Техника комментирования (обратной связи)




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Техника комментирования (обратной связи)



Центральной частью интерактивного занятия является упражне­ние - ролевая игра, дискуссия, обсуждение в малой группе и т.п. Не меньшее значение, особенно при обучении практическим на­выкам, имеет заключительная часть занятия - подведение ито­гов, анализ, самооценка и комментирование действий участни­ков. Комментаторы (наблюдатели) стремятся продемонстрировать ошибки, промахи, неточности и пути их исправления.

К сожалению, субъект критики не всегда бывает готов благо­желательно воспринимать комментарии коллег, преподавателя, приглашенного специалиста, и тогда этот комментарий не дости­гает своих целей. Часто первая естественная реакция - это реак-


ция отторжения:"Я не хочу слышать никакой критики"*, "Ком­ментатор сам неправ" и т.п. Критикуемый может замкнуться, зак­рыться, при повторе упражнения часто снова повторяет ошибки. Другая возможная нежелательная реакция -это реакция оправда­ния: все делал правильно, но вы меня не поняли, я имел в виду другое'". Начинается спор, возникает опасность конфликта, при воспроизведении упражнения критикуемый может намеренно повторять ошибки, чтобы доказать свою правоту.

Желаемая реакция на комментирование - понимание: "Я по­нял, в чем был не прав, что вы имеете в виду..." В результате кри­тикуемый сам может объяснить недостатки выполнения зада­чи, описать более эффективные приемы, способы работы. При немедленном повторе он постарается избежать указанных недо­статков.

Если комментарий действительно достиг своей цели, то кри­тикуемый участник не просто осознает, он еще раз внутренне пе­реживает ситуацию и формирует новый образ поведения: "Теперь я бы действовал так..."

Не следует забывать, что комментатор, наблюдатель должен обратить внимание и на удачные действия, находки критикуемо­го. При этом также важно проанализировать эти успешные ходы, указать на позитивные последствия, на применимость их в ана­логичных ситуациях.

Обсуждая действия своих коллег, постарайтесь принимать во внимание следующие рекомендации:

Дайте возможность критикуемому сначала оценить себя самому.

• Отнеситесь с уважением ко всему, что делает ваш коллега.

• Найдите успехи в действиях коллеги и сообщите ему о его достижениях.

• Одобряйте творческий подход, самостоятельные находки, неожидан­
ные ходы.

• Не забывайте, что единственно верного решения, подхода, поведения
нет. что возможны и другие варианты.

• Высказывайтесь кратко и точно.

• Критикуя, ограничьтесь двумя-гремятемами.

Умение эффективно комментировать действия других также нуждается в постоянной тренировке. Помочь в отработке этого навыка может следующая структура позитивного/критического замечания.


 

1. Тема. Определи ге темузамечания (о каких навыках, о каких
элементах действий юриста вы будете говорить, например: "Да­
вайте обсудим, какие вопросы следует задать в начале беседы",
"\Я хочу сказать отом, как завершать консультирование", "Я хочу
обратить внимание на формулировку вопросов, задаваемых юри­
стом" и т.п.)

2. Воспроизведение. Продемонстрируйте, повторите те дей­
ствия, слова критикуемого, которые вам показались удачными или
неудачными ("В начале беседы вы задали такой вопрос: ...*").

3. Диагностика. Объясните, в чем достоинство или недоста­
ток действий юриста, каковы возможные положительные или от­
рицательные последствия таких действий ("После такого вопро­
са...").

4. Моделирование. Предложите другие варианты действий,
пути исправления ошибок, приведите примеры ("Можно было бы
задать этот вопрос по-другому, например так - ...").

Такой детальный комментарий оказывается по-настоящему полезным. Потренировавшись в подобном комментировании, вы сможете избежать ненужного напряжения и волнения при обсуж­дении действий коллег. Однако чтобы провести такой коммента­рий, необходимо быть предельно внимательным к действиям уча­стника интерактивного упражнения или реальной процедуры, записывать вопросы, ответы, фиксировать жесты и т.п. Иначе вы не сможете воспроизвести действия юриста.

