ТОП 10:

И принципы правильного мышления



Данная тема предполагает предварительное соотнесение понятий «закон» и «принцип». Философия рассматривает закон как внутреннюю, необходимую и существенную связь предметов и явлений объективной действительности. Принцип же трактуется как основное, исходное положение какой-либо теории, учения и т.д., руководящая идея, основное правило деятельности.

Как элемент познания и отношения к действительности принцип носит субъективный характер, и в нем может быть представлено лишь субъективное отражение объективной реальности. Поэтому та же самая часть знания, которая накоплена человечеством в области логики, в зависимости от акцентирования внимания на ее объективной или субъективной составляющей, рассматривается и в качестве законов[165], и в качестве принципов[166] правильного мышления.

Когда используют понятие «логический закон», обращают внимание на объективную реальность устойчивости внутренней структуры мыслительного процесса.

Когда используют понятие «логический принцип», обращают внимание на необходимость учета этой реальной устойчивости внутренней структуры мыслительного процесса для правильного мышления.

В традиционной логике среди множества законов принято выделять основные. К ним относят: закон тождества, закон противоречия, закон исключенного третьего и закон достаточного основания.

 

Закон тождества

Если мы хотим быть правильно понятыми, то наша мысль должна быть точно сформулирована, иметь свое определенное устойчивое содержание. Обязательность этого условия для правильного мышления было определено еще Аристотелем в его «Метафизике»: «Если же это было бы не так, а сказали бы, что слово имеет бесчисленное множество значений, то совершенно очевидно, что речь была бы невозможна; в самом деле, не означать что-то одно – значит, ничего не означать; если же слова ничего [определенного] не обозначают, то конец всякому рассуждению за и против, а в действительности – и в свою защиту, ибо невозможно что-либо мыслить, если не мыслят что-то одно; а если мыслить что-то одно возможно, то для него можно будет подобрать одно имя»[167].

Позднее это обязательное условие или принцип правильного мышления стало называться в логике законом тождества.

Его сущность состоит в том, что каждая объективно истинная и логически правильная мысль о предмете должна быть определенной и сохранять свою однозначность на протяжении всего рассуждения. Наиболее общая формула закона тождества записывается так: а есть а или а º а, где под а разумеется всякая мысль вообще. Иначе говоря, действие закона тождества распространяется на все без исключения формы мышления.

Поскольку в реальном мире все вещи и явления подвержены изменениям, то никакого абсолютного тождества нет. Однако при известных условиях, в определенных пределах мы можем отвлечься от существующих различий и фиксировать свое внимание только на том, что есть общего у рассматриваемых предметов или их свойств. Иначе говоря, тождественность вещей в мыслительном процессе выступает как некая идеализация, как результат отвлечения от несущественных для конкретной ситуации изменений этой вещи, благодаря чему обеспечивается определенность, устойчивость содержания мысли.

Соблюдение закона тождества не означает, что, рассуждая о чем-то, мы должны лишь повторять это что-то в неизменном виде. Скажем, говоря о потерпевшем, повторять: потерпевший, потерпевший, потерпевший... Для равнозначных понятий можно и нужно использовать слова-синонимы. Они обогащают речь. Следует лишь помнить, что синонимия носит относительный характер, и не во всех случаях слова-синонимы могут заменить друг друга.

Попытаемся ответить на вопрос: тождественны ли понятия «покойник»и «труп». Объем данных понятий совпадает – это очевидно. Содержание же, видимо, не совпадает. Во всяком случае, вопрос следователя к свидетелю происшествия: «Что сказал покойник?»звучит вполне осмысленно и перестает быть таковым, если произвести замену понятий (покойник – труп).

К сожалению, подобные примеры нередко встречаются в милицейских протоколах: «...на кровати лежал труп, брат трупа в соседней комнате был без сознания, рядом сидела трупова жена и плакала...»

Тождество противоположно различию и через это отношение связано с ним. Поэтому основное требование закона тождества о том, что мысль о предмете должна быть определенной и сохранять свою однозначность на протяжении всего рассуждения, в качестве нормативного правила (принципа) может быть выражено и таким образом: нельзя отождествлять различные мысли, а различные мысли принимать за тождественные.

