ТОП 10:

Реформы первой четверти XVIII ст.



В семнадцатом век Россия не смогла преодолеть традиционно-патри­архальный уклад жизни. Лишь в зачаточном состоянии находилось то но­вое, что открывало перспективу буржуазного развития. Изменения в поли­тической системе, в экономике были минимальны, хотя что-то новое пос­тепенно вызревало (мануфактуры, связи с Западом, некое ограничение власти царя и др.). Но разрыв с остальной Европой нарастал. Это был, хотя и "бунташный" век, но век парадоксов, когда нарождавшееся в ог­ромных муках новое неминуемо опутывалось негибнувшим старым, станови­лось составной частью этого старого уклада. Российский феодализм не отступал, но крепчал через углубление и расширение крепостнических по­рядков, абсолютизацию роли государства и царской власти.

Это и была естественная реакция феодального строя на развитие в его недрах буржуазных элементов. В изменяющихся условиях российская феодальная знать стремилась удержать политическое господство через аб­солютизацию власти монарха и бюрократическую централизацию всей госу­дарственной надстройки. Значительно повысилась степень сплоченности всех групп феодалов. Этот процесс стимулировался и снизу - к консоли­дации феодалов подталкивало нарастание социальных конфликтов. Возрас­тание значения верховной власти было вызвано и обстоятельствами внеш­ними, когда и постановка внешнеполитических задач, и их разрешение возможны были только при наличии сильного политического центра. Столь огромная страна могла иметь перспективу и не развалиться при первых же конфликтах лишь имея сильнейшую государственную машину, послушную руке абсолютного в своих властных полномочиях монарха.

Тенденция к абсолютизации царской власти в России нарастала на протяжении всего XVII в. Вышеуказанные объективные причины естественно усиливались и самой природой монархической власти, выступавшей все бо­лее и более как самостоятельная политическая сила. Нельзя сбрасывать со счетов и чисто субъективный момент - способность царствующей особы адекватно ситуации реализовывать свою власть, пользоваться ею, укреп­лять и защищать ее. Нельзя не отметить заслуги на этом поприще и Алек­сея Михайловича, который одну ногу "занес было за черту" старого укла­да жизни (В.0. Ключевский), и его дочери-царевны Софьи, время регент­ства которой "по широте задуманных планов и практических опытов ... не уступает времени Петра" (М.М. Богословский).

И все же "бунташность" XVII в. выглядит бледно в сравнении с теми деяниями, которые связаны с именем Петра I, заполучившего от современников и потомков целый шлейф прозвищ и титулов: Первый, Великий! Ре­форматор! Преобразователь! Император!

Преобразования Петра I были осуществлены в условиях, когда "необ­ходимость движения на новый путь была создана, обязанности при этом определились; народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился" (С.М. Соловьев). Им был Петр I.

Своим рождением он обязан Алексею Михайловичу и его второй жене Наталии Кирилловне. "Тишайший" в 1671 г., будучи уже 2 года вдовцом, взял в жены 20-летнюю Наталию из рода Нарышкиных, известного с середи­ны XVI в. Она росла и воспитывалась в доме А.С. Матвеева, который и представил ее царю.

30 мая ( 9 июня) 1672 у молодой четы родился первенец. Правда, царь до Петра уже 13 раз испытал радостное чувство отцовства: его пер­вая жена Мария Ильинична Милославская с 1648 по 1669 родила любвео­бильному самодержцу 5 сыновей (Дмитрий, Алексей, Федор, Симеон, Иван) и 8 дочерей (Евдокия, Марфа, Анна, Софья, Екатерина, Мария, Феодосия, Евдокия).

Наталья же Нарышкина-Романова еще дважды радовала мужа, исправно рожая в 1673 и 1674 дочерей - Наталью и Феодору. Хворь и скорая смерть в январе 1676 не позволили Алексею Михайловичу продолжить свою дея­тельность по взращиванию родословного древа Романовых!

Из 16 попыток 14-я оказалась самой удачной - имя и дело Петра I затмили деяния всех Рюриковичей и не позволили сравниться с ним ни од­ному из Романовых!

Оставим имя, личность Петра для психологов и литераторов. А по­пытаемся разобраться в том, что сделано, совершено Петром.

Отметим, что конец ХVII-первая четверть XVIII в. интересовали всех, кто хоть каким-то образом занимался историей России. Тем более для историков, представителей общественно-политической мысли невозмож­но делать научные построения без учета того, что связано с событиями этого времени, когда несколько десятилетий составили целую эпоху -эпоху Петра I.

