ТОП 10:

Переходная эпоха как приготовление пути самодержавному Государю Российскому.



Тысячелетняя история российской государственности, включая советский период, показал, что самодержавие как единовластие является естественным русским образом государственной жизни, и любые иные формы верховной власти сбивают Россию с пути, уводят государственное и национальное развитие в сторону и ведут к раздорам, беспорядку и смуте. Все три русские Смуты связаны с пресечением признаваемой народом самодержавной, автократичной верховной власти. Первая смута 1598-1612 гг. - пресечением власти рода Рюриковичей; Вторая Смута 1917-1922гг. – пресечением власти династии Романовых. Толчком к запуску механизмов нынешней Третьей Смуты послужила смерть И.В.Сталина в 1953 году. Инерциальное движение сталинского государственного авторитаризма позволило советско-российской государственности в лице первого послесталинского поколения руководителей дотянуть до 1986 года. С приходом на пост Генсека ЦК КПСС Горбачёва Смута вначале вступила в активную, но латентную фазу, а с 1991-93 гг. имеет открытую форму государственного безвластия, проявляющегося в различных жидо-либеральных видах. В итоге в течение уже более четверти века верховная государственная власть в России теряет своё признание в народе и большинство людей перестали считать её своей, русской государственной властью.

Таким образом, происхождение всех трёх Смут, в том числе нынешней, подтверждает неизменность действия принципа естественной самодержавной российской государственности и требует соблюдения в России самодержавного основания верховной власти. Соответственно, задача переходной эпохи в области государственного строительства будет заключаться в поиске и установлении такого вида самодержавия, такого типа монархической государственности, которые бы соответствовали требованиям духовного, политического и экономического развития русского и других коренных народов России в третьем тысячелетии от Рождества Христова.

7.3.1. Самодержавная Россия 21 века – продолжение исторической российско-советской государственности.

Как понятие государственность есть такое свойство народа (нации) и состояние его существования, в которых отражаются особенности исторического движения государствообразующего народа, развитие его мировоззрения и общественного сознания, состояние избранных форм и способов государственной, общественной, семейной личной жизни, их соответствие друг другу внутри, а также степень обеспечения жизнедеятельности народа и возможности независимого его развития в условиях угроз окружающего мира. Российская государственность является включением национального характера и свойств государствообразующего русского народа и зиждется на исторических, идеологических и национальных основах Российской империи и СССР. Нынешняя Российская Федерация является переходной и остаточной формой государственного существования этих бывших государств. Отвратительное государственное самочувствие русского и, соответственно, других коренных народов России связано с национальным отторжением насильно внедряемых чужеродных элементов в представляемый народом исторически наследственный государственный организм, с болезненными процессами, происходящими в общественном и национальном сознании по поиску выхода из тупика государственного развития и обретению новой государственности.

С поклоном приведу слова, сказанные Владимиром Николаевичем Осиповым, человеком, всю свою жизнь посвятившим борьбе за восстановление в России православной монархии: «Оказавшись на руинах истории, мы должны понять, что если Господь даёт нам последний шанс на восстановление попранного, то единственно плодотворной, стабильной и долговечной политической системой может быть только монархия. Иного пути нет».[127]

Росфедерация – РФ, будучи коренной частью и наиболее крупным осколком духовно неделимой государственности триединого русского народа – великороссов, малороссов и белорусов, других коренных народов России, - пока ещё сохраняет способность к восстановлению единой Русской Державы – грядущего Союза Великой, Малой и Белой Руси (России, Украины и Белоруссии) с последующим добровольным присоединением к Русскому Союзу других народов, прежде всего Казахстана. Поэтому после победы национально-освободительной революции в России восстановление единства русских народов и земель в новом Союзном государстве станет главной задачей Военно-Державного Правления в переходную эпоху.