Нарушение требований определенности проявляется в том, что отождествляются нетождественные объекты (свойства, ситуации, явления) или же, наоборот, различаются тождественные объекты (свойства, ситуации, явления). Это связано с неумением разбираться в многозначности слов, словосочетаний и предложений естественного языка либо с сознательным использованием такой многозначности с целью ввести собеседника в заблуждение.

Первый случай, когда имеет место непроизвольное нарушение закона тождества, называется паралогизмом.

Второй случай, когда этот закон нарушается преднамеренно, называется софизмом.

В зависимости от того, каким именно образом нарушается закон тождества, различают следующиевиды ошибок: эквивокацию, омонимию, амфиболию, логомахию.

Эквивокацией называется логическая ошибка,заключающаяся в том, что одно и то же слово или выражение употребляется в разных значениях в ходе одного и того же рассуждения, но подается это так, будто в слово или выражение вкладывается один и тот же смысл[168].

Омонимией называется логическая ошибка,которая происходит вследствие того, что одно и то же по звуку слово в одном и том же рассуждении употребляется для обозначения разных понятий[169].

Амфиболией называется логическая ошибка, заключающаяся в том, что грамматическое выражение (совокупность нескольких слов) допускает его двоякое толкование. Причем амфиболию не следует смешивать с омонимией, когда ошибка вызывается двусмысленностью отдельных слов, употребляемых в одном и том же рассуждении [170].

Такая трактовка данных явлений позволяет заключить, что, по сути, эквивокация включает в себя и омонимию и амфиболию и может рассматриваться как род, а последние как виды данного рода.

Рассмотрим это на примерах, иллюстрирующих эквивокацию, причем первые из них относятся к омонимии, а вторые к амфиболии.

Для омонимии присуще использование одного слова для разных понятий: коса – орудие для косьбы и коса – сплетенные волосы.

На том приеме основан софизм, известный еще с античных времен:

Лекарство, принимаемое больным, есть добро.

Чем больше делать добра, тем лучше.

Значит, лекарства нужно принимать как можно больше.

 

В данном софизме используется многозначность слова «добро». В первой посылке слово «добро» обозначает действие лекарства на больного, а во второй под «добром» понимаются поступки людей, имеющие целью приносить другим людям полезное и приятное. В логике подобные софизмы называются ошибкой учетверения терминов.

Более современный пример можно найти и у некоторых «моралистов», которые рассуждают примерно так: «Каждый человек – кузнец своего счастья. Есть люди несчастливые. Вывод: это их собственная вина». При этом игнорируется принципиальный аспект человеческой жизнедеятельности. Связан он с возможностями общества, страны и социально-экономическими процессами, в которые включается конкретная личность. Более того, вторая часть приведенного сложного высказывания «Есть люди несчастливые» подразумевает мысль, что у таких людей неудачно складываются объективные, не зависящие от их воли обстоятельства. Выходит, что в первом случае счастье как положительное чувство всецело зависит от самого человека. Во втором случае счастье не зависит от человека и представляет собой везение, удачу. Поэтому и вывод, как выясняется в итоге, получается бессмысленный: те, для которых не зависящие от них обстоятельства складываются неблагоприятно, сами и виноваты в этом и являются «кузнецами» этого[171].

Для амфиболии в качестве иллюстрации может быть использовано известное выражение: «Казнить нельзя помиловать», которое в зависимости от логического ударения может быть истолковано и как «Казнить, нельзя помиловать», и как «Казнить нельзя, помиловать».

Примером амфиболии является и высказывание: «Ученики прослушали объяснение учителя».Оно непонятно, потому что в нем нарушен закон тождества. Ведь слово «прослушали»,а значит, и все высказывание можно понимать двояко: то ли ученики внимательно слушали учителя, то ли все пропустили мимо ушей (причем первое значение противоположно второму). Таким образом, рассматриваемое высказывание не равно самому себе. Говоря иначе, в нем смешиваются или отождествляются различные, не тождественные друг другу ситуации: 1. «Ученики всё слышали»; 2. «Ученики ничего не слышали». Это отождествление нетождественного и приводит к неясности высказывания[172].