Петр I был необычен во всем. Ростом почти в 3 аршина, огромной силы, быстр и резок в движениях и суждениях. И в решениях!

Торопился жить и действовать. Где только не был: от Дербента до Англии, от Архангельска до Азова. С 5 утра - на ногах. Ел щи да кашу. Любил водку да свою "матку", друга сердешного "Катеринушку".

Любил труд, знал 14 ремесел, но обожал и веселье, мог всех пересидеть в "побоищах с Ивашкой Хмельницким", т.е. в пьянках.

Он любил крупных женщин и маленькие помещения с низкими потолками.

Он не останавливался ни перед чем. Даже перед уничтожением своего сына Алексея.

Петр мог с одинаковым упоением заниматься препарированием трупов, участвовать в пытках и казнях, а тут же бдеть над российским просвеще­нием, восхищаться талантами, точить поделки.

Какова же природа его абсолютной власти, которая была закреплена во многих законах 1-ой четверти XVIII в.?

Так, в Воинском уставе 1716 г. в пояснении к ст. 20-й говорилось, что "Его величество есть самовластительный монарх, который никому на свете в своих делах ответу дать не должен, но силу и власть имеет, свои государство и земли, яко христианский государь по своей воле и благомнению управляет".

Петр I все свои действия оправдывал "всенародными пользой и нуж­дами". Пытался опереться в утверждении власти не только на силу госу­дарственного аппарата, армии, идеологии, но и на философию естествен­ного права, на просвещение. Однако "просвещенный абсолютизм" мог иметь перспективу в развитии лишь при условии постепенного усиления кара­тельного аппарата, абсолютизации полицейской регламентации всего и вся.

Характерная черта этого времени: ссылки, гонения, этапы, казни. Позже кабинет-министр А.П., Волынский назвал его "опасным и суетным". Жертвы: простолюдины, рядовые дворяне, виднейшие сановники.

Факты донесли материалы органа политического сыска того времени - Тайной канцелярии. Процессы "по слову и делу" - это иначе процессы т.ск. "по первым двум пунктам", т.е. по пунктам СУ. Это действия и умыслы против царя, его семьи, правительства, оскорбления царского имени и титула, измена, бунт. За все - смерть!

Состав государственных преступлений уточнил и расширил Воинский устав 1716, некоторые другие новоуказные статьи, а затем - указ от 10 сентября 1730.

И как же интенсивно работала карательная машина! Так, за 1715-25 гг. Преображенский приказ и Тайная канцелярия провели 992 дела, при Анне Ивановне - 1909, в 40-е гг. - 2478, в 50-е - 2413, в 60-е - 1246, в 70-е - 1094, в 80-е - 992, в 90-е - 2861 дело.

Простолюдины обычно попадались по пустякам: слухи, описки в титу­ле, оговоры. Дворяне же больше шли по "особо важным" делам.

Законодательство Петра I абсолютизировало исключительную меру наказания - смертную казнь. Так, из 209 артикулов Артикула воинского, распространенного на все суды России, смертную казнь предусматривал 101. В них определялись и ее виды, "технология" четвертования, колесо­вания, повешения, отсечения головы. К ним можно добавить и такие виды, определенные тогдашним законодательством, как расстрел, залитие горла расплавленным металлом, сожжение. Характерно, что суд мог установить форму наказания и по своему усмотрению. Была бы богатой фантазия у "неумытных" судей!

Однако не столь уж щадящими были и другие меры наказания. Вряд ли присужденные к членовредительству чувствовали себя комфортно, избежав смерти. Отсечение рук, ушей, пальцев, вырывание ноздрей (обязательно - до корня!), клеймение приносили не только страшные физические стра­дания, но и делали истязуемых изгоями общества на всю их оставшуюся жизнь.

Эпоха реформ и переустройство всего и вся потребовала значитель­ного притока дешевой, а то и дармовой рабочей силы на "государевы ра­боты". В условиях торжества крепостничества сыскать ее было и царю проблематично. Но раскручивание маховика репрессивной машины позволило довольно успешно решать и эту задачу: каторжные работы, посылка осуж­денных на строительство заводов, крепостей, гаваней - эти виды наказа­ний занимали достойное место в арсенале российского законодательства первой четверти XVIII в. Не следует преуменьшать "воспитующее" воз­действие батогов, кнута, "кошек", шпицрутенов, как и ссылку в места не столь отдаленные. Хотя, однако, эти наказания заурядны, обыденны, нес­мотря на то, что, например, по подсчетам историков, средняя норма уда­ров кнутом равнялась 24. Можно предположить, что, с учетом усердия па­лачей, этого количества было не мало.

