ВЫЗЫВАНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ — 1: ПРОБЫ И ПРИЗНАНИЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВЫЗЫВАНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ — 1: ПРОБЫ И ПРИЗНАНИЯ



Когда клиент находится в состоянии осознанности и обращен внутрь к текущему переживанию, мы готовы вызвать какое-то переживание после того, как человек уже рассказал нам все, что хотел. Когда человек готов углубиться внутрь и между нами ус­тановилось сотрудничество на бессознательном уровне, то при­ходит наша очередь мягко взять на себя управление и начать ра­ботать. Если мы слушали человека и у нас появились идеи о том, что можно сделать дальше, то мы используем небольшой экспе­римент, пробу, признание или перенимание. Мы можем сочетать эти техники в изящных комбинациях. Мы делаем что-то очень простое. В любом случае это, скорее всего, будет одна из техник, описанных в данной и следующей главе.

Читая теорию, невозможно определить, что на самом деле проис­ходит в ходе терапии. Техники часто полнее выражают суть ра­боты, чем все вместе взятые обсуждения того, как и почему они работают. Теория становится важна, когда приходит время обу­чать работе. Но техники остаются осязаемым, объективным фак­том. Например, в гештальте в число техник входят использова­ние осознания, “горячий стул”, озвучивание “частей” личности, исследование снов и фантазий. Эти техники выражают суть геш-тальт-терапии. Они выражают веру в воображение, игру и твор­чество. Они выражают тягу к близким отношениям, к присут­ствию, к искренности, к тому, чтобы признавать все свое “Я” и


130 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

давать ему возможность высказываться. Обо всем этом нам не скажут слова типа “ретрофлексия” и “конфлюэнция”.

В биоэнергетике поощряются стрессовые позы и сильное само­выражение. Здесь техники раскрывают решимость быть энергич­ным (в смысле оживленных действий), напряженно работать и не убегать от своей боли. Суть побуждения к эмоциям и к само­выражению в том, чтобы быть искренним. В психоанализе это кушетка, свободные ассоциации и работа со сновидениями. Под­черкивается значение использования символов личностью, скрытых, охраняемых слов, контролирующих повседневные по­ступки и мысли. Кроме того, подчеркиваются отношения врача и пациента, как улица с односторонним движением.

Пробы, признания, контактные высказывания, небольшие экспе­рименты и разнообразные формы перенимания — это основные формы вмешательства в Хакоми-терапии. Мы регулярно исполь­зуем их во время сеансов терапии. Это ведущие техники Хакоми, точно так же, как осознанность и ненасилие — ее ведущие принципы. Без них Хакоми-терапия была бы невозможна.

Свою первую пробу я сделал спонтанно. Все, что моя клиентка говорила, и то, как она себя вела, говорило мне о том, что она чувствует себя плохим человеком. Я попросил ее просто слушать меня и наблюдать, что произойдет, когда я скажу следующую фразу. Я собирался заметить ее реакции, когда она услышит, что я скажу ей, что она хороший человек. Я хотел посмотреть, что произойдет. Она ни разу не сказала прямо, что она плохой чело­век; это было похоже на привычное представление о себе, не выражаемое прямо.

Я сделал это немного театрально. Я попросил клиентку смотреть мне в глаза, быть открытой к моим словам и замечать все, что происходит. Я наблюдал за ее глазами, чтобы увидеть, когда она станет восприимчива. Тогда я сказал: “Ты хороший человек”. Я произнес это медленно и более-менее так, как будто просто предлагаю факт. Я не пытался убедить ее, а просто предложил это высказывание.

Как раз тогда я был под сильным влиянием биоэнергетики. Я считал высвобождение эмоций главной целью терапии и усилен-


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 131

но работал над тем, чтобы его вызвать, иногда проводя людей через физически мучительные процессы. У меня была идея, что высвобождения эмоций очень нелегко добиться. Но когда я ска­зал ей: “Ты хороший человек”, — она залилась слезами и плака­ла так, как я никогда не видел, чтобы она плакала. Через некото­рое время мы поговорили о ее ощущении себя как плохого человека.

Я все еще не понимал, что у меня есть новая техника. Я исполь­зовал пробу во второй раз только через полгода. А регулярной частью моей работы пробы стали только два года спустя. (Если искать предшественников проб, то самое близкое, что я нахо­жу — это использование Юнгом техник словесных ассоциаций, разработанных Вильгельмом Вундтом.) Следующую пробу я со­общил женщине, которая на первом сеансе сказала мне, что она старшая из десяти детей, у нее есть собственные дети и рядом нет мужчины. Мы обговорили это за первые десять минут. Я по­думал о том, что бы она хотела услышать от своих родителей, когда она была ребенком, заботящимся о своих братиках и сест­ренках. Я подготовил ее так же, как и первую женщину, попро­сив об открытом внимании и смотря в ее глаза, как в окно. (Мы уже больше не смотрим в глаза. Большинство людей предпочи­тают держать глаза закрытыми во время проб.) Я сказал ей: “Я хотел бы, чтобы ты была моей маленькой девочкой”. Я понял, что она так никогда и не была именно чьей-то маленькой девоч­кой. Она проплакала, с перерывами, весь оставшийся сеанс. Это была сильная женщина, и ей приходилось быть сильной. Когда она не плакала, мы разговаривали, и она садилась мне на колени и клала голову мне на плечо. Она чувствовала то, что она упус­тила и так никогда и не получила, — потребность, от которой она убегала, то, о чем она когда-то решила, что никогда этого не получит. Я надеялся, что, осознав это и получив некоторый опыт таких ощущений, она сможет попробовать иногда переживать по крайней мере что-то подобное.

Мне понравилось то, что произошло. Она чувствовала боль, но это была боль возвращения к себе. Я считал, что помогаю бес­сознательному стать сознательным. Дальнейшая история туман­на. Пробы постепенно стали частью моего образа действий. Поз­же, когда я начал обучать людей, оказалось, что теория и техни-


132 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

ка как будто созданы друг для друга и всегда шли бок о бок. Так оно и было, но этот союз строился медленно. К тому времени, когда у меня открылись глаза на взаимосвязи, все это уже про­исходило некоторое время. Другие основные техники, перенима­ние и признание, развивались столь же медленно. Они описаны подробнее в конце этой главы.

Меня лично вдохновили несколько великолепных терапевтов. Здесь я хотел бы упомянуть двух из них — Альберта Пессо и Моше Фельденкрайза. Я прошел семинары с ними, прочитал их книги и считаю, что их идеи и техники были необыкновенно важны для развития моих собственных. И Фельденкрайз, и Пессо изучают организацию опыта, и оба используют осознанность своими способами. У Альберта Пессо я научился эксперименти­ровать и позволять клиенту использовать свое осознание, чтобы обнаружить значение переживания. Я научился техникам, кото­рые оставляют осознание и самораскрытие на долю клиента, в то же время давая много пространства для того, чтобы терапевт по­могал продвигать процесс своими обоснованными догадками. У Пессо я научился тому, как важно делать терапевтическую об­становку безопасной и эмоционально поддерживающей. Я почти слышу, как он так мягко и внимательно направляет: “Что проис­ходит, когда...”. Он всегда создавал и находил способы для того, чтобы структурировать ситуацию так, чтобы клиент мог сделать собственные открытия о том, что для него правильно и что его эмоционально поддерживает. В этом он был мастером, и я на­учился этому у него.

ПРОБЫ

Проба — это эксперимент в состоянии осознанности, пример вызванного переживания, если угодно, медитация с поддержкой. Мы выделяем время на подготовку. Мы устанавливаем осознан­ность, предлагаем стимул и изучаем реакцию. Мы ищем подсказ­ки об организации опыта. Мы просим клиента замечать то, что происходит, отмечать свои реакции. Когда клиент замечает свои реакции и способен сообщать о них, он уже не реагирует, а, по


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 133

сути дела, откликается, потому что отслеживание реакций — это явление совсем другого порядка, чем сами реакции. В состоянии осознанности сознание саморефлексивно и способно само изу­чать себя.

