ТОП 10:

Индивидуальный спекулятивный спрос на деньги



В то время когда Дж.М. Кейнс разрабатывал свою теорию, про­исходило становление и бурное развитие финансовых рынков. И если раньше на них играли единицы, «гении финансовых проделок», то теперь, в изменившейся экономике кейнсианского типа, домашние хозяйства не только использовали деньги для совершения сделок, но и стали приобретать финансовые активы в целях получе­ния процентного дохода.

Таким образом, у домашних хозяйств возникает потребность в наличии ещё одного вида запаса денег, предназначенного для вло­жения в доходные финансовые активы в тот момент времени,когда это станет выгодным (спекулятивный мотив хранения денег).

Такое развитие представлений о предназначении кассовых остатков стало итогом наблюдений Дж.М. Кейнса за экономической конъюнктурой 20 – 30-х гг. XX в. В частности, он обратил внимание на то, что люди до биржевого краха 1929 г. держали относительно небольшой запас наличных денег, превращая значительную часть своих сбережений в ценные бумаги. Однако после краха те же люди стали держать меньшее количество акций и облигаций. Результатом стало открытие совершенно нового мотива хране­ния денег, который был назван спекулятивным, а денежный запас, остав­ляемый домашними хозяйствами в силу этого мотива, спекулятивным спросом на деньги.

Спекулятивные (пассивные) кассовые остатки – нерасходуе­мый на покупки запас денег, предназначенный для приобретения активов. Финансовые активы могут быть в виде облигаций (государст­венных и корпоративных), акций, сберегательных счетов, депозит­ных сертификатов и т.д.

Следуя подходу Дж.М. Кейнса, предположим, что мы имеем дело с простейшей версией портфельной теории, упрощающие до­пущения которой состоят в следующем:

1) богатство домохозяйств состоит только из финансового богатства (запаса денег и запаса финансовых активов): W=M+B;

2) теоремы сепаратности (отдельности): решения о размерах трансакционных (активных) и спекулятивных (пассивных) кассовых остатков принимаются сепаратно, независимо друг от друга;

3) домашние хозяйства, помимо денег, владеют ещё только од­ним видом финансовых активов – облигациями государственного займа.

Поскольку издержки и выгоды владения денежными запасами оп­ределяются доходностью альтернативных финансовых активов независимо от их конкретного вида, то при решении экономическими субъектами во­проса о величине своего спекулятивного спроса на запас денег все финан­совые активы с равной доходностью являются абсолютными субститутами. Например, с точки зрения домашних хозяйств все ценные бумаги с одина­ковым риском, приносящие 5% дохода, являются абсолютно взаимозаме­няемыми. Поэтому домашние хозяйства определяют объём денежных запасов для вложения в финансовые активы отдельно от структуры этих акти­вов. Сначала домохозяйства определяют сумму денег на приобретение ак­тивов, а затем решают, куда именно их вкладывать. Это позволяет упростить анализ, исключив из него переменные, описывающие риск, так как в странах с развитой рыночной эконо­микой государственные облигации традиционно считаются безрисковыми активами. В предпосылках теоремы сепаратности назначе­ние спекулятивного запаса денег – служить удовлетворению спроса домашних хозяйств на облигации государственного займа.

Таким образом, в кейнсианской модели богатство домохозяйст­ва складывается из наличных денег М и облигаций В, которые со­ставляют его портфель. Наличные деньги являются наиболее ликвидным из всех финан­совых активов, а облигации – представителем всех неденежных ак­тивов, приносящих процентный доход.

В зависимости от способа выплаты дохода они делятся на два основных вида:

1. Дисконтные облигации – облигации, по которым периодиче­ские процентные платежи не производятся, а выплаты суммы займа, включающей процентный доход, осуществляются в день пога­шения.

Дисконтные облигации поступают в первичное размещение с определённой скидкой (дисконтом), которая наряду с номиналом облигации и определяет их начальную доходность. Например, облигация с номинальной стоимостью 100 руб. (т.е. по которой при погашении будет выплачено 100 руб.) может быть продана по цене 95 руб. на первичном рынке ценных бумаг. Это означает получение дисконтного дохода в размере 5 руб. при пога­шении. Вложение в облигации государственного займа будет тем выгоднее, чем большую доходность приносит этот актив. Доходность облигации любого вида оценивается показателем доходности к погашению (YTM). В случае дисконтной облигации она определяется как YTM = (FV – P)/P,

где F – номинальная цена (номинал) дисконтной облигации;

Р – цена приобретения дисконтной облигации.

В нашем примере при первичном размещении начальная доход­ность облигации с номинальной стоимостью 100 руб. при первона­чальной цене 95 руб. составит (100 — 95)/95 =0,526 (5,26%).

