Связь с принципами, методом и процессом



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Связь с принципами, методом и процессом



Связь между пробами и принципом осознанности очевидна. Мы используем свой наилучший инструмент самопознания. Мы учимся с помощью особого состояния сознания. Мы исследуем и


142 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

отслеживаем. Пробы — один из способов применения осознан­ности в Хакоми-терапии, и недвусмысленное выражение нашей приверженности этому курсу. Кроме того, мы ненасильственны. Мы позволяем клиенту самому делать открытия. Здесь нет ника­кого принуждения, никакой интерпретации, никакого объясне­ния клиента ему самому.

Реакции на словесные пробы часто происходят в виде физичес­ких ощущений, напряжений или движений, а реакциями на не­вербальные пробы могут быть мысли, образы, воспоминания и т.д. В этом есть дух философии целостности, постоянное пересе­чение грани ума и тела. Как это ни парадоксально, внимание к своим реакциям — которые, в конце концов, весьма механич­ны, — вместе с тем способствует чувству наполненности жиз­нью и “естественности”. Та часть, которая отслеживает, та часть, которая начинает чувствовать свободу выбора, ощущает все большую полноту жизни.

Мы используем пробы на разных этапах процесса. Они очень действенны вначале, после того, как терапевт несколько минут послушал и понаблюдал клиента и составил представление о том, что происходит. В этот момент мы используем пробы, чтобы вызвать переживания для дальнейшей проработки. Мне нравит­ся называть такое употребление проб “рыбалкой”. Если вы слы­шите что-то в том, что клиент говорит, или видите что-то в том, как он сидит, двигается, и т.д., вы можете попробовать сделать пробу, связанную с предполагаемым материалом. Получив силь­ную, отчетливую реакцию, вы можете осуществить любой из ва­риантов перехода к обработке. Все, что происходит как реакция на пробу, может пригодиться для перехода к обработке. Кроме того, полезны возникшие догадки о значении реакций. Вам нуж­но уметь слушать, чтобы создавать пробы.

Мы не используем проб во время мощного высвобождения эмо­ций или при работе с детским состоянием сознания. Для этих двух состояний проработки нужно непосредственное физичес­кое и словесное взаимодействие. Они не подходят для работы в состоянии осознанности. Во время перехода к проработке, то есть углубления или получения доступа, пробы очень эффектив­ны. Они также применяются для прояснения поведения в местах блокирования цикла чувствительности. Видоизменение проб, ис-


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 143

следование разных граней возражений против эмоциональной поддержки, исследование нежелания отвечать — все это состав­ные части прояснения.

ПРИЗНАНИЕ

Стенограмма признания

Терапевт (Т.): Я не знаю, что вы хотите сделать по поводу этой грусти. Может быть, вы хотите выяснить, какая она, или вы хотите выяснить, что она здесь сейчас де­лает?

Клиентка (К.) все еще с горестным выражением лица со­гласно кивает на втором варианте.

T.: Хорошо, значит, Вы хотите выяснить, что она здесь сей­час делает.

К. кивает еще раз.

T.: Хорошо. Тогда я хотел бы задать этой грусти вопрос. Вам не обязательно отвечать на него самой. Вы можете про­сто подождать и заметить, что ответит эта грусть. Хо­рошо?

К. согласно кивает.

T.: Хорошо. Тогда я хотел бы спросить эту грусть: “Грусть, что ты сейчас здесь делаешь?”

К.: (ее грусть немного усиливается) Я просто хочу быть здесь.

T.: Хорошо. Значит, она просто хочет быть здесь. Прекрас­но, я хотел бы выразить свое признание этого. Я просто хотел бы сказать что-то грустной части и попрошу вас только заметить, что происходит, когда я это говорю. Хорошо?

К. кивает. Все еще проявляется много грусти.

T.: Подайте знак, когда будете готовы!


144 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

Ê. после небольшой паузы кивает в знак готовности.

T.: Грустная часть, теперь я знаю, ты просто хочешь быть здесь. (Это признание, высказанное мягко и медленно клиентке в состоянии осознанности.)

Ê. (Облегчение. Небольшое усиление проявлений грусти. Переходит в более детское состояние сознания).