Проба — это не разговор и не эмоциональная поддержка ради эмоциональной поддержки. Мы не используем проб, когда кли­ент находится в обычном состоянии сознания. Это эксперимент, разработанный для того, чтобы вызвать переживание, заслужи­вающее изучения и проработки. Поставив его, мы надеемся вне­сти что-то автоматическое и бессознательное в сознание. Нам нужна осознанность только на краткий момент. Пробы предназ­начены для того, чтобы вызывать материал для проработки (см. “Рыбалку” ниже), а также исследовать воспоминания и убежде­ния, организующие опыт.

Виды проб

Пробы бывают вербальные и невербальные. Вербальные даются в такой форме:

1. Попросите клиента стать осознающим (если нужно, по­могите ему в этом).

2. Подождите, когда клиент будет готов. (Можете попро­сить его дать вам сигнал). Когда клиент готов, предло­жите краткое, простое высказывание. Перед самим высказыванием обычно идет вопрос типа:

 

Заметьте, пожалуйста, что происходит, когда я говорю вам...

Пожалуйста, заметьте, что вы испытываете, ког­да слышите...

Что вы замечаете, когда слышите, как кто-то го­ворит...

Для людей, которые впервые получают пробы и нуждаются в ру­ководстве, я расширяю часть с вопросом и использую несколько таких же фраз, которые используются для установления осоз­нанности. Я говорю медленно и мягко:


134 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

— Пожалуйста, замечайте, что с вами происходит...
Это может быть мысль... чувство... ощущение
или образ... Может всплыть воспоминание или ка­
кие-то напряжения в теле... Неважно, что именно
происходит; просто замечайте это. Если ничего
не происходит, это вполне нормально... Вы може­
те дать мне сигнал, когда будете готовы.

Я жду сигнала, и тогда...

— Так что пожалуйста, замечайте, что с вами проис­
ходит, когда я говорю вам...

Такое расширенное вступление помогает ввести клиента в состо­яние осознанности и дает ему понять, что общий мотив здесь — не прилагать усилий, а пассивно отслеживать. После того как я сообщаю пробу, я отслеживаю реакции клиента на нее. Вербаль­ные пробы — это высказывания такого типа:

Что вы испытываете, когда я говорю...

Вы хороший человек.

Я хотел бы, чтобы ты была моей маленькой де­вочкой.

Вы хозяин своей жизни.

Вам здесь рады.

Что бы вы ни чувствовали, это нормально.

Вы здесь в безопасности.

Я здесь ради вас.

И так далее и тому подобное. Приведенные выше пробы, кроме “Я хотел бы, чтобы ты была моей маленькой девочкой”, — “об­щие”. Они всплывают снова и снова, у одного клиента за другим. Существуют связи между определенными пробами и процессами характера, благодаря которым именно эти пробы дают невероят­ный эффект. Эти связи описаны в последующих главах.

Невербальные пробы похожи, за исключением того, что вместо высказывания терапевт выполняет действие, обычно мягкое прикосновение, или просит клиента сделать что-то, обычно слег-


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 135

ка изменить позу. Когда мы выбираем эти физические взаимо­действия — прикосновение и движение, мы делаем это с точнос­тью и осознанностью, и они очень эффективны при вызове мате­риала для проработки.

Форма хорошей пробы

Время. Мы сообщаем пробы медленно. Наш темп служит приме­ром для клиента, он задает тон. Мы действуем внимательно, про­думанно. Своей сосредоточенностью мы предлагаем клиенту тоже сосредоточиться. В частности, мы поощряем и поддержива­ем осознанность. Вы попросили установить осознанность и те­перь тоном голоса и темпом поддерживаете ее.

Пауза. Есть некоторая пауза между частью пробы “что происхо­дит, когда я говорю” и частью высказывания. Этот небольшой момент между вопросом и высказыванием дает клиенту время точно воспринять пробу, особенно если у него есть хоть какой-то опыт в этом. Если вы действуете слишком резко, то клиент быстро возвращается к обычному сознанию, реагируя на вашу скорость, а не на ваше высказывание. Так что продвигайтесь плавно и оставляйте паузу между фразами.

