Возврат дудожественной самодеятельности к традициям профессионального искусства



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Возврат дудожественной самодеятельности к традициям профессионального искусства



В 30-е годы народное творчество развивалось более пло­дотворно, так как движение художественной самодеятельно­сти находило конкретную поддержку и участие государствен­ных, общественных и творческих организаций. Это был пе­риод, когда менялись структура экономики, быт, люди, ко­торые искренне верили в созидательность процессов, проис­ходящих в стране. Задачи культуры и искусства связывались с построением фундамента социализма, что во многом опре­делило как положительные, так и отрицательные стороны в развитии художественной самодеятельности.

Положительное было в повышенном внимании к вопро­сам характера, качества работы, воспитания кадров руково­дителей художественной самодеятельности, которая стала 138


Выставки были показателем творческой активности са­модеятельных художников, выявили их миросозерцание, от­ношение к природе и человеку. Характерным было то, что изосамодеятельность хотя и показывала еще оформительские работы и плакаты, но уже вернулась в русло традиций прош­лого, к жанрам профессионального искусства и представля­ла станковую живопись, графику. Особый интерес вызвали работы малых народностей трактовкой сюжетов, компози­цией, звучанием образов, цвета. В них особым образом про­являлись такие элементы искусства «примитива», как дет­скость, наивность рисунка, яркость и сочность красок, на­циональная самобытность.

Выставки в определенном смысле были и показателем зрелости самодеятельных художников. Свидетельством тому явился рост количества законченных работ. Начиная от от­дельных этюдов, зарисовок, несложных композиций, многие художники пришли к показу художественно завершенных произведений. Показателем роста мастерства было и то, что ряд произведений был куплен Государственной Третьяков­ской галереей и другими музеями, а также принят Изогизом к массовой репродукции.

Это лишь отдельные работы. В массе же своей про­изведения отличались несовершенством использования худо­жественно-выразительных средств, отсутствием мастерства, примитивностью. Об этом свидетельствует тот факт, что из 6 тыс. работ, присланных на Всесоюзную выставку, было отобрано 1500, а в экспозицию вошло только 600 лучших. Но несмотря на это, изосамодеятельность в этот период име­ла позитивный характер, способствовала массовой активиза­ции творческих сил и энергии не только города, но и деревни, а также малых наций и народностей.

К этому периоду в клубных учреждениях появилось и самодеятельное хореографическое искусство. Его развитие шло по двум направлениям. С одной стороны, это кружки на­родного танца, возникшие во всех областях и республиках страны. Своеобразным стимулом для их распространения послужил созданный в 1936 г. ансамбль народного танца под руководством хМоисеева, ставший образцом для самодея­тельных кружков. Определенную роль сыграло совещание, где был рассмотрен вопрос о развитии массовой хореографи­ческой культуры народов СССР, и Первый Всесоюзный фес­тиваль народного танца. Кроме того, развитие самодеятель­ных кружков народного танца стало возможным на основе глубоких национальных традиций, связанных с существова­нием бытовых танцев народов, которые через их сценичес-цах и площадях, на ярмарках; проводили музыкальные со­ревнования на лучшее исполнение массовой песни. Наряду с исполнением массовой песни продолжались и оперные по­становки. Коллективы ряда Дворцов культуры показали в эти годы оперу «Евгений Онегин» Чайковского.

Однако наряду с общими положительными явлениями были и некоторые трудности. Появились тревожные тенден­ции в развитии оркестров народных и духовых инструментов. К концу 30-х годов редко наблюдалось появление новых коллективов и пополнение составов новыми, молодыми участ­никами. В то время такое явление пытались объяснить не­хваткой инструментов, руководителей, репертуара. Бесспор­но, это все имело место и мешало работе коллективов.

Но все же истинные причины были в другом. В этот пе­риод появились первые джазовые оркестры и ансамбли, ко­торые принесли с собой новые инструменты и увлекали мо­лодежь новыми ритмами. Кроме того, изменились условия бытования народных инструментов. Крестьянская деревня, которая когда-то создала эти инструменты, использовала в жизни и быту, обратила свои взоры на распространившуюся в то время звуковоспроизводящую аппаратуру (патефон). А деревенские парни, придя в город, стремились освоить го­родскую культуру. Следует добавить и то, что подлинно на­родная музыкальная культура как возможный репертуар для исполнения оркестров и ансамблей народных инструмен­тов оказалась в забвении. Эти и другие причины породили немало трудностей в развитии данного жанра уже в середи­не 30-х годов.