а) Исторические основы новой самодержавной государственности России. После восстановления в Москве русской православной власти Народным Ополчением под руководством К.Минина и Д.Пожарского и последующего возведения на государственный престол Царя-Самодержца в 1613 году, самый важный и трагический, по моему мнению, поворот в истории российской государственности произошёл в октябре 1905 года, после которого гибель самодержавной империи и национальная катастрофа стали неизбежными. Подписанный Царём Николаем II 17 октября Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка» провозглашал среди прочего переход к партийно-парламентской форме народного волеизъявления и избрания на этой основе законосовещательного и представительского органа в лице Государственной Думы. Это стало началом конца исторической монархической государственности.

Одного интуитивного неприятия европейских конституционных политических институтов в виде парламентов было мало; государственное и социально-экономическое развитие России требовали введения новых политических форм самодержавной власти. Революционная обстановка толкала к срочному принятию кардинального решения по переводу социально-политических отношений в государстве в русло эволюционного развития. Император стоял на политической развилке между неведомым путём самобытной российской государственности и шаблонно-европейским партийным парламентаризмом и, в конце концов, выбрал наезженную дорогу вслед за Европой. Избранный путь оказался гибельным. Они вместе погибали мученической смертью: Государь-Самодержец и самодержавная Россия. Выбери Царь другой, русский путь, всё, возможно, сложилось бы по-иному.

Подписанным Николаем II Манифестом по сути пресекалось развитие российской государственности на основе земельно-сословного и ремесленно-трудового принципа формирования представительских выборных органов для организации взаимодействия и взаимосвязи между народом и властью, начало которому положила земская реформа великого русского царя Ивана IV Грозного ещё в середине 16 века. «Земские избы» как выборные органы местного самоуправления «из лутчих людей» в городах и волостях, губернские и Совестные суды и Земские Соборы по мере их развития в качестве сословно-представительских учреждений привели к созданию в результате Земской реформы 1864 года достаточно широких органов местного самоуправления в уездах и губерниях Российской империи с выборами «гласных» по сословно-профессиональному признаку в земские собрания, обладавшие некоторыми распорядительными функциями. Дальнейшее целенаправленное развитие уездных и губернских форм земства с более справедливыми, особенно в отношении крестьян и рабочих, норм представительства и постепенным увеличением полномочий могло привести к созданию полнопредставительских органов народного волеизъявления и передачи им значительной части распорядительных функций на местах. Однако для таких изменений необходима была соответствующая Земская реформа, тем более, что после предыдущей прошло уже 50 лет. Кроме того, спонтанное появление в Иваново-Вознесенске и в других местах Советов рабочих и крестьянских депутатов в 1905 году было недвусмысленным сигналом власти и ясным указанием-подсказкой необходимого направления развития уже «советского земства». Но предреволюционный сигнал был неправильно принят и понят императорской верхушкой. В результате Россия отказалась от движения по самобытному русскому пути народного представительства и самоуправления в виде земских советов и встала в хвост европейскому буржуазному парламентаризму. Хотя самодержавная верховная царская власть и советско-земская власть на местах могли создать несокрушимую никакими революциями богоданную царско-советскую самодержавную и одновременно народную власть, обладающую представительскими и распорядительными функциями. По существу, это означало бы постепенное введение православного социализма сверху. Не получилось. И в 1917 году русский социализм попёр наверх снизу.

Революция развела в противоположные стороны две неразрывные основополагающие сущности российской государственности: религиозно-миростроительную и социально-экономическую. Начавшаяся гражданская война, как казалось, окончательно пресекла и выгнала полуправду самодержавно-капиталистической России, уже утратившей способность вместить в себя всю полноту праведного русского образа жизни, и вывела страну на путь другой, победившей полуправды, которая при всей своей неполноте являлась необходимым продолжением исторического пути русского и других народов Российской Империи. За полную правду бились в братоубийственной войне наши белые и красные прадеды-воины, но так и не обрели её полностью, разрубили шашками и каждый взял доставшуюся ему часть. Пока мы не воссоединим рассечённое историческое тело российской государственности, не срастим вновь кровоточащие социальные шрамы и раны и мироточивые христианские мысли-образы о русском земном предназначении, мы не сможем сконструировать и построить необходимое нам здание российской государственности 21 века.