Логомахией называется логическая ошибка, когда спорящие, не определив вначале с точностью предмета спора, опровергают друг друга или не соглашаются друг с другом единственно потому, что употребляют неточные слова для выражения своих мыслей[173]. Например, можно было бы бесконечно спорить по вопросу: «Счастлив ли человек, живущий в согласии с природой?» Все дело в том, что словосочетание «жить в согласии с природой», а также слово «счастье» являются многозначными, и необходима серьезная работа ума, чтобы все эти значения подразделить[174].

Нередко с целью изменить суть оценки поступка конкретного человека в ходе судебного разбирательства, хотя и не в виде открытого спора, предпринимаются попытки со стороны защиты определять в качестве подарка или спонсорской помощи то, что сторона обвинения квалифицирует как взятку.

Подобные приемы широко используются в рекламе различных товаров, включая и фильмы, и книги, и статьи в периодической печати, когда их броские названия не соответствуют заявленным темам.

Итак, мы видим, что во всех этих примерах смешиваются различные значения понятий, выражений, отражающих ситуации, темы, одна из которых не равна другой, т.е. нарушается закон тождества.

Знание закона тождества дает возможность осознано отделять правильное рассуждение от неправильных, позволяет находить логические ошибки в рассуждениях других людей и не допускать их в собственных высказываниях. Требования закона тождества необходимо соблюдать в дискуссиях и спорах. Чтобы спор не был беспредметным, необходимо всегда точно определить его предмет и точно выяснить ключевые понятия в нем.

Неоценимо значение требований закона тождества в законотворческой деятельности юриста. Подготовка законодательных актов требует обязательной логической экспертизы, поскольку в них недопустимы неясности или двусмысленности, ведущие к неоднозначному применению закона.

Закон тождества лежит в основе таких важных следственных действий, как опознание и идентификация. Суть первого действия сводится к тому, что опознающему (потерпевшему, свидетелю и др.) предъявляют в определенном законом порядке человека или какой-нибудь предмет, чтобы установить их тождество (или различие) с тем, что наблюдалось ранее и о чем уже даны показания. Результаты опознания имеют важное доказательственное значение. Задача идентификации состоит в установлении тождества тех или иных вещей, людей, документов и т.д., которые до этого мыслились раздельно. Например, идентификация подозреваемого в разных преступлениях, идентификация ножа, которым был ранен человек, и ножа, найденного у подозреваемого[175].

Сущность закона тождества применительно к квалификации преступления заключается в том, что, доказывая наличие в деянии того или иного состава преступления, необходимо точно знать все признаки этого состава, однозначно их понимать и постоянно иметь в виду именно эти признаки, а не какие-либо иные. В процессе квалификации следует строго соблюдать требования закона тождества: не менять предмет доказывания, не смешивать различные понятия, не использовать различные определения одного и того же понятия и т.д.

Таким образом, в мышлении закон тождества выступает в качестве важного принципа, который находит свое применение во многих сферах человеческой деятельности, включая и юридическую.

 

Закон противоречия

Закон противоречия выражает такую существенную особенность логического мышления, как его последовательность – непротиворечивость. Охраняя непротиворечивость всякого правильного мышления, он запрещает мыслить противоречиво и требует не допускать логической несовместимости в рассуждении об одном и том же предмете мысли. Выраженная нормативная направленность действия данного закона объясняет стремления ряда авторов называть его законом непротиворечия[176]. По мнению других авторов[177], в традиционном названии закона заложен глубокий смысл: он фиксирует внимание на противоречии как явлении, побуждает изучать механизмы возникновения этой ошибки, а следовательно, выдвигает на первый план вопросы методики ее предупреждения и устранения.

Объективная основа данного явления отражена Аристотелем следующим образом: «…невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении»[178]. Его суть в виде нормативного требования формулируется им так: «Невозможно что-либо вместе утверждать и отрицать»[179]. Символически он выражается следующей формулой: ù(a Ùùa), читается: неверно, что а и не а, где а – это какое-либо высказывание.