Петр I смог создать особый контингент бюрократии, обслуживающей функции особых же органов, призванных блюсти законы во имя эфемерных "общего блага" и "государственной пользы". В их ряду можно назвать и полицейскую службу, которая "есть душа гражданства", и институты фис­калов и прокуроров, прочно связанные между собой, и даже Рекетмейстерскую контору, в которую стекались челобитные с жалобами на чиновни­ков разных рангов, и др. Для чиновников, как и для всех прочих граж­дан, со слов Петра I, "презрение указов ничем не рознится с изменой". Изменой же могла быть и заурядная взятка. Борьба с ней и с лицами, к ней причастными, пронизывала все время петровских реформ. И неизвест­но, что имело большую тенденцию к росту - взяточничество или борьба с ним.

Одним из характерных чиновников петровской эпохи был "инквизитор" Тайной канцелярии Г.Г. Скорняков-Писарев. Он сочетал в себе умение изящно танцевать, вести педагогическую деятельность, писать учебник и столь же профессионально орудовать дыбой, тисками, хомутом, виской и иными пыточными инструментами в казенках Тайной канцелярии. Это в пол­ной мере отражало дух, запросы, требования времени. Таким, в сущности, был и сам Петр I, почти все его "птенцы".

Всего в правление Петра I было издано по не полным данным 3314 указов, регламентов, уставов. К большинству из них руку приложил сам царь, ставший 22 октября 1721 Императором, Отцом Отечества.

Так сказать облачение императорской, абсолютистской власти можно в целом представить таким:

- обширный бюрократический государственный аппарат в центре и на местах;

- довольно сильная идеологическая машина в лице послушной, управ­ляемой церкви плюс определенное окультуривание верхов, власть держа­щих и господствующего класса в целом. Некоторая "просвещенность" влас­ти;

- сильная армия;

- растущая сила полицейско-фискальных служб;

- изощренная система законов;

- хорошо контролируемое административно-территориальное устройс­тво;

- продуманная финансовая политика;

- строго дифференцированная социальная политика с непременной опорой на дворянство.

Реформируя старый государственный аппарат, создавая новый, Петр I сохранял сословные органы, которые были для государства бесплатным звеном, через которое можно было проводить сбор налогов, комплектова­ние армии, осуществлять контроль за общественным спокойствием.

Петр I не без труда сколотил военно-полицейское государство, пе­реняв некоторые европейские образцы и переложив их на российский лад. Опираясь на уже утвердившееся крепостное право и существенно его упро­чив, реформатор добавил к нему рекрутчину, подушную подать, паспортную систему, систему соглядатаев-доносителей, мощный чиновничье-бюрократический аппарат, военно-уставное законодательство и т.д. Не последнее место в этом ряду занимала тайная служба царя.

Она, как и все другие надзирателъно-карательные службы, была вмонтирована умелой рукой Преобразователя в здание российской государственности, конечно же, с думой "о благе народа и земском справед­ливом управлении". Конечно же, только во имя этого "блага" бросались в застенки тысячи государевых поданный, только под жесточайшими пытками могли быть исправлены изъяны их общественного и личного воспитания, только живя в постоянном страхе перед возможной встречей с "мастерами" Преображенского приказа и Тайной канцелярии, российский обыватель вы­казывал свою законопослушность и любовь к Отцу Отечества.

 

II

 

1682 - стрелецкий бунт ("Хованщина").

1682-1689 - правление Софьи.

1689-1696 - совместное правление Петра I и Ивана V.

1689, август - приход Петра I к власти.

1696-1725 - единоличное правление Петра I.

1697 - передача Преображенскому приказу дел по политическим прес­туплениям.

1698 - стрелецкий бунт.

1699-1700 - городская реформа. Создание выборной Бурмистерской палаты и земских изб.

1699-1719 - создание и деятельность Ближней канцелярии.

1699 - введение в армии рекрутского набора.

1701 - объединение Иноземного и Рейтарского приказов.

1701 - учреждение Монастырского приказа.

1701-1704 - основание заводов на северо-западе России.

1705 - начало регулярной рекрутской повинности.

1705-1706 - восстание в Астрахани.

1705-1711 - восстание в Башкирии.

1707-1708 - восстание на Дону под руководством К. Булавина.

1708-1710 - создание губерний.

1709 - учреждение на Украине постоянного резидента при гетмане.

1710, 1715-1717 - подворные переписи податного населения.

1711 - создание Сената.

1712 - перенесение столицы из Москвы в Петербург.

1714 - указ "О единонаследовании".

1716 - Воинский устав.

1716-1718 - "Дело царевича Алексея".

1718 - создание Тайной канцелярии.

1718-1721 - замена приказов коллегиями.

1718-1724 - "подушная" перепись населения и ревизии.

1719 - создание провинций.

1720 - Морской устав.

1720 - Генеральный регламент.

1720-1721 - учреждение Главного магистрата.

1721 - указ о "посессионных крестьянах".

1721, январь - "Духовный регламент".

1721, февраль - учреждение Синода.

1721, октябрь - принятие Петром I титула императора.

1722 - указ об объединении ремесленников в цеха.

1722, январь - "Табель о рангах".

1722, февраль - "Устав о наследовании престола".

1724 - Таможенный тариф.

 

III

 

Отмена местничества в 1682 означала реформирование государствен­ного управления на пути к установлению абсолютной монархии. В постоян­но изменяющихся политических и социальных условиях архаичность местни­чества ослабляла государственные устои. Крепнущее дворянство не могло более терпеть то, что лишь от чести, т.е. знатности происхождения за­висело получение той или иной государственной должности. Комиссия вы­борных служилых людей во главе с князем В.В. Голицыным подготовила по­ложения об О.М., и 12 января 1682 было утверждено "Соборное деяние об уничтожении местничества" - важнейший юридический акт второй поло­вины XVII в. Им были заложены основы для консолидации господствующих сословий, унификации их правового положения (хотя существенные разли­чия отдельных групп феодалов оставались). Столь серьезное решение царь Федор Алексеевич мог принять только при поддержке широких слоев дво­рянства и при согласовании с Земским собором.

Борьба придворных группировок за власть активизировалась со смертью в апреле 1682 царя Федора Алексеевича. В борьбу вступили две силы - семейства двух жен царя Алексея Михайловича. Милославские фор­мально имели преимущество, так как царевич Иван был на 6 лет старше своего сводного брата Петра, которого стремились посадить на престол Нарышкины. Однако Иван был от рождения болезненным и недалекого ума. Окружение царевича Петра сумело организовать что-то вроде Земского со­бора, когда в Кремль были скликаны люди разных чинов. Прямо на площади патриарх Иоаким вместе с высшим духовенством и боярами представили собравшимся для утверждения нового царя. Им был Петр. Большинство одобрило выдвиженца Нарышкиных, хотя один стрелецкий полк отказался присягать новому царю. Такое "избрание" в условиях нарастания недо­вольства различных категорий населения, в особенности стрельцов, ос­тавляло Милославским надежду на реванш в борьбе за власть в России.

Стрелецкий бунт 1682 отразил как сложную политическую обстановку в России, так и те изменения, которые произошли со стрелецким войском к этому времени. Стрелецкие полки теряли свое значение как боевой силы и все больше превращались в полицейские формирования для подавления антиправительственных движений. Это ставило их в привилегированное по­ложение, что не способствовало укреплению дисциплины и послушанию властям. К тому же усилились и участились служебные и финансовые злоу­потребления стрелецких полковников. Смерть царя Федора Алексеевича на­калила страсти вокруг трона. Группировка Нарышкиных объявила царем Петра I, что удовлетворило не всех стрельцов. Они почувствовали сла­бость новой власти семейства Нарышкиных. Их волнения начались с подачи челобитных с обвинениями на своих полковников и с жалобами о своих "разорениях". Начальник Стрелецкого приказа И.А. Хованский, преследуя свои честолюбивые амбиции и отражая настроения старой боярской арис­тократии и приверженцев старой веры, направил стрелецкий гнев против правительства Нарышкиных. 15 мая 1682 стрелецкие полки заняли Кремль и учинили расправу над родственниками и окружением Нарышкиных. Планы Хо­ванского на установление своего регенства не осуществились. По требо­ванию стрельцов первым царем был утвержден Иван V, а Петр I стал вто­рым царем. Регентшей при малолетних братьях стала Софья. Однако на этом развертывание столь бурных событий, вошедших в историю России как "Хованщина", не завершилось. Стрельцы истребовали от Софьи жало­ванной грамоты с констатацией своих заслуг перед новой властью. Они становились "надворной пехотой" под прямой юрисдикцией царской власти. Им была выплачена огромная задолженность в жалованьи, а Софья каждому стрельцу из казны выдала по 10 руб. Стрельцы, пользуясь ситуацией, распоясались: они захватывали имущество убитых ими, требовали новых денег, пьянствовали и т.п. Так могло продолжаться до тех пор, пока ца­ревна Софья рассчитывала на стрелецкие силы в противодействии устрем­лению И. Хованского к регенству. Тот же принудил Софью участвовать в диспуте между православными иерархами и раскольниками во главе со свя­щенником Никитой Пустосвятом. Диспут прошел 5 июля и закончился тем, что верные Софье стрельцы казнили Н. Пустосвята по приказу царевны. Но настроения стрельцов вынудили царский двор удалиться в один из подмос­ковных монастырей и начать сбор дворянского ополчения. Туда был вызван мятежный И. Хованский и 17 сентября казнен вместе с сыном Андреем. Стрельцы же, повинившись, были прощены. Начальником Стрелецкого прика­за был назначен думный дьяк Федор Шакловитый.

Правление царевны Софьи, властолюбивой и незаурядной 25-летней женщины, продолжалось с сентября 1682 по сентябрь 1689. Будучи регент­шей при малолетних братьях - царях Иване и Петре, Софья стремилась как можно дольше сохранить власть за собой и семейством Милославских. В этом ей активно помогали ее фавориты - "галанты" Василий Голицын и Фе­дор Шакловитый. В официальных документах Софья именовала себя "Всея Великия и Малыя и Белыя России самодержица" и не оставляла мысли вен­чаться на царство, настраивая стрелецкие отряды на то, чтобы "уходить" царя Петра и его мать царицу Наталью со всем родом Нарышкиных. Несмот­ря на то, что основные усилия были направлены на удержание власти, в эти семь лет Софья как фактический глава государства приложила свою руку к заключению "вечного мира" 1686 с Речью Посполитой, Нерчинcкого договора 1689 с Китаем и др. Но именно неудачи во внешней политике, в особенности провалы Крымских походов 1687 и 1689 В. Голицына предопре­делили падение регентши. Этому способствовала и внутриполитическая си­туация. Так, попытки ослабить сыск беглых крестьян и некоторые уступки посадам раздражали дворянство. Не могли они и бояре воспринять "про­жектов" В. Голицына. Церковники не воспринимали общение власти с ино­земцами. Набирало мощь сопротивление раскольников. Росли преступность и разбои.

Начало правления Петра I пришлось на кровавые майские дни 1682. Однако только через семь лет он ощутил в своих руках реальную царскую власть. Для этого Петру I пришлось пройти "Преображенские университе­ты", окрепнуть телом и умом, получить практические и теоретические на­выки от специалистов Немецкой слабоды и в "потешных" баталиях. Став в январе 1689 женатым, Петр I вышел из своего малолетства и мог отверг­нуть регенство Софьи. Все предпосылки для этого имелись: дворянство было на его стороне, соблюдало нейтралитет, "потешные" полки были уже значительной силой. Поэтому, когда в начале августа 1689 возникла уг­роза для его жизни со стороны окружения Софьи, Петр I действовал быстро и решительно, склонил на свою сторону стрельцов. Уже в начале сентября 1689 Софья и ее фавориты были отстранены от власти.

Стрелецкий бунт 1698 был вызван озлоблением стрельцов из-за но­вовведений Петра I, которые ущемляли их материальные интересы, вели к неминуемой ликвидации самого стрелецкого войска. Они понесли большие потери во время Азовских походов, были оставлены нести охрану Азова, царь постоянно глушил строптивость и своеволие стрелецких полков. Не­довольство стрельцов подогревалось семейством Милославских, ждавших удобного случая для реванша за 1689. Озлобленность стрельцов возросла после кровавой расправы Петра I над заговорщиками, прошедшими по "делу Цыклера и Соковнина", когда те попытались поднять против царя-реформа­тора стрельцов и донских казаков. Воспользовавшись отъездом Петра I с Великим посольством стрельцы стали массово дезертировать, отказываясь выдвигаться к "литовскому рубежу". С "поносными речами на государя" они явились в Москву. К Москве вскоре двинулись и стрелецкие полки. Речь шла о возвращении Софьи и В. Голицына, о передаче престола царе­вичу Алексею. Правительственные войска под командованием А.С. Шеина и П. Гордона 18 июня разбили бунтовщиков в 40 км. от Москвы. Вернувшись из-за границы Петр I в сентябре-октябре учинил розыск. Были повешены, обезглавлены и четвертованы 799 стрельцов и 600 сосланы. Ранее по при­казу Шеина было казнено 130 и сослано 1965 стрельцов.

