ТОП 10:

Сравнение общественных наук с биологией



 

Те, кто оптимистически оценивают перспективы развития общественных наук, говорят в обоснование своей позиции, что ученого, работающего в этой области, следует сравнивать, с точки зрения его способности устанавливать общие закономерности явлений общественной жизни и предвидеть, скорее с биологом, чем с химиком. Биолог, подобно социологу, имеет дело с различными и отнюдь не однотипными проявлениями живой материи. Тем не менее он добился значительных успехов в установлении общих закономерностей и предвидении, опираясь на изучение большого количества явлений. Подобное сравнение социолога с биологом нельзя считать вполне правильным. Существенные различия между ними состоят в следующем. Занимаясь обобщениями и предсказывая будущие события, биолог часто имеет дело со средними величинами. Например, мы можем в опытном порядке установить урожайность пшеницы на нескольких участках, поставленных в различные условия (неодинаковая степень орошения, удобрения и т. п.). В этом случае при определении средней урожайности в равной мере учитывается каждый отдельный колос пшеницы. Выдающиеся личности не играют здесь никакой роли. На пшеничном поле нет руководителей, которые заставляли бы отдельные колосья развиваться определенным образом.

В других случаях биолог имеет дело с установлением определенной вероятности каких-то явлений, величин, например определяя смертность в результате эпидемии. Он может правильно предсказать, что смертность составит, например, 10 процентов, отчасти потому, что не должен указывать, кто именно попадет в число этих 10 процентов. Преимущество биолога состоит в том, что он имеет дело с большими числами. Он не интересуется, применимы ли открытые им закономерности и сделанные предсказания к отдельным лицам.

В области общественных наук дело обстоит иначе. Хотя с первого взгляда и кажется, что ученый имеет дело с тысячами людей, исход того или иного явления часто зависит отрешения весьма узкого круга лиц, оказывающих влияние на окружающие их многотысячные массы. Например, боевые качества солдат армии Ли[45]и армии Макклеллана[46]были примерно равны. Тот факт, что использование этих солдат дало различные результаты, объясняется существенными различиями в способностях генерала Ли и его ближайших офицеров, с одной стороны, и генерала Макклеллана и его ближайших офицеров — с другой. Точно так же решение одного человека — Гитлера — ввергло миллионы немцев во вторую мировую войну.

В области общественных наук ученый в ряде случаев (но не всегда) лишен возможности действовать наверняка, опираясь на большие числа. Даже в тех случаях, когда внешне кажется, что он основывает свои выводы на учете действий большого количества людей, и тогда к окончательным заключениям он приходит из понимания того факта, что на самом деле решения очень часто принимаются небольшим кругом лиц. Исследователю-биологу не приходится иметь дело с такими факторами, действующими в обществе, как подражание, убеждение, принуждение и руководство. Таким образом, при решении многих проблем ученые-социологи не могут вдохновляться успехами в области предвидения, достигнутыми биологами, имеющими дело с большими группами различных индивидуумов, которых они, однако, рассматривают в целом, не принимая во внимание отношения руководства и подчинения, существующие в данной группе. В других случаях социологи могут, подобно биологам, не обращать внимания на отдельных индивидуумов и оперировать только целыми группами людей. Мы должны полностью учитывать различия, существующие в области научно-исследовательской работы между социологами и биологами.

 

Выводы

 

Подводя итог, следует сказать, что значительные успехи в области общественных наук достигнуты благодаря тому, что ученые стремились сделать свои работы более ясными (уточняя, например, используемую терминологию) и бол^е объективными, благодаря тому, что при планировании своей работы и оценке полученных результатов они стали применять метод математической статистики. Некоторые успехи в открытии закономерностей и в предвидении развития событий в будущем были достигнуты в тех случаях, когда ученые имели дело с большими числами и ситуациями, на исход которых не влияли отношения руководства и подчинения, а также когда ученые могли ограничиться исследованием определенных качественных показателей членов данной группы в целом и им не нужно было предсказывать поведение заранее отобранных индивидуумов. И все же исход многих событий и явлений, изучаемых общественными науками, зависит от поведения определенных личностей.

 

ПОВТОРЯЕТСЯ ЛИ ИСТОРИЯ?

 

Этот вопрос возникает вновь и вновь, и он, конечно, имеет большое значение для информационной работы. Многие считают, что история определенно повторяется. См., например, Фараго [54 Б].

Поставим вопрос более широко: «Может ли повториться какая-либо ситуация, изученная общественными науками?»

Знакомясь с историей, мы обнаруживаем много удивительно схожих ситуаций. Приведем пример из недавнего прошлого. Наполеон одерживал блестящие победы, ведя войны против почти всех стран Европы. Поход в Россию имел для него роковые последствия. Судьбу Гитлера с полным основанием можно считать весьма схожей с судьбой Наполеона. Читатель может вспомнить сам другие примеры.

Спрашивая, повторяется ли история, мы должны иметь в виду также следующие вопросы. Они расположены нами в такой последовательности, что на последующие вопросы могут быть даны менее определенные ответы, чем на предыдущие.

А. Повторяются ли события истории подобно тому, как повторяются явления, изучаемые естественными науками? В естественных науках мы можем сказать, что в результате соединения серной кислоты с раствором хлористого бария всегда выпадает белый осадок — сульфат бария. Можем ли мы сказать, что крестьяне, недоедающие в определенной степени на протяжении данного количества лет, обязательно восстанут? Нет.

Можем ли мы получить положительный ответ на поставленный вопрос, если вместо «обязательно» скажем «в 80 случаях из 100»? Нет.