Тон голоса. Как уже говорилось, тон голоса выражает и поощря­ет осознанность. Он размеренный, внимательный и нейтраль­ный. В тоне голоса не должно быть никакого стремления убе­дить, ни грамма давления на принятие или отклонение высказы­вания. Большинство людей, особенно когда они открыты и рас­слаблены, замечают малейшие намеки на принуждение. Так что тон должен быть нейтральным. Больше того, голос не должен повышаться к концу высказывания, как в вопросе. Проба — это высказывание, вложенное в вопрос, и именно такое высказыва­ние должно подчеркиваться тоном голоса. Вопросы склонны ав­томатически переводить внимание с переживаний на слова. Ста­раясь не подавать в виде вопроса часть пробы, содержащую вы­сказывание, вы помогаете клиенту просто замечать реакции, а не думать об ответах.

Словесная формулировка. Формулировка (описанная выше), тон голоса, темп и своевременность помогают построить подачу про-


136 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

бы в виде эксперимента. В случае невербальных проб хорошо подходят такие формулировки:

Что с вами происходит, когда я ...

Что вы испытываете, когда ...

Небольшое предупреждение по поводу формулировки: не при­меняйте вопросов, которые требуют определенного типа пере­живания, например:

Что вы чувствуете, когда ...

Какие у вас проходят мысли, когда ...

Используйте более широкие термины, чем “чувствовать” или “думать”, если, конечно, вам не нужно выяснить именно мысли, воспоминание или напряжение. Иногда бывает нужно что-то конкретное. Если клиент по привычке застревает в ощущениях или мыслях, то можно спросить об образах или воспоминаниях. Но если вы не ищете таких вещей, используйте такие слова, как “испытываете”, “происходит”, и “меняется”. Причина этого про­ста. Когда вы делаете пробу, у клиента может и не быть какого-то чувства. Если спросить его о чувствах, он будет искать чув­ства и может не сообщить о других видах переживания. Когда вы используете открытые слова типа “происходит”, “испытывае­те”, вы предоставляете клиенту гораздо больше свободы.

Одна-единственная мысль на одно высказывание и простой язык. Как можно ожидать краткой, простой, заметной реакции на пробу, если высказывание в ней многословно, запутанно, замыс­ловато или заумно? Проба должна быть одиночной, простой мыслью. Она должна быть понятна для пятилетнего ребенка. Хотя проба и говорится медленно, она должна быть полностью произнесена за короткое время, так что нельзя останавливаться посередине и задумываться. Заранее подготовьте пробу еще до того, как попросите ее выполнять.

Опора на реальность. Не пытайтесь продать клиенту слона. Не кривите душой против того, что есть и было на самом деле. Не говорите чего-то вроде: “Больше на тебя никто не будет злить­ся”. Это неосуществимо и вызовет у клиента смешанные чув­ства. Будьте реалистичны и правдивы. Если вы не только эмоци-


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 137

онально поддерживаете и принимаете, но и говорите правду, то добиваетесь максимально возможного и, скорее всего, заодно до­стигаете того, что нужно и желательно для личности в целом, и особенно для “внутреннего ребенка”.

Эмоциональная поддержка. Пробы должны быть эмоционально поддерживающими или потенциально эмоционально поддержи­вающими для клиента. Мы не говорим и не делаем в виде экспе­римента того, что вредно или опасно. Конечно, клиент часто чувствует боль при восприятии пробы, но это старая боль, вы­званная в основном признанием того, что в пробе предлагается нечто очень нужное и желанное, которого просто не было у ре­бенка и, скорее всего, нет сейчас у взрослого. Такая боль — это начало исцеления. С помощью пробы мы предлагаем эмоцио­нальную поддержку; мы даем клиенту возможность либо полу­чить что-то необходимое, либо ясно увидеть, что он отвергает предложенное. Исходя из этого, мы можем исследовать, как именно и почему отвергается эта эмоциональная поддержка. Мы предлагаем как раз такую эмоциональную поддержку, которая, как мы полагаем, больше всего нужна и желательна для клиента и которую ему труднее всего принять. Именно в этом состоят потенциальные возможности для роста.