Экономическая и финансовая политика Петра I предопределялась ре­шающей ролью государства в создании и регулировании мануфактурного производства, в утверждении своей монополии во внешней и внутренней торговле и регламентации торговой деятельности купцов, в преобразова­ниях податного обложения, в манипуляциях с деньгами (так, вместо се­ребряных денег стали чеканить медные) и др. За 1695-1725 в России воз­никло не менее 200 мануфактур различного профиля, казенных и частных. Главное внимание было уделено металлургическим, оружейным, текстиль­ным, канатным, суконным и т.п., т.е. тем, от которых зависело обеспе­чение армии и флота. Часто инициатором открытия новых мануфактур выс­тупало государство, за счет казны шло их финансирование. Затем нередко эти мануфактуры передавались частным владельцам или, чаще всего, целым компаниям ("кумпанствам"), которые специально создавались для этого. Новые владельцы получали различные льготы в своей деятельности. Подав­ляющее большинство мануфактур - крепостнические. Лишь отчасти на них использовался труд свободных групп населения ("гуляющих людей" и т.п.), а в большинстве своем это были новые крепостные - т.н. посесси­онные и приписные крестьяне. В сферах торговли и финансов Петр I исхо­дил из концепции меркантилизма, которая прежде всего предполагает ак­тивный баланс торговли, накопление денег в стране. Поэтому государство всюду и всем навязывало свои правила деятельности, жестко регламенти­ровало как производство, так и сбыт продукции, сырья. Были введены госмонополии на продажу соли и табака, а на внешнем рынке - кож, пеньки, льна, хлеба, поташа, икры и многих других товаров. Были сохра­нены внутренние таможни. Такие методы подрывали российское купечество. Подворные переписи 1710, 1715 показали уменьшение числа податных дво­ров. Тогда провели подушную перепись (ревизию). На эти "души" и были разверстаны все госрасходы, что увеличило налоги в среднем в 3 раза. Широко практиковались косвенные, экстраординарные налоги.

Тариф 1724 впервые конкретизировал покровительственную таможенную политику Российского государства, которая заключалась в том, что на разные виды товаров устанавливались различные пошлины. Было определено соотношение между размером пошлины на ввозимые товары и объемом его внутреннего производства: чем больше производство, тем выше пошлины. Наиболее высокие ставки пошлины были на ввозимые предметы роскоши. На вывозимые же из России товары пошлины были чисто символические (за исключением сырья). Таким образом правительство Петра I поощряло про­изводство (так, пряжа облагалась пошлиной в 37% от цены, а полотно - только 1%). Были установлены ограничения на вывоз серебряных и золотых монет, в то время как казенные товары должны были продаваться только на иностранную валюту, т.е. шло привлечение денег в страну.

Социальная политика Петра I была направлена на дальнейшую консо­лидацию отдельных сословных групп и их слияние. Вместе с тем переход из одной группы в другую был стеснен подушным учетом и жесткими прави­лами. Так, при проведении подушной переписи разные группы крепостных, лично свободных и даже помещики-однодворцы были включены либо в состав крепостных, либо в новое сословие государственных крестьян. Шло целе­устремленное закрепощение ранее свободных, само крепостное право ужес-точалось. Была создана достаточно четкая сословная дифференциация: в городских посадах - купцы и ремесленники, на селе - крепостные и госу­дарственные крестьяне. Многочисленные группы служилых людей "по оте­честву" (бояре, окольничие, стольники, думные дьяки и т.п.) были слиты в "шляхетство" (устоялся другой термин - "дворянство"). Поместья были уравнены с вотчинами. За усердие во имя "царя" и "отечества" полага­лось или повышение в чине (ранге), или получение новых титулов - гра­фов и баронов.

