Где же притягивающее действие у астероидов и комет?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Где же притягивающее действие у астероидов и комет?



Отсутствие проявлений собственного тяготения у спутников планет (3.5) является тревожным для сторонников закона всемирного тяготения. Поэтому нас пытаются убедить в том, что признаки собственного тяготения имеются хотя бы у астероидов. «Смотрите, - показывали нам фотографии, - на поверхности астероида лежат валуны!» Но мы присматривались и обнаруживали, что эти валуны не «лежат» на поверхности, они вплавлены в неё. «Смотрите, - показывали нам другие фотографии, - на поверхности астероида видны озёра пыли!» Но пыль – если там действительно пыль – может держаться, например, на электростатике… Вот если у астероида обнаружился бы обращающийся вокруг него спутничек – это было бы похоже на доказательство наличия у астероида собственного тяготения.

Ой, до чего же исследователям хотелось обнаружить такие спутнички! Для их визуального обнаружения, у наземных оптических телескопов было недостаточно хороша разрешающая сила, поэтому приходилось выкручиваться. Отыщут астероид с переменным блеском и заявят: это из-за того, что спутничек его периодически затмевает. Да нет, говорят им, это один астероид, просто он вращается и блестит то тёмной, то светлой гранями. Тогда отыщут астероид с двойной периодичностью кривой блеска: уж тут-то точно спутничек затмевает! Да нет, говорят им, это опять один астероид, только с асимметричной формой – например, с выростом – и он испытывает два вращения сразу. Тогда предъявят радио-изображения тесной парочки: допплеровские сдвиги свидетельствуют о её вращении около общего центра [П1]! Да нет, говорят им, это опять вращается один астероид, с перемычкой – радио-изображения и допплеровские сдвиги будут такие же.

Неизвестно, сколько бы ещё длилась эта сказка про белого бычка, если бы не дальний космический зонд ГАЛИЛЕО. 28 августа 1993 года, пролетая рядом с астероидом Ида, этот зонд сделал серию его снимков, которые затем передал по радиоканалу на Землю. Оказалось, что на этих снимках запечатлён небольшой объект рядом с Идой; его назвали Дактилем.

Если бы этот фотосеанс длился достаточно долго для того, чтобы зафиксировать обращение Дактиля вокруг Иды, то открытие спутника у астероида не вызывало бы сомнений. Но, увы, за короткое время пролёта зонда взаимное положение Иды и Дактиля, практически, не изменилось. При том, что масса Иды не была известна, реконструкция орбиты Дактиля, на основе закона всемирного тяготения, допускала весьма значительную неопределённость. Это не мы придумали, это они сами пишут: «Почти сразу стало ясно, что массу/плотность Иды не получить вместе с определением орбиты Дактиля. Вместо этого, был сконструирован набор его орбит – для различных возможных значений массы/плотности Иды, от 1.5 до 4.0 г/см3. Для различных значений плотности различны и орбиты, причём, для названного диапазона плотностей, орбиты различаются очень сильно. При плотностях Иды, меньших примерно 2.1 г/см3, орбиты оказываются всего лишь гиперболическими. При больших плотностях Иды орбиты являются эллиптическими с огромными удалениями в апоцентрах, с удалениями в перицентрах примерно 80-85 км, и с периодами, различающимися от примерно одних суток до многих десятков суток. При плотности примерно 2.8 г/см3, орбита почти круговая… с периодом около 27 часов. Для ещё больших плотностей, эллиптические орбиты имеют удаления в апоцентрах 95-100 км, а удаления в перицентрах уменьшаются с увеличением плотности. Для плотности Иды более чем 2.9 г/см3, удаление в перицентре меньше 75 км и период меньше 24 часов…» [ВЕБ1] (перевод наш).

Давайте же смотреть правде в глаза: доказательства того, что Дактиль действительно обращался вокруг Иды – отсутствуют, как отсутствуют и доказательства того, что Ида оказывала на движение Дактиля хоть какое-то воздействие. Несмотря на, мягко говоря, сомнительность «первого достоверного» открытия спутника у астероида, из этого события сделали целую сенсацию. Ну, понятно: общественности не полагается знать, что учёные мужи, на переднем крае науки и техники, ерундой страдают. Общественности полагается радоваться великим свершениям!