Заключительная часть комментария - моделирование - стиму­лирует следующие попытки. Если речь идет об учебном занятии, то лучше всего немедленно повторить упражнение.

Труднее всего и для комментатора, и для критикуемого сохра­нить сбалансированный, т.е. критический и одновременно благо­желательный, настрой. Но только так можно учиться деловым, конструктивным, профессиональным отношениям. А это. возмож­но, и есть главная цель занятий с использованием интерактивных методик: их участниками моделируется система профессиональ­ных отношений. Они могут почувствовать себя коллегами, совме­стно решающими проблемы, осознатьвзаимную ответственность и ценность сотрудничества.

Играя в кубики на интерактивных занятиях, студенты ипрепо­даватели строят здание будущей профессиональной корпорации юристов, основанное на компетентности, ответственности и со­трудничестве.


Глава 4

ЮРИДИЧЕСКИЕ КЛИНИКИ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЭТИКИ ЮРИСТА

М

ы отметили, что обязательными составляющими професси-ограммы юриста являются знания, навыки и качества, не­обходимые для становления юриста-профессионала. На примере деятельности юридических клиник мы показали, что обучение в них позволяет восполнить недостатки традиционного юридичес­кого образования именно в области обучения профессиональным навыкам, в становлении личности юриста-профессионала.

При этом постоянно делался упор назначение в современных условиях личностных качеств юриста. В предыдущих разделах книги уже цитировались требования государственного образова­тельного стандарта к качествам выпускника юридического вуза, получающего специальность "юрист", а также рекомендации Международной комиссии юристов, в которых устанавливается очень высокая нравственная "планка7" личностным качествам юри­ста, приобретающим для этой сферы деятельности значение про­фессиональных.

Именно поэтому мы считаем необходимым остановиться на обсуждении вопроса: каким должен быть юрист или какие нрав­ственные начала лежат в основе его профессиональной деятель­ности?

Это значит, что разговор должен идти об этике профессиональ­ной юридической деятельности (профессиональной этике юриста).

Как определить предмет такого разговора? Об этике вообще и юридической этике в частности написано немало книг и статей1.

1 См.. напр.: Ария С. Об адвокатской тайне II Российская юстиция. 1947. №2: Карщевский М.Ю. Адвокатская этика. Самара. 1999: Ватман ЦП. Адво­катская тгика. М.. 1977; Гофштейн М.А. О кодексе профессиональной этики адвоката / Проблемы российской адвокатуры. VI.. 1997; Дисциплинарная прак­тика московских городской и областной коллегий адвокатов / Под ред. И.И. Склярского. М. 1$?1: КйселевЯ.С. Этика адвоката. ЛГУ.1974; Кони А. Ф Нрав­ственное начало в уголовном процессе / Собр. соч. Г. 4. М.. 1968: Му.члерат


Но тема этаеще далеко не исчерпана. В контексте данной книгиона выводи гея в новую плоскость: где,когда и как обучать юрис­тов нормам профессиональной этики, и не просто обучать, а пре­вратить эти нормы в убеждения, сделать их элементами мировоз­зрения, профессиональными и человеческими качествами юриста.

И в этом случае мы не можем обойтись без попытки дать де­финицию (определение понятия) профессиональной этики юриста.

На основе анализа определений этики1 и профессиональной этики2 можно сделать вывод о том, что профессиональная этика юриста представляет собой правила (совокупность правил) пове­дения юристов, а также способы обоснования этих правил, соци­ально-философское истолкование назначения юридической про­фессии.

Правила поведения призваны установить определенный тин нравственных взаимоотношений для оптимального выполнения юристами своих профессиональных функций.

