Переживание, которое желает произойти



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Переживание, которое желает произойти



В процессе роста формируются определенные естественные функции, например способность стоять, ходить, говорить и так далее. Мы можем считать шаблоны характера задержками или дефектами роста этих естественных психологических и соци­альных функций. В результате определенных нарушений функ­ция урезается, искажается или не полностью осваивается. Без успешного освоения этих функций определенные переживания


76 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

так никогда и не происходят. Цель терапии в том, чтобы создать и интегрировать эти переживания, которые должны были про­изойти по ходу нормального роста, но не произошли. Ниже при­веден список недостающих глубинных переживаний для каждо­го шаблона характера.


1. Чувствительно-отстраненный

2. Зависимо-милый

3. Самостоятельный

4. Круто-щедрый

5. Очаровывающе-манипулятивный

6. Обремененно-выносливый

7. Экспрессивно-привязчивый

8. Трудолюбиво-занятый


Безопасность, принятие другими, присутствие здесь в мире, прият­ный контакт...

Свобода от страха

Благодарность, забота, изобилие, общность, эмоциональная под­держка...

Свобода от нужды

Добровольная помощь других...

Свобода от испытаний

Быть настоящим, проявлять сла­бость, потребности... Свобода от использования, мани­пуляции со стороны других

Быть настоящим, принятие себя такого, как есть...

Свобода от преследования

Отсутствие давления, ответствен­ности, вины... Свобода делать что-то для себя, а также свобода самовыражения

Безоговорочная любовь и внима­ние, когда не нужно завоевывать внимание... Свобода полагаться на взаимоот­ношения

Быть любимым, ценимым, просто за то, что ты есть...

Свобода расслабиться и играть


3. Люди 77

Основы характера

Базовые процессы, например функционирование нервной систе­мы, биологическое приспособление, развитие, социальное взаи­модействие и организация опыта, не “объясняют” характер в уп­рощенческом смысле. Они лишь представляют опорные точки, которые можно использовать при рассмотрении личностей, с ко­торыми мы работаем. Структура и поведение людей дают ключи к их глубинному материалу лишь в том смысле, что у нас появ­ляются точки зрения для восприятия и понимания. Включая сюда этот небольшой раздел, я хочу тем самым сказать, что стоит рассматривать характер в более широком контексте, обращаясь, в частности, к биологии и теории систем.

Характер и некоторые основополагающие системы отсчета

Я выбрал несколько систем, которые доказали свою ценность. Прежде всего это системы Милтона Эриксона, Карла Юнга и Дэ­вида Шапиро. Они сохраняют актуальность в контексте совре­менных исследований в области психологии (существует обшир­ная литература по этому предмету7).


 
 

1. Внимание 2. Дистанция 3. Внушение 4. Контроль

Системы Милтона Эриксона

Внутреннее/внешнее сфокусированное/размытое

Поглощенный/объективный

Прямое/косвенное

Тот, кто сверху/тот, кто снизу/равный


Системы Дэвида Шапиро

1. Фокус внимания

2. Мышление

3. Поступки


Открытый/узкий

Глобальное/подробное

Импульсивные/заторможенные


78 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми


Система Юнга

Типы


Мыслящий/чувствующий/сенсорный/интуитивный Интроверт/экстраверт


Системы Хакоми


1. Предрасположенности

2. Корковый контроль

3. Активная нервная система


уйти/сломаться/обмануть/

сопротивляться/драматизировать/

действовать

Заторможенный/импульсивный

Симпатическая/парасимпатическая


Обсуждение

Внимание — это функция приема входных сигналов. Она вклю­чает операции, которые видоизменяют и контролируют приток информации в систему. В основном она связана с тем, как вос­принимается мир, и самыми первыми попытками взаимодейство­вать с ним. Функции внимания особенно важны в ситуациях ин­формационной перегрузки. Измерения внимания — внутреннее/ внешнее и сфокусированное/диффузное.

Внутреннее/внешнее. У любого человека в определенный мо­мент времени фокус внимания направлен либо на внешние со­бытия (внешние рецепторы), либо на внутренние события (ощу­щение той или иной позы, чувства голода, внутренней темпера­туры, и т.д.). Конечно, можно уделять внимание и тому, и друго­му одновременно или быстро чередовать внутреннее с внешним. Некоторые люди обладают достаточной для этого гибкостью внимания. При изучении характера имеет значение фиксация или сильное предпочтение одной направленности внимания пе­ред другой. (Это справедливо для любой системы. Шаблоны ха­рактера служат ограничениями даже на уровне этих базовых пе­ременных.)

