма, то в основном он получил распространение среди арабов, живших на границах с Ираном, а также среди арабов Ирака, Бахрейна, аль-Ахсы, Хаджара и районов, прилегающих к Персидскому заливу. В период оккупации Ираном Йемена зороастризм стали исповедовать также и некоторые йеменцы.

Что же касается религии сабиев[96], то раскопки в различных районах Ирака показывают, что её исповедовали халдеи, народ Ибрахима, а в древние времена также и многие жители Шама и Йемена. Однако с появлением таких новых религий как иудаизм и христианство эта религия стала приходить в упадок, но некоторые её представители всё ещё встречались среди зороастрийцев или жили по соседству с ними в Ираке и на побережье Персидского залива[97]. Такие религии исповедовали арабы перед возникновением ислама, и все они находились в состоянии упадка.

РАЗЛИЧНЫЕ АСПЕКТЫ
ДОИСЛАМСКОГО АРАБСКОГО ОБЩЕСТВА

 

После обзора политического положения и религий Аравийского полуострова нам следует поговорить о социальном и экономическом положении, а также некоторых аспектах нравственности. Ниже приводится краткий обзор всех вышеупомянутых вопросов.

Социальное положение

Арабское общество состояло из нескольких социальных слоёв, положение которых было различным. Так, например, в знатных семьях женщина занимала высокое положение и пользовалась большой свободой, влиянием и уважением, вследствие чего ради защиты её чести легко могла быть пролита кровь. Если мужчина хотел заслужить похвалы за то, что, по мнению арабов, свидетельствовало о высокой степени благородства и смелости, он должен был в основном разговаривать с женщиной, и часто бывало так, что от желания женщины зависело, будут ли племена жить в мире или станут воевать между собой. Вместе с тем мужчина, бесспорно, считался главой семьи, и слово его было решающим. Связь мужчины и женщины оформлялась с помощью брака, заключавшегося под наблюдением опекунов невесты, перечить которым она не имела права.

Так обстояли дела среди знати, что же касается прочих социальных слоёв, то связи между принадлежавшими к этим слоям мужчинами и женщинами мы можем охарактеризовать не иначе как безнравственность, бесстыдство и разврат. Абу Дауд передаёт со слов Аиши, да будет доволен ею Аллах, что в доисламские времена существовало четыре вида браков. Первый соответствовал бракам, которые заключаются и ныне: мужчина сватался к подопечной какого-нибудь человека и женился на ней после того, как они договаривались о размере брачного подарка жениха. Суть другого вида брака сводилась к тому, что после того, как у жены какого-нибудь человека прекращались месячные, муж мог послать её к другому мужчине, чтобы она зачала от него, сам же он не прикасался к ней до тех пор, пока не выяснялось, что она забеременела от другого. После этого он снова мог спать со своей женой, если хотел этого. Цель подобного брака состояла в получении потомства, наделённого всевозможными достойными качествами, а именовался он “никах аль-истибда’”. Третий вид брака имел следующий вид: собиралась группа мужчин в количестве менее десяти человек, после чего каждый из них входил к одной и той же женщине и совершал с ней половое сношение. Забеременев и родив, она выжидала несколько дней, после чего посылала за этими мужчинами, причём ни один из них не мог отказаться, и все они собирались у неё, а она говорила им: “Что вы сделали, вам известно, а теперь я родила и это – твой сын, о такой-то!» Таким образом, она называла имя того из них, кого хотела, после чего ребенок носил имя этого человека. Четвёртый вид брака сводился к тому, что собиралось множество мужчин, входивших к женщине, которая никому из них не отказывала. Эти женщины являлись проститутками, которые поднимали у своих дверей флаги, служившие указанием на то, что к ним мог входить каждый желающий. Если после этого она рожала, всех посещавших её мужчин собирали у неё, приглашали гадателей, а потом отдавали ребёнка тому, на кого они указывали. Отказаться от этого не мог никто, и поэтому мужчина признавал такого ребёнка. После начала осуществления своей миссии пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, отменил все виды браков, практиковавшихся во времена джахилийи, оставив только ту форму брака, которая существует в исламе и поныне.[98]

Женщины сопровождали мужчин во время военных походов и боевых действий. Одерживавшие победы в войнах между племенами захватывали в плен женщин побеждённых, которыми распоряжались по своему усмотрению, но дети, рождавшиеся от таких женщин, всю жизнь носили печать позора.

В доисламскую эпоху люди могли иметь сколько угодно жён, и при этом бывало так, что жёнами их являлись одновременно две родные сестры или даже бывшие жёны их отцов, если они развелись с ними или умерли[99], что же касается развода, то это полностью зависело от мужчины[100], но определённых правил, регулирующих развод, не существовало[101].

Прелюбодеяния были широко распространены среди всех слоёв общества, и здесь мы не можем выделить какую-то одну группу или прослойку, воздерживались же от этого лишь те, кому заниматьтся подобными делами не позволяло чувство собственного достоинства. Свободные женщины находились в более выгодном положении, чем рабыни, которые являлись настоящим бедствием. Очевидно, что большинство людей, живших в эпоху джахилийи, не считало для себя позорной причастность к этим непристойным поступкам. Абу Дауд приводит хадис, в котором сообщается, что ‘Амр бин Шу‘айб передал слова своего отца, сообщившего, что его дед сказал: «(Как-то раз один) человек поднялся со своего места и сказал: “О посланник Аллаха, такой-то является моим внебрачным сыном, родившимся от связи с его матерью во времена джахилийи”, на что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “В исламе не рассматриваются дела (имеющие отношение к тому, что) было во времена джахилийи. Ребёнок принадлежит тому, на чьей постели он был рождён, а прелюбодея следует подвергать побиванию камнями!”» Что же касается истории тяжбы между Са‘дом бин Абу Ваккасом и Абдом бин Зам‘ой из-за ‘Абд ар-Рахмана, который являлся сыном Зам‘и от его рабыни, то она хорошо известна.[102]

Если говорить об отношениях человека с его детьми, то они могли носить разный характер. Так, например, некоторые из них говорили:

Поистине, дети наши среди нас

всё равно что сердца наши, которые ходят по земле.

Но были среди них и такие, которые заживо хоронили своих новорожденных дочерей, опасаясь позора и расходов, и убивали собственных детей, боясь нужды[103], однако нет оснований считать, что подобные нравы были распространены повсеместно, просто арабы больше кого бы то ни было нуждались в сыновьях, с помощью которых они могли бы защищаться от врагов.

Арабы поддерживали весьма прочные связи со своими братьями, племянниками и прочими членами рода, и можно сказать, что они жили ради поддержания племенного единства и умирали ради этого. В пределах каждого племени этот дух являлся господствующим фактором и способствовал укреплению его сплочённости. В основе же социального устройства лежали такие вещи как сознание родового единства и поддержание родственных связей. Люди придерживались буквально понимаемого ими принципа, который гласил: “Помогай брату своему независимо от того, притеснителем он является или притесняемым”, не делая поправок, внесённых исламом позже и сводившихся к тому, что помощь притеснителю должна была выражаться в том, чтобы удержать его от притеснений. Тем не менее стремление превзойти друг друга в знатности и главенстве зачастую приводила к войнам между племенами, имевшими общих предков, как было это между такими племенами как аус и хазрадж, абс и зубйан, бакр и таглиб и так далее.

Связи между различными племенами были крайне слабыми, а все их силы уходили на войны, которые они вели между собой. Вместе с тем страх и опасения перед нарушением некоторых общих традиций и обычаев, относившихся как к сфере религии, так и к области всевозможных предрассудков, в некоторых случаях ограничивали их рвение и жестокость. Иногда к объединению между разными племенами приводили дружественные и союзнические отношения или зависимость одного племени от другого, что же касается запретных месяцев, то для этих людей они были милостью, позволявшей им существовать и добывать себе пропитание.

Короче говоря, в основном социальное положение арабов эпохи джахилийи характеризовалось крайней слабостью, большое распространение получили невежество и всевозможные предрассудки, а люди вели жизнь, больше напоминавшую собой жизнь животных. Женщины являлись предметом купли-продажи и подчас с ними обращались как с неодушевлёнными предметами. Межплеменные связи были слабы, а правители больше всего заботились о том, чтобы наполнять свои сокровищницы за счёт подданных и вести войны со своими противниками.

Экономическое положение

 

Экономическое положение соответствовало сложившимся в Аравии социальным условиям, и в этом не останется никаких сомнений, если присмотреться к образу жизни арабов повнимательнее. Торговля являлась основным источником средств к существованию, но торговые поездки можно было осуществлять без особых затруднений только в условиях безопасности и мира, отсутствие чего ощущался в Аравии постоянно, если не считать четырёх запретных месяцев. Именно в эти месяцы действовали известные торговые ярмарки арабов, которые собирались в Укязе, Зу-ль-Маджазе, Маджанне и других местах.