Предметом регулирования этих правил являются следующие группы отношений:

• между профессиональным юридическим сообществом, с од­
ной стороны, и государством, обществом - с другой;

• между отдельным юристом и конкретным человеком, ока­
завшимся в сфере профессиональной деятельности данного
юриста (следователь -обвиняемый, потерпевший, свидетель;
адвокат - клиент);

• между отдельными корпорациями юристов (судьи - проку­
роры, судьи - адвокаты, следователи - адвокаты) и отдель­
ными юристами, принадлежащими к одной и той же корпо­
рации (судья - судья, адвокат- адвокат и т.п.).

Эти правила могут содержаться в законах и иных нормативно-правовых актах. Например, ч. 6 ст. 47 и ст. 67' УПК РСФСР и ч. 2 ст. 16 Положения об адвокатуре РСФСР 1970 г. запрещает адвока­ту вступать в уголовное дело в качестве защитника или предста­вителя, если он ранее занимал в этом деле иное процессуальное положение. Кроме того, источником этих норм являются профес-

Раймич. Независимость- основной принцип юридической этикиЧ Адвокат. 1996. №1 I; Смирнов В. Суд. государственный обвинитель и адвокат: тгика вза­имоотношений // Российская юстиция.1995. №6. Болееподробно со списком литературыпо теме"профессиональная пика" можно ознакомится на сайте www.law clinic, ru.

1 См.: Краткий словарь иностранных слов. VI.. 1988. С. 625.

J См.: Словарь по л икс/Под ред. А.А. Гусейнова и И.С. Кона. VI.. 1989. С. 278.


сиональные кодексы поведения (например. Кодекс чести судьи Российской Федерации, утвержденный постановлением Совета судей РФ от 21 октября 1993 г.).

Эти правила формируются и на основе прецедентов практики привлечения юристов к дисциплинарной ответственности за на­рушение этических норм.

Под способами обоснования правил профессионального пове­дения юриста, вероятнее всего, следует понимать реализацию этих правил в практической деятельности. Речь идет о том, что этичес­кие требования в отличие от нормативно-правовых никогда не свя­зываются с обязательно-принудительным обеспечением их соблю­дения. Этическое правило - мера возможного, оптимального, но никогда абсолютного, единственно верного поведения. Следова­тельно, реализация (практическое применение) этических требо­ваний - это всегда выбор, а значит, и обоснование именно этого выбора.

Определение, профессиональной этики юриста посредством представлений как о самих правилах поведения, так и о способах обоснования этих правил, позволяет сделать очень существенный для процесса обучения юристов вывод. Изучение профессиональ­ной этики юриста - это не только изучение, штудирование источ­ников, содержащих этические правила. Возможно, что изучение профессиональной этики - это прежде всего процесс осмысле­ния этических правил, поиск ответов на вопросы: почему юрис­там необходимо иметь этические правила поведения? почему в реальных жизненных ситуациях юрист должен поступать так, а не иначе, принимать то, а не иное решение?

Определив, что же такое профессиональная юридическая эти­ка, необходимо ответить на вопрос: как научить юриста нормам этики и обучить его руководствоваться ими в своей профессио­нальной деятельности?

Казалось бы, чего проще?! Следует только предусмотреть в Государственном образовательном стандарте еще одну общепро­фессиональную дисциплину с названием "Юридическая этика'" либо "Профессиональная этика юриста", указать количество от­водимых на нее часов, включить эту дисциплину в примерный учебный план, а затем в рабочие учебные планы юридических вузов. И уже через пять лет можно ожидать появления нового по­коления юристов, ориентированных на социальную справедли­вость, правозащитные ценности, знающих и воплощающих в своей практической деятельности нормы профессиональной этикиюриста.


К сожалению, все не так просто. Обучение этическимнормам, а тем более воспитание навыков профессионального этического поведения - задача невероятной сложности. Она Fie может быть решена в отрыве от той социокультурной среды, в которой родил­ся и вырос будущий юрист и нормы которой составляют "плоть и кровь" его личности.

Кроме того,правила или нормы профессиональной этики фор­мируются при условии наличия соответствующей профессиональ­ной среды, организованной в юридическое сообщество. В боль­шинстве развитых государств такие сообщества существуют и имеют давние и прочные традиции. Примером могут служить Американская ассоциация юристов в США, профессиональные адвокатские союзы (инны) в Англии. Одной из основных задач этих профессиональных ассоциаций является разработка и конт­роль за соблюдением этических норм профессионального пове­дения членами названных ассоциаций.

В современной России юридическое сообщество еще только начинает оформляться. Оно еще слишком слабо, чтобы устано­вить общепрофессиональные этические нормы для всех юристов России. Возможно, по этой причине с таким трудом проходит об­суждение и принятие кодексов чести для различных корпораций юристов. В настоящее время такой кодекс есть только у российс­кого судейского сообщества. Многочисленные же адвокатские организации до сих пор не смогли выработать даже приемлемого для всех них проекта Закона об адвокатуре, не говоря уже об Эти­ческом кодексе адвокатов.

Как же в таких условиях обучать профессиональной этике сту­дентов-юристов? Что может составить предмет такого обучения?

Чтение академических курсов по юридической этике может дать студентам только общее представление о некоторых прави­лах профессионального поведения. Поскольку в современной Рос­сии эти нормы не формализованы ни в одном общеобязательном источнике, то их содержание и система весьма изменчивы и не­достаточно определенны. В этой связи нормы этики в отличие от правовых норм заучивать бессмысленно.

Занимаясь проблемой практического обучения юристов, мы позволим себе предложить к обсуждению некоторые идеи отно­сительно обучения студентов некоторым основам профессиональ­ной этики.

Усвоение профессиональныхэтических норм приобретаетосо­бое значение в условиях существенного изменение системы


социальных ценностей,смены мировоззрения, политическойи правовой идеологии. В современных российских условиях про­фессиональная этикаприобретает для юриста значение сущност­ного профессионального качества. Причем в первую очередь это касается не столько знания этических правил, которые формаль­но приняты юридическим сообществом в целом или отдельными его корпорациями, сколько внутренних установок самого юрис­та, тех принципов, порывов, импульсов, которые предопределя­ют для него самодозволение совершить одни действия или само­запрет на совершение других.

Нормы этики реализуются в сфере юридической практики.Только действия юриста демонстрируют его этические установ­ки. Наиболее наглядно эти установки проявляются в конфликт­ных или проблемных ситуациях, когда у юриста нет иной, кроме этической, основы для принятия решения.

Следовательно, в современных условиях России самым резуль­тативным способом обучения юристов профессиональной этике может быть только обучение через деятельность, впроцессе и посредством деятельности. Именно такое обучение составляет основу обучения в юридических клиниках. Но этому же можно, очевидно, научиться и в других условиях, не работая в юридичес­кой клинике, можно также попробовать освоить нормы профес­сиональной этикисамостоятельно.

Отсутствие кодифицированного свода этических норм, в рав­ной мере относящихся ко всем сферам юридической практики, заставляет студентов юридических клиник задуматься как об об­щих этических принципах юридической профессии, так и ота­ких этических правилах, которые должны соблюдаться в деятель­ности юридических клиник при оказании юридической помощи клиентам. Поэтому многие юридические клиники разработали и приняли этический кодекс1 в качестве одного из документов, рег­ламентирующих их деятельность.

Следует подчеркнуть, что разработка студентами такого доку­мента уже есть очень важная часть процесса обучения професси­ональной юридической этике, ибо для создания текстов этичес­ких кодексов студентам приходится изучатьзначительный объем специальной литературы, знакомиться со сводами этических пра­вил, принятых юридическими сообществами зарубежных стран.

1 В конце данной главы В качествеприложения приведены этические кодек­сыюридических клиник Ягеллонского университета (Польша) иТверского ro­es дарствен нога у нивереитета (Россия).