А больше всех обрадовались астрономы, которые как раз вводили в строй новейшие астрооптические инструменты – телескопы с адаптивной оптикой. Это – редкостная прелесть. У обычных телескопов разрешение ограничено помехами, которые дают подвижки воздуха: абсолютно спокойной атмосферы не бывает. А при работе адаптивной оптики, все подвижки изображения в рабочем поле компенсируются и, с помощью компьютерной обработки, исключаются из результирующей картинки. То есть, ведёте вы таким телескопом какой-нибудь астероид (особенно хорошо, если он сам не вращается), и получаете его чёткий образ, а всё остальное – начисто отсекается! Причём, отсекаются не только шумы из-за подвижек воздуха – отсекается и звёздное небо, на фоне которого астероид летит. Автоматика – она же тупая! На снимках, сделанных с помощью обычных телескопов, звездное небо присутствует – что может худо-бедно свидетельствовать о том, что астроном не спал в ту самую ночь. А смотришь на эти «адаптивные» картинки – и недоумеваешь: а не состряпаны ли они, по-простому, средствами компьютерной анимации? Ведь никто не проконтролирует!

Так вот, с помощью этой модерновой техники, астрономы кинулись выдавать «убедительные свидетельства» о наличии спутников у астероидов. Но, при ознакомлении с доступными сообщениями на эту тему, создаётся впечатление, что, включившись в «охоту за двойными астероидами», исследователи торопились делать свои приоритетные заявления, откладывая их надёжное обоснование «на потом». Если на интервале в несколько ночей воспроизводился образ объекта на небольшом угловом расстоянии от астероида, то объект классифицировался как спутник. В сообщениях не приводились доказательства того, что этот «спутник» действительно обращался вокруг астероида, и для параметров орбиты «спутника» давались, в лучшем случае, «предварительные оценки». Причём, эти так называемые оценки делались на основе минимального числа изображений. Лишь в единичных случаях сообщалось всего о трёх (!) взаимных положениях компаньонов [ВЕБ2], в большинстве же случаев обходились даже без этого [ВЕБ3-ВЕБ6].

Но ведь, при таких делах, параметры орбиты определить невозможно! Откуда же взялись значения периодов обращения спутников соответствующих астероидов, приведённые, например, в обзоре [ВЕБ7]? Для каждой из этих цифр следовало бы указать первоисточник, но этого не сделано. Впрочем, автора винить не следует: взгляните на официальный список параметров двойных астероидов, в том числе и параметров орбит их спутников [ВЕБ8]. Этот список сопровождается многочисленными ссылками, но эти ссылки – в никуда. Изучая их, нам так и не удалось прояснить происхождение приводимых цифр!

Придётся нам констатировать, что список имеющих спутники астероидов – на конец 2005 г. их насчитывалось около семи десятков – составлялся на основе необоснованных заявлений. То, что есть парочки астероидов, которые просто летят рядом – это мы не оспариваем. Но не следует привирать, что эти парочки обращаются около своего общего центра масс! Ибо доказательств такого обращения – нету. Значит, нет доказательств и того, что астероиды имеют собственное тяготение – способное удерживать естественные спутнички.

Но нас пытаются убедить в том, что на орбиту вокруг астероида успешно выводились космические аппараты! Уж тут-то, мол, всё было без дураков! И что же мы видим?

Первым, без дураков, был американский зонд NEAR, который подогнали близко к астероиду Эрос – с вектором скорости, мало отличавшимся от вектора скорости Эроса на его околосолнечной орбите. Всё было сделано идеально для того, чтобы зонд захватился тяготением астероида и стал его искусственным спутником. «Так и вышло!» - уверяют нас. Ой ли? А зачем же – после этого захвата – на протяжении всего времени, пока NEAR летал около Эроса, требовалось огромное количество незапланированных включений двигателя? Нам об этом известно потому, что ныне ход научных космических миссий освещается в реальном времени на официальных сайтах космических агентств и обсуждается на специализированных интернет-форумах. «Двигатель включался для коррекций орбиты» - поясняли специалисты из NASA. «Коррекции орбиты «посыпались» одна за другой» - вторили им комментаторы на портале «Новости космонавтики» [ВЕБ9]. Странная потребность во множестве незапланированных коррекций орбиты для успешного хода миссии настолько бросалась в глаза, что по ходу дела американцам пришлось придумывать объяснение происходящему. Судя по материалам того же источника [ВЕБ9], таких объяснений придумали аж два. Согласно первому, множественные незапланированные коррекции орбиты потребовались для того, чтобы зонд, со своими солнечными батареями, поменьше находился в тени. Но отсюда прямо следовало, что, при разработке проекта, орбиту зонда рассчитывали идиоты – а другие идиоты всё это утвердили. Поэтому выдвинули вторую версию. Оказывается, команде управленцев полётом пришлось иметь дело с двумя группами учёных, научные интересы которых расходились в вопросе о желательном удалении зонда от поверхности астероида – оттого-то, якобы, управленцы всё время были вынуждены то уводить зонд подальше от астероида, то, наоборот, подводить поближе к нему. Мол, это всё из-за учёных – что на протяжении года зонду не дали сделать ни одного полного витка по нормальной кеплеровой траектории!