Указ о единонаследии от 23.03.1714 законодательно оформил стрем­ление дворянства к укреплению своей собственности на землю. Вся недви­жимость могла наследоваться по воле завещателя любым из его сыновей или по закону переходила к старшему сыну. Таким образом, государство запрещало дробить дворянские имения между порой многочисленными наследниками, что сохраняло для казны прежние возможности взимания пода­тей. Этим указом был уравнен правовой режим поместий и вотчин. Он зат­ронул с разных позиций интересы и дворян, и вотчинников, которые все вместе лишались свободы распоряжения своими имениями (но только в 1731 при Анне Ивановне порядок наследования был отменен).

Борьба Петра I с оппозицией велась постоянно и была весьма напря­женной. Обычно проявлением недовольства "высшего света" России рефор­мами Петра I считают "дело царевича Алексея". Однако оппозиция - это не только критическое отношение к власти и стремление через конкретные действия к ее устранению. Это и постоянно растущее социальное напряже­ние как проявление недовольства исстрадавшегося народа. Оно выражалось в "поносных" на государя и его окружение речах, в неподчинении указам, в подаче жалоб, в массовых побегах, в массовых социальных движениях (к примеру, события в Астрахани, на Дону, в Башкирии и др.). Весьма ост­рыми были противоречия на церковно-религиозной почве: Петр I продолжал прежнюю политику по удушению старообрядчества, новая сумятица была внесена в церковный мир ликвидацией патриаршества и установлением го­сударственного управления и надзора над церковью. Даже обыкновенного взяточника из армии госслужащих и взяточника сановного из ближайшего своего окружения (а таких было большинство) царь воспринимал как пре­дателей своего дела по преобразованию России. И карал немилосердно.

Деятельность Преображенского приказа и Тайной канцелярии - была направлена на пресечение политических преступлений. Действуя под не­посредственным началом царя, эти органы тайного сыска держали под своим контролем буквально все сферы общественной и обывательской жизни, выявляя и карая за любые действия и даже неосторожно произнесенные сло­ва, посягающие (даже косвенным образом) на прерогативы власти и ее ин­ститутов, в первую очередь - на честь, достоинство и личность царя. Уже в 1689 г. Петр I создал приказ Розыскных дел, чтобы покончить со своими противниками из окружения Софьи. Но "враги" царя и государства множились, и в конце XVII в. для борьбы с ними был выдвинут Преображен­ский приказ, первоначальные функции которого были иными. Тем самым он поднялся над всеми другими приказами, его специфические полномочия рас­простирались над всеми поданными. Работы у этого приказа по "слову и делу" государеву хватало сполна. Деятельность П.п. была дополнена в нач. 1718 еще одним органом - Тайной канцелярией, созданной для вед­ения "дела" царевича Алексея. По завершении "дела " функции Т.к. были обращены на искоренение крамолы по всей России.

"Дело" царевича Алексея, следствие и суд по которому провела Тайная канцелярия, завершило длительный период напряженных отношений меж­ду отцом и сыном - царем Петром I и царевичем, наследником престола, старшим сыном Петра I от его брака с Евдокией Лопухиной. Царь-отец осенью 1715 потребовал от сына точно определиться в своем отношении к его политике. В ответ Алексей по подсказке своего близкого окружения, оппозиционно настроенного к реформам Патра I, решил отречься от нас­ледственных прав. Однако царь потребовал от сына объяснений и вызвал его к себе в Копенгаген, где он готовил военные операции против Шве­ции. Однако вместо этого маршрута Алексей внезапно, в большой тайне от петровских соглядатаев, в сентябре 1716 уехал в Вену и попросил там политического убежища. Все, на что решился венский императорский двор, так это тайно приютить наследника российского престола в одном из ти­рольских замков. Но петровские сыщики выследили царевича, а посланный к императору Карлу VI дипломат П.А. Толстой заставил вернуть беглеца в Москву (в феврале 1718). Было проведено быстрое дознание всех, кто был причастен к "делу". И был вынесен вердикт, что Алексей и его сообщники посягали на трон! Тайная канцелярия оформила подобающее в таких случа­ях заключение, а Верховный суд 24 июня 1718 приговорил Алексея к смертной казни. Вероятно, он был задушен в казематах Петропавловской крепости.