проектами таких сводов, разрабатываемых российскими юриди­ческими корпорациями. Изучаявсе эти материалы', Студентыюри­дических клиник приходят к мысли о необходимоститех или иных этических запретов, ограничений. Принятие же Этического ко­декса, выработанного совместнымиусилиями, обязывает студен­тов уважать и соблюдать установленныеим правила, действовать в соответствие с ними, т.е. у студентов начинают формироваться профессиональныекачества.

Изучение этических кодексов, принятых разными юридичес­кими клиниками, позволяет сделать вывод отом, что студенты юридических клиник осознают два этических принципа юриди­ческой деятельности принцип служения праву и принцип слу­жения людям. Эти принципы в современных условиях должны быть положены в основу взаимоотношений между юридическим сообществом в целом, с одной стороны, и государством, обще­ством - с другой.

Первый принцип - принцип служения праву - является су­тью, основой юридической профессии. Его значимость осознает­ся в ситуациях, когда при разрешении проблем своих клиентов юристы и студенты сталкиваются с несовершенством законов, пробелами в законодательстве, с несовершенством и противоре­чивостью нормативных актов.

Такая ситуация сложилась, например, когда в одну из юриди­ческих клиник обратилась гражданка Абова1 с просьбой соста­вить исковое заявление в суд с требованием взыскать с отдела со­циальной защиты недоначисленную ей пенсию. В беседе с этой клиенткой студенты выяснили, что размер ее пенсии исчисляют по более низкому коэффициенту, чем это предусмотрено действу­ющим законодательством. Для того чтобы составить исковое за­явление, студентам пришлось изучить немало нормативныхак­тов и проанализировать судебную практику, так как до обращенияк ним Абовой они не сталкивались с практикой исчисления раз­мера пенсий.

При работе над данным исковым заявлением студенты обна­ружили, что российское пенсионное законодательство весьма про­тиворечиво, запутанно, иэто приводит к ущемлению прав граж­дан. Например, они узнали, что действующий федеральный закон, устанавливающий индивидуальный коэффициент пенсионера в

' Hi этическийсоображений здесь идалее фамилииклиентов юридическихклиник изменены,не называются июридические клиники, а также фамилии студентов.11о описываемые сит)ааии реальные, более того, типичныедля юри­дических клиник.


размере 0,7, в практике исчисления пенсии не применяется. Орга­ны, исчисляющие пенсию, руководствуясь вовсе не федеральным законом, а рекомендациями Министерства труда РФ, при исчис­лении пенсии используют коэффициент 0,54. И хотя любому юри­сту известно, что федеральный закон имеет приоритет перед по­добного рода нормативными актами, студенты столкнулись с чиновниками, для которых рекомендация министерства оказалась важнее.

В отчете по этому делу студенты записали: "Очень тяжело, когда не можешь помочь человеку, особенно когда знаешь, что на твоей стороне закон, что ты прав, но ничего не можешь сделать с произволом чиновников". Студенты начинают понимать, что в реальной жизни означает этическое правило, требующее от юри­ста содействия устранению нарушений закона, защите гаранти­рованных Конституцией РФ прав и свобод человека и граждани­на. Они осознают, что юрист, чтобы действовать в соответствии с принципом служения праву, должен вырабатывать у себя "бой­цовские" качества и добиваться реализации предписаний закона для защиты нарушенного права.

Вместе с тем недостатки действующего законодательства, про­белы и коллизии вырабатывают у студентов "здоровый скепти­цизм" по отношению к закону, побуждают принимать участие в законотворческом процессе с целью совершенствования законо­дательства. Более того, студенты начинают задумываться над со­отношением понятий "закон" и "право" и нередко приходят к вы­воду о том, что, к сожалению, представление о законе как всего лишь о форме выражения права сохранилось лишь в теории пра­ва. Не случайно и в речевом обороте, и в статьях на правовые темы у нас закрепилось словосочетание норма закона. Это пока­затель обыденного правосознания, представление о том, что лю­бое правило, закрепленное в нормативном акте, становится пра­вом в собственном смысле этого слова. Наверное, поэтому в русском языке использование в качестве характеристики челове­ка слова "законник" не всегда имеет только положительную ок­раску.