В прошлом нет ответа, там есть только подсказки, и возвращаться в прошлое бессмысленно. Второго Советского Союза не будет, да и не надо. И.В.Сталин довёл советскую атеистическую государственность до максимально возможного пика её могущества; дальнейшего пути больше вверх без Бога уже не было. Советская государственность погибла, поскольку исчерпала себя духовно. Не будет и Второй Российской Империи с династическим монархическим абсолютизмом наверху и социальной несправедливостью внизу; эрзац-копия такого общественного устройства уже проявилась на нынешнем государственном дворе. Нам необходимо взять из исторического опыта нашей государственности те её свойства, которые подтвердили свою истинность и доказали соответствие русскому образу жизни – необходимо соединить религиозно-самодержавное основание российской государственности с её социальной, русской, социалистической справедливостью. Искать истинно русское в прошлом можно и нужно, возвращаться в государственно прошедшее время нельзя. Как одновременно нельзя разорвать саму русскую, российскую историю.

Более того, включение в процесс Русского Преображения подавляющего большинства народа потребует от каждого человека твердого личного понимания и осознания неразрывности как государственной истории России, так и нераздельности истории и судьбы России с историей и судьбой своих предков и самого себя. Ощущение общности личной и государственной истории, осознание своей личной ответственности за прошлое, настоящее и будущее России должно быть положено в основание оценки всей нашей истории. Особенно важен такой подход по отношению к нашему историческому прошлому.

Хватит кидать камни в историю России и Советского Союза. Эти камни полетят в предков каждого из нас, причиняя им боль. Всё, что совершили прежние русские, советские поколения – и высокое, и низкое – делали мы нынешние и лично каждый из нас через своих отцов, матерей, дедов и бабушек, других родичей.

И я, Квачков В. В., несу в себе всё и отвечаю за всё, что было до моего рождения в середине 20 века в Приморском крае Тихоокеанской России.

Я бездарно командовал флотом и бесславно тонул матросом у Цусимы, и я героически прорывался на «Варяге» во Владивосток, в залив Петра Великого, на берегу которого потом родился спустя полвека.

Я под командой русских офицеров и генералов побеждал врагов под Полтавой, на Бородинском поле, на Шипке, в Гангутском и других морских сражениях, и я, озверевший от несправедливости, поднимал русских флотских офицеров на штыки в Кронштате в 1917 году.

Я смертельно рубился за лучшую жизнь в 1-ой Конной Армии Будённого, и я смертельно замерзал в горячей любви к России в Ледяном походе.

Я забирал последний хлеб у крестьян, и я, босой и полуголодный строил на него Магнитку и ДнепроГЭС.

Я брал Берлин, и я, безногий, грузно катался на тележке по рынку в г. Уссурийске и попросил милостыню у мальчишки-суворовца.

Я, потеряв мужа и всех сыновей на войне, полунищей старухой доживал свой век в рязанской деревне.

Я, стал первым человеком Земли полетевшим в космос, и я торопливо, чтоб никто не увидел, доедал после офицера сосисочные объедки в привокзальном буфете на станции Дно.

Я, коми-зырянин, и имеющий в себе ещё более 100 народных языков, весь израненный вернулся с войны, вместе с русскими восстановил разрушенную страну, проложил через свою землю газопровод в Европу, от которого сам ничего не получаю, и сейчас спиваюсь и погибаю от безнадёжности, потеряв уже четверть своего народа за последние 20 лет.

Скажи мне, государственная власть, что тебе от меня нужно. Во мне есть всё, я всё могу, я могу быть многим и всяким. Никто и никогда не сделает меня простым и примитивным. По своему нравственному составу я такой же, как и весь русский народ, каплей которого я являюсь. Всё, что произошло с Россией в её истории, сделал и наделал я через своих отцов, дедов и пращуров. Но такими они у меня были, и я их бесконечно люблю именно такими. Других у меня нет, других не хочу и не надо.