Итак, в данном законе находит отражение относительная устойчивость, определенность вещей и явлений, объективность мира. Поэтому противоречие, то есть утверждение и отрицание чего-либо, будет иметь место лишь в том случае, когда речь идет об одном и том же предмете, который взят в одно и то же время и в одном и том же отношении. Если же хоть одно из этих условий не выдержано, то нет и противоречия. Например, в суждениях: «Иванов знает формальную логику» и «Иванов не знает математической логики» никакого противоречия не будет, потому что здесь утверждается принадлежность предмету одного признака и в то же время отрицается принадлежность этому же предмету другого признака.

Не будет противоречия между суждениями и в том случае, если речь идет о разных предметах. Например: «Иванов знает логику» и «Петров не знает логики».

Также противоречия не будет, когда что-либо утверждается и в то же самое время отрицается относительно одного предмета, применительно к разному времени его существования или развития. Например, анализируя ответы обучаемого в начале и в конце курса, в отношении одного и того же человека можно сказать: «Иванов не знает логики» и «Иванов знает логику».

Не будет противоречия и в том случае, когда один и тот же предмет нашей мысли рассматривается в разных отношениях. Так, о том же Иванове, в случае усвоения им учебного курса, можно сказать, что он знает логику, но его знаний, конечно, недостаточно для проведения им занятий по логике, и в этом отношении будет истинным и второе суждение, не исключающее первое, что он не знает логики.

Если принцип непротиворечивости мышления столь очевиден, то неужели кто-то станет нечто утверждать и то же самое тут же отрицать? Стоит ли именовать этот принцип законом? Разве он не реализуется в мышлении каждого (во всяком случае, как принято говорить, здравомыслящего) человека автоматически?

Дело в том, что противоречия бывают контактными и дистантными[180]. Контактными называются противоречия, в которых что-то одно и то же утверждается и сразу же отрицается (последующая фраза отрицает предыдущую в речи или последующее предложение отрицает предыдущее в тексте). Будучи очевидными, такие противоречия практически сразу преодолеваются самими авторами, и поэтому редко встречаются в мышлении и речи. Дистантными называются противоречия,когда между противоречащими друг другу суждениями находится значительный интервал в речи или в тексте. Такие противоречия не столь заметны и для самих авторов, и для их слушателей или читателей.

Противоречия также бывают явнымии неявными[181].В первом случае одна мысль непосредственно противоречит другой, а во втором случае противоречие вытекает из контекста: оно не сформулировано, но подразумевается. Например, в одном из учебников по курсу «Концепции современного естествознания» из главы, посвященной теории относительности А. Эйнштейна, следует, что по современным научным представлениям пространство, время и материя не существуют друг без друга. А в главе о происхождении Вселенной говорится о том, что она появилась примерно 20 млрд лет назад в результате Большого взрыва, во время которого родилась материя, заполнившая собой все пространство. Следовательно, пространство существовало до появления материи, хотя в предыдущей главе речь шла о том, что пространство не может существовать без материи [182].

Явные противоречия, так же как и контактные, встречаются редко. А неявные и дистантные противоречия, наоборот, в силу своей незаметности намного более распространены в мышлении и речи.

Если совместить рассмотренные выше деления противоречий на контактные и дистантные, а также на явные и неявные, то получится четыре вида противоречий[183]:

1. Контактные и явные противоречия.

2. Контактные и неявные.

3. Дистантные и явные.

4. Дистантные и неявные.

Примером контактного и явного противоречия могут служить следующие высказывания: «... вначале обвиняемый упорно молчал, а затем неожиданно все свои показания стал упорно отрицать...», «22 июля неизвестный преступник на рынке ст. Хабаровск-2 тайно похитил у Артемовой серьги, которые находились у потерпевшей в ушах, при этом бил по лицу зонтом».

Как видим, такого рода противоречия настолько очевидны, что могут из милицейских протоколов сразу перекочевывать в анекдоты.