А откуда мы это знаем? Да мы ещё не совсем забыли, чему нас учили в школе: сразу после одного-двух таких нормальных витков можно было вычислить массу Эроса! И не нужно быть пророком, чтобы быть уверенным: быстрое определение массы Эроса было запланированной сенсацией. Ну, не сумасшедшие же рулили зондом NEAR! На орбиту, его, значит, вывели – дальше просто немного подождите, пока он сделает виток, и масса Эроса у вас на блюдечке! Но нет – ученые, мол, этого не допустили. Пришлось идти у них на поводу и постоянно корректировать орбиту! Театр абсурда какой-то!

Но в этом театре абсурда всё моментально проясняется, если иметь в виду, что собственного тяготения у астероида Эроса нет – а, значит, и никакого захвата зонда этим тяготением не было. Однако, надо же было удерживать зонд рядом с астероидом – вот и приходилось незапланированно включать двигатель, чтобы изменять направление дрейфа зонда около астероида. Так и гоняли зонд по кусочно-ломаной траектории вокруг астероида – в течение года! Это и называлось у них «успешным выводом на орбиту».

Да, но ведь запасы рабочего вещества для ионного движка зонда со временем должны закончиться? Именно! Нехорошо получится. Ведь планировалось так и оставить зонд на орбите вокруг Эроса – чтобы надолго сохранилось свидетельство о выдающемся научно-техническом достижении. А зонд, после прекращения «коррекций орбиты», возьмёт да уйдёт от астероида! Выяснится, чего доброго, что никакой орбиты-то не было, и что руководители проекта дурачили общественность. Вот и решили: когда запасы рабочего вещества подойдут к концу, надо будет грохнуть зонд о поверхность астероида – называя это попыткой мягкой посадки. Непосвящённых привела в восторг смелость этого решения, ведь «к посадке зонд был совершенно не приспособлен»! Кстати, как делать «посадку» на объект, не имеющий собственного тяготения? Это делалось впервые в истории! Здесь не требуется традиционный тормозной манёвр на орбите: нужно направиться прямо на объект – и, перед столкновением, притормозить. Или – не притормозить, понимаете? В общем, посадка вышла та, что надо: грохнутый об поверхность зонд подавал признаки жизни ещё в течение месяца…

Повторяем, все эти события обсуждались в реальном времени на форумах – где специалисты мемекали и бебекали, не находя разумных объяснений творившемуся абсурду. Но, спустя некоторое время, умники из NASA переписали историю – самое главное, выдали официальный протокол: «полный» список коррекций орбиты NEAR. Причём, для каждой коррекции обнародовали все интимные подробности – и обоснование, и параметры, и дату-время. Это они вот зачем: вдруг кто-нибудь лет через десять возбухнет – а зачем вы, мол, включали двигатель не по делу? Так тогда его – мордой в этот протокол! Всё, мол, было по делу, недоумок! Был, мол, типичный орбитальный полёт!

Знаете, каков был главный источник проблем в миссии NEAR? А он был таков: двигатель зонда включался командами с Земли! О каждом включении знало слишком много народу, вот и пришлось отдуваться за незапланированные «коррекции орбиты». Хитрые японцы устранили эту проблему напрочь: их зонд HAYABUSA, который они отправили к астероиду Итокава, был «оснащён автономной системой навигации, которая позволяет ему сближаться с астероидами в полностью автоматическом режиме, без участия наземных операторов» [ВЕБ10]. При этом проблемы с удержанием зонда вблизи астероида не слишком бросались в глаза, и основные усилия японцы сосредоточили на выполнении научной программы.