У меня накопился огромный долг перед ними за то, что произошло с Россией за время моей жизни, и я, русский полковник Квачков В. В., никогда, пока буду жив, не отдам никому мою Россию моих русских предков. «Клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков», - написал о себе А.С. Пушкин. Так и надо относиться к истории, сделанной прежними русскими людьми. Каждому из нас необходимо заставить себя и добиться личного духовного вхождения в резонанс с единым историческим русским духовным полем, возбудить собой свой его участок и проделать свой путь в истории России.

Повторюсь: искать правду в прошлом имперской России и Советского Союза можно и нужно, но перенести государственное прошлое в будущее невозможно. Многие положения, бывшие верными для своего времени, видоизменились, и наша задача увидеть эти перемены и трансформации, правильно их понять и применить в 21 веке. Сам процесс развития государственности определяется категориями, законами, закономерностями и принципами более высокого порядка. Историческая практика российского государственного строительства в каждый предшествующий период основывалась на избранной системе духовно-религиозных (атеистически нравственных), политических, экономических и других теоретических взглядах, то есть, на определённой идеологии. История народа, как уже отмечалось, есть объективизация его национального духа. Соответственно, переходная эпоха Русского Преображения будет не только эпохой соединения исторической практики, но вместе с тем, эпохой поиска и обретения теории национального развития, выработки идеологии, основанной на православном самосознании и христианском миростроительстве. Нет ничего практичнее верной теории, и первым приходит не тот, кто бежит быстро, а тот, кто идёт правильно. Истинно так. Аминь.

б) Идеологические основания самодержавной России 21 века. Духовно-религиозной вершиной монархической власти в России является православие. Однако, спускаясь вниз по иерархической лестнице идеократической российской государственности, на соответствующих уровнях обнаруживается целый ряд философских, этических, политических, экономических, юридических и других идейно-теоретических положений, образующих остов, каркас практического государственного строительства.

На строительной площадке перед будущей горой-пирамидой российской государственности 21 века, на вершине которой стоит Государь, лежат различные фундаментальные блоки, некоторые готовые и полусобранные конструкции и отдельные груды кирпича в основном двух идеологических цветов: красного, по-сталински социалистического и белого, православно-монархического. Кое-что для стройки пригодится и можно будет взять из либеральных развалин, условно говоря, синего цвета, но существенного значения эти обломки иметь не будут.

Социалистическую идею в течение очень долгого времени было принято называть марксизмом, хотя это совсем не так: она намного выше, шире, глубже и лучше чем то, что преподносилось бывшей официальной коммунистической идеологией и пытается реанимироваться сейчас. Искать ответ на проблемы России и человечества в марксизме – это копаться в старых еврейских какашках позапрошлого века в надежде найти там не сгнившие семена для нового еврейского посева. Нет там уже ничего, в лучшем случае - навоз. Высказывание В. И. Ленина о марксизме оказалось правильным с точностью до наоборот: «Учение Маркса безсильно, потому что оно не верно!» Пролетарии всех стран оказались не дураками, стали не соединяться, а обустраивать каждый свой национальный дом; проклятый капитализм похоронил своего могильщика в той яме, что тот для него якобы рыл, и продолжил жить на трупном перегное; рабочие, как и все нормальные люди (т.е. кроме евреев), как имели своё Отечество, так его и имеют. Пока, конечно, имеют – современные марксисты-глобалисты разрушают национально сотворённое Богом человечество, но пока ещё народы держатся. В этом вопросе Маркс в своих мечтах забежал слишком далеко вперёд. Можно, спору нет, «пролетариат» заменить на «когнитариат» или ещё на что-нибудь и бросить лозунг об их соединении во вненациональную кучу, но русским это уже не интересно: наелись этого дерьма.