Несмотря на трудности в оркестровой самодеятельности огромный размах получили музыкальные олимпиады. Став­шие традиционными в Ленинграде, они распространились по всей стране и охватили другие виды и жанры самодеятель­ного искусства и проводились почти ежегодно. Они не только демонстрировали успехи и достижения, но и стимулировали дальнейшее распространение, выполняя задачи развития массовости.

В изосамодеятельности также проходили многочисленные выставки, показывающие достижения самодеятельных ху­дожников, стимулирующие их работу и массовое вовлечение в художественное творчество трудящихся города и деревни. Крупнейшая выставка была приурочена к I Всесоюзной Олимпиаде 1932 г., прошла I Всесоюзная выставка работ колхозных самодеятельных художников, грандиозная Всесо­юзная выставка в честь годовщины Октября и др, 142

Выставки были показателем творческой активности са­модеятельных художников, выявили их миросозерцание, от­ношение к природе и человеку. Характерным было то, что изосамодеятельность хотя и показывала еще оформительские работы и плакаты, но уже вернулась в русло традиций прош­лого, к жанрам профессионального искусства и представля­ла станковую живопись, графику. Особый интерес вызвали работы малых народностей трактовкой сюжетов, компози­цией, звучанием образов, цвета. В них особым образом про­являлись такие элементы искусства «примитива», как дет­скость, наивность рисунка, яркость и сочность красок, на­циональная самобытность.

Выставки в определенном смысле были и показателем зрелости самодеятельных художников. Свидетельством тому явился рост количества законченных работ. Начиная от от­дельных этюдов, зарисовок, несложных композиций, многие художники пришли к показу художественно завершенных произведений. Показателем роста мастерства было и то, что ряд произведений был куплен Государственной Третьяков­ской галереей и другими музеями, а также принят Изогизом к массовой репродукции.

Это лишь отдельные работы. В массе же своей про­изведения отличались несовершенством использования худо­жественно-выразительных средств, отсутствием мастерства, примитивностью. Об этом свидетельствует тот факт, что из 6 тыс. работ, присланных на Всесоюзную выставку, было отобрано 1500, а в экспозицию вошло только 600 лучших. Но несмотря на это, изосамодеятельность в этот период име­ла позитивный характер, способствовала массовой активиза­ции творческих сил и энергии не только города, но и деревни, а также малых наций и народностей.

К этому периоду в клубных учреждениях появилось и самодеятельное хореографическое искусство. Его развитие шло по двум направлениям. С одной стороны, это кружки на­родного танца, возникшие во всех областях и республиках страны. Своеобразным стимулом для их распространения послужил созданный в 1936 г. ансамбль народного танца под руководством Моисеева, ставший образцом для самодея­тельных кружков. Определенную роль сыграло совещание, где был рассмотрен вопрос о развитии массовой хореографи­ческой культуры народов СССР, и Первый Всесоюзный фес­тиваль народного танца. Кроме того, развитие самодеятель­ных кружков народного танца стало возможным на основе глубоких национальных традиций, связанных с существова­нием бытовых танцев народов, которые через их сценичес кое воплощение познакомили друг друга со своими нацио­нальными танцами.

Вторым направлением хореографической самодеятельно­сти в условиях города стало развитие студий классического танца. Это стало возможным благодаря строительству круп­ных профсоюзных Дворцов культуры, появлению шефского движения и приходу в самодеятельность квалифицированных балетмейстеров, помогавших студиям достичь значительных успехов. Так, балет Чайковского «Спящая красавица» был поставлен хореографическим коллективом Пензенского Двор­ца культуры. В Москве в ЦПКиО им. Горького существовал довольно оригинальный балетный театр под названием «Остров танца». Здесь, на далеком острове пруда, под откры­тым небом шли балетные спектакли, где участниками были самодеятельные и профессиональные танцоры.

Но это пока были лишь единичные явления, не получив­шие широкого распространения по объективным причинам. Балет — это синтетический вид искусства, соединяющий в себе музыку, танец и театр, а потому сложный для воплоще­ния. Кроме того, техника классического танца требует спе­циального и длительного обучения мастерству под руковод­ством профессионалов, которых было мало. Не последнюю роль играла и необходимость обеспечения спектакля бога­тым убранством. По этим и другим причинам балетные по­становки не могли получить широкого распространения и в большинстве клубных учреждений развивалось направление народного танца, ставшее в дальнейшем явлением массового характера.

Развитие всех этих видов и жанров происходило в слож­ных и противоречивых социально-политических и экономичес­ких условиях. С одной стороны, неурожай и голод 1932 г., массовая гибель и разорение крестьянства, политическая нестабильность и репрессии художественной интеллигенции, военнослужащих; с другой стороны, помпезные праздники, народные гуляния и карнавалы, которые проводились- на раз­личные темы: День Советской Конституции, Международный юношеский день, под счастливыми звездами и другие. Они продолжали и развивали традиции первых лет революции, были наполнены пафосом свершений, гордостью успехами, насыщены чувством уверенности, энтузиазмом и воодушевле­нием.

Созданию настроения и атмосферы праздника способстло вала художественная самодеятельность, которая воплощала собой взаимосвязь и взаимообогащение национальных куль тур народов СССР. Для организации помощи и руководства художественной самодеятельностью в союзных и автономиях республиках ЦДИСК создал национальный сектор. Были проведены смотры-конкурсы на Всесоюзной сельскохозяй­ственной выставке, а заключительный концерт состоялся в Большом театре. В эти же годы стали развиваться между­народные связи. В Москве была проведена Олимпиада рево­люционных театров, где приняли участие Англия, Франция, Германия, Швейцария, Чехословакия, Бельгия, Норвегия, Дания, Голландия, Монголия, выступили театры и агитпроп-бригады РСФСР, Украины, Азербайджана.

Такое развитие художественной самодеятельности требо­вало углубления учебно-творческой работы, развития мас­терства участников. Шефское движение значительно помога­ло в этом-, но не могло решить проблему. Чтобы обеспечить квалифицированное руководство, необходимо было готовить свои кадры. С этой целью в 1930 г. трехгодичные курсы ин­структоров художественной самодеятельности были реорга­низованы в центральный техникум организаторов художе­ственной самодеятельности им. Н. К. Крупской. Техникум готовил инструкторов-организаторов, режиссеров и методис­тов.

Ряд мер по работе с кадрами, повышению их квалифика­ции осуществил ЦДИСК. Совместно с Изогизом и Музгизом он организовал инструктивно-консультационный кабинет по вопросам самодеятельного исскуства, давал отзывы и рецен­зии на пьесы, инсценировки и другие произведения. Кроме того, организовал заочные курсы живописи и рисунка, затем театральные, музыкальные и художественного чтения; вел работу по созданию программ, учебных планов, выработке методик обучения.

Таким образом, 30-е годы оказались переломными в орга­низации всей художественной самодеятельности. Несмотря на проходившие острые дискуссии о творческих методах ру­ководства, о путях развития, невзирая на путаницу в теоре­тических вопросах, нередко голое администрирование, игно­рирование творческих и практических проблем, ситуация из­менилась в лучшую сторону. На этом этапе появилась воз­можность уделить больше внимания повышению художе­ственно-эстетического уровня самодеятельного искусства бла­годаря большему вниманию учебно-творческой работе. Худо­жественная самодеятельность встала на путь взаимодействия с профессиональным искусством, овладения опытом прошло­го и изучения классического репертуара. Эта тенденция, на­метившаяся еще в предыдущие годы, стала главной задачей в 30-е годы.


3.2. Новые формы и содержание художественной самодеятельности в военных условиях

Внезапное нападение фашистской Германии прервало развитие художественной самодеятельности в наметившемся направлении. С первых дней потребовалась перестройка всей работы, в том числе и художественной. Главная ее задача снова заключалась в идеологическом, художественно-пропа­гандистском воздействии на умы и сердца людей. От профес­сионального и самодеятельного искусства требовалось, ис­пользуя новое содержание и формы, разоблачать фашизм, поддерживать морально-политический дух народа и вселять уверенность в победу.

Необходимость перестройки художественной работы была продиктована новыми социально-политическими и экономи­ческими условиями. Суть новой ситуации состояла -в том, что с первых дней и часов все было подчинено нуждам военного времени: а) призывники и добровольцы уходили на фронт и одновременно с этим распадались коллективы художествен­ной самодеятельности; б) многие учреждения культуры и искусства остались на оккупированной территории, были раз­рушены или заняты под госпитали, что также привело к раз­валу коллективов; в) экономика перестраивалась на военные нужды, лишая культуру и искусство материальной и финан­совой поддержки; г) заводы и фабрики, а вместе с ними и людские ресурсы перемещались с запада на восток, где поя­вились в связи с этим наиболее благоприятные условия для развития культуры и искусства.

Эти и другие факторы определили территориальную нерав­номерность развития художественной самодеятельности. Пре­кратили свое функционирование коллективы, работавшие до войны в тех районах, которые оказались оккупированными. Но продолжали свою творческую жизнь их участники, кото­рые либо выступали сами, либо создавали новые коллекти­вы на новом месте. В областях Урала, Сибири и Дальнего Востока, напротив, количество коллективов значительно вы­росло благодаря прибывшим сюда эвакуированным, среди которых было много представителей творческой интеллиген­ции и художественно-творческих коллективов. Продожал; развиваться художественная самодеятельность и на селе, где главной ее задачей было выступление в качестве агитатора за урожай, за хлеб ради фронта.

Военное время обусловило и функционирование коллек­тивов, их художественную работу в специфических условиях —это в армии, в блокадном Ленинграде, в партизанских от­рядах, в фашистских концлагерях.

Армейская художественная самодеятельность рассматри­валась как составная часть политико-воспитательной работы и напоминала годы гражданской войны. Она была возможна благодаря профессиональным мастерам искусства, которые влились в ряды Советской Армии и создавали кружки и кол­лективы. Опорными среди них были армейские ансамбли песни и пляски, выступавшие и помогавшие дивизионным, полковым и ротным кружкам репертуаром, методическими рекомендациями, советами в работе. Их выступления перед товарищами по оружию в короткие часы отдыха на импрови­зированных сценах, а чаще на лесных полянах действовали как элексир бодрости, активизировали, придавали энергию, когда казалось, что силы были на исходе, а дух сломлен.

Несмотря на бомбежки, обстрелы, голод, холод собира­лись кружковцы на репетеции и в блокадном Ленинграде. В городе осталось 25 драмкружков, 87 музыкально-хореогра­фических ансамблей, создавались новые коллективы: вокаль­ный ансамбль девушек-бойцов противовоздушной обороны, ансамбль русской песни и пляски, джаз-ансамбль и другие. Ими было дано множество концертов и спектаклей в клубах и цехах, в бомбоубежищах, на зенитных батареях. Немалую помощь работе кружков оказали Ленинградский областной Дом народного творчества и Дом Красной Армии.

Несмотря на еще более сложные условия кружки худо­жественной с-амодеятельности были и в партизанских отря­дах. Они помогали людям бороться с врагом на временно оккупированной территории. Среди народных мстителей, «лесных артистов», как их порой называли, были и профес­сиональные мастера, и опытные любители, и молодые талан­ты. Они выступали не только в отрядах, но и среди населе­ния, вселяя в них веру в завтрашний день. Печатали даже пригласительные билеты. Большую работу провела в Бело­руссии партизанская агитбригада Лидс кой подпольной орга­низации, партизанский ансамбль песни и танца им. М. Горь­кого Молодечненского областного подполья.

Подпольная борьба средствами искусства шла и в фа­шистских лагерях смерти. Артисты-любители и профессио­налы нередко расплачивались жизнью за могучую силу сво­его искусства. Были расстреляны доцент Московской кон­серватории, певец Окоемов и хормейстер Лузенин, узники Кричевского лагеря смерти за то, что создали в лагере са­модеятельный хор.

 

3.2. Новые формы и содержание художественной самодеятельности в военных условиях

Внезапное нападение фашистской Германии прервало развитие художественной самодеятельности в наметившемся направлении. С первых дней потребовалась перестройка всей работы, в том числе и художественной. Главная ее задача снова заключалась в идеологическом, художественно-пропа­гандистском воздействии па умы и сердца людей. От профес­сионального и самодеятельного искусства требовалось, ис­пользуя новое содержание и формы, разоблачать фашизм, поддерживать морально-политический дух парода и вселять уверенность в победу.

Необходимость перестройки художественной работы была продиктована новыми социально-политическими и экономи­ческими условиями. Суть новой ситуации состояла в том, что с первых дней и часов все было подчинено нуждам военного времени: а) призывники и добровольцы уходили на фронт и одновременно с этим распадались коллективы художествен­ной самодеятельности; б) многие учреждения культуры и искусства остались на оккупированной территории, были раз­рушены или заняты под госпитали, что также привело к раз­валу коллективов; в) экономика перестраивалась на военные нужды, лишая культуру и искусство материальной и финан­совой поддержки; г) заводы и фабрики, а вместе с ними и людские ресурсы перемещались с запада на восток, где поя­вились в связи с этим наиболее благоприятные условия для развития культуры и искусства.

Эти и другие факторы определили территориальную нерав­номерность развития художественной самодеятельности. Пре­кратили свое функционирование коллективы, работавшие до войны в тех районах, которые оказались оккупированными. Но продолжали свою творческую жизнь их участники, кото­рые либо выступали сами, либо создавали новые коллекти­вы па новом месте. В областях Урала, Сибири и Дальнего Востока, напротив, количество коллективов значительно вы­росло благодаря прибывшим сюда эвакуированным, среди которых было много представителей творческой интеллиген­ции и художественно-творческих коллективов. Продожала развиваться художественная самодеятельность и на селе, где главной ее задачей было выступление в качестве агитатора за урожай, за хлеб ради фронта.

Военное время обусловило и функционирование коллек­тивов, их художественную работу в специфических условиях пая роль искусства, необходимость его связи с политичес­кими задачами, с жизнью народа и хозяйством страны, не признавалась развлекательность и оптимистичность произве­дений. Репертуар многих самодеятельных и профессиональ­ных коллективов подвергался критике за увлечения развле­кательными пьесами, лирическими песнями, которые счита­лись пустыми и безвкусыми. Особенно доставалось джазо­вым оркестрам и ансамблям, увлечение которыми пришло с Запада и признавалось жанром, не соответствующим духу коммунистического воспитания.

Подвергалась критике работа журналов «Звезда» и «Ле­нинград» за публикацию произведений, якобы недостаточно соответствующих требованиям политики. В постановлении 1946 г. «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», особо подчеркивалась роль искусства, призван­ного воспитывать молодежь «бодрой, жизнерадостной, пре­данной Родине и верящей в победу нашего дела».

Послевоенная репертуарная политика во многом способ­ствовала ее действительному улучшению, помогла освобо­диться коллективам от поверхностных и схематичных произ­ведений. Но она сыграла и негативную роль, т. к. ограни­чивала свободу творчества, ставила в жесткие рамки поли­тизации и тем самым снижала качество художественной выразительности образов. Наиболее ярким проявлением жесткости репертуарной политики стали запреты на публи­кацию ряда литературно-художественных произведений и репрессии художественной интеллигенции в конце 40-х годов. В стране продолжался поиск и формирование в сознании лю­дей образа внутреннего врага в лице тех представителей ин­теллигенции, которые в своем творчестве не следовали пря­мым указаниям партии.

В этой сложной социально-политической обстановке шло восстановление художественной самодеятельности. С целью его ускорения ЦК профсоюзов обратился с призывом акти­визировать помощь со стороны творческих работников — му­зыкантов, хореографов, актеров и режиссеров. Таким обра­зом возобновилось шефское движение, начавшееся еще в 30-е годы, но прерванное войной.

Значительно активизировали восстановление распавшихся кружков и создание новых смотры, которые проводились по отдельным жанрам. Прошел Всесоюзный смотр хоровой са­модеятельности рабочих и служащих в 1945 г., Всесоюзный смотр спектаклей театральной самодеятельности рабочих и служащих на современные темы в 1947 г., в Москве сос­тоялась Декада спектаклей театральной самодеятельности, енных академий, институтов, училищ, школ и частей гарнизо­нов Москвы. В период войны проходили смотры даже в дей­ствующей армии. Они способствовали увеличению кружков и участников, помогали поддерживать и развивать массовость не только постоянно работающими кружками, но и эпизоди­ческими выступлениями отдельных исполнителей.

Таким образом, годы войны потребовали от коллективов еще одной перестройки работы. И они показали свою способ­ность, быстро' и гибко реагировать на требование времени, перестроив формы и методы работы, обновив репертуар. Ху­дожественная самодеятельность выстояла и показала свою жизнеспособность. Этому во многом способствовали приказы, указы, постановления правительства, направленные на созда­ние условий для работы клубов, библиотек, изб-читален и развитие художественной самодеятельности, в том числе уве­личение расходов на КПР в 1944 г. и повышение заработной платы сельским культпросветработникам.

3.3. Восстановление и утверждение художественной самодеятельности

Послевоенный период 40-х, 50-х годов — это период вос­становления не только народного хозяйства, но и художест­венной самодеятельности. Было разрушено все — города и села, заводы и фабрики, школы и больницы, учреждения культуры и искусства, 1/3 клубных учреждений была непри­годна для работы. Необходимо было вновь создавать мате­риальную базу. Государство выделило на эти цели около миллиарда рублей и к концу 1948 г. количество клубных уч­реждений уже превысило довоенный уровень.

Это создало благоприятные условия для развития худо­жественной самодеятельности. В качестве главной ее задачи выдвигалось разрешение противоречия между искусством и народом, преодоление отрыва искусства от народа и народа от искусства. Решение этой задачи предполагало участие ши­роких масс трудящихся не только в художественном потреб­лении, но и в творчестве, и приближение профессионального искусства к народу через дальнейшее развитие единого мето­да социалистического реализма в борьбе с другими методами и стилями. Последнее было обусловлено тем, что искусство рассматривалось как средство идеологической борьбы с внешним врагом за развитие коммунистического сознания

масс.

Такая установка высших органов власти нашла отраже­ние и в репертуарной политике. Подчеркивалась обществен­ноная роль искусства, необходимость его связи с политичес­кими задачами, с жизнью народа и хозяйством страны, не признавалась развлекательность и оптимистичность произве­дений. Репертуар многих самодеятельных и профессиональ­ных коллективов подвергался критике за увлечения развле­кательными пьесами, лирическими песнями, которые счита­лись пустыми и безвкусыми. Особенно доставалось джазо­вым оркестрам и ансамблям, увлечение которыми пришло с Запада и признавалось жанром, не соответствующим духу коммунистического воспитания.

Подвергалась критике работа журналов «Звезда» и «Ле­нинград» за публикацию произведений, якобы недостаточно соответствующих требованиям политики. В постановлении 1946 г. «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» особо подчеркивалась роль искусства, призван­ного воспитывать молодежь «бодрой, жизнерадостной, пре­данной Родине и верящей в победу нашего дела».

Послевоенная репертуарная политика во многом способ­ствовала ее действительному улучшению, помогла освобо­диться коллективам от поверхностных и схематичных произ­ведений. Но она сыграла и негативную роль, т. к. ограни­чивала свободу творчества, ставила в жесткие рамки поли­тизации и тем самым снижала качество художественной выразительности образов. Наиболее ярким проявлением жесткости репертуарной политики стали запреты на публи­кацию, ряда литературно-художественных произведений и репрессии художественной интеллигенции в конце 40-х годов. В стране продолжался поиск и формирование в сознании лю­дей образа внутреннего врага в лице тех представителей ин­теллигенции, которые в своем творчестве не следовали пря­мым указаниям партии.

В этой сложной социально-политической обстановке шло восстановление художественной самодеятельности. С целью его ускорения ЦК профсоюзов обратился с призывом акти­визировать помощь со стороны творческих работников — му­зыкантов, хореографов, актеров и режиссеров. Таким обра­зом возобновилось шефское движение, начавшееся еще в 30-е годы, но прерванное войной.

Значительно активизировали восстановление распавшихся кружков и создание новых смотры, которые проводились по отдельным жанрам. Прошел Всесоюзный смотр хоровой са­модеятельности рабочих и служащих в 1945 г., Всесоюзный смотр спектаклей театральной самодеятельности рабочих и служащих на современные темы в 1947 г., в Москве сос­тоялась Декада спектаклей театральной самодеятельности,


енных академий, институтов, училищ, школ и частей гарнизо­нов Москвы. В период войны проходили смотры даже в дей­ствующей армии. Они способствовали увеличению кружков и участников, помогали поддерживать и развивать массовость не только постоянно работающими кружками, но и эпизоди­ческими выступлениями отдельных исполнителей.

Таким образом, годы войны потребовали от коллективов еще одной перестройки работы. И они показали свою способ­ность быстро и гибко реагировать на требование времени, перестроив формы и методы работы, обновив репертуар. Ху­дожественная самодеятельность выстояла и показала" свою жизнеспособность. Этому во многом способствовали приказы, указы, постановления правительства, направленные на созда­ние условий для работы клубов, библиотек, изб-читален и развитие 'художественной самодеятельности, в том числе уве­личение расходов на KJIP в 1944 г. и повышение заработной платы сельским культпросветработникам.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.014 с.)