Остальные три группы противоречий также могут быть комичными, но, будучи не столь очевидными, они создают значительные коммуникативные помехи. И задача логики показать, как их можно распознать и устранить.

Скрытое противоречие содержится в любом множестве суждений, если из этого множества принципиально выводимы два суждения, из которых одно является отрицанием другого. Суждения «Эта рукопись создана в России в XI веке» и «Эта рукопись выполнена на бумаге» вроде бы не могут рассматриваться как члены противоречия, поскольку не соответствуют схеме аÙù а. Однако они становятся таковыми, если принять во внимание, что в XI в. на Руси еще не было бумаги (писали преимущественно на пергаменте). Поэтому данные суждения представляют собою пример контактного и неявного противоречия.

Для выяснения неявных или скрытых противоречий иногда требуются весьма сложные аналитические операции. Чаще всего для обнаружения скрытых противоречий в аналитические операции нужно включать не только имеющиеся в тексте суждения, но и некоторые добавочные (затекстовые) сведения, полагаемые, безусловно, истинными (обязательными, общепринятыми). Так, чтобы увидеть противоречивость суждений «Эта рукопись создана в России в XI веке» и «Эта рукопись выполнена на бумаге», необходимо было использовать знание, выраженное суждением «Если рукопись создана в России в XI веке, то она не может быть выполнена на бумаге»[184].

Весьма часто встречаются в различных текстах и противоречия, связанные с количественными характеристиками чего-либо. Вот типичный пример: «Три игры – три победы с общим счетом 4:2. Таков итог выступлений нашей футбольной команды за рубежом». Чтобы решить вопрос, совместимы ли три победы в трех играх с общим счетом 4:2, необходимо присоединение дополнительной информации. Здесь без использования знания арифметики и правил начисления очков в футбольных состязаниях данное противоречие не может быть вскрыто. Ясно, что в подобных ситуациях противоречивы не сами по себе содержащиеся в тексте суждения, а некоторый фрагмент знаний, система, включающая в себя и другие дополнительные сведения.

Реальные противоречия следует отличать от мнимых. В последних не соблюдено какое-либо из четырех условий, присущих первым. Иногда мнимые противоречия используются в качестве специального приема для привлечения внимания читателя. Облекая какую-либо истину в форму противоречивого (и потому, казалось бы, обязательно ложного) суждения, автор тем самым демонстрирует – если, разумеется, это ему удается, – необычный, нестандартный способ мышления и речи. Иногда подобные внешне противоречивые конструкции передают мысль настолько глубоко (ярко, сильно), что, пожалуй, трудно найти не только более эффектную, но и более эффективную форму ее выражения, нежели парадокс. Знаменитую фразу А.П. Чехова «В детстве у меня не было детства», казалось бы, можно разложить на два несовместимых суждения: «У меня было детство» и «У меня не было детства». В действительности, конечно, это парадокс. Трагическая парадоксальность конструкции основана на возможности использовать слово «детство» в двух значениях – буквальном (возрастной период) и переносном (счастливая, безоблачная пора жизни). Горький смысл парадокса состоит в том, что в первом смысле детство есть у всех, во втором оно многим не дано. Поэтому два выделенных из фразы суждения не могут противопоставляться друг другу как утверждение и отрицание одного и того же[185]. Подобный прием используется в названиях многих известных литературных произведений: «Мещанин во дворянстве» (Ж.Б. Мольер), «Живой труп» (Л.Н. Толстой), «Барышня-крестьянка» (А.С. Пушкин), «Горячий снег» (Ю.В. Бондарев) и др. Встречаются он и в публицистике: «Знакомые незнакомцы», «Древняя новизна», «Необходимая случайность» и т.п.

Особое внимание действию закона противоречия отводится в юридической области. Для недопущения противоречий между различными правовыми нормами здесь действует принцип приоритета высших законов перед низшими. Высшей юридической силой наделена Конституция Российской Федерации. Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам. Законы и иные нормативные акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае же такого противоречия действует федеральный закон. Все это имеет не чисто абстрактное значение трогательной заботы о логической чистоте и строгости в сложнейшей иерархии законов страны. Логические противоречия между законами заключают в себе вполне конкретную и притом грозную опасность правового нигилизма. И действительно, если один закон требует одного, а другой – противоположного, то можно не выполнять ни того, ни другого[186].