Капитализм упёрся не в стенку своей общественно-экономической формации, как утверждал Маркс, и лихорадочно ищет сейчас выход не из противоречий классовой борьбы (хотя и из них тоже, но особых проблем нет); капиталистический способ хозяйствования упёрся в количество населения и размеры земного шара. Конец капиталистической истории – это конец капиталистической географии, это тупик капиталистического природопользования: наука и техника теперь уже могут то, чего не может выдержать природа и не хочет наша Мать-Сыра-Земля. Как показала историческая практика, марксизм оказался ущербным по своей основополагающей идее, неверным в определении источника развития человечества, государств и народов, то есть ограниченным по своей концептуальной схеме, по методу и модели постановки проблемы общечеловеческого развития, а также по формам и способам её решения. Иерархия бытия в нём оказалась поставленной с ног на голову. В итоге там, где должен находиться головной мозг с его связью с Богом, оказалось мягкое место с думающими ягодицами, связанными мыслью исключительно с прямой кишкой; вместо головных полушарий, умеющих шевелить мозгами очутились шевелящиеся полужопицы, умеющие получать одно, а отдавать … одним словом, функционировать по-марксистски.

Родившись еврейским недоноском, уродец помер, не сказать сдох, как только вылез на свет Божий из марксистской тьмы ещё в 20-е годы прошлого века в России. Уже В.И. Ленин перестал быть практическим марксистом. Да, о покойнике, как и положено, говорили только хорошее, но в действительности уже послереволюционная практика социалистического строительства имела мало общего с первозданным марксизмом, и по мере его развития уже в первые годы принципиальные расхождения стали всё более заметны. Последовательным марксистом остался только Троцкий с его абсолютно марксистской по духу и букве теорией перманентной революции. Гениальность В.И. Ленина позволила ему понять неадекватность марксизма и сменить парадигму революционных изменений в России. Но это понимание далось страшной ценой России и самому Ленину; то, что в начале выдержали ум и воля, потом не выдержали дух и душа.

У художников иное ощущение и подчас провидческое восприятие бытия. Эту ленинскую мысль – «всё или почти всё не так, как думал Маркс, и социализм надо строить по-другому» - можно увидеть на портрете «Ленин. 1918 год» (кажется, так называется, написанном А. Шиловым и увиденном мной на его персональной выставке где-то в начале 80-х в Москве). Тогда в ленинском взгляде меня поразила страшная трагедия, которую я не понял; подумалось, это сверхнапряжение ума и воли. Читаемая в его глазах затравленная тоска, ужас творящегося и осознание громадности неизвестного пути не укладывались в типовой образ вождя революции.

Так что истинный марксист – Троцкий; Ленин – уже не совсем, а И.В. Сталин – совсем не марксист, что бы последние двое не говорили по этому поводу для масс. Идеократический путь социализма в России в основном базировался на теоретических воззрениях В.И. Ленина и И.В. Сталина. Знаменитая фраза 30-х годов «Сталин – это Ленин сегодня!» очень удачна пропагандистки и очень точна идеологически. Без пути, пройденного в теории Лениным, не было бы ни цивилизационного прорыва в октябре 1917 года, ни сталинских пятилеток, ни Великой Победы 1945, ни первого космического полёта Ю.А. Гагарина. Всё это едино и неделимо, как сама Россия. А православнутым воякам за вынос тела из Мавзолея и «похороны по христианскому обычаю» посоветовал бы вначале поехать в И-сра-ел, найти там забальзамированных Иакова и Иосифа и исправить эту ошибку бальзамирования.*[128] Поэтому вы либо Ветхий Завет выкиньте, либо от мавзолея В.И.Ленина отстаньте. А лучше то и другое вместе.

Владимир Ильич Ленин и его жизнь – часть вселенской миссии русского народа, независимо от того, понимал ли это сам вождь, а ленинизм – необходимый участок русского пути к правде (к очищению правды, я бы сказала Н.К. Прости! Но, хвастунишка, когда закончится книга? Ты к суду готовься давай. Л.В. уже начал отдуваться). Ленин хотел построить социалистическое общество на отрицающей Бога атеистической духовной основе, опираясь не на национальное чувство русского народа (ещё бы – полукровка Н.К.), а на классовые интересы рабочих, беднейшего крестьянства и подчинённых им других слоёв общества. Безусловно, это было тяжелейшей политической ошибкой, но вместе с тем, именно Лениным были проведены национализация банков, промышленных предприятий, железных дорог, ликвидирована частная собственность на землю, начал осуществляться проект ГОЭЛРО. То же самое будет сделано после победы Русской национально-освободительной революции, поэтому ленинские идеи в социально-экономической сфере будут вновь востребованы для осмысления и претворения в жизнь.

К середине 30-х годов И.В. Сталину стало совершенно ясно, что без национально-государственного единства советскому социалистическому государству, самому социализму не выстоять в надвигающейся мировой войне. Так в итоге социализм приобрёл национальную черту в качестве своей основной составляющей, верность чего подтвердила Великая Отечественная (!) война. Политическое движение Сталина к частичному религиозному обоснованию социализма было вызвано желанием использовать православие больше для выполнения задач вооружённой борьбы в войне и практического социально-экономического развития, чем попыткой привнести его в государственную идеологию. Пока был жив сам И.В. Сталин, его авторитета и власти хватало для заполнения вакуума в вопросе об источнике верховной государственной власти. Сталин стал уже не просто советским монархом-единодержцем, он стал ещё и советским богом. Однако, после смерти вождя в эту идеологически духовную пустоту стали падать и валиться многие формы и конструкции государственного и общественного устройства, державшиеся, как оказалось, во многом на личности И.В. Сталина.

Сталинизм, как вариант социализма многим хорош, но у него есть существенный родовой изъян: сталинизм не может породить в самом себе нового Сталина; он может порождать только функционеров типа Хрущёва и ему подобных. Сталинизм, как система неплодоносен в смысле качества верховной власти. Поэтому после Сталина государственная власть покатилась вниз по наклонной: Хрущёв родил Брежнева, Брежнев родил старчески переношенную двойню – Черненко и Андропова. Черненко не успел даже забеременеть, а Андропов родил-таки Горбачёва. Горбачёв от испуга кесаревым сечением родил Ельцина. Ельцин справился с внесемейной беременностью и в телеокошко роддома показал Путина. Путина перенапрягли и получился нежизнеспособный выкидыш (бастард), теперь детей Путин иметь больше не хочет, решил размножаться почкованием и ищет подходящий политический имплантат. Либералы хотят насильно провести операцию и опять сделать кесарево, но в иное кресло, кроме кремлёвского, Путин садиться не станет. Поэтому выдирать его оттуда придётся вместе с креслом. Таков естественный путь безбожной власти.

Этот родовой порок, имманентное свойство авторитарной власти будет всегда проявляться и находить себе место на вершине государства, пока источником единовластии будут какие-либо общественно-политические отношения людей, а не нравственные основания, исходящие от Бога. Религиозно ограниченная самодержавная монархия неизмеримо требовательнее к государю, строже к нему и законнее по отношению к народу, чем любая иная форма верховной власти, ограниченная только написанными самими людьми законами и сдерживающая правителей и народ внешним подчинением установленным порядком. В конечном итоге всегда правят и исполняют законы люди, а Божий Закон внутри в религиозно-нравственном обществе сильнее человеческого закона снаружи. К этому надо стремиться в строительстве российской государственности в 21 веке.

После установления источника верховной власти в России – Бог, а не само человеческое общество – следующим важным направлением государственно-идеологического строительства станет вопрос о порядке участия народа в жизни и управлении государства и системе его представительства в различных органах власти. Исторический опыт введения в российскую государственно-политическую систему института партийного представительства показал его несовместимость с исторически единодержавными формами государственной власти как в православно-самодержавной императорской России, так и с советской формой построения власти в СССР. Создание многопартийной Государственной Думы в 1906 году начало расшатывать и в конце концов свалило самодержавие в феврале 1917 г; то же самое произошло с государственной властью в Советском Союзе и России после формирования Верховного Совета РСФСР на многопартийной основе. Партии как обособленные части в борьбе за власть растаскивают национальное единство по своим политическим норам как крысы зерно из хранилища. Переход от народной власти Советов со всеми их недостатками к партийно-парламентской системе только политического представительства стал главным условием обвального развала СССР. Уничтожение Советского Союза началось с отмены 6-й статьи Конституции о руководящей роли КПСС.