У тех, чье внимание обращено вовнутрь, присутствует незначи­тельная задержка в реакциях, во время которой они воспринима-


3. Люди 79

ют мир в себя и преобразуют его во внутренний опыт. Им легче знать свои чувства и другие внутренние события и, возможно, труднее взаимодействовать с другими людьми, с новыми местами, новыми людьми, толпами, шумом и так далее. Люди с такой на­правленностью внимания относятся к интровертированному типу по Юнгу. Те же, кто обращен вовне, более непосредственно связа­ны с окружающим миром; они менее осведомлены о своем соб­ственном внутреннем состоянии. Они относятся к экстравертиро-ванному типу по Юнгу и комфортнее чувствуют себя с другими людьми по сравнению с теми, чье внимание обращено вовнутрь.

Мы видим, как эта система работает у экспрессивного и трудо­любивого типов. Например, у экспрессивных внимание больше направлено внутрь, а у трудолюбивых наружу. Та легкость, с ко­торой экспрессивные (а также люди в зависимо-милом шаблоне) могут сообщать о своих чувствах, — один из признаков внутрен­него внимания. Осознанность — это, конечно, тренировка внут­реннего внимания.

Сфокусированное/размытое. Внимание может быть сфокусиро­вано в узком диапазоне или быть более размытым. Оно может быть открыто для новых входных сигналов из новых источни­ков, принимать в себя широкие области интересов и сохранять гибкость по отношению ко всему, что приходит. Или может быть узким и “заостренным”, отслеживать что-то одно и не допускать новых входных сигналов или помех. Оно может быть ориентиро­вано на общие шаблоны или углублено в подробности. И, как и в случае всех других систем, оно может быть гибким и способным переходить из одной формы в другую. Те люди, у которых более открытая фокусировка, охватывают и интегрируют большие, бо­лее глобальные области, но утрачивают подробности. Узкая фо­кусировка способствует различению тонких подробностей и утрате общей картины. Диапазоны внимания Шапиро совпадают с диапазонами внимания Эриксона. Стоит отметить, что ряд ис­следователей в этой области предложили приблизительно оди­наковый набор переменных.

Эти переменные тесно связаны с вопросами контроля и стилями мышления. Удержать внимание на объекте в ситуации высокого уровня информационного шума достаточно сложно. Я помню фотографию Никола Теслы, сидящего в своей лаборатории, тогда


80 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

как вокруг него сверкают сильнейшие замысловатые электри­ческие разряды, над его головой происходит нечто вроде элек­трической бури, а он спокойно сидит, читая книгу. Разумеется, это шутка. Тем не менее, есть на свете люди, которые могут спо­койно обращаться к образу Бога, в то время как горит их соб­ственное тело, как мы это видели во Вьетнаме. Как указал Дэвид Шапиро, для поддержки стиля мышления, подобного паранои­дальному, нужен узкий фокус внимания. Размытый фокус более характерен для человека с экспрессивно-привязчивым стилем, который воспринимает картину в целом и чувствует ситуацию, но не подробности. Стиль мышления экспрессивного человека также глобален, более ориентирован на людей и на шаблоны, на приготовление еды по вкусу и интуиции, без использования ре­цептов и отмеривания ложками.

Дистанция. Мы можем быть полностью поглощены собой, забы­вая обо всем на свете, теряя чувство времени, места и даже себя. Быть поглощенным означает свести до минимума дистанцию между собой и тем, на что обращаешь внимание. Или можно чув­ствовать себя отделенным, не вовлеченным, как будто все проис­ходит далеко, за стеклянной стеной, вне нашего личного поля и никак с нами не связано. В предельном случае это идеал объек­тивности и объективной науки. Вопрос в том, бросаемся ли мы очертя голову навстречу тому или иному событию или, напро­тив, сохраняем дистанцию.

Поглощенность. Она связана с сильной потребностью в обще­нии, характерной для парасимпатических типов. Их вовлечен­ность в общение с другими, их предубежденность против эмоци­ональной поддержки и заботы требует полной отдачи. Те, кто со­храняет дистанцию, например ,люди с чувствительно-отстранен­ным шаблоном и другие люди с высокой активностью симпати­ческой нервной системы, наделены способностью оставлять свои переживания при себе и холодно смотреть на окружающих.

Стиль мышления. Мышление, как и фокусировка, может быть глобальным или ориентированным на детали. Филигранный, аналитический стиль мышления часто приводит к потере реаль­ного смысла явлений. Самое узкое мышление у параноика, кото­рый ищет какие-то скрытые знаки, в то время как настоящая структура имеющейся ситуации вытесняется из внимания. В гло-


3. Люди 81

бальном, импрессионистском стиле мышления есть настоящее чувство событий, и его часто считают интуитивным. Здесь под­робности считаются неважными, и поэтому теряются. Этот диа­пазон важен для терапевта, потому что в ходе терапии нужно переходить от одного стиля к другому.

Экспрессивно-привязчивый стиль более глобален, а чувствитель­но-отстраненный и трудолюбивый проявляют себя в более узком диапазоне. В ходе терапии один человек описывает очень под­робные реакции на пробу, сообщая, скажем, о единичном ощуще­нии, например, о покалывании в пальце, а другой сообщает о чувстве во всем теле. Их мышление соответственно отличается. Это один из диапазонов Шапиро, который подробно описывает его в своих книгах8.

Поступки. Поступки располагаются в диапазоне от высоко-кон­тролируемых, планируемых и обдуманных, очерченных и умыш­ленных до совершенно спонтанных, незапланированных, импро­визированных, неожиданных и импульсивных. Обремененно-вы-носливый слишком контролирует себя, доходя до крайностей, а экспрессивно-привязчивый часто бывает необуздан.

Внушение. Это измерение связано с типом внушения, на которое человек реагирует и которое может быть прямым или косвен­ным. Такое различие связано с чувствительностью к манипуля-тивному или грубому обращению. Парасимпатетики, с их тонким чувством партнера и тактом, будут скорее реагировать на непря­мое внушение, а более симпатические — на прямое.

Контроль. Это измерение связано с тем, какую позицию для себя выбирает человек, вступая в те или иные взаимоотноше­ния. Для некоторых людей на первом месте стоит надежность и совместная ответственность. Они хотят, чтобы с ними обраща­лись, как с равными, и сопротивляются любым попыткам пере­дать им управление или подчинить их. В стратегии с многочис­ленными каналами может использоваться такая позиция контро­ля. Другие предпочитают позицию сверху или позицию снизу. Те, кто снизу, например, обремененно-выносливый и зависимо-милый, стремятся к тому, чтобы кто-то другой взял ответствен­ность на себя. Те, кто сверху, готовы это сделать ради привиле­гий, которые причитаются такой позиции. Именно поэтому час-


82 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

то встречаются тесные взаимоотношения людей в зависимо-ми­лом шаблоне или обремененном шаблоне с людьми в круто-щед­ром шаблоне.

Типология Юнга представляет нам интровертов, экстравертов, чувствующий тип и так далее. Доктор Эдвард Уилсон из универ­ситета Колорадо9 связывает эти типы с психологическими пере­менными, такими, как частоты электромагнитных волн в голов­ном мозге, передача импульсов между нервными клетками и наиболее вероятными для каждого типа проявлениями стресса. По мнению Уилсона, каждый тип Юнга в ситуации стресса “отда­ет предпочтение” той или иной системе — мышечной, сердечно­сосудистой, нервной или эндокринной. Сенсорные типы направ­ляют свой стресс преимущественно в мышечную систему, а чув­ствующие — в эндокринную или гормональную. Мыслящие типы “предпочитают” сердечно-сосудистые осложнения, а “интуити-вы” используют маршруты нервной системы. Доктор Уилсон продолжает эксперименты и, насколько я знаю, до сих пор не опубликовал результаты своих исследований. В Хакоми каждому шаблону характера соответствует определенная предрасполо­женность. Эти предрасположенности тяготеют к крайним точкам системы, которая, в принципе, должна представлять собой сба­лансированный континуум. Дальнейшая информация о модели характера представлена в главе 16.

Область исследований, связанных с теорией характера, суще­ствует давно и является весьма обширной. Я хотел бы особенно порекомендовать книги Стивена Джонсона, Александра Лоуэна, Джона Пьерракоса, Вильгельма Райха и Дэвида Шапиро. Точку зрения системной теории можно найти в книге “Оценка семьи” Майкла Керра и Мюррея Боуэна10.


 

Глава 4

ИСЦЕЛЯЮЩИЕ ОТНОШЕНИЯ

Основная работа специалистов по здоровью вооб­ще и психотерапевтов в частности состоит в том, чтобы самим стать людьми в полном смысле слова и воодушевлять на такое становление других лю­дей, которые чувствуют неполноту своей жизни.

Чогьям Трунгпа. Стать человеком в полном смысле слова

Совершенно-мудрый ставит себя позади других, благодаря чему он оказывается впереди.

Лао Цзы. Дао Дэ Цзин

Вся настоящая жизнь — встреча. Встреча не про­исходит во времени и пространстве, а простран­ство и время приходят на встречу.

Мартин Бубер

Введение:

Иерархия контекстов

В процессе развития Хакоми возникла иерархия контекстов, в которой каждый новый уровень служил для формирования и регулирования нижележащих уровней. Техники доступны, ося-


84 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

заемы и им легко научиться. Примерно двадцать минут вам по­требуется на то, чтобы научиться выполнять пробу. (Вы не узнаете все о пробах за двадцать минут, но научитесь их вы­полнять). Техники очень мощные, и они работают. Студенты с успехом используют их, и работа на этом этапе очень радост­на. В зависимости от способностей и интересов студенты мо­гут работать на этом уровне несколько месяцев, иногда не­сколько лет. Есть много техник, которым нужно научиться. Когда обучение все еще сосредоточено на этом уровне, техни­ками часто злоупотребляют. На первых этапах студенты пере­нимают все, что попадается им на глаза, и делают пробы в ужасающем темпе. Студент, очарованный техникой, эксплуати­рует свое умонастроение, требующее осознания некоторых мелких деталей. В этом умонастроении студент еще не спосо­бен воспринимать более широкий контекст. Он ищет возможно­сти использовать техники, которым научился, и еще не знает многого о том, как активно создавать эти возможности. По мере приобретения опыта он замечает все больше таких воз­можностей, и постепенно становится проблемой, какие из них выбрать. В итоге возникает вопрос, почему следует использо­вать одну технику, а не другую. Так что сочетание мастерства и замешательства в конце концов побуждает перенести центр внимания с самих техник на то, как целостно и систематично организовать их использование. Техника стала привычкой. Воз­никает следующий уровень — метод.

Метод, как следующий более высокий уровень, организует ис­пользование освоенных техник. При изучении метода начина­ешь задавать себе вопросы: что это за процесс? В какой системе я нахожусь и как могу из нее выпрыгнуть? Какая это часть про­цесса? Как здесь можно создать эксперимент? Как можно полу­чить больше информации о том или этом? Подходящее ли время для того, чтобы проделать небольшой эксперимент? С чем нуж­но организовать контакт? Все это вопросы относительно метода, процесса и характера. Начинаешь осознавать впечатляющие ас­пекты клиента как целостной личности. Например, студент учится распознавать, контактировать и работать с детской час­тью клиента. Это интересно, и работа кажется чем-то новым. На этом уровне студент учится “делать больше, делая меньше”. Он


4. Исцеляющие отношения 85

меньше полагается на технику, но работает точнее. Студент также обучается шаблонам и стратегиям характера и использу­ет их в своей работе. Он отступает в сторону от подробностей текущего момента, чтобы заметить более масштабные шаблоны. На эти более широкие шаблоны, которые включают управление сознанием, снижение шума, установление осознанности, сбор информации, пробуждение переживаний и так далее, и направ­лен метод.

Чтобы овладеть этим уровнем, требуется гораздо больше време­ни. Здесь нужно многому научиться, и это нужно усвоить, сде­лать привычкой. Нужно затратить много времени на обучение и практику. Такая работа начинает занимать все время. И на этом уровне работа действительно оживает. Она становится богаче и приносит больше удовлетворения. Студент работает увереннее с более широким диапазоном людей на все более глубоких уровнях. Метод способен помочь студенту стать эффективным терапевтом. Тем не менее даже у метода есть свои ограничения.

После долговременной и обширной практики мы снова начина­ем чувствовать свою ограниченность. Метода почему-то недо­статочно. Так что мы ищем более широкий контекст, что-то, вы­ходящее за рамки метода, так же, как метод выходит за рамки техники. Это уровень взаимоотношений. Метод включен в кон­текст взаимоотношений терапевта и клиента. Именно эти взаи­моотношения определяют, когда методы работают, а когда нет. На этом уровне решающую роль играют эмоциональный рост и глубина понимания терапевта. Здесь мы начинаем использовать свое “я”, то, чем мы являемся. На этом уровне студенту нужно еще многому научиться.