После этой краткой беседы появилось отчетливое чувство углуб­ления связи между клиенткой и терапевтом. Детская часть, чув­ствуя одиночество и с трудом выражая себя, находит человека, который ее слушает, и получает возможность говорить. Начина­ется разворачивание всего процесса. Клиентка открывается пе­реживанию потребности побыть вместе со своей грустью и по­требности в том, чтобы другие это принимали. Она устанавлива­ет контакт с чувством, что у нее этого никогда не было, и убеж­дением, что этого у нее никогда не будет. Такое признание силь­но изменило отношения клиентки и терапевта и отношения со­знательной взрослой части клиентки с ее детской частью.

Некоторые аспекты клиентки находятся в тени, игнорируются или отрицаются, о них она почти никогда не рассказывает дру­гим. В прошлом клиентки эти общие переживания считались не­приемлемыми для других, и о них нельзя было рассказывать. Они были “отложены в сторону”. Клиентка может не признавать этих переживаний даже перед самой собой. Это переживание ждет момента, чтобы произойти, и наполнено мучительными воспоминаниями, чувствами и идеями.

В приведенной выше стенограмме чувства были связаны с грус­тью, которая часто присутствовала и, по-видимому, не имела ни­какого объяснения. В начале сеанса клиентка просто хотела, чтобы грусть исчезла. Та не исчезала. Убеждения клиентки, ко­торые мы обнаружили вскоре после приведенного фрагмента диалога, состояли в том, что если она проявит эту печаль и по­зволит ей быть, другие люди уйдут и она останется в одиноче­стве. Детская часть решила, что она всегда будет сильной и не будет проявлять слабости или потребности в чем-то.

В процессе, когда клиент находится в состоянии осознанности или в тех случаях, когда присутствует и слушает только бессоз-


7. Вызывание переживаний — 1: пробы и признания 145

нательное, терапевт признает глубинное переживание, которое отрицалось и снова переживается в данный момент. Суть в том, чтобы сказать бессознательному нечто такое, в чем проявляется ваше понимание того, что оно старается вам сказать. Такие вме­шательства очень действенны. Они подтверждают истинность и допустимость переживаний, которые (1) являются реальными частями клиента, (2) близки к самому ядру личности, (3) настоя­тельно требовали осознания и выражения, но без особого успе­ха, и (4) не имели союзника в истории клиента. То, что не было обсуждено или понято, или то, что нельзя было обсудить или по­нять, теперь опять открыто для обсуждения, и кто-то был его свидетелем, сделав его реальным и существующим.

Признание строит лечебные отношения, показывая реальное понимание со стороны терапевта. Оно выполняется почти так же, как проба, но только в нем выражается признание терапев­том некого глубокого долговременного переживания клиента. Это “контакт в состоянии осознанности”. Я применяю его тогда, когда сознаю, что клиент прожил долгое время с этим конкрет­ным переживанием. После того как его признали, это мощное всеобъемлющее переживание, часть основного опыта клиента в жизни, проявляется, углубляется и полностью входит в процесс настоящего.

Но довольно говорить о пробах и признаниях. Мы переходим к другим основным техникам — перениманию и проведению не­больших экспериментов.


 

Глава 8

ВЫЗЫВАНИЕ ПЕРЕЖИВАНИЙ — 2: ПЕРЕНИМАНИЕ И ПРОВЕДЕНИЕ НЕБОЛЬШИХ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

ПЕРЕНИМАНИЕ

У Моше Фельденкрайза я узнал о чувствительности, шуме и вы­ведении усилия наружу. Весь “цикл чувствительности” (глава 15) — это дальнейшее развитие закона Вебера—Фехнера, о ко­тором он говорил в своей первой книге “Тело и взрослое поведе­ние”. Хотя мне этот закон был известен по моим психофизичес­ким исследованиям, я совершенно не представлял, что его мож­но применить в психотерапии. Одним из талантов Фельденкрай-за была его способность находить применение таким вещам в базовых терапевтических техниках. Не всякий ум может совер­шить такой скачок. Вся задумка перенимания берет свое начало от Моше и даосской идеи следования естественному течению со­бытий. Я научился такому особому применению чувствительнос­ти и осознавания непосредственно у Моше.

Перенимание обозначает целый жанр техник. Во всех этих тех­никах терапевт перенимает какое-то действие, которое клиент обычно делает сам для себя. Тем самым он предлагает облег­чить ситуацию, вывести наружу часть того усилия, которое де­лает клиент. Если вы чешете голову, я могу предложить делать это за вас. Вам нужно только разрешить мне. При этом вы оставляете свои усилия, например, по подниманию и движению руки. Или, возможно, вы говорите про себя какие-то слова. Я


8. Вызывание переживаний — 2: перенимание и проведение экспериментов 147

могу говорить их за вас. На всех уровнях перенимание — это предложение поддержки, а кроме того, предложение соучаст­вовать.

Техника перенимания проста. При этом, скажем, когда голова клиента склоняется вперед от грусти, вы обеспечиваете ей мяг­кую опору рукой, принимая на себя ее вес. Или, если реакцией клиента на пробу становится внутренний голос, мы можем пере­нять этот голос и озвучить его для клиента. Существует огром­ный выбор того, что мы можем перенимать, ограниченный лишь нашими творческими способностями. Ниже, в разделе “Что мы перенимаем”, приведен краткий список. А сейчас давайте взгля­нем на результаты. Перенимание:

.как правило, поддерживает потребность в безопас­ности;

снижает шум, тем самым повышая чувствительность;

.способствует выработке отстраненного наблюдения и контроля над реакциями;

• поддерживает исцеляющие отношения;

• переводит внимание с беспокойства о защите на осо­знание тех чувств, побуждений, образов и воспомина­ний, от которых предполагается защищаться.

Перенимая что-то, например, вес руки, мы предоставляем воз­можность расслабиться мышцам, удерживающим голову накло­ненной вперед. Мы ни к чему не принуждаем — мы предостав­ляем возможности. Опускание головы вперед, сопровождающее ощущение грусти, как правило, бессознательное действие. Оно предназначено для того, чтобы легче было справиться с пережи­ванием печали и выразить его. Вес головы, воздействующий на мышцы груди и спины, затрудняет глубокое дыхание (вы можете без труда проверить это сами — попробуйте глубоко дышать, сначала запрокинув голову назад, а потом свесив ее вперед). Та­кое сдерживание дыхания приводит к сдерживанию чувства.

Принимая вес головы, терапевт берет на себя работу этих мышц; даже если голова клиента все еще наклонена вперед, он может


148 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

теперь дышать глубже и либо так и сделает, тем самым углубив переживание, либо попытается справиться с чувствами, забирая обратно вес головы или напрягая другие мышцы (скорее всего, брюшной стенки).

Если предложение перенять принято (расслаблением мышц, под­держивающих голову), то оно приводит к выведению усилия вовне этой важной реакции. Выведение усилия вовне снижает шум. Шум, сопровождающий прикладывание усилий, маскирует опыт. Напряжения сужают опыт. Это один из способов, которым люди употребляют напряжение и усилия. Представьте, что вы ударили по пальцу молотком. Дыхание останавливается, все тело напрягается, чтобы справиться с переживанием боли. Предлагая перенять усилия клиента по управлению опытом, мы даем ему возможность прекратить управление, ослабить задействованные напряжения, стать более чувствительным и углубить чувства и то переживание, с которым он справлялся. Часто перенимание действительно привносит в сознание закупоренные чувства. Это прямой маршрут к подавленным, вытесненным и иными способа­ми управляемым переживаниям.

Первый случай, когда я что-то перенял, произошел на семинаре в Нью-Мексико. Я работал с женщиной, которая вплотную при­ближалась к чему-то важному и заряженному чувствами. Она ле­жала на спине на ковре, и по мере того, как мы сосредоточивали внимание на ее переживании, ее спина начала понемногу выги­баться. Через несколько минут ее тело было в мостике, только голова и плечи касались пола. Тогда я еще занимался биоэнерге­тикой. Мой подход к защитам состоял в том, чтобы заставлять их поддаваться. Поскольку я считал выгибание защитой, я был го­тов сильно давить на живот женщины до тех пор, пока мостик не обрушится. По моему мнению, “сломать защиты” было бы логич­ным подходом. Разве есть что-то более архетипически жесткое, чем выгибание назад в виде мостика? Я знал это, потому что когда-то сам пережил такое же выгибание. Я помнил, насколько непроизвольным это казалось. Это просто происходило. Я знал, какое бы ужасное чувство возникло, если бы я заставил клиент­ку опуститься. Я не мог себя к этому вынудить, даже во имя те­рапии. Вместо этого я подставил свои руки ей под спину и ска-


8. Вызывание переживаний — 2: перенимание и проведение экспериментов 149

зал, что она, если хочет, может расслабить спину, а я ее подер­жу. Это было мое самое первое перенимание, хотя я никак не на­зывал его тогда и еще долгое время спустя. И вот она проверила надежность моих рук, перенеся на них сначала часть, а потом понемногу и весь вес тела. Это заняло минуту или меньше. По мере того, как клиентка позволяла себе передать мне вес своего тела, она вместе с тем позволяла себе чувствовать и переживать то, против чего боролась, — мучительное воспоминание и со­провождающие его чувства и озарения. Она освоилась с ним, и мы его проработали. Представьте, что я бы надавил на это вы­гнутое тело. Представьте эту борьбу, когда она бы разрывалась между моим надавливанием и бессознательными силами, толка­ющими ее обратно. Представьте этот хаос, усилие и боль. Каким был бы результат того, что клиентка бы в конце концов обруши­лась на пол? Мы бы силой внесли эти озарения в сознание вмес­те с мучительными, хаотическими чувствами. Кроме того, она считала бы (и была бы права), что все это сделали с ней (или, как часто выражаются, “для нее”). Она бы израсходовала свою энергию на борьбу с терапевтом и перенесение боли. При любом последующем лечении или интеграции пришлось бы сначала снимать последствия такого обращения.

Но ей не пришлось совершать эту борьбу. Вместо этого она по­зволила себе расслабиться, плавно, в своем собственном темпе входя в переживание, которого избегала. Она ясно это увидела. Клиентка осознанно его проработала, и хотя она с благодарнос­тью признала поддержку, которую я ей оказал, однако совершен­но справедливо поставила самой себе в заслугу то, что она но­вым способом встретилась и разобралась с этим мучительным переживанием. Это было ее достижением. Она сделала это. Я предоставил возможность, и клиентка ею воспользовалась. Вот что произошло и вот что она пережила. Этот опыт придал ей веру в свои силы.

Для меня это было освобождением. Я начал замечать все новые и новые способы помогать клиентам, не борясь против них, а по­могая им делать то, что они уже делают. Я увидел способ вклю­чаться в защитные маневры клиента и, как древний кудесник ай­кидо, помогать энергии пойти туда, куда ей нужно и куда она


150 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

хочет идти, без усилий и без обремененной Эго роли ведения битвы с бессознательным.

Человек, который выгибается, сжимается в комок или обхватыва­ет себя, старается организовать свой опыт так, чтобы он стал бе­зопаснее и чтобы с ним было не так больно справляться. Когда терапевт предлагает помочь человеку в этом, почти всегда воз­растает чувство безопасности. Клиент чувствует, что его под­держивают и ему доверяют. Это вопрос того, есть ли кто-то ря­дом — кто-то, предоставляющий достаточно времени для подго­товки и усвоения. За этим не стоит чувство того, что терапевт тебя оценивает, как бы смотрит на твою болезнь и хочет ее вы­рубить под корень. Когда клиенту не приходится с этим справ­ляться, снижается шум и у него появляется сила и смелость встретиться лицом к лицу с тем, что ждет встречи. Терапевт — это не пугающая фигура, которая причиняет боль “ради вашего же блага”. Терапевт — это тот, кто оказывает поддержку, делая работу по самоисследованию легче, безопаснее и яснее. Когда клиент это чувствует, терапия проходит совсем по-другому. Вот такие лечебные отношения бессознательное может оценить по достоинству и принять в них участие.

Подобное сочетание чувствительности и безопасности позволя­ет клиенту перенести отождествление с той частью, которая уп­равляет, на те побуждения и чувства, которыми управляют. Ког­да терапевт перенимает у клиента эти реакции управления, кли­ент получает свободу быть другими частями — теми, которые сдерживаются или находятся вне осознания. Это позволяет рас­смотреть происходящее в новом свете и служит надежным путем доступа к глубинному материалу. Большой, щедрый человек очень скоро соприкасается с грустным испуганным ребенком внутри, которого он защищает. Обремененно-выносливый чело­век почти сразу же чувствует порыв к свободе.

Только представьте себе, насколько свободно вы могли бы выра­жать злость, если бы кто-то надежно сдерживал вас. Или какое бы вам принесло удовлетворение попытаться пройти мимо дол­гой, медленной очереди в аэропорту и, перепрыгнув через стой­ку, разгромить и поубивать всех и вся, если бы шесть сильных друзей были наготове, чтобы удержать вас от этого. Представьте,


8. Вызывание переживаний — 2: перенимание и проведение экспериментов 151

сколько “любезностей” вы могли бы сказать притормозившему вас полицейскому, если бы кто-то рукой закрывал вам рот. Поду­майте, сколько есть способов, которыми вы сдерживаете себя и сами закрываете себе рот рукой и ум пеленой.

Вы бы мгновенно превратились из кроткого Кларка Кента в Су­пермена. Вы бы смогли отождествиться со своими собственными агрессивными побуждениями, хотя минутой раньше вы были полностью вовлечены в ловушку их сдерживания и сохранения контроля. Теперь вы можете выразить себя, не опасаясь ни за себя, ни за других. Кто-то удерживает вас. Кто-то взял на себя ваши рычаги управления, предотвращающие самовыражение тех ваших частей, которые вы загнали в тень. Вы наконец-то свобод­но ими владеете и знаете их подлинную суть. В этой безопасной ситуации вы начинаете чувствовать и быть теми вашими частя­ми, которые считали давно утерянными и забытыми.

Так что перенимание поощряет переход в сознание материала, который долго был бессознательным, — а это большой шаг в превращении привычек в произвольные процессы. Я узнал мно­гое о перенимании, наблюдая и читая Моше Фельденкрайза. Именно ему принадлежит идея о том, что почти все наши при­вычки движения связаны с пребыванием в поле тяжести. Мы организуем остальные наши усилия вокруг этого центрального ядра. Чтобы реорганизовать их, лучше всего как можно полнее устранить это центральное организующее ядро. Поэтому Фель-денкрайз побуждает людей ложиться, перенося как можно боль­ше веса на пол или на стол. Или он подкладывает полотенца и подушки под те места, где тело слишком напряжено и еще не мо­жет расслабиться при контакте с плоскостью.

Таким способом он просто выводит усилие наружу. Он перенима­ет усилие по поддержанию тела в вертикальном положении или заставляет пол выполнять эту роль, чтобы мог возникнуть новый набор привычек. Потребность в организующем ядре, реакции на силу тяжести пропадает, и привычкам, связанным с этим ядром, уже не обязательно организовываться вокруг него. Они могут свободно по-другому организовываться и интегрироваться. Та­ким же образом те машинальные привычки, с помощью которых мы управляем глубинным материалом, навязчивость или избега-


152 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

ние, склонность отстраняться или упорствовать теряют большую часть своей власти, когда мы выводим из них усилие наружу.

Как-то в Чикаго я работал с женщиной, у которой была склон­ность к самоубийству и нанесению себе увечий. Как только мы встретились, я почувствовал, насколько она хрупкая. Она была совсем не маленькой. У нее было большое тело, особенно в обла­сти бедер и таза, при несоразмерно маленькой грудной клетке. По мере того, как мы говорили, я становился все более мягким. Она была одновременно хрупкой и очень напряженной, как ис­пуганная птица, готовая чуть что улететь. Когда мы говорили, она сделала один жест — движение кулака по направлению к своему боку. Я спросил ее об этом. Она сказала, что испытывает желание зарезаться. Я решил перенять ее сдерживание себя, чтобы она могла углубиться в желание зарезаться. Очевидно, внутри она боролась с этим побуждением. Так что я сказал: “Хо­рошо, я буду вас сдерживать, а вы будете пытаться зарезаться”. Я оглянулся вокруг в поисках того, что бы она могла использовать, чтобы пытаться зарезаться, и нашел прекрасную большую лож­ку. Что-то более похожее на нож было бы даже лучше.

Как только я схватил ее запястье, эта тихая, напряженная жен­щина начала сметать все вокруг, изо всех сил пытаясь загнать эту ложку в себя. Мы сражались, пока не упали на землю, но продолжали бороться и кататься. Я выбился из сил. Я больше не мог ее сдерживать. А она выглядела ничуть не уставшей. Она не проявляла никаких признаков желания прекратить. Эта женщи­на на самом деле переживала лучшие минуты своей жизни. Толь­ко представьте: после многих лет борьбы с этим побуждением убить и не убивать себя, после всего этого отчаяния, страха и боли, сомнений и мыслей о попадании в ад, после многих лет жуткого сковывания и контроля она получила возможность пус­тить все это на самотек. И вот этим она и занималась. Возможно, женщина чувствовала себя в достаточной безопасности, раз я был терапевтом и по определению знал, что делаю. Раз я нес от­ветственность.

Наконец, мне понадобилось остановиться. Я выдыхался. Видя де­монический огонек в ее глазах, я не рассчитывал ни на какое со­чувствие. Поэтому я призвал на помощь свой самый спокойный и совершенно благоразумный голос (настолько благоразумный,


8. Вызывание переживаний — 2: перенимание и проведение экспериментов 153

что просто в голову не приходит подвергать его сомнению). Я сказал ей: “Давайте на минуту остановимся” (вдобавок я старался вести себя так, будто все еще был полон сил и энергии). Она по­смотрела на меня, не веря своим ушам. Как это остановиться? Я что, не в своем уме? Неужели я считаю, что она может взять и выйти из этой страсти, прекратить этот всепоглощающий, застав­ляющий все забыть, смертоносный, восхитительный припадок са­моубийства? Вот так просто? Как я только до такого додумался?

Я посмотрел в ее ошарашенные глаза, ничуть не дрогнув в своем милом, обманчивом спокойствии (которое я с трудом сохранял). Я был весь непоколебимое благоразумие, тем самым безмолвно, но уверенно отвечая: “Да, действительно, именно так я и счи­таю”. И вот вскоре эта мертвая хватка начала ослабевать. Она постепенно расслабилась и перестала бороться. На моих глазах женщина превратилась в тихого, благоразумного человека. Мы немного обсудили ее переживание. Потом, когда я отдохнул, мы занялись этим снова, поскольку ей это так нравилось. Произош­ло то же самое. Потом мы поговорили и отдохнули. Потом мы сделали это еще раз. Когда мы остановились в четвертый раз, она перестала бороться легко, без малейших затруднений, как только я ее об этом попросил.

Она выздоровела под терапевтическим наблюдением своего по­стоянного терапевта, и в следующий раз, когда я приехал в Чи­каго через шесть месяцев, я не узнал ее. Она превратилась в без­заботного, счастливого человека. Ей пришлось объяснять мне, что это она была той женщиной, склонной к самоубийству. Как я догадываюсь, она извлекла из нашего сеанса как минимум гораз­до более глубокое понимание своей ненависти к себе и непо­средственное знание того, что она может остановиться в любой момент по своему желанию.

Формы перенимания

В перенимании есть три основных диапазона:

1) с осознанностью и без;

2) активное и пассивное;

3) физическое и словесное.


154 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

С осознанностью и без. С осознанностью перенимание применя­ется точно так же, как проба, — для “рыбалки”, то есть чтобы вызвать материал для проработки. Без осознанности оно приме­няется во время спонтанного или неудержимого выражения сильных эмоций (“спуска через пороги”). Это основной способ поддержки спонтанного поведения в таком состоянии сознания. Во время “порогов” мы не просим об осознанности; мы просто поддерживаем все то, что клиент делает спонтанно, чтобы справляться с потоком чувства. Если, например, клиентка сво­рачивается в комок, мы помогаем ей свернуться. Если она при­крывает свое сердце, мы тоже кладем туда руку. Что бы она ни делала для того, чтобы справляться с потоком переживания, мы предлагаем свою помощь в этом.

Активное или пассивное. Перенимание бывает либо активным, либо пассивным. В активном варианте мы просим клиента сде­лать что-то, проявить активность. Например, мы можем попро­сить клиента делать ударное движение кулаком, в то время как терапевт удерживает руку клиента. Перенимание, которое я про­вел с женщиной, склонной к самоубийству, было активным. В нем была активная борьба. При пассивном перенимании мы про­сим клиента просто быть пассивным. Например, мы можем по­просить клиента расслабиться и заметить, что происходит, когда мы медленно поднимаем его руку или руки в жесте протягива­ния к чему-то. Или, если клиент делает что-то, например, при­крывает глаза, мы можем делать это за него.

Пассивное перенимание в состоянии осознанности предполагает наличие у клиента высокого уровня чувствительности. Если кли­ент не способен спокойно и чутко сосредоточиться на том, что происходит, если он чрезмерно напряжен, если он испытывает потребность двигаться или что-то делать, то очень даже стоит использовать активное перенимание. Тогда вместо поиска тон­ких значений вы просите клиента просто найти такой способ ак­тивного противодействия, который ощущается как хороший или подходящий. Получение удовольствия от использования напря­жения в теле — это действенное средство для расслабления и повышения чувствительности.

Физическое или словесное. Наконец, перенимание может быть либо словесным, либо физическим. Все вышеприведенные при-


8. Вызывание переживаний — 2: перенимание и проведение экспериментов 155

меры физические. Словесное перенимание — такое, при котором терапевт перенимает голос, слышимый внутри, или мысль клиен­та, возникшую как реакция на пробу или значение какого-то фи­зического напряжения. Вот несколько примеров.

Во время моей первой поездки по Германии одна женщина на ве­чернем занятии с группой была очень возбуждена и выглядела очень устало. Я задал ей вопрос об этом, и она рассказала мне, что не спала несколько дней. У нее был рак желудка. Я немного поработал с ней с помощью проб, и мы обнаружили ужасный конфликт, связанный с засыпанием. С одной стороны, было убеждение в том, что если она будет спать, то раковая опухоль вырастет во время сна и рано или поздно ее прикончит. Другое убеждение, почти столь же сильное, состояло в том, что она дол­жна отдохнуть, а то ослабнет и не сможет выздороветь. Я приме­нил пассивное перенимание. Я попросил ее лечь, как можно глубже расслабиться и просто замечать, что происходит, когда.... И я попросил двух людей, по одному с каждой стороны, повто­рять как можно точнее, точно такими же словами и голосом, те два набора мыслей, которые у нее возникали. Эти два человека немного поработали над тем, чтобы в точности освоить эти предложения, а затем стали повторять их снова и снова, говоря одновременно. Выслушав первые два-три предложения, она глу­боко расслабилась, а через несколько минут крепко заснула. В данном случае мы переняли весь конфликт в целом. Это было пассивное, словесное перенимание.

Вот еще один пример: предположим, вы делаете пробу, и у чело­века напрягается горло. Тогда вы просите человека несколько раз нарочно его напрячь, чтобы узнать, о чем говорит тело, на­прягая горло. У клиента всплывают слова: “Я не буду плакать!” Что ж, вы просите клиента расслабиться и просто замечать, что происходит, когда вы тихо говорите это вместо него. Вы говори­те: “Я не буду плакать” несколько раз, и клиент может сказать что-то вроде: “Мое горло расслабилось, я чувствую, что у меня дрожит челюсть, а в глазах слезы”.

В каждом конкретном перенимании есть составляющие всех трех диапазонов — словесное или физическое, активное или пассив­ное, с осознанностью или без.


156 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

Что мы перенимаем

Мысли и убеждения. Как в случае с женщиной из Германии.

Напряжение мышц. Есть много способов перенимать мышечное напряжение. Мы применяем активное перенимание в случае хронически сжатых мышц, которые имеют отношение к позе. На­пример, когда человек держит плечи поднятыми и напряженны­ми, мы обхватываем их вокруг, удерживая их приподнятыми и прижатыми к голове с помощью рук, и просим клиента стараться силой опустить плечи вниз, вопреки нашему противодействию. Такая борьба обычно очень приятна для клиента. Это один из признаков того, что мы на верном пути, — ощущение приятное. Мы ведь все-таки делаем за клиента то, что он делал сам, навер­ное, всю жизнь. Кроме того, опуская плечи, клиент может выра­жать то, что он сдерживал все это время.

Часто во время эмоционально насыщенного сеанса клиент не­ожиданно ощущает мышечное напряжение, когда его пережива­ние приближается к чему-то значимому. Мы можем попросить клиента расслабить задействованные в этом мышцы, тогда как мы создадим напряжение вместо них. Например, мышцы брюш­ной стенки часто спонтанно напрягаются во время сильных чувств. Терапевт может с помощью руки или кулака создать там давление, тогда как клиент позволяет мышцам расслабиться. Это пассивное перенимание мышечного напряжения. Однажды я перенял, очень медленно и точно, мышечное напряжение го­ловной боли. Когда я достаточно хорошо воспроизвел эти на­пряжения, я попросил мужчину просто расслабиться и позво­лить мне быть для него напряжением головной боли. Постепен­но он так и сделал. Через несколько минут удерживания я по­просил его руководить снятием моих пальцев с головы, одного за другим, тогда как он сосредоточивался на том, чтобы не на­прягаться при этом. Еще через несколько минут мои пальцы были сняты и его головная боль “прошла на 95 процентов”. По­скольку он был ведущим преподавателем метода биологической обратной связи, я посчитал, что его погрешность вряд ли пре­вышала несколько процентов.