Очевидно, если мы мысленно представим себе ситуацию, которая полностью будет походить на имевшую место в прошлом ситуацию, когда вспыхнуло крестьянское восстание, нам станет ясно, что в будущем, вероятно, никогда уже не возникнет точно такой же ситуации. Таким образом, у нас не получится достаточно широкого обобщения, которое имело бы какую-то практическую ценность.

Следовательно, с точки зрения практических интересов информационной работы мы можем сказать, что история не повторяется.

В интересной и современной постановке этот вопрос, имеющий первостепенное значение для информационной работы, рассматривается Френкелем [54А].

Б. Имеет ли какая-либо сторона исторического процесса (экономическая, политическая, культурная) тенденции, обусловливающие определенную последовательность событий, как утверждает Тойнби? Может ли историк — специалист по данному и ближайшим смежным вопросам предсказать, даже в гораздо меньших масштабах, чем это пытается сделать Тойнби в своем труде «Цивилизация», развитие конкретного события на основе имеющихся у него знаний о тенденциях и «законах» исторического или экономического развития? Автор настоящей книги считает, что историк может это сделать только в редких случаях.

Очень редко тенденции в экономической, политической или других областях общественной жизни бывают достаточно ясными, чтобы можно было предсказать будущее, зная только, что произошло в подобной ситуации в прошлом. Известные данные относительно развития аналогичных событий в прошлом могут принести некоторую пользу. Однако самое главное — это знать специфические условия конкретной изучаемой ситуации, поскольку они играют исключительно большую роль.

В. Имеется ли в исторических событиях много общих элементов? Если это так, в любом данном событии можно выделить имевшие ранее место элементы и изучить их с учетом воздействия специфических для данного события факторов. Таким образом, предвидение может основываться на оценке старых и новых факторов. Другими словами, если даже история определенно не повторяется, может ли изучение истории принести какую-либо практическую пользу?

Безусловно, да.

Давайте рассмотрим несколько аналогичных примеров. Повторяются ли во всех своих чертах военные кампании или сражения прошлого? Конечно, нет. Содержатся ли в военных кампаниях и сражениях прошлого элементы, полезные для планирования будущих кампаний? Конечно, да. При прочих равных условиях имеет ли командующий, хорошо знакомый с историей войн, преимущество перед командующим, который не знаком с этой историей? Конечно, имеет. Оказывают ли характерные особенности военных кампаний и сражений прошлого — от сражения при Каннах[47]до первого сражения на Марне[48]— реальное воздействие на мышление и решения современных командующих? Да.

Если военные кампании никогда не повторяются, есть ли несомненная польза в тщательном изучении этих кампаний? Да.

Если нет двух совершенно одинаковых судебных дел и нельзя абсолютно одинаково проводить разные дела через суд, дает ли большая судебная практика какие-то преимущества адвокату, выступающему по данному делу? Да.

Если разговор между продавцом и покупателем никогда не повторяется, имеет ли преимущество опытный продавец? Да.

В каждом из приведенных примеров имеется один частично повторяющийся элемент, который в интересах дела — стоит запомнить и использовать применительно к новым ситуациям.

Общественные науки оказывают нам большую услугу, помогая понять каждую изучаемую ситуацию. Исследователь, вооруженный специальными методами и знаниями в своей области общественных наук и запомнивший большое количество более или менее сходных случаев, имевших место в прошлом, может выбрать общие для всех случаев элементы, установить специфические новые элементы и таким образом извлечь максимальную пользу из изучения истории своей науки. При этом специалист, обладающий основательными знаниями, преуспеет гораздо больше, чем дилетант, которому иногда приходят в голову удачные догадки, хотя история полностью и не повторяется.

Мысль о том, что история повторяется в той или иной доступной уразумению форме, настолько захватывает автора, что он не может сдержать полет своего воображения. Допустим для практических целей, что история повторяется. Тогда все исторические события можно было бы закодировать и нанести на карточки счетной машины. В этом случае разведке, чтобы решить какую-либо задачу, касающуюся современного события, достаточно было бы пустить в ход машину. В результате просмотра машиной всех карточек было бы отобрано одно имевшее место событие, ближе всего подходящее к изучаемому современному событию. Нам осталось бы только прочитать по карточке, каков был исход этого события, внести необходимые изменения в даты и названия стран и получить на серебряном подносе (на карточке счетной машины) ответ на свой вопрос.

В этом полете фантазии, если говорить о других областях знаний, есть элементы реального. Описанный метод вполне серьезно применялся при составлении прогнозов погоды. Начинают в этом случае с того, что по записям отыскивают имевшие место в прошлом метеорологические условия, максимально приближающиеся к изучаемым. Далее смотрят по записям, как изменялась погода при таких метеорологических условиях. Если требуется предсказать погоду, можно предположить, что в настоящее время, когда налицо такие же метеорологические условия, как и в прошлом, погода изменится аналогичным образом. Этот метод применялся и в некоторых других областях.

Таким образом, хотя история и не повторяется, хорошее знание истории в своей области может принести пользу офицеру информации.

Однако ему недостаточно знать сами исторические факты. Он должен знать их значение. Офицеру информации должно быть известно не только то, что произошло, но и почему имели место те или иные явления. Ему требуются не только знания, но и понимание, мудрость. Тогда он сможет максимально использовать частично повторяющиеся элементы событий, опираясь на свой здравый смысл, сопоставить их с новыми специфическими факторами и на этой основе составить предельно точный прогноз на будущее.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.009 с.)