ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

НАРОДНОСТЬ МОНАРХИИ – основа самодержавной государственности России.



Народность будущей монархии необходимо понимать как внутреннее свойство государственности России. Государство есть форма существования народа, которые связаны между собой общественным устройством. Соответственно, чем больше и полнее народная сущность, тем сильнее и прочнее государственная форма. Это соотношение будет верным при условии, что народная сущность имеет возможность воплотить себя в установленной общественно-государственной форме, а само государство имеет потребность в увеличении народной силы и принятия в себя всей полноты народного содержания. При соблюдении этих требований идеальной формой государственности в России проявит себя самодержавие, при котором народ во всей своей полноте представляет единое общественное тело во главе с монархом, под властью которого находится весь, без всяких исключений, национальный организм, а власть монарха-самодержца ограничена только религиозно-нравственными требованиями. Если допустимо применить физический термин, коэффициент полезного действия монарха в управлении равен 100%, поскольку он владеет и может использовать все приёмы и способы распорядительной власти во всех областях жизни страны. Народу так же на 100% принадлежит содержание государственной жизни, поскольку всё, что делается в стране, делается им, народом. Сочленение воедино этих двух абсолютных ипостасей государства представляет собой суть народности монархии.

Выдающийся русский мыслитель-эмигрант Иван Лукьянович Солоневич посвятил разработке этой проблемы свой главный труд «Народная монархия». Автор раскрыл понятие народности как основного свойства действительно православной, а не абсолютной монархии, и обосновал необходимость соборного земско-трудового, а не сословного или партийного принципа формирования органов народного представительства. Многие положения и выводы И.Л. Солоневича сохранили важность до настоящего времени и обязательно будут востребованы при построении монархической государственности и восстановлении и учреждении Русского образа жизни в переходную эпоху.

Соборное российское общество – это общество совместно распределённого общего труда – общее «государево тягло». Отсюда народность монархии будет заключаться в построении соборного общества в общем государственном доме, в котором живёт и работает единая трудовая семья с соответствующим распределением обязанностей между членами семьи. Народно-соборное общество совсем не так называемое «гражданское общество», которое есть дом для публичного посещения и отстаивания интересов тех или иных клиентов. Об идейной сущности народной соборности написано и сказано достаточно, может быть, даже слишком: соборное словоблудие подтверждает политическое мозгоблудство говорящих.

Идея соборности более-менее ясна. Проблему будет составлять её осуществление на практике и создание соответствующего общественно-политического механизма соединения народа и монарха, народной соборности и монархической государственности. Государство любого типа и любой формы при самом появлении приобретает и проявляет своё родовое свