ТОП 10:

Возмещение вреда, причиненного земельными правонарушениями



В соответствии с п.1 ст.76 ЗК РФ, юридические лица и граждане обязаны в полном объеме возместить вред, причиненный в результате совершения ими земельных правонарушений. Данную редакцию нельзя считать удачной, поскольку вред может быть причинен не только действиями граждан и юридических лиц, но и действиями государственных и муниципальных органов власти, которые могут необоснованно привлечь лицо к ответственности либо отказать в предоставлении земельного участка.

Родовое понятие вреда сформулировано гражданским законодательством, понимающим под таковым материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего и (или) умалении нематериального блага (жизнь, здоровье и т.д.). Сформулирован в ГК РФ и принцип полного возмещения причиненного вреда (ст.1064 ГК РФ). Вред должен быть возмещен либо в натуре (посредством предоставления вещи того же рода и качества, исправления недостатков вещи и т.п.), либо в виде компенсации убытков, состоящих как из реального ущерба, так и упущенной выгоды (п.2 ст.15 ГК).

Существуют некоторые особенности ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности (ст.1079 ГК РФ). Согласно данной статье, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ.

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Применительно к земельным участкам, родовое определение вреда следует конкретизировать. Поэтому под вредом, причиненным земельным правонарушением следует понимать вред, причиненный Российской Федерации и ее субъектам, муниципальным образованиям, физическим и юридическим лицам в результате умышленного или неосторожного нарушения требований земельного законодательства.

Несомненно, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования выступают в деликтных обязательствах ограниченно в силу своей специальной правоспособности, обусловленной их публично-правовым статусом. Однако в силу закона несомненно их участие в охранительных правоотношениях в случае причинения противоправными действиями вреда земельным участкам, находящимся в государственной или муниципальной собственности (после ее окончательного разделения), либо земельным участкам как объектам природы и составной части окружающей среды.

Следовательно, сам вред, причиненный в результате земельного правонарушения, может иметь двоякий характер, а именно – причинять вред земельному участку как объекту природы (порча земель) либо быть следствием посягательств на отношения собственности на земельный участок как объект недвижимости (уничтожение межевых знаков). Например, самовольное занятие земельного участка как таковое не причиняет вред земле как природному объекту, посягая лишь на отношения собственности на него, однако будучи осуществленным без надлежащих правовых оснований может являться и источником экологически обусловленного вреда (например, самовольное занятие земельного участка для размещения отходов). В последнем случае данное правонарушение будут являться и экологическим правонарушением.

Следует обратить внимание на признак сочетания различных видов ответственности за некоторые земельные правонарушения. Например, в силу п.2 ст.74 ЗК РФ привлечение лица к административной ответственности не освобождает его от обязанности возместить причиненный вред. Поэтому, например, в случае привлечения лица к административной ответственности за порчу земель (ст. 8.6 КоАП РФ), указанный правонарушитель будет обязан кроме уплаты штрафа возместить вред земельному участку в силу п.2-3 ст.76 ЗК РФ (гражданско-правовая ответственность).

Поскольку земля является составной частью окружающей среды, к данным правоотношениям применимо определение вреда окружающей среде как негативного изменения окружающей среды в результате ее загрязнения, повлекшее за собой деградацию естественных экологических систем и истощение природных ресурсов (ст.1 Закона об охране окружающей среды). Согласно ст.78 данного закона, компенсация вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда. Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

На основании решения суда или арбитражного суда вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на ответчика обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ. Иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, могут быть предъявлены в течение двадцати лет.

Конкретизирован экологическим законодательством и принцип полного возмещения вреда. Согласно п.2 ст.77 Закона об охране окружающей среды, вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, в том числе на проект которой имеется положительное заключение государственной экологической экспертизы, включая деятельность по изъятию компонентов природной среды, подлежит возмещению заказчиком и (или) субъектом хозяйственной и иной деятельности. Следовательно, в силу закона подлежит возмещению даже вред, причиненный правомерными действиями.

Лица, совместно причинившие вред, в соответствии с ч.1 ст.1080 ГК РФ несут солидарную ответственность перед потерпевшим. Суд вправе по заявлению потерпевшего и в его интересах возложить на указанных лиц долевую ответственность, исходя из степени вины каждого из них, а при невозможности определить степень вины - исходя из равенства долей (ч.2 ст.1080, п.2 ст.1081 ГК РФ). При этом необходимо учитывать, что при совершении экологического преступления несколькими лицами они несут солидарную ответственность за причиненный вред лишь по тем эпизодам, в которых установлено их совместное участие. Суд вправе уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, кроме случаев, когда он причинен действиями, совершенными умышленно.

Упоминаемые в Законе об охране окружающей среды таксы для исчисления размера ущерба применяются для расчета ущерба лесному фонду, животному миру и водным биологическим ресурсам. В случае причинения вреда состоянию вод, атмосферного воздуха и земель (почв), применяются методики расчета ущерба.

Для определения размера возмещения убытков, причиненных в результате порчи земли как природного объекта, следует руководствоваться Приказом Роскомзема от 10 ноября 1993 г. и Минприроды РФ от 18 ноября 1993 г., которым утвержден Порядок определения размеров ущерба от загрязнения земель химическими веществами. Эта методика устанавливает правила исчисления размера ущерба, причиненного в результате загрязнения земель (почв) химическими веществами, включая загрязнение земель несанкционированными свалками промышленных, бытовых и других отходов. Применяется также Методика определения ущерба окружающей среде при авариях на магистральных нефтепроводах, утвержденная Минтопэнерго России 1 ноября 1995 г. Эта методика предназначена для определения ущерба окружающей среде в результате аварийных разливов нефти из-за отказов сооружений, объектов или линейной части магистральных нефтепроводов.

По фактическим затратам возмещается ущерб, когда отсутствуют соответствующие таксы и методики подсчета.

 

6. Земельно-правовая ответственность: вопросы теории и практики

Вопросы признания земельно-правовой ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности не получили однозначного понимания в юридической литературе. При этом представляется, что решение данного вопроса является частью более общей научной дискуссии о существовании отраслевых видов юридической ответственности. Не имея возможности проанализировать всю динамику имеющихся точек зрения, остановимся лишь на некоторых концептуальных вопросах данной дискуссии.

Большинство исследователей выделяет только «традиционные» виды юридической ответственности (уголовная, гражданско-правовая, административная, материальная и дисциплинарная).[88] При этом, в ряде работ подчеркивается бесперспективность выделения специальной ответственности в пределах каждой отрасли, включая земельное право. Такую позицию объясняют тем, что категории правонарушения и ответственности носят межотраслевой характер и используются во всех отраслях законодательства. По мнению других ученых, наряду с традиционными видами, существуют и отраслевые виды юридической ответственности, например, семейно-правовая, конституционно-правовая, природоохранительная, муниципально-правовая, налоговая, гражданско-процессуальная и ряд других.

Между тем, институт земельно-правовой ответственности был предусмотрен еще в период действия советского права. Основы земельного законодательства Союза ССР и союзных республик 1968 г. предусматривали в ст.ст. 15,16,50 земельно-правовые санкции, фактически выступавшие в качестве самостоятельных мер юридической ответственности за нарушения земельного законодательства.

Такой вывод подтверждался и научно-теоретическими исследованиями тех лет. Земельно-правовую ответственность в качестве особого института советского земельного права рассматривал О.В. Измайлов. Он полагал, что «под земельно-правовой ответственностью следует понимать применение государственно-правовых санкций, непосредственно предусмотренных земельным законодательством, к правонарушителю, в результате чего последний претерпевает лишения земельно-правового характера».[89]

При этом, по его мнению, советским земельным правом предусматривалось три меры земельно-правовой ответственности: изъятие земельного участка; отказ в предоставлении земельного участка недобросовестным землепользователям; предупреждение землепользователям, не осуществляющим обязанностей по использованию земли, возложенных на них земельным законодательством.

Т.Т. Тагиров считал, что для «земельно-правовой ответственности характерны свои специфические особенности: ее субъектами могут быть только землепользователи; правонарушитель лишается земельных прав в отношении определенного участка; она непосредственно защищает только нормы земельного права и применяется как крайняя мера за систематические нарушения правил пользования землей».[90]

Авторы фундаментальной работы по общей теории земельного права 1983 г. признавали новейшим достижением теоретической мысли «обоснование самостоятельного вида земельно-правовой ответственности, заключающейся в принудительном прекращении или ограничении прав нарушителя на пользование землей». Они отмечали, что «типичная мера земельно-правовой ответственности – принудительное лишение виновного субъекта права пользования конкретным земельным участком, принудительное изъятие земли».[91]

Принудительное изъятие земельного участка в качестве санкции за земельные правонарушения могло быть применено только к лицам, которые приобрели (получили) участки на законных основаниях. В противном случае (например, при самовольном захвате) данная земельно-правовая санкция не применялась, а действовали иные юридические нормы (административного или уголовного права).[92]

Как отмечал В.А. Чуйков, «принадлежность юридической ответственности за конкретное нарушение права землепользования к определенной отрасли советского права устанавливается той отраслью материального права, нормами которой установлены санкции за данное правонарушение. Так, например, изъятие земельного участка городской застройки за нарушение права землепользования признается земельно-правовой ответственностью потому, что аналогичная санкция … установлена нормами материального земельного права. … Хотя применение этой санкции и осуществляется посредством административных процессуальных форм, однако это не меняет содержания рассматриваемой земельно-правовой ответственности и не дает оснований для отнесения ее к административной ответственности».[93] Впоследствии теоретические взгляды названных авторов по поводу существования земельно-правовой ответственности получили широкое признание.[94]

Сформулированная в советском земельном праве конструкция земельно-правовой ответственности была воспринята Земельным кодексом РСФСР 1991 г. (ст. 39,40,42,44 и т.д.), однако указанные статьи были отменены Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации». В результате, центральное место в правовом регулировании рассматриваемых отношений заняли нормативные акты субъектов РФ.

Принципиально новый этап правового регулирования принудительного прекращения прав на землю наступил после вступления в силу главы 17 ГК РФ и ЗК РФ. Так, ст.ст. 284-285 ГК РФ предусматривают ряд оснований для изъятия земельного участка у собственника, например, если участок предназначен для жилищного или иного строительства и не используется для соответствующей цели в течение трех лет (если более длительный срок не установлен законом) либо если его использование приводит к значительному ухудшению экологической обстановки. Не возражая против необходимости изъятия земельного участка, используемого не по целевому назначению (допустим, не использование сельскохозяйственных угодий для выращивания сельскохозяйственной продукции), на наш взгляд, следует, вслед за О.И. Крассовым задаться вопросом о конституционности нормы ГК РФ об изъятии неиспользуемого в течение трех лет под застройку земельного участка.[95] Кроме того, в ГК РФ остается открытым вопрос о возмездности прекращения права собственности на землю при совершении указанных в нем земельных правонарушений.

Так, п.2 ст. 286 ГК РФ предусмотрено, что если собственник земельного участка письменно уведомит орган, принявший решение об изъятии земельного участка, о своем согласии исполнить это решение, участок подлежит продаже с публичных торгов. В связи с этим, в научной литературе была высказана мысль о том, что при продаже земельного участка с публичных торгов, собственнику передаются деньги, вырученные от продажи, за вычетом расходов на проведение торгов.[96] Однако при буквальном толковании данной нормы не ясно, будет ли из вырученной посредством продажи участка суммы выплачена компенсация собственнику земельного участка (и в каком объеме), либо выплачена с вычетом суммы ущерба (например, окружающей среде). Из анализа норм ГК РФ и ЗК РФ вообще не следует однозначного вывода, может ли быть принудительно изъят земельный участок у его собственника, нарушающего требования земельного законодательства, иначе, чем за выкуп (ЗК РФ прямо не предусматривает принудительное безвозмездное изъятие земельного участка у собственника как санкцию за земельное правонарушение). Наконец, остается открытым вопрос о том, как следует поступать, если желающих приобрести такой земельный участок не окажется.

Нельзя согласиться с высказанной в научной литературе позицией о том, что поскольку ст. 286 ГК РФ, посвященная порядку изъятия земельного участка у собственника в виду ненадлежащего использования, отсылает к земельному законодательству (которое специальной нормы об этом не содержит), то следует руководствоваться ст. 54 ЗК РФ, устанавливающей процедуру прекращения прав на землю лиц-не собственников земельных участков.[97] Представляется, что правоприменитель не должен руководствоваться данной аналогией закона по следующим причинам.

Как отмечалось в работах по теории права, режим законности диктует ряд требований к использованию аналогии, из чего следует, что решение по аналогии недопустимо, если она прямо запрещена законом или если закон связывает наступление юридических последствий с наличием конкретных норм.[98] В рассмотренном случае такие конкретные нормы не приняты, а из иных норм специального закона (ЗК РФ) возможность расширительного толкования положений ст. 54 ЗК РФ никак не следует. Более того, представляется, что возможность принудительного прекращения права частной собственности на землю должна быть прямопредусмотрена федеральным законом. Использование аналогии закона в данном случае прямо противоречит стст. 35-36 и 55 Конституции РФ.

Обозначенная выше проблема в свою очередь порождает еще ряд вопросов, например, может ли быть изъят за совершение земельного правонарушения не весь, а часть участка, которая не рационально используется. Возможность прекращения прав на часть земельного участка допускается при изъятии участка за выкуп для государственных или муниципальных нужд. В случае прекращения прав на землю как санкции за правонарушение было бы целесообразным аналогичное решение вопроса, для чего, на наш взгляд, необходимо внесение соответствующих дополнений в ГК РФ, что позволило бы устранить эту неопределенность.

Как видим, новый ЗК РФ предусматривает основания и порядок принудительного прекращения прав на землю, однако действие его норм в части прекращения прав на землю как санкции за земельное правонарушение (ст. 45 и 54 ЗК РФ) на собственниковземельных участков не распространяется,поскольку в названных статьях упоминаются только землевладельцы и землепользователи. Одним из условий принудительного прекращения названных прав на землю является не устранение фактов ненадлежащего использования земельных участков после наложения административного взыскания в виде штрафа. Прекращение прав на землю землевладельцев и землепользователей, а также лиц, имеющих участки на праве безвозмездного срочного пользования, осуществляется в судебном порядке.

Таким образом, земельно-правовая ответственностьприменяется в форме принудительного изъятия у лица земельного участка, принадлежащего ему на праве землепользования или землевладения, за совершение земельного правонарушения и является отдельным, самостоятельным видом юридической ответственности. В связи с этим, мы не можем согласиться с мнением Ф.Б. Рысаева, который предлагал «установить административное наказание за деяния, связанные с порчей земель, в виде принудительного прекращения прав на земельный участок».[99]

Данная санкция не может быть отнесена к числу административных или гражданско-правовых. Во-первых, ст. 3.2. КоАП РФ не упоминает среди видов административных наказаний прекращение прав на землю.

Во-вторых, диспозиции норм гражданского законодательства, предусматривающих изъятие земель в качестве меры ответственности за соответствующие правонарушения, имеют бланкетный характер и содержат отсылку к нормам земельного законодательства. Поэтому, как справедливо отмечал В.Н. Харьков, «правовое регулирование ответственности в форме принудительного прекращения права землепользования ни в части оснований изъятия, ни в части определения санкций не осуществляется гражданским законодательством самостоятельно. Оба указанных аспекта изъятия земельных участков детально урегулированы земельным законодательством и не нуждаются в опосредовании нормами гражданского законодательства, поскольку земельное и гражданское законодательство – самостоятельные отрасли, располагающиеся на одной «горизонтали».[100]

Контрольные вопросы

1. Сформулируйте определение земельного правонарушения? Какие элементы его состава вы знаете?

2. Разъясните особенности уголовной ответственности за земельные правонарушения?

3. Раскройте содержание административной ответственности за земельные правонарушения? Какова тут роль законов субъектов РФ?

4. Покажите особенности дисциплинарной ответственности за земельные правонарушения?

5. Сформулируйте вашу собственную позицию по вопросу существования и особенностей земельно-правовой ответственности.

Литература

1. Анисимов А.П. Земельно-правовая ответственность за нарушение правового режима земель поселений // Журнал российского права. 2004. № 2.

2. Бугров Д.С. О совершенствовании законодательства об ответственности за земельные правонарушения // Юридический мир. – 2003. - № 9.

3. Добрачев Д.В. Некоторые вопросы правового регулирования возмещения убытков в сфере земельных отношений // Юрист. - 2005. - № 2.

4. Духно Н.А., Ивакин В.И. Понятие и виды юридической ответственности // Государство и право. – 2000. - № 6.

5. Кузнецов Д. Административная ответственность за земельные правонарушения в свете нормотворчества субъектов Российской Федерации // Хозяйство и право. – 2005. - № 7.

6. Панкратов И.Ф. Ответственность за нарушение земельного законодательства // Законодательство и экономика. - 1997.- № 5/6.

7. Сидоренко А.Ю. Ответственность за нарушения земельного правопорядка: история развития российского законодательства (от «Русской правды» до 1917 г.) // Государство и право. – 2000. - № 11.

8. Шерстнов А.В. Нарушения земельного законодательства органами местного самоуправления. // Юридический вестник. - 2001. - № 2.


Лекция 8. Охрана земель

План

1. Понятие и цели охраны земель.

2. Содержание охраны земель.

3. Особенности использования земель, подвергшихся радиоактивному и химическому загрязнению.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.011 с.)