Индивидуально подобранная проба. Хотя мы применяем много проб для “рыбалки” и по меньшей мере две-три дюжины из них отчасти стандартны, наилучшие пробы разрабатываются и от­шлифовываются в текущем сеансе с конкретным клиентом. В од­ной из тех, которые я помню, говорилось нечто вроде: “Вам не обязательно мыть посуду, если вы этого не хотите”. В ходе рабо­ты с клиентом вы уточняете свои пробы и видоизменяете их, пока они не попадают прямо в точку. Часто очень тонкое разли­чие в одном-двух словах приводит к совершенно другой реак­ции. И хотя окончательная проба может быть похожа на одну из общих и, так сказать, типовых, это небольшое отличие может быть очень важным для клиента.

Без первого лица. По возможности лучше избегать высказыва­ний от первого лица типа: “Я люблю вас”. Лучше сказать что-то вроде: “Вы достойны любви”. Поскольку проба — это часть дей­ствия по наблюдению реакций, избегайте всего, что может


138 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

осложнить это наблюдение. В случае предложений от первого лица очень легко попасть в отношения, основанные на переносе (трансфере). Клиент начинает вести себя так, как будто между вами происходит обыкновенный разговор. В таком случае ра­зумно будет прояснить, что проба — это эксперимент, а не обя­зательно настоящее выражение ваших мыслей и чувств. Здесь необыкновенно важно относиться к этому как к эксперименту. Такое отношение лежит в основе осознанности, в основе преодо­ления отживших привычек и болезненных глубинных убежде­ний. Так что мы при этом наблюдаем себя немного отстраненно. В то же время эта работа интимна. Она направлена на мучитель­ные, глубокие, старые явления, которые остаются в основном за рамками обычного осознания. Такое сочетание открытого само­наблюдения и сокровенной интимности редко встречается в по­вседневном мире, и это одна из тех вещей, благодаря которым терапия терапевтична. И помните: не следует пытаться стать кем-то другим, а не самим собой. Не берите на себя роль хоро­шего родителя или кого-то в этом духе. Предлагайте высказыва­ние как составную часть эксперимента. Не впадайте в привычку быть каким-то другим человеком. Это может запутывать и за­труднять дело.

Без отрицаний. Стараясь упростить пробы и сделать их легче усваиваемыми, лучше все-таки избегать таких слов, как “не”, “нельзя”, “нет” и т.п. Преобразуйте высказывания типа: “здесь совершенно нечего бояться” в нечто вроде: “вы здесь в полной безопасности”. Конечно, клиент может попросить у вас высказы­вание с отрицанием. В таком случае используйте его. В целом, когда клиент просит о чем-то конкретном, старайтесь предоста­вить это точно в требуемом виде. В остальных случаях избегайте отрицаний.

Ориентация на получение отзыва. Наконец, очень важно, чтобы проба имела такую форму, которая предполагает отзыв. Вы спросили: “Что происходит, когда ...”, и вам нужен ответ на ваш вопрос. Цель в том, чтобы наблюдать реакции и сообщать о них. Так что ждите отзыва! Если вы ничего не получаете, попросите его дать! Например, клиент может просто ответить вам так, как будто между вами идет обыкновенный разговор и вы просто ми­моходом произнесли это высказывание. Скажем, вы начали с вопроса:


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 139

— Что происходит, когда я говорю... что Вы хоро­
ший человек?

И клиент отвечает:

— Ну, никто мне такого раньше не говорил.

Или:

— Вы на самом деле другого мнения.
В такой ситуации вам нужно попросить об отзыве:

Я понимаю, что Вы говорите, но все же Вы не ска­зали мне, что произошло.

Заметили ли Вы какую-то мысль, чувство или что-то еще?

Получите отзыв! Как правило, стоит сделать еще одну попытку после процедуры прояснения. Если клиент застревает в реагиро­вании и не дает отзывов, вам нужно справиться с этим и как-то изменить ситуацию. Может быть, продемонстрировать это с кем-то другим. Может быть, еще немного поработать над безопаснос­тью и расслаблением.