Однако на вторичном рынке купля-продажа облигаций проис­ходит не по первоначальной (с дисконтной скидкой), а по текущей рыночной цене. Равновесная рыночная цена тяготеет к такому уровню, чтобы доходность облигации равнялась среднерыночной, и определяется соотношением спроса и предложения данного вида облигаций. Если в нашем примере рыночная цена дисконтной облигации установилась на уровне 80 руб., то её текущая доходность к погаше­нию (100 – 80)/80 = 0,2 (20%).

2. Купонные облигации – облигации, продаваемые на первичном рынке по номиналу, по которым правительство периодически вы­плачивает держателю определённый купонный доход (в процентах от номинала) через оговорённые промежутки времени вплоть до наступления срока погашения.

Например, покупка 7,5%-ной облигации государственного зай­ма номиналом 100 руб. с пятилетним сроком погашения означает, что ежегодно владелец облигации будет получать в виде купонного дохода фиксированную сумму в размере 7,5% от номинала (100 • 0,075 = 7,5 руб.). В конце пятого года при погашении облига­ции кроме ежегодного купонного дохода ему будет выплачено и 100 руб. номинальной стоимости облигации.

Доходность к погашению (YTM) купонной облигации в самом общем случае определяется из уравнения

,

где FV – номинальная цена (номинал) купонной облигации;

Сi – купонный доход облигации в году I;

п – срок (число лет) обращения облигации;

Р – рыночная цена купонной облигации.

Таким образом, текущая рыночная цена любого вида облигаций и их доходность к погашению связаны между собой обратной зави­симостью и взаимно однозначным соответствием. Каждой рыноч­ной цене облигации соответствует только одно значение её доход­ности. Текущая доходность к погашению и служит в кейнсианской модели денежного сектора мерилом процентной ставки i = YTM.

Пусть в данный момент та часть богатства домашнего хозяйст­ва, которое оно распределяет между спекулятивными кассовыми остатками (М), обладающими абсолютной ликвидностью, но не приносящими процентного дохода, и облигациями (В), приносящими процентный доход, равно W. При этом W= М + В. Так как выбор структуры портфеля осуществляется в определённый момент вре­мени, то богатство индивида есть запас неизменной величины. То­гда: W= const,→ ∆W=∆M+∆B = 0, → ∆М = – ∆В.

Поскольку величина спекулятивного спроса на деньги форми­руется населением одновременно с решением об объёме своих вло­жений в ценные бумаги, то изменению величины спроса на запас облигаций у отдельного индивида (и в экономике в целом) соответствует противоположное изменение величины спекулятивного спро­са на деньги, и наоборот.

Этот вывод неразрывно связывает денежный рынок с рынком ценных бумаг.

Домохозяйства стремятся получить максимальный доход от сво­их облигаций. Поскольку величина спроса на облигации обратным образом зависит от их цены (рисунок 7.6А), то величина спроса на обли­гации прямо зависит от их доходности ставки процента i (рисунок 7.6Б).

Повышение процентной ставки приводит к увеличению альтер­нативных издержек хранения денег и, следовательно, к снижению спроса на деньги, и наоборот.

Рисунок 7.6 – График спроса на облигации государственного займа

 

Отсюда следует, что домохозяйства формируют и изменяют структуру своих портфелей денежных средств и облигаций в зави­симости от величины ставки процента.

Допустим, что ставка процента в результате изменения рыноч­ной конъюнктуры в данный момент повысилась. Тогда домохозяйство будет покупать дополнительное количе­ство облигаций. Так как запас его богатства в настоящий момент фиксирован, то, когда владелец финансового портфеля покупает об­лигации, у него становится их больше, а денег – меньше. В этом случае он перераспределяет свое богатство в пользу облигаций, снижая, тем самым, спрос на деньги.

Таким образом, повышение рыночной ставки процента вместе с ростом величины спроса на облигации одновременно приводит к сокращению величины спекулятивного спроса на кассовые остатки, и наоборот(рисунок 7.7).

Рисунок 7.7 – График индивидуального спекулятивного спроса на деньги

 

 
 

Величину индивидуального спекулятивного спроса на деньги, следовательно, можно представить в виде функции, аргументом ко­торой является ставка процента: mdc = l(i). Суммарный спрос на деньги отдельного домохозяйства склады­вается из трансакционной составляющей, которая прямо зависит от номинального дохода и спекулятивного спроса на деньги, которая обратным образом связана с процентной ставкой.

 

Рисунок 7.8 – Графическое выведение индивидуального суммарного спроса на деньги

 

Таким образом, функцию спроса на деньги (тd)можно написать в виде суммы этих двух функций:

md = mdT + mdc = kPy + l(i).

Графическое выведение индивидуального спроса на деньги сво­дится к горизонтальному суммированию кривых трансакционного спроса и спекулятивного спроса на деньги (рисунок 7.8).

Совокупный спрос на деньги всех домохозяйства складывается из функций индивидуального спроса и также включает в себя трансакционную и спекулятивную составляющие: Md= nmd= n(mdT + mdc) = MdT + Mdc = kPY +L(i),

где к – среднее значение коэффициента предпочтения ликвидности.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.009 с.)