Если говорить о ремёслах, то арабы занимались ими менее, чем любой другой народ, а ткачеством, выделкой кожи и некоторыми другими видами ремесла, которые всё же получили среди них определённое развитие, в основном были заняты жители Йемена, Хиры и районов, граничивших с Шамом. Справедливости ради надо сказать, что население внутренних районов Аравии занималось земледелием и скотоводством, а все арабские женщины пряли пряжу, однако войны ставили под угрозу и это, в результате чего общество в целом страдало от бедности, голода и нехватки одежды.

Нравы

 

Мы не можем отрицать того, что в доисламскую эпоху арабы совершали дурные поступки, предавались порокам и делали много такого, что неприемлемо для здравого ума и сердца, однако наряду с этим им были свойственны и достойные нравственные качества, вызывающие у людей восхищение. Среди них можно выделить нижепееречисленные нравственные качества.

1. Щедрость. Арабы соревновались друг с другом в проявлениях щедрости и гордились ею, а восхвалению этого качества была посвящена, наверное, половина их стихов. К человеку, не имевшему ничего, кроме верблюдицы, от которой зависела жизнь его самого и жизнь его семьи, мог прийти гость, страдавший от сильного холода и голода, и хозяин, побуждаемый щедростью, резал эту верблюдицу для своего гостя. В силу своей щедрости они соглашались на выплату огромных выкупов за кровь и брали на себя большие обязательства, чтобы с помощью этого предотвратить кровопролитие и спасти чью-то жизнь, за что потом их восхваляли и чем похвалялись друг перед другом вожди и представители знати.

Одним из результатов их щедрости было то, что они хвалились употреблением вина, но не потому, что это само по себе было предметом гордости, а по той причине, что считали подобное одним из проявлений щедрости (карам), точнее говоря, средством побуждения души к расточительности. Именно поэтому они называли виноградную лозу “карм”[104], а получаемое из неё вино – “дочерью лозы” (бинт аль-карм), и поэтому если заглянуть в доисламские поэтические сборники, мы увидим, что там вину посвящается множество хвалебных стихов. Так, например, Антара бин Шаддад аль-Абси пишет в своей муаллаке[105]:

Я выпил вина после того, как спал зной.

А когда я выпил, то стал тратить

свои деньги, и честь моя никак не пострадала.

Но если я и останусь трезвым, то менее щедрым не стану,

и останутся достоинства мои и великодушие такими,

какими ты их знаешь.

Одним из следствий их щедрости было то, что они играли в майсир[106], считая, что это занятие является одним из проявлений щедрости, так как на пищу для бедных тратилось всё то, что они выигрывали, или же всё то, что оставалось у выигравших за вычетом их ставок. Вот почему даже Коран не отрицает пользы вина и майсира, но при этом в Коране сказано: «Скажи: “В этом – великий грех и (некоторая) польза для людей, но греха в этом больше, чем пользы”.»(“Корова”, 219)

2. К числу этих нравственных качеств относилась также верность обещаниям. Заключить договор для арабов было всё равно, что взять в долг, и они так твёрдо держали своё слово, что ради выполнения обещания не останавливались даже перед убийством собственных детей и разрушением своих домов, а для того, чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с рассказом о Хани бин Мас‘уде аш-Шайбани, ас-Самуале бин ‘Адийа и Хаджибе бин Зураре ат-Тамими.

3. К числу этих нравственных качеств относилось также чувство собственного достоинства и непримиримость по отношению к унижениям и обидам, следствием чего являлись безумная отвага, сильное чувство ревности и крайняя вспыльчивость. Стоило им только услышать хотя бы слово, которое могло показаться им унизительным, они хватались за оружие, начинали из-за этого кровопролитные войны и не задумываясь жертвовали собой в подобных обстоятельствах.

4. К числу этих нравственных качеств относилась также твёрдая решимость. Когда они решались на что-нибудь такое, что могло принести им славу и чем они могли гордиться впоследствии, их уже ничто не могло свернуть с избранного пути и ради этого они часто рисковали собой.

5. К числу этих нравственных качеств относились также кротость, долготерпение и выдержка, за что отличавшихся подобными чертами характера люди восхваляли, однако встречались они среди арабов редко вследствие их крайней смелости и постоянной готовности броситься в бой.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.02 с.)