В частности, планировалось высадить на Итокаву исследовательский робот, который, после отделения от зонда на положенной высоте, должен был очень медленно упасть на поверхность. Но… не упал. «Микроробот «Минерва»… успешно стартовал с зонда «Хаябуса» в субботу, 12 ноября 2005г., но вскоре начал удаляться от астероида» [ВЕБ11]. Так и уплыл он в космические дали. Странным образом, это не поколебало уверенность специалистов в том, что у астероида имеется собственное тяготение. Действуя вполне последовательно, они отправили на поверхность астероида ещё одну болваночку без двигателей – отражающий шарик, который должен был выполнять роль навигационного маркера при работе лазерных дальномеров, обеспечивающих посадку на астероид самого зонда, для взятия пробы грунта. Когда дело дошло до работы лазерных дальномеров… ну, в общем, выяснилось, что шарика-отражателя нет на положенном месте. Куда он мог деться, если его аккуратно сбросили с высоты всего в 40 метров [ВЕБ30], и ему оставалось лишь опуститься на поверхность, двигаясь с мизерным ускорением? И это был уже второй прокол подряд! И второй раз подряд японцам пришлось давать смехотворные, наскоро состряпанные объяснения [Г17]! Но здесь уже не выдержали журналисты. Они обрушились на руководителей проекта с требованием, чтобы вторая попытка посадки зонда на поверхность астероида освещалась в прямом эфире. Неслыханная наглость, правда? Но уж так был крепок маразм происходящего, что пришлось японцам согласиться на прямой эфир. Правда, в этом прямом эфире, по ходу второй попытки посадки, связь с зондом на самом интересном месте прервалась. Как по заказу! Так что сел ли японский зонд на астероид, и взял ли он там пробу грунта – науке неизвестно.

После этого, массовый интерес к зонду HAYABUSA угас, и мало-помалу страсти улеглись. Спустя год, провели даже научную конференцию по тематике HAYABUSA-Итокава. Среди всего прочего, там демонстрировалась гравиметрическая карта астероида. Сам видел – редкой красоты вещь! Выполнена в традициях дзен; оказывает успокаивающее и расслабляющее действие. Созерцая этот шедевр, ни за что не подумаешь, что болванки без движков рядом с астероидом не удерживались!

Ну, а эстафету «исследования тяготения астероидов» продолжил американский зонд DAWN, который отправили с визитом к самым крупным астероидам, начиная с малой планеты Веста. Враньё руководителей проекта о «захвате» зонда тяготением Весты оказалось настолько откровенным [О2], что специалистам было ясно: полёт зонда вокруг Весты осуществляется только благодаря подработке двигателем. Дилетанты возражали, что для этого двигатель должен давать центростремительную тягу постоянно, и рабочее вещество для него быстро закончилось бы. Но дилетанты не понимают, что облёт малого космического тела, свободно движущегося по околосолнечной орбите, возможен при кратковременных включениях двигателя. Когда двигатель выключен, аппарат тоже свободно движется по околосолнечной орбите. Кратковременное включение двигателя изменяет параметры околосолнечной орбиты аппарата – отчего, по отношению к рядом летящему малому космическому телу, направление дрейфа аппарата изменяется. С помощью грамотных кратковременных включений двигателя и гоняют аппарат вокруг малого тела. И, поскольку это стало ясно для многих, руководители проекта сосредоточили усилия на поиске спутничков, обращающихся вокруг Весты. То-то нос бы нам утёрли! Долго искали… не забывая подрабатывать двигателем! Вдруг, мол, тяготение у Весты – особенное, разборчивое: действует только на штучки природного происхождения! Ну, чудаки, право. Нашлись ещё добровольные помощники, которым надоела эта волынка, и они кинулись выискивать на фотографиях поверхности Весты хотя бы следы сползания валунов в центры кратеров… Увы, увы. Как ни ткнись – результат один и тот же. Пора бы заметить, что закономерность вырисовывается, не так ли?

Но тут прогремела сенсация, которую подготовило Европейское космическое агентство (ЕКА). Их зонд РОЗЕТТА, после сложного десятилетнего полёта, подобрался к комете Чурюмова-Герасименко и сбросил на ёе ядро посадочный модуль ФИЛЫ. Важный нюанс: этот модуль имел двигатель, официальное назначение которого было – включиться при контакте с поверхностью и прижимать к ней модуль, пока он будет закрепляться с помощью гарпунов. Правда, в этот момент двигатель не включился, и закрепиться ФИЛЫ не смог – он совершил отскок, взмыв на полкилометра. А потом он снова упал (медленно, конечно), на комету, отскочил ещё раз – уже гораздо ниже – и закрепился на поверхности только с третьего раза. По заверениям руководителей проекта, первое снижение и отскоки с возвращениями происходили в пассивном режиме, без включения двигателя. Если это так, то комета Чурюмова-Герасименко оказывает гравитационное притягивающее действие!