Немногим отличается и однопартийная система, внешне вроде удерживающая национальное единство, но теряющая богатство внутреннего разнообразия народа и действующая посредством национальных опросов-выборов с одобрением курса партии в двузначной системе «да – нет». Единая общенародная воля – это не воля одинаковая для всех, а гармоничное сочетание и совмещение воедино воли различных социальных, профессионально-трудовых и территориальных слоёв и групп народа.

Государство есть общий и неделимый дом всех живущих в нём людей-хозяев этого дома. Интересы различных людей, социальных групп и слоёв в ходе совместного проживания в нём и всеобщего национального труда по содержанию и обустройству государственного дома могут отличаться и входить в противоречие, но сам дом, его существование и жизнедеятельность один на всех. Поэтому естественное разделение государственно-домашнего труда должно иметь своим последствием соответствующий комплексный набор общественно-политических структур, отражающий социальные, профессионально-трудовые, культурные и иные различия. Стало очевидным, что деятельность депутатов от различных партий в Государственной Думе просто политическая физиология, отправление неестественных партийно-политических надобностей. Искусство государственного строительства, если его целью действительно является «общее благо» (Аристотель?), заключается в создании такого политического механизма, который бы наиболее полно и точно служил надёжным устройством передачи и обмена мыслями, интересами и чувствами между народом и властью во всех областях жизни человека, семьи и общества.

Политические партии не могут в полном объёме выполнять эту функцию, поскольку не связаны с общественным разделением всеобщего национального труда; их удел ограничен исключительно только идеологической областью. В прежнем строго сословном обществе с достаточно жёсткими границами социальных слоёв и групп, созданные ими партии ещё как-то могли отражать их интересы в общем деле. Однако пример Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) показал политиканскую сущность даже этой революционной партии после победы Октябрьской революции. С середины 30-х годов партия стала занимать указанное И.В. Сталиным место – идеологический авангард советского народа. Отражение интересов различных социальных, профессионально-трудовых и иных слоёв перешло к другим структурам. Совсем не случайно вождь в течении полутора десятков лет не собирал съезды ВКП(б) – в качестве руководящих и направляющих органов власти они ему, да и никому были не нужны.

В будущем российском обществе 21 века, в котором передача социального статуса по наследству является губительной для нации и государства ввиду чрезвычайной важности фактора и роли личности в управлении наукой, образованием, культурой, экономикой и других областях, политический механизм должен оперативно отражать изменения, происходящие во всех сферах и по всем направлениям всеобщего труда, в жизни человека, семьи, общества и государства. Анализ исторического опыта деятельности партий в России и за рубежом с точки зрения общего блага говорит о вырождении партий как политического института и превращении их в клановые организации в повседневной жизни и в балаганно-завлекательные учреждения в ходе выборов. Представляется, что изменения в общественных отношениях в послереволюционной России в 21 веке неумолимо приведут к отмиранию партий в их прежнем виде несущих опорных столпов политической конструкции.

Первоэлементом, костяком и основной формой политического устройства новой России должны стать Советы всех уровней, образуемых на основании двух краеугольных принципов: 1)земско-территориальный и 2) профессионально-трудовой. Отражение национального состава населения по территориям и видам трудовой деятельности в этом случае будет происходить самопроизвольно автоматически, без выделения национальности людей в какой-то отдельный классифицирующий признак. Видится, что это единственный верный путь постепенного, эволюционного превращения России в унитарное государство. Директивная отмена национальных республик в качестве внутригосударственных образований на данном этапе представляется преждевременной.