Действие закона противоречия применительно к судебно-следственной практике специально оговорено законодателем. Так, в ст. 49 УПК РФ прямо указывается, что одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Статья 192 УПК РФ позволяет следователю провести очную ставку, если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия. Статья 207 УПК РФ позволяет при наличии противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам назначить повторную экспертизу. Статья 380 УПК РФ, перечисляя условия, при которых приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам дела, выделяет наряду с другими следующие два, непосредственно связанные с законом противоречия:

1) при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;

2) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

В ходе предварительного расследования должностные лица обязаны устранить имеющиеся в деле противоречия. Прежде всего обращается внимание на несоответствие показаний допрашиваемых фактическим обстоятельствам дела. При этом учитывается непреднамеренно или умышленно допускаются такие показания. В первом случае требуется помощь в восстановлении истинной картины происшедшего. А во втором – допрашиваемого необходимо изобличить путем предъявления доказательств и демонстрации несостоятельности его утверждений, противоречий между показаниями и обстоятельствами расследуемого уголовного дела.

Таким образом, сама профессиональная юридическая деятельность невозможна без знания и соблюдения закона противоречия. Овладение данным законом позволяет юристу сделать свое мышление последовательным, непротиворечивым, помогает ему самому не допускать субъективно-логических противоречий и вскрывать их в показаниях свидетелей, обвиняемых или потерпевших.

Закон противоречия выражает одно из коренных свойств логического мышления – непротиворечивость, последовательность рассуждений. Сущность данного закона состоит в недопустимости логического противоречия во всяком правильном мышлении. Фиксируя наличие противоречия, этот закон дает тревожный сигнал о неблагополучии в каком-либо пункте рассуждений и тем самым мобилизует усилия на поиск и устранение ложного высказывания. В то же время данный закон только указывает на ложность лишь одного из двух логически несовместимых высказываний, оставляя открытым вопрос о второй мысли, которая может быть истинной или ложной. Но какое из них будет ложным, данный закон не позволяет определить.

 

Закон исключенного третьего

Закон исключенного третьего тесно связан с законом противоречия. Он действует в пределах закона противоречия и конкретизирует его. Можно сказать, где действует закон исключенного третьего, там действует и закон противоречия, но не наоборот. Закон противоречия запрещает одновременную истинность противоположных суждений, но допускает их одновременную ложность. Закон исключенного третьего также запрещает одновременную истинность, но при этом он запрещает и одновременную ложность противоречащих суждений. В этом и заключается сужение, конкретизация действия закона противоречия в законе исключенного третьего. Мы видим, что объектом регулирования первого закона являются отношения противоположности, а второго – отношения противоречия. Приходится признать некоторую терминологическую неадекватность (почти каламбурную) в том, что отношения противоположности (куда, конечно, входят и противоречия) регулирует закон противоречия, а отношения собственно противоречия – закон исключенного третьего. Но так уж сложилось использование данных терминов в логике.

Отношение противоречия не случайно называют крайней противоположностью. В таком определении важно и указание на родовую принадлежность как проявление противоположности и указание на видовое отличие – крайняя. В чем проявляется эта крайность?

Впознавательном процессе человек нередко сталкивается с необходимостью отражения и фиксации в языке того факта, что вещи или свойства, при отвлечении от их объективного изменения, существуют или не существуют, что свойства присущи вещам или не присущи. Отражая эту объективную сторону действительности, закон утверждает, что у любого предмета не может одновременно присутствовать и отсутствовать один и тот же признак. Поэтому в тех случаях, где имеет место крайняя противоположность и, следовательно, применим закон исключенного третьего, рассуждения необходимо доводить до определенных утверждений или отрицаний, в итоге чего истинным должно быть одно из двух отрицающих друг друга высказываний. Символически этот закон выражается формулой: а Úù а, которая читается: а или не а.

