ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социальный механизм трансформационного процесса



Такие понятия, как «социальный механизм развития экономи­ки» или «социальный механизм трансформационного процесса», представляют научную абстракцию, поскольку в действительности эти процессы регулируются множеством механизмов, «отвечающих» за более конкретные процессы. Тем неменее применение рас­сматриваемой категории к социальной трансформации общества оправдывается возможностью представить процесс, определяющий будущую судьбу России как некоторую целостность, охватывающую как управленческие воздействия власти, так и спонтанные действия разных общественно-политических сил. Именно этой цели и слу­жит аналитическая схема, раскрывающая строение и принципы функционирования социального механизма трансформационного процесса (рис. 11). Она призвана показать, каким образом действия социальных акторов микроуровня меняют макрохарактеристики общества и как изменение этих характеристик в свою очередь воз­действует на жизнь и деятельность микроакторов.

Крупные блоки механизма.Рассмотрим содержание четырех отраженных на схеме (рис. 11) блоков А, Б, В и Г.


Рис. 11. Социальный механизм трансформационного процесса (аналитическая схема)

Блок А отражает социетальные характеристики трансформиру­ющихся обществ. Рассматриваемый в статике, он дает целостное описание состояния конкретного общества в определенный момент времени, а анализируемый в динамике, показывает происходящие в нем социетальные сдвиги. Это позволяет назвать данный блок системным, или результативным.

Блок В показывает, каким образом трансформируется социе-тальный тип общества. Его содержанием служат взаимосвязанные виды трансформационной активности социальных акторов разного уровня. Понятие трансформационная активность охватывает всю совокупность таких действий социальных акторов разного уровня и разного типа (индивидов, организаций и групп), которые либо не­посредственно вызывают, либо косвенно влекут за собой значимые сдвиги в общественном устройстве и/или человеческом потенциале общества. Трансформационная активность членов общества амби­валентна по отношению как к социальному прогрессу (направления которого к тому же не всегда очевидны), так и к морали и праву. Она охватывает любые виды трансформационной деятельности и поведения, даже если они, с общественной точки зрения, носят вредный или деструктивный характер. Этот блок можно назвать деятельностным, или собственно механизменным.


 




Блок Б отражает массовые процессы, изменяющие базовые социальные практики. Примерами таких процессов могут служить становление рынка труда, развитие рыночной инфраструктуры, формирование фермерства, превращение бывших директоров из на­емных менеджеров в собственников предприятий, распространение и институционализация коррупции и др. В изучаемом механизме этот блок занимает особое место: на входе находятся действия микро­акторов, а на выходе — макрохарактеристики общества. Таким обра­зом, он «скрывает в себе тайну» преображения социальных действий множества микроакторов в макропроцессы и вместе с тем выглядит «черным ящиком», содержание которого неизвестно. Выяснить его суть — значит понять конкретный механизм «переработки» индиви­дуальных и коллективных социальных действий в макропроцессы. В этом смысле этот блок можно назвать переходным.

Наконец, блок Г отражает структуру (состав, отношения, взаимосвязи) макросубъектов трансформационной активности. Он отвечает на вопрос о том, какие общественно-политические силы участвуют в трансформационном процессе и в конечном счете «несут ответственность» за позитивные и негативные изменения социеталь-ного типа обществ. Этот блок я называю субъектным.

Связи между блоками механизма. Функционирование изуча­емого механизма обеспечивается прямыми и обратными связями, во-первых, между его крупными блоками и, во-вторых, между эле­ментами каждого блока. Остановимся на связях первого типа.

Прямые связи 1, 2 и 3 (Б —> А) отражают тот факт, что в основе изменения социетальных характеристик общества лежит своего рода клубок переплетающихся процессов изменения массовых социаль­ных практик. Эти процессы одновременно влияют на преобразова­ние общественных институтов, изменение социальной структуры и динамику человеческого потенциала.

Связи 4 и 5 (В — > Б) показывают, что главным и непосредствен­ным фактором изменения повседневных социальных практик, в ко­нечном счете ведущим к трансформации институтов, служит актив­ность не столько элиты и верхнего слоя, сколько среднего, базового и нижнего слоев, составляющих основную часть общества.

Наконец, связи 6, 7 и 8 (Г — > В) отражают влияние трансфор­мационной структуры общества на содержание, направления и кон­кретные способы инновационной активности граждан. Содержание их очевидно: каково социальное качество субъектов трансформа­ционной активности, какими ресурсами они располагают, каковы


их интересы и возможности — таковы при прочих равных условиях избираемые ими способы деятельности и поведения.