Восстание в Астрахани вспыхнуло летом 1705 и продолжалось около 8 месяцев. Оно охватило и окрестные городки. Причиной возмущения горожан (а их социальный состав был очень пестрым) и стрельцов были непосиль­ные налоги, злоупотребления откупщиков, торговые монополии, высокие цены и т. п. Стрельцы были возмущены очередными снижениями жалования, привлечением к разным работам, злоупотреблениями командиров и астра­ханского воеводы Т. Ржевского. Недовольными были и содатские полки. Восставшие захватили астраханский кремль, перебили до 300 "начальных людей" и организовали свое управление - круг и совет старшин. Но район восстаний был блокирован, донские казаки не поддержали восставших. Петр I направил на подавление бунтовщиков драгун и солдат под командо­ванием фельдмаршала Б.П. Шереметева. В марте 1706 штурмом Астрахань была взята. Начались массовые аресты. Преображенский приказ спешно провел дознание, в результате которого сотни людей были колесованы, обезглавлены, повешены, сосланы. Только под пытками в его застенках умерло 45 человек.

Восстание в Поволжье проходило одновременно с Астраханским. Оно началось в Башкирии, население которого было возмущено новыми сборами, мобилизацией в армию людей и поставками лошадей. Башкиры оказали сопротивление сборщикам ("прибыльщикам") налогов и правительственному ка­рательному войску. Сопротивление растянулось на многие годы - с 1705 по 1711.

Народное движение под руководством Кондратия Булавина началось в октябре 1707 на Дону. Это было наиболее тяжелое время для России, ког­да ее армия терпела неудачи на полях сражений Северной войны. Война истощила население. Правительство Петра I за счет налогов изымало у крестьян и горожан последнее, что нужно было для жизни. Рекрутские на­боры в армию, которые стали регулярными с 1705, лишали семьи кормиль­цев, сопровождались значительными денежными сборами. Многочисленные же экстраординарные повинности завершали разорение российского обывателя. Не удивительно, что в эти годы необычайно возросло количество побегов крестьян и горожан в те места, где петровская администрация была сла­бее всего. Наиболее притягательным районом стало верхнее течение Дона и его притоков. Отряды царских "сыщиков" занимались поимкой и возвра­щением беглых. Один из таких отрядов под командованием князя Ю.В. Дол­горукого и был уничтожен 9 октября 1707 донскими казаками во главе с атаманом К. Булавиным. Так началось восстание на Дону. Были налажены связи с запорожскими казаками, привлечены крестьяне Тамбовского, Воро­нежского и других южнорусских уездов. Исстрадавшееся население подня­лось на борьбу против властей "за старую веру, ... за всю чернь". Петр I, несмотря на сложное положение своей армии, спешно направил на уду­шение восстания карательное войско во главе с В.В. Долгоруким, поручив ему всех воров "жечь без остатку, а заводчикоф на колесы и колья". Тем временем К. Булавин захватил Черкасск и был избран войсковым атаманом. Движение перекинулось на Волгу, грозило охватить Азов и Таганрог (ле­том 1708 булавинцы были отброшены от Азова). Но во время мятежа казац­кой верхушки в Черкасске погиб К. Булавин. К осени 1708 в крови были потоплены восстания булавинских атаманов на Волге.

Реформирование аппарата власти было подчинено идее, что ни одна общественная структура (церковь, торговля, частная жизнь и т.д.) не может существовать без управления и контроля со стороны специальных государственных органов. Петр I за образец взял государственное уст­ройство Швеции и применил к российским особенностям. Создавались уч­реждения, специализировавшиеся в конкретной сфере (финансы, юстиция, военное дело и т. п.) и действовавшие на принципах коллегиальности. Ре­форма началась в конце 1717-начале 1718: был составлен "Реестр колле­гиям...", в котором были названы 9 коллегий (число их затем менялось), которые стали основой центральной системы управления. Они почти полностью заменили приказы (лишь некоторые продолжали действовать). Су­щественную эволюцию претерпел с момента создания в 1711 и высший орган государства - Сенат. Его функции были изложены в специальной инструк­ции: "Должность Сената". Он ведал всеми центральными учреждениями, гу­берниями, имел законосовещательные, высшие судебные и административные функции, назначал и утверждал вcех чиновников. В целом характерными признаками новой системы государственных органов были: централизация управления, разграничение сфер деятельности и полномочий между высшими и местными органами и учреждениями, единообразие и регламентация дея­тельности, госконтроль за ней.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.76.91 (0.019 с.)