Сколько было радости у публики, которая посчитала, что наш тезис об отсутствии собственного тяготения у малых космических тел оказался-таки ошибочным! Эта публика даже не пыталась разбираться – почему случай с ФИЛЫ оказался таким удачным исключением? – ведь все предыдущие попытки заигрывания с малыми телами – с треском провалились! Тот же микроробот «Минерва» был отправлен к астероиду с высоты всего 40 метров, и тяготение астероида не сработало, а тут ФИЛЫ был отправлен к комете с высоты в 20 километров, и тяготение, якобы, отлично сработало. Это же настоящее чудо! – если забыть о том, что у «Минервы» двигателя не было, а у ФИЛЫ он был. Кроме того, у ФИЛЫ был ещё и гиростабилизатор, сохранявший постоянной ориентацию зонда и двигателя – даже при отскоках от поверхности. Тогда, чтобы «доказать» наличие собственного тяготения у кометы, надо было нарочно не включить двигатель при первом касании, чтобы модуль совершил отскок, а затем, когда он взлетел на разумную высоту, ненадолго включить двигатель, чтобы обеспечить возвращение модуля на поверхность. И, для большей убедительности, ещё раз повторить этот сценарий, устроив более низкий отскок с возвращением.

«Но ведь ЕКА говорит, что двигатель не включался!» - негодует публика. Почему-то публика верит им на слово. А вот мы им не верим, потому что они жестоко проврались. Смотрите: ФИЛЫ совершил два отскока и, соответственно, три касания поверхности кометы - в 15:33, 17:26 и 17:33 по UTC. Сигнал от кометы до Земли шёл полчаса, т.е. информация о первом касании пришла в 16:03 по UTC. Разница UTC с московским временем - 3 часа. Так вот, в теленовостях показали прямое включение из ЕКА – в 19:03 по московскому времени там вспыхнула бурная радость: сотрудники издавали вопли восторга, махали руками и совершали весёлые подпрыгивания на месте. Всё это продолжалось несколько часов – ЕКА вело Интернет-трансляцию. Факт: бурная радость началась в момент получения сигнала о первом касании и долго не ослабевала. Но ведь сразу после первого касания возникла, согласно их же официальным раскладам, тяжёлая нештатная ситуация: прижимающий двигатель не сработал, прицепки не сработали, модуль не закрепился и уходит от кометы, причём, неясно, вернётся ли он на неё... Вся миссия под угрозой срыва, а в ЕКА смотрят на это и сходят с ума от радости! Как же так? «Тут небогатый выбор. Либо ЕКА - это сборище идиотов, которые неадекватно воспринимают происходящее. Либо, что более вероятно, …с модулем происходило именно то, что и было задумано. Но это и означает, что отскок ФИЛЫ от кометы был запланирован и обеспечен заранее. "Когда надо", двигатель не сработал, а когда "не надо" - отлично сработал. И - вот вам, великолепный отскок с возвращением! Легко!» [О3].

Вывод: если был заранее подготовлен лживый сценарий, чтобы «доказать» наличие собственного тяготения у кометы Чурюмова-Герасименко, и этот лживый сценарий сработал – то можно смело сказать, что собственного тяготения у неё нет.

Наконец, осенью 2018 г. японская HAYABUSA-2 отправила на поверхность астероида Рюгу сначала пару модулей MINERVA-II, а потом ещё модуль MASCOT. Планировалось, что все они будут перемещаться по поверхности прыжками, взлетая благодаря рывкам эксцентрических маховиков и возвращаясь благодаря слабому тяготению астероида. Всё происходило по одному шаблону: при первом снижении модуля к поверхности, шёл поток фото- и видео-информации, но потом этот поток резко обрывался. Лишь на словах, модули возвращались на поверхность после подпрыгиваний. Ни одного свидетельства об этих возвращениях японцы не предоставили, хотя возможностей было предостаточно [О5].

«Веруйте, ибо нелепо!»

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.014 с.)