По мере того, как мое понимание переходило с одного уровня на другой, моя способность проводить терапию поразительно улуч­шалась. По-видимому, когда нужен новый уровень, понимание набирает силу, пока довольно неожиданно не становится ясным новый организующий принцип. После того как я накопил столько подробностей о методе, что он стал понятийно громозд­ким, возникло нечто очень простое, организующее все это. Воз­никло видение пространства, в котором построение особых от­ношений с клиентом играет главную роль. Суть таких отноше-


86 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

ний заключается в сотрудничестве бессознательного. Оно зави­сит от двух сложных структур — эмоционального отношения те­рапевта и его понимания мира клиента.

Принципы — наивысший уровень контекста. Принципы направ­ляют все уровни развития, но особенно нашу способность к ис­целяющему взаимодействию. Эмоциональное отношение тера­певта основывается на принципах. Когда я работаю с продвину­тыми студентами, мы имеем дело именно с этим. Мы сосредото­чиваемся на том, в чем каждому из нас еще нужно поработать над собой, как каждый из нас может еще лучше научиться “нахо­дить опору в принципах”. Чтобы находить опору в единстве, нам нужно научиться тому, что излечение — задача не терапевта и не какого-то внешнего средства вроде витамина или антибиоти­ка. Лечение и контроль проводятся клиентом, и это задачи взаи­моотношений клиента и терапевта. Зная это, зная, что я не конт­ролирую процесс, я избегаю усилий. И зная, что клиент тоже не может силой вызвать изменения на глубоком уровне, я поощряю его отказаться от усилий.

Однажды я вел семинар. Группа была разбита на четверки и пя­терки, выполняющие упражнение, которое часто вызывает силь­ные эмоции. Когда все шло своим чередом, я подошел к женщи­не, которая “отыгрывала” состояние сопротивления. Она лежала на полу, а несколько человек мягко сдерживали ее руки и ноги. Она толкалась руками и ногами, преодолевая сопротивление других, и выталкивала эмоции: “Нет! Я не хочу. Вы не можете так со мной обращаться”. Другая участница группы, терапевт немного агрессивного толка, руководила этим. Она держала за­пястья рук толкающейся женщины. При каждом ее движении или высказывании терапевт говорила: “Хорошо! Хорошо!” Как только я увидел это, я почувствовал смущение. Я не знал точно, почему, но что-то было не так.

Я сел сбоку от этой небольшой группы и смотрел за терапевтом. Я сказал ей, что сейчас хотел бы несколько видоизменить про­цесс, и пригласил ее наблюдать за моим подходом. Она согласи­лась. Я не знал, что собираюсь делать; я знал только, что мне не нравится происходящее. Обдумав это позже, я понял, что мне не понравились усилия. Мне не понравилось впечатление, которое


4. Исцеляющие отношения 87

у меня создавалось от клиентки, работающей над выражением эмоции, добивающейся этого, старающейся. Мне не понравилось то, что терапевт контролировал процесс и поощрял усилия. Мне нравится наблюдать, как происходит нечто спонтанное.

Усилие — это задача Эго. Когда прикладываешь усилия, тем са­мым создаешь “Я” и то, против чего “Я” борется. В этом спектак­ле борьбы и соревнования главная сцена — создание отдельного “Я” — Эго. Без борьбы нет спектакля и нет действующих лиц. Когда все происходит спонтанно, усилия испаряются и Эго рас­слабляется. Такое расслабление существенно важно для лече­ния. Это расслабление — не пассивная податливость, а гармония с процессом, вера во что-то более глубокое в себе, в миры за пределами Эго. В Хакоми мы специально стремимся к поддержке более масштабного “Я” и терапевта, и клиента. В нашем способе работы признается, что лечение очень сильно отличается от все­го, на что способен терапевт или даже ограниченное сознатель­ное Эго клиента. Наши современные культурные и личные мифы слишком превозносят Эго. Наши идеи об отдельном “Я” не гар­монируют со всевозможными более масштабными “Я”: семьей, обществом, биологическим миром, Вселенной и Богом. Мы с та­кой легкостью признаем себя отдельными от этих больших “Я”. Мы боремся за жизнь в нашей воображаемой изоляции, не зная о помощи, которую можем получить.