Такие ситуации заставляют студентов разрешать дилемму, ис­кать ответ на вопрос не только юридического, но и нравственного порядка: чему же служит юрист - закону или праву?

Каждому юристу известно правило: юрист не имеет права способствовать совершению правонарушения.


Однако только практика ставит юриста перед необходимостью не только осознать этот запрет, но и применить или не применить его в конкретном случае. Например, столкнувшись с молодым человеком, обратившимся за консультацией по вопросу, как мож­но "откосить" от службы в армии, юрист, вероятно, откажется да­вать подобную консультацию. И его поведение, скорее всего, бу­дет признано законным и этичным. Но сможет ли юрист так же уверенно и однозначно сказать подобному клиенту "нет", если накануне к нему обратилась за юридической помощью женщина, сына которой призвали в армию, несмотря на медицинские про­тивопоказания, и которого через два месяца после призыва от­правили в район боевых действий, где он и погиб. И теперь мать ходит по многочисленным чиновничьим кабинетам, но нигде не получает ни помощи, ни даже сочувствия. Наверное, история этой матери заставит юриста по-иному взглянуть на просьбу призыв­ника, и, возможно, она уже не покажется ему столь циничной и противозаконной. Положения закона, их противоречия поставят юриста перед необходимостью нравственного выбора, чему от­дать предпочтение в описанной ситуации: конституционному пра­ву молодого человека на альтернативную службу или иным зако­нам, попирающим это право?

Но скептическое отношение к закону не должно превращаться в полное пренебрежение к нему. А такие случаи, особенно в пос­леднее время, имеют место. Примером может послужить уголов­ное дело по обвинению группы лиц, среди которых находится и молодой адвокат, в совершении преступления, предусмотренно­го ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ. При этом адвокату вменяется совер­шение следующих действий: он, участвуя в рассмотрении дела в арбитражном суде, предъявил суду письменный текст разъясне­ния нормативного акта, которое, по объяснению адвоката, было дано членом Комитета по законодательству Государственной Думы Федерального Собрания РФ. На таком толковании нормативного акта адвокат строил свою позицию о взыскании в пользу своего поручителя денежных средств. Когда арбитражный суд запросил у комитета подлинник этого документа, оказалось, что такого разъяснения не существует. Представленный адвокатом текст ока­зался вымышленным, а бланк, на котором размещен текст, под­дельным, как поддельна и подпись, учиненная на этом бланке. Обучение в юридических клиниках позволяет обсуждать подоб­ного рода ситуации на занятиях, чтобы студенты имели возмож­ность сделать свой нравственный выбор.


Второй принцип принцип служения людям определяетвза­имоотношения между юридическим сообществом и государствоми обществом в целом.

Студенты-юристы начинают понимать значимость этого прин­ципа, когда в юридические клиники обращаются граждане, в по­мощи которым отказывают практически все. А таких клиентов в юридических клиниках немало. Нам известны случаи, когда сту­денты юридических клиник в течение нескольких месяцев упор­но пытались хоть чем-то помочь этим в полном смысле социаль­но незащищенным людям. Они обходили десятки чиновнических кабинетов, писали десятки запросов в различные инстанции, об­жаловали в судах бездействие должностных лиц и органов, пря­мым назначением которых является оказание помощи людям, и помогали, хотя и в незначительной части, решать проблемы обра­тившихся к ним людей. Такая ситуация сложилась, например, у студентки одной из юридических клиник, когда к ней обратился участник Великой Отечественной войны 76-летний Беленко. До обращения в юридическую клинику Беленко обращался в проку­ратуру, в районный отдел внутренних дел. некоторые другие орга­ны власти, но все его обращения были безрезультатными.