Обратные связи (от результативного к деятельностному и субъ­ектному блокам) придают изучаемому социальному механизму от­носительную замкнутость, отражающую его воспроизводственный характер. Число таких связей невелико, но они достаточно значимы. Связь 9 (А — > В) отражает сдерживающее влияние действующих базовых институтов на преобразовательную и управленческую дея­тельность правящего слоя. Это влияние реализуется главным обра­зом через правовую регламентацию деятельности соответствующих государственных органов, четкое определение их прав, полномочий, обязанностей и ответственности, а также через государственный и общественный контроль соблюдения этих условий. В демократи­ческом обществе даже лица, занимающие высшие государственные посты, не должны иметь возможности ставить эксперименты на обществе, делая все, что придет в голову. Предохранение общества от недостаточно компетентных, а иногда и взбалмошных реформато­ров — одна из важных функций институциональной системы. Когда же эта система «разболтана», как в настоящее время в России, даже самые сильные (например, конституционные) ограничения в ряде случаев совершенно не действуют.

Связи 10 и 11 (А—> Г) фиксируют обратную зависимость транс­формационной структуры от социальной структуры и человеческого потенциала общества. Первая отражает тот факт, что общественные классы, слои и группы имеют не только разные интересы, но и прин­ципиально разную возможность влиять на ход трансформационного процесса. Не случайно реформаторской деятельностью занимается в основном правящий политический класс, практическими соци­альными новациями — преимущественно средние слои общества, в то время как базовый и нижний слои реализуют свои интересы главным образом через выбор стратегий реактивно-адаптационного поведения. Не менее очевидной является и зависимость трансфор­мационной структуры от человеческого потенциала общества, т.е. от образованности, квалификации, дееспособности, менталитета и других социальных качеств граждан.

Связь 12 отражает обратное влияние массовых трансформацион­ных процессов на реформаторскую деятельность властных структур в плане информации о ходе исполнения решений, о достигнутых результатах, а также о необходимости коррекции принимаемых мер и исправления ошибок.


 




Таково самое общее представление о строении и принципах действия социального механизма трансформации посткоммуни­стических обществ.

Рассмотрим содержание его блоков более конкретно.

Социетальное качество общества (блок А)

Системный блок состоит из трех элементов, первый из которых представляет совокупность базовых институтов общества, вто­рой — его социальную структуру, а третий — человеческий потен­циал. В целом он достаточно полно отражает социетальное качество изучаемых обществ. Результаты же их трансформации выражаются изменением этих характеристик за соответствующий период. Содер­жание элементов этого блока рассмотрено мною в других работах, поэтому ограничусь описанием их связей.

Связь 13 фиксирует то обстоятельство, что институциональная система и социальная структура общества представляют разные сре­зы целостного общественного устройства. Причем институты в этой паре играют роль ведущего, а социальная структура — ведомого.

Человеческий потенциал служит обобщающим показателем личностного фактора развития общества. Важными факторами его динамики служат трансформация общественных институтов, особенно социального профиля и преобразование социальной структуры общества (связи 14 и 15). Так, демократический тип социальной структуры обеспечивает возможность эффективной самореализации представителей не только элитных, но и массовых слоев, что способствует росту человеческого потенциала общества. Напротив, сильная социальная поляризация, а тем более раскол верхних и нижних слоев ограничивают возможности развития значительной части граждан, ведут к стагнации или снижению человеческого потенциала общества.

Наблюдается и обратная зависимость общественного устройства от уровня человеческого потенциала. Так, повышение образования и квалификации работников, изменение характера общественного труда, освоение новых технологий, интериоризация гражданами либерально-демократических ценностей в конечном счете способ­ствуют переходу общества с индустриальной на постиндустриаль­ную ступень развития, которая предполагает иную конфигурацию институтов и иную социальную структуру. Напротив, снижение человеческого потенциала, характерное для современной России, ведет к замедлению развития общества, распространению бедности,


свертыванию науки и образования, культурной деградации обще­ства, развитию теневых институтов, росту преступности. Под влия­нием этих процессов социальная структура приобретает уродливый характер, общественные институты рушатся и общество попадает во власть стихийных процессов (связи 16 и 17).