Блоки самовыражения. Чувство безопасности, основанное на том, что их удержат, позволяет выйти на поверхность, возможно,


8. Вызывание переживаний — 2: перенимание и проведение экспериментов 157

впервые за многие годы, тем побуждениям, которые желают вы­разиться, и с ними приходят озарения о том, как мы ограничива­ли и контролировали себя. Это особенно справедливо в отноше­нии блоков выражения злости, ярости и ненависти, а также по­буждений нанести кому-то вред. При удерживании рук сзади или удерживании челюсти закрытой могут всплыть побуждения ударить, укусить, задушить и т.д. Мышечные напряжения часто связаны с подобными блоками самовыражения. Перенимание всегда добровольно, всегда руководствуется тем, чего клиент хо­чет и что для него удобно. Оно всегда прекращается, когда кли­ент хочет его прекратить. Оно никогда не используется как часть какой-то провокации. Оно проводится в духе услуги. Мы делаем только то, чего желает клиент. Руководство всегда в ру­ках клиента. Без таких параметров безопасности процесс никог­да не становится спонтанным и не доходит до большой глубины. Он может разыгрываться как спектакль, со всей громкостью и яростью — вы знаете, как это бывает.

Жесты. Во многих жестах есть элементы прикосновения к само­му себе. Не замечая того, люди часто касаются груди, прикрыва­ют глаза, сжимают руки, либо потирают руку, ногу или шею. Лю­бое из этих действий можно перенять. Сначала клиент может за­метить только то, что такое ваше прикосновение приятно или навевает приятную грусть. Но если есть немного времени и осознанности, то может проясниться значение такого прикосно­вения. Конечно, оно представляет собой то, что клиент считает нужным обеспечивать сам себе, но было бы гораздо приятнее получать от кого-то другого, например, утешение и заботу. Я по­мню, как мой отец проводил рукой кругами по груди — как он стоял утром, направив взгляд куда-то перед собой и потирал так грудь через майку. Когда мне было за тридцать, я заметил, что делаю то же самое. Когда мне было пятьдесят четыре, я узнал во время терапии, когда коллега-преподаватель сделал это за меня, что весь смысл этого был в подбадривании. Когда я был малень­ким, мне нужно было, чтобы мой отец говорил мне, что все будет хорошо. Всего лишь. Он не мог этого делать. Ему самому был ну­жен кто-то. Когда Билл перенял это движение, я сначала почув­ствовал грусть, потом заплакал, а потом понял, в чем был весь смысл. Такова типичная последовательность событий при прове-


158 Телесно-ориентированная психотерапия. Метод Хакоми

дении перенимания: непосредственное переживание, например чувство или образ, сменяются чувствами и самовыражением, со­провождаемыми или завершающимися озарением.

Побуждения. В тех случаях, когда клиент очень прочно отожде­ствлен с сопротивлением какому-то действию (например, нане­сению удара), мы можем перенять само это побуждение: “Со­жмите руку в кулак, я буду пробовать заставить вас замахнуться, а вы сопротивляйтесь. Давайте посмотрим, что получится, когда мы будем так делать”. Часто всплывают сильные запреты на про­явление злости, сопровождаемые воспоминаниями соответству­ющих случаев. Через некоторое время перенимание можно об­ратить, когда клиент старается ударить, а терапевт сдерживает его. Или можно переключаться то на одно, то на другое. Если пе­ренимание в одном направлении вначале не дает никакого ре­зультата, в особенности если у клиента высок уровень хрониче­ского напряжения, мы можем чередовать (как это делается в “кругообороте” (“шаттлинг”) в гештальт-терапии) перенимание блока и перенимание побуждения.

Самоподдержка. Мы уже упоминали решение Фельденкрайза класть подушки в зазоры между телом и столом. В любой облас­ти, где клиент как-то сам себя поддерживает, например, подпи­рает голову рукой или прислоняется спиной к стене и т.п., мы можем перенять поддерживание. Такой способ перенимания по­могает людям, которые старательно избегают послаблений и по­требности в отдыхе, потому что считают, что никто на самом деле их не поддержит, как, например, при самостоятельной или зависимо-милой стратегиях. Это хороший способ исследовать блоки на принятие поддержки. Приведенный выше перечень примеров далеко не исчерпывающий, разрабатываются еще мно­го способов перенимания.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.239.179.228 (0.038 с.)