Суть его проблемы состояла в том, что гражданин Щербаков, занимающий квартиру, расположенную над квартирой Беленко, систематически заливал его квартиру водой. Кроме того, по заяв­лению Беленко, его сосед нарочно стучал ночью по полу, лишая его возможности спать. Районная прокуратура "отписалась" от об­ращения Беленко, сообщив, что по его заявлению была проведе­на проверка, но факты затопления квартиры Беленко не нашли своего подтверждения. Между тем имелись подлинники десяти актов о затоплении квартиры Беленко, составленные комиссиями ПЖРУ и КЭЧ.

Вместе со своим клиентом студентка должна была решить, каким же образом, обращаясь в какие органы можно защитить его нарушенное право. В отчете об этом деле она написала, что с точки зрения морали обращаться в суд с требованием о выселе­нии соседа Беленко для нее не представлялось возможным в пер­вую очередь потому, что этот человек также находился в преклон­ном возрасте, был инвалидом (у него ампутированы рука и нога) и совершенно одинок. Сам Беленко не настаивал на обращении в суд, и студентка, получив доверенность от Беленко на представ­ление его интересов, в течение нескольких месяцев письменно и лично обращалась в самые различные государственные органы.


призванные в соответствиис законом оказыватьсодействие и по­мощь таким гражданам, как Беленко и его сосед.

Перед отделом социальной защиты населения она поставила вопрос о возможности назначения гражданину Щербакову опе­куна, так как он является инвалидом и нуждается в получении помощи, либо помещения его в дом инвалидов. Она также не­однократно обращалась к участковому инспектору с просьбой про­вес ги профилактическую беседу со Щербаковым, разъяснить ему недопустимость тех действий, которые он совершает в отноше­нии Беленко, и предупредить об ответственности за эти действия. Кроме этого студентка обратилась в Совет ветеранов Великой Отечественной войны с просьбой оказать помощь Беленко в со­здавшейся ситуации. Именно это обращение оказалось наиболее действенным, так как Совет ветеранов, получив от студентки весь собранный по делу материал, уже от своего имени направил об­ращение в администрацию района. В результате отдел социаль­ной защиты под воздействием администрации выделил соци­альных помощников как Беленко, так и его соседу Щербакову. Беленко был очень доволен результатами работы студентки.

В своем отчете по делу Беленко студентка написала: "Я поня­ла, что на сегодняшний день никакая из существующих государ­ственных организаций не стала бы заниматься с этим граждани­ном с такой тщательностью, с какой занимались им мы. Этот человек был очень благодарен нам за оказанную помощь. Ему, наверное, было приятно, что мы оказали ему столько внимания, и он почувствовал, что мы действительно хотим ему помочь, заин­тересованы в исходе его дела. Когда он пришел к нам впервые, он был очень недоволен отношением должностных лиц, к которым обращался, так как они его посылали из одного учреждения в другое - лишь бы самим не заниматься его проблемами. Я также хочу обратить внимание на особенность тех людей, которые к нам обращаются: это люди преклонного возраста, некоторые из них чувствуют себя совершенно незащищенными и ненужными. И мы должны им оказывать не только юридическую помощь, но и под­держивать морально, обращаться с ними особенно внимательно".

Очевидно, что на примере этого дела студентка поняла этичес­кую суть такой основы юридической профессии, как служение людям.

Мы говорим, что на сегодняшний день едва ли не единствен­ным способом обучения профессиональной этике юриста являет­ся практическая деятельность студента-клинициста. При этом


возникаетвопрос: вкаком профессиональном качествеон может выступать? Студент не может сталкиваться с этическими пробле­мами, типичными для судьи, прокурора, следователя. Но при обу­чении в клинике он может выступать в качестве представителя гражданина клиентаклиники. Наверное, именно в связи с эти­ми обстоятельствами в этические кодексы клиник включаются и обсуждаются на занятиях этические правила деятельности адво­ката (практикующего юриста).

В первую очередь это группа этических проблем, связанных с взаимоотношениями между юристом и его клиентом. Эти взаи­моотношения должны строиться на принципе доверительности. Практикующий юрист-лицо, к которому гражданин обращается за помощью в защите своих интересов. Следовательно, гражда­нин должен быть уверен в том, что юрист, принявший его дело, будет на "его стороне". От юриста он ожидает реальной помощи, существенных изменений в той ситуации, которая привела его к юристу.