Так что я попросил “клиентку” снизить темп и на минуту рассла­биться. С некоторой неохотой она сделала это. Я попросил ее углубиться внутрь себя и выяснить, что хочет произойти. Какое движение хочет произойти? Какое самовыражение? Какое со­противление тех, кто ее держит, будет точно таким, как нужно. Именно этот вопрос переносит центр контроля от терапевта к какому-то безымянному разуму внутри клиента. Я не спрашивал ее, чего она хочет, а именно что хочет произойти. Делая так, я действительно прошу ее вступить в контакт с каким-то более масштабным “Я” внутри нее. Я прошу ослабить усилия, обратить­ся внутрь и повысить осознание. Этот переход к расслаблению и осознанию — важная часть опоры на принципы и создания ис­целяющих отношений.

Она начала корректировать движения. Она чувствовала себя лучше, когда ноги и руки двигались медленнее. Мы снизили


88 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

темп, чтобы поддерживать процесс. Она все яснее чувствовала, что на уровне того, что желает произойти, эти движения пра­вильны. Они приятны. В этот момент я поощрял ее отслеживать их до тех пор, пока они остаются приятными, и ждать чего-то еще, что хочет случиться. Поскольку женщина пребывала в кон­такте со своими чувствами, я подумал, что следующим шагом может быть любопытство. Я представил, что она может задать себе вопрос: “Почему именно эти движения настолько прият­ны?” Так что я просто сидел, а она очень приятно проводила время, можно сказать, играя с собой. Ее самовыражение приоб­рело качество восхитительного и справедливого протеста. Я не направлял ее движения и даже не поощрял какие-то из них больше других. Я просто направлял переход от внешних подкреплений терапевта к внутреннему авторитету ее собствен­ных чувств.

И действительно, она начала проявлять любопытство. Это про­изошло довольно спонтанно. Любопытство — мощный инстру­мент и великолепный союзник в терапии1. Мы все хотим по­нять. Важно, чтобы сначала пришло переживание и уже затем потребность понять. Нам следует набраться терпения и ждать, пока клиент испытывает текущее переживание, к которому он проявляет естественное любопытство. Идти любым другим путем часто означает подменять чувства, а не осмысливать их. Поэтому в Хакоми мы определяем текущее переживание как центр нашего внимания, поддерживаем чувства и самовыра­жение и только тогда ищем значение. Так что когда у нее воз­никло любопытство, я задал несколько вопросов о значении ее переживания: “Какого типа эти движения? Что ваше тело го­ворит этими движениями? Какие слова сопровождают это пе­реживание?” Я сказал ей: “Не старайтесь придумывать слова! Пусть слова приходят как будто из глубины! Просто слушай­те их!” Опять же, я прошу не прилагать усилий и поддержи­вать более масштабное поле. Я приглашаю к участию бессозна­тельное.

Ну, и довольно неожиданно она вспомнила: ей никогда не раз­решали ползать. Эти движения выглядели именно как ползание. Теперь значение стало понятно. Оно было связано с ее правом распоряжаться собственным телом так, как она этого хочет. На-


4. Исцеляющие отношения 89

чиная с этого момента, я работал над тем, чтобы помочь ей принять знание того, что она не обязана вечно бороться за свою собственную свободу. Я сказал ей, что ползать можно и никто ей не будет мешать. Кто-то даже может помочь. Она мо­жет получить поддержку в том, чего она хочет и что ей нужно. Она не будет всегда бороться с большими, более сильными людьми — и проигрывать. Это было приятно. Женщина впусти­ла это в себя и почувствовала облегчение. Она лучше расслаби­лась, ее посетили новые воспоминания и она испытала серию инсайтов. Процесс прошел успешно. В конце клиентка чувство­вала себя великолепно. Она многое поняла, например, откуда началась ее борьба за свободу, и увидела, как она может оста­вить весь этот спектакль. Теперь она просто была свободна.

Если вы сейчас следовали за процессом, то поняли: мы начина­ем с того, что помогаем человеку расслабиться и обратиться внутрь к текущему переживанию, устанавливая и поддерживая осознанность. Основополагающая деятельность здесь — самоис­следование: меньше делать и больше быть. И следовать. Затем мы подготавливаемся, контактируем, вызываем, приглашаем и поддерживаем какой-то естественно разворачивающийся про­цесс роста. Когда такие процессы происходят спонтанно, это явный признак того, что бессознательное сотрудничает, что большее “Я” принимает участие. Так отстраниться и позволить всему идти своим чередом существенно важно для лечения и сотрудничества бессознательного. Это яркий пример эффектив­ного применения принципа ненасилия. Он связан с созданием исцеляющих отношений в том смысле, что я пригласил к учас­тию бессознательное и добился его сотрудничества.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.187.155 (0.015 с.)