Кроме того, партийность, то есть деление нации на идеологические части с целью овладения государственной властью, по-моему, противоречит самому национальному характеру русского народа – государствообразующего народа России. Разномыслие необходимо, но только в рамках единого дома и дела, в которых каждый выполняет взятую на себя роль с её правами и обязанностями. Русские великороссы есть становой хребет России, а в будущем вместе с русскими малороссами и русскими белорусами – Союза Великой, Малой и Белой Руси, и не гоже рубить станину на части – вся конструкция рухнет. Повторюсь: политическое представительство должно отражать общественное разделение труда.

Подводя итог, можно сделать выводы: 1) инволюция, то есть возвратное эволюционное развитие института политических партий как важных субъектов политики вызвана атрофией их реальной политической функции, исполнять которую в полном объёме партии уже не могут; 2) несовместимость имперских и советских форм государственности России с партийным парламентаризмом; 3) сущность и направленность государственного строительства в переходную эпоху выражаются лозунгом – «За Советскую власть без партий!»

При таком варианте решения проблемы политического устройства сразу возникает вопрос об оппозиции. Он чрезвычайно важен, может быть, не менее первого. Главная системообразующая политическая причина нестроений России на всём протяжении её истории – это проблема обеспечения нормальных условий для жизнедеятельности различных оппозиционных сил, противопоставляющих себя государственной политике и общественному мнению большинства (жидов просят не безпокоиться; это не о них). Более подробно соображения по теме оппозиционной деятельности будут изложены в следующем разделе о Русском образе жизни во внутренней деятельности общества и государства, а сейчас можно заявить о принципиальном подходе к оппозиции при строительстве будущей российской государственности.

Оппозиция должна быть везде и её должно быть много и это много должно быть одновременно безопасным и защищённым. Данное положение –не политический эпатаж, это – крайняя необходимость, если мы действительно хотим развиваться эволюционным путём. Революции случаются тогда, когда центр тяжести основного объёма общественной жизни вместе с оппозицией поднимается на самый верх корабля государственной власти и опрокидывает его вверх килем. Чтобы этого не случилось, оппозиционные структуры должны иметь место на всех уровнях политической, общественной, трудовой и иной деятельности, иметь возможности решать возникшие проблемы на местах и не давать противоречиям подниматься наверх, где они сплетаются с другими нерешёнными проблемами и превращаются в трудно распутываемый клубок. Каждая определённая группа людей должна иметь возможность выражать и отстаивать свои интересы и свои имманентные, присущие ей свойства, пусть даже на данном этапе не совпадающие с интересами и свойствами большинства (гомосеков и прочих ЛГБТ также просят не безпокоиться: речь идёт о людях).

В целом оппозиция должна быть узаконена и защищена юридически. Раньше проблема инакомыслия в России решалась за счёт безкрайних земельных просторов и времени. Геополитическое пространство и национальное время сейчас сжалось до критических размеров, надо найти советско-соборный способ и политический механизм решения внутринациональных и внутригосударственных проблем, отвечающий вызовам 21 века. Проблема политического устройства, наиболее адекватного цивилизационному уровню 3 тысячелетия, существует и всё более проявляет себя не только в России. В этом смысле характерна критическая заметка о новой книге философа и политэконома Ф.Фукуямы «Источники политического устройства», в которой показывается, что человеческое общество эволюционирует подобно биологическому виду.*[129] «Главный тезис Фукуямы в его новой книге прост, - пишет И. Федюшкин, - он пытается показать, что политические системы не являются производной от уровня экономического развития, а эволюционируют, подчиняясь своей собственной логике… Человеческие общества постоянно экспериментируют с теми или иными политическими институтами и нормами, после чего в процессе конкуренции выясняется, какие из этих инноваций в наибольшей степени способствуют выживаемости общества… Политическая система, таким образом, представляет собой продукт эволюции, наслоение многочисленных элементов… Картина глобального общественного развития может быть дана не только с опорой на экономические методы; более того, экономический подход страдает, с его точки зрения, неоправданным редукционизмом».







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.015 с.)