Трансформационная активность общества (блок В)

Блок В репрезентирует реформаторскую и управленческую деятельность верхних слоев общества, социально-инновационную деятельность представителей средних слоев, а также реактивно-адаптационное поведение массовых общественных групп и слоев, составляющих основную часть населения. Совокупность этих вза­имосвязанных типов действий социальных акторов представляет трансформационную активность, которая оказывает решающее вли­яние на преобразование общественного устройства.

Понятие трансформационной активности, рассматриваемое в максимально широком смысле, охватывает все социально значимые действия, отражающие реакции индивидов, организаций и групп на изменение институциональных условий их жизнедеятельности, статусов, прав и возможностей и в свою очередь меняющие эти условия. В более узком смысле к трансформационной активности можно отнести социальные действия, носящие явно инновационный характер, т.е. отклоняющиеся от институциональных традиций.

Трансформационная активность служит более или менее про­думанной реакцией субъектов на изменение условий игры, неред­ко — результатом рационального взвешивания и выбора одной из возможных стратегий. Иррациональные (аффективно-эмоциональ­ные или подражательные) реакции на реформы и их последствия тоже имеют место, но их влияние на преобразование институци­ональной системы общества носит опосредованный характер и является значимым только там и тогда, где и когда они приобретают массовый характер. В целом трансформационную активность мож­но определить как совокупность таких социально-инновативных действий, которые, будучи относительно рациональным ответом акторов на вызываемое реформами изменение условий их жизне­деятельности, меняют базовые социальные практики.

Конкретные формы трансформационной активности разли­чаются типами целеполагания и мотивации акторов. С этой точки зрения можно выделить, с одной стороны, активность, сознательно направленную на изменение тех или иных практик в интересах со-


 




ответствующих индивидов и групп, а с другой — более узкие и праг­матические действия, возможные институциональные последствия которых не планируются и чаще всего не осознаются акторами. В ка­честве своеобразной «минусовой» характеристики трансформацион­ной активности можно рассматривать отказ социальных субъектов от действий, направленных на защиту своих законных интересов и прав в условиях, когда они безосновательно ущемляются.

Содержание показанных на схеме прямых и обратных связей между разными типами трансформационной активности (18—23) подробно описано мною ранее, поэтому останавливаться на нем здесь я не буду.

Массовые трансформационные процессы (блок Б)

Эволюционный механизм изменения социальных практик связан с тем, что процесс общественного развития меняет внешние условия жизнедеятельности людей и вызывает соответствующие со­циокультурные сдвиги. То и другое стимулирует появление новых способов поведения, которые противоречат традиции и потому первоначально отторгаются большинством населения. Постепенно становится ясно, что эти способы более эффективны, и те, кто их реализуют, достигают большего жизненного успеха. В результате они распространяются шире. В течение какого-то времени старая и новая социальные практики находятся во временном равновесии, сосуществуя и конкурируя друг с другом. Возникает состояние ано­мии, т.е. размытости норм поведения в данной сфере. Постепенно новые более эффективные практики начинают доминировать и со временем окончательно вытесняют прежние. Тем самым завершается соответствующий этап преобразования социального института.

Радикальное реформирование общественного устройства становится фактором резкого ускорения, углубления и интен­сификации изменений как административно-правовых норм, регулирующих базовые институты общества, так и лежащих в их основе социальных практик. В условиях фундаментальных общественных сдвигов главной задачей большинства населения становится выживание. Традиционные способы активности, вы­работанные применительно к прежним условиям, очень часто являются неэффективными. Это побуждает социальных акторов искать новые стратегии, которые оказываются в разной степени эффективными. Поэтому часть из них закрепляется в социальной практике, а другая часть не приживается, исчезает.


Целенаправленные реформы существенно ускоряют есте­ственную эволюцию социальных практик, равно как и социальную дифференциацию общества. Группы, успешно реализующие новые эффективные стратегии поведения, сильно выигрывают. Про­игрывают же в первую очередь те, кто, несмотря на серьезное из­менение социальной среды, продолжают держаться традиционного поведения. Серьезная реформаторская деятельность предполагает внимательное отслеживание результатов реформ, в том числе из­менения социальных практик. Их модернизация свидетельствует о том, что общество движется в правильном направлении, сохранение же прежних практик (не говоря о попятном движении) показыва­ет, что цель не достигнута. Отклонение фактических результатов реформ от декларируемых целей, возникновение непредвиденных негативных последствий, рост недовольства массовых групп вы­нуждают правящий класс корректировать стратегию управления, менять приоритеты и способы действия.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.008 с.)