Поэтому молодые юристы прежде всего задумываются над вопросом о том, сумеют ли они оправдать такие ожидания. В свя­зи с этим возникает необходимость обсудить этическое правило, согласно которому, принимая поручение, юрист должен быть уверен в своей компетентности*.

Обсуждая это правило, следует задуматься над рядом обстоя­тельств. Если после первого общения с клиентом юрист обнару­живает, что его знаний недостаточно, что он специализируется в другой области права, обязан ли он и имеет ли в такой ситуации право консультировать клиента? Должен ли он отказаться от ве­дения дела такого клиента? Сможет ли он обеспечить клиента ка­чественной юридической помощью?

Попытаемся с точки зрения этого этического правила оценить поведение юриста в следующей ситуации. Молодой юрист встре­тил своего коллегу в книжном магазине и на его вопрос о том, что он ищет на книжных полках, ответил: "Понимаешь, тут у меня клиент выгодный появился. У него проблемы с таможней. Вот я ищу комментарий к Таможенному кодексу. Он тебе нигде не по­падался?"

1 Компетентность юриста предполагает, во-первых, знание соответствую­щихнорм права, во-вторых, наличие необходимою опыта их применения, в-третьих, доскональный учет всех обстоятельств, которые касаются поруче­нийклиента и возможных правовых последствий их выполнения, наконец, в-четвертых, тщательну ю подготовку к надлежащему выполнениюпоручения кли­ента.


Наверное, решая вопрос о приеме дела в таких условиях, юрист должен отдавать себе отчет в том, сумеет ли он восполнить про­бел в знаниях, необходимых для оказания помощи своему клиен­ту, сможет липриобрести необходимую компетентность.

Проблема компетенции юриста приобретает особое значение в условиях деятельности юридических клиник при оказании юри­дической помощи гражданамстудентами-юристами, которые еще не в полной мере являются профессионалами. Именно поэтому в юридических клиниках существует проблема отбора дел, кото­рые "по силам студентам". Кроме того, должно устанавливаться жесткое правило: студент не предпринимает никаких действий по делу клиента клиники без обсуждения и одобрения их пре­подавателем или куратором клиники. В некоторых клиниках это правило прямо занесено в этический кодекс.

Следующее правило, вытекающее из принципа доверительно­сти отношений между юристом и клиентом, - это конфиденци­альность их отношений. Обсуждая необходимость соблюдения этого этического правила, мы должны обратить внимание на то, что конфиденциальность является необходимой предпосылкой до­верительных отношений между юристом и клиентом, без кото­рых становится невозможным предоставление правовой помощи. Поэтому сохранение в тайне любой информации, полученной юри­стом от клиента, а также информации о клиенте или других ли­цах в процессе практической деятельности является, с одной сто­роны, долгом по отношению к клиенту, а с другой - правом юриста в отношениях со всеми субъектами, которые могут требовать раз­глашения такой информации1.

Очень важной является также проблема, связанная с возмож­ностью для юриста разгласить конфиденциальную информацию в интересах клиента. Например, как должен поступить юрист в ситуации, когда он представляет интересы истца по иску о вос­становлении на работе. Основанием для увольнения работодатель

1 Например, в ст. 72 УПК РСФСР содержится правило, согласно которому не могут допрашиваться в качестве свидетеля: защитник обвиняемого - об об­стоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязан­ности защитника: адвокат, представитель профессионального союза и другой общественнойорганизации - об обстоятельствах, которыестали им известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя. В ст. 61 ГПКРСФСР закрепляетсяправило о том. что не могут быть вызваны и допрошены предста­вительно гражданскому делу или защитник по уголовномуделу - об обстоя­тельствах, которые сталиим известны в связи с исполнением ими обязанностей представителя или защитника.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.156.34 (0.02 с.)