Таковы некоторые грани формы подачи проб. После небольшой практики вы научитесь делать их правильно. Теперь поговорим о том, откуда их брать.

Основой для создания проб может послужить...

Стандартный набор. За последние десять лет Хакоми-терапев-ты создали и обнаружили десятки проб. В большинстве из них на том или ином уровне отражаются процессы, присущие тому или иному характеру. С каждым из таких процессов связано три-четыре глубинных убеждения и еще несколько вспомогатель­ных. Например, в случае чувствительного характера важны убеждения по поводу безопасности и принятия другими. Поэто­му для чувствительных характеров часто используется, скажем, такая проба:

— Вам здесь рады.


140 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

В начальной части сеанса терапии стандартная проба может быть очень эффективна для “рыбалки” (см. ниже).

Тело. Один из способов обнаружить, какая проба может срабо­тать, —посмотреть на тело клиента, в том числе на позу, строе­ние, жесты и стиль движений. Из таких наблюдений можно сде­лать некоторые выводы о том, с каким из процессов характера вы встретитесь в ходе терапии. Это вопрос умения выяснять по телу информацию о характере и владения пробами, соответству­ющими каждому из процессов.

Содержание. Содержание рассказа клиента — богатый источник для создания проб. Мир клиента ограничен предположениями и значениями важных переживаний прошлого. Внимательно вслу­шиваясь в переживания клиента и их смысл с точки зрения кли­ента, можно определить убеждения, которые ограничивают эмо­циональную поддержку и благополучие. Если клиентка говорит о том, как сильно она старалась угождать родителям, и вы слы­шите грусть и разочарование в ее голосе, то вы можете исполь­зовать такую пробу:

— Вам не обязательно угождать кому-то, кроме
себя.

Или:

— Вы достойны любви такая, какая вы есть.

Это стандартные пробы для жесткого процесса. Вот замечатель­ный совет от Пэт Огден: представьте себе, какое высказывание хорошо подошло бы для контакта, и преобразуйте его в пробу. Например, вы можете преобразовать контактное высказывание типа: “Устали, да”, в такую пробу: “Вполне можно отдохнуть”.

Метасообщения, например, тон голоса

Во время разговора происходят всевозможные микрособытия, которые безмолвно комментируют его содержание. Жесты, ми­мика и тон голоса — все это дает подсказки о том, что происхо­дит с клиентом, и следовательно, о возможных источниках проб. Примером может быть тон голоса, который указывает на вопрошающее, неуверенное отношение. Каждое предложение


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 141

заканчивается повышением голоса, как будто за каждым выска­зыванием скрыт вопрос. Это подсказка о характере, часто свя­занная с пониманием другими людьми. Поэтому может срабо­тать такая проба:

— Я слышу и понимаю Вас.

Эта проба связана с процессами получения внимания и любви, например, с экспрессивно-привязчивым процессом. Кстати, вы также можете преобразовывать пробы в признания, например, эту пробу о понимании можно преобразовать в такую фразу:

— Я знаю, Вам нужно, чтобы я слушал и понимал Вас.

Поэтому отслеживание переживания и умственных процессов клиента существенно важно и стоит на первом месте. На основе отслеживания вы можете составлять контактные высказывания, признания или пробы.

Используемые клиентом слова — это тоже подсказки. Утверж­дение типа: “Я никогда не получаю то, чего хочу”, скорее всего, вызовет у меня (при ближайшей удобной возможности) вопрос: “Что происходит, когда я говорю... что вы можете получить то, чего хотите?”

Не то чтобы я придирался. Можно многое выяснить о том, как человек себя организовывает вокруг такого унылого убеждения. В ответ на использование этой пробы вполне могут всплыть вос­поминания, непосредственно связанные с таким убеждением.

Из содержания, позы и тона голоса возникает структура, раскры­вающая смысл всего опыта клиента. Слушая, наблюдая и экспе­риментируя с идеями в вашем уме, вы обнаруживаете, что про­исходит с точки зрения человека, с которым вы работаете. После небольшой или продолжительной тренировки пробы приходят на ум без малейших усилий.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.029 с.)