Такая трактовка данного закона восходит к словам Аристотеля: «Не может быть ничего промежуточного между двумя членами противоречия, а относительно чего-то одного необходимо что бы то ни было одно либо утверждать, либо отрицать»[187]. Эта же мысль представлена Аристотелем и в более сжатой форме: «О чем бы то ни было истинно или утверждение, или отрицание...»[188]. И в той и в другой формулировке закон исключенного третьего ориентирует на то, что истину в любом случае надлежит искать среди двух суждений, из которых одно представляет собой отрицание другого.Из этого положения следует и то, что закон исключенного третьего нельзя абсолютизировать. Он применим лишь к таким ситуациям, где выбор осуществляется из двух альтернатив, сформулированных в противоречащих суждениях.

С учетом отмеченного ограничения действия закон исключенного третьего имеет не меньшую значимость для корректности наших рассуждений, чем первые два закона. Он лежит в основании различных видов умозаключений, в основе различных видов косвенных доказательств, где устанавливается ложность противоречащего доказываемому тезису положения. Именно на основании закона исключенного третьего мы заключаем об истинности доказываемого тезиса в его отношении к антитезису.

Особое место закон исключенного третьего занимает в области права. Многие положения уголовного закона сформулированы по принципу этого закона. Так, в соответствии со ст. 7 УК РФ уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, т.е. умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние. С точки зрения закона исключенного третьего, это положение означает: или будет установлено виновное лицо в совершении предусмотренного законом общественно опасного деяния, или основания уголовной ответственности отсутствуют. Как отмечал П.С. Пороховщиков, «…в суде нет произвольной отсрочки. Виновен или нет? Ответить надо»[189]. Здесь нет места третьему суждению, какие-либо иные варианты суждений при данных обстоятельствах исключены.

Закон исключенного третьего имеет большое значение в правоприменительной деятельности. В юридических решениях, используя формулу «или – или», приходится искать ясные и недвусмысленные решения. Например, от решения вопроса о том, является данное лицо субъектом должностного преступления или нет, часто зависит, будет ли содеянное квалифицировано как должностное или как общеуголовное преступление.

Естественно, что сам по себе закон исключенного третьего не может «подсказать», какое из двух противоречивых суждений истинное, а какое ложное. Этот вопрос решается практикой, устанавливающей соответствие или несоответствие суждений объективной действительности. Он только ограничивает круг исследования истины двумя взаимно исключающими альтернативами и способствует формально правильному разрешению возникшего противоречия. Именно поэтому для установления ложности, например, общего утверждения необязательно проверять весь круг явлений, о которых идет речь. В этом случае достаточно привести истинное частноотрицательное суждение, чтобы опровергнуть общее утверждение и таким образом найти правильный путь решения проблемы.

Закон исключенного третьего указывает на невозможность искать нечто среднее между утверждением чего-либо и отрицанием того же самого и требует отвечать на один и тот же вопрос в одном и том же смысле: и «да», и «нет». Юрист, например, должен решать дело по форме «или-или»: данный факт либо установлен, либо не установлен; обвиняемый либо виновен, либо не виновен.

Согласно этому закону, необходимо уточнять наши понятия, чтобы можно было давать ответы на альтернативные вопросы. Например: «Является ли данное деяние преступлением или оно не является преступлением?» Если бы понятие «преступление» не было точно определено, то на этот вопрос невозможно было бы ответить.

Закон исключенного третьего, как и закон противоречия, не отрицает того, что вещи меняются, а состояния одного и того же предмета могут переходить одно в другое. Он требует лишь в целях определенности вывода провести хотя бы условную грань между одним состоянием (этапом) и другим, между а и не-а. Иначе окружающая действительность приобретает совершенно произвольный вид.

Таким образом, закон исключенного третьего, не рассматривая самих противоречий объективного мира, не допускает признания одновременно истинными или одновременно ложными два противоречащих друг другу суждения. Это и составляет его важную роль для теоретической и практической деятельности юриста.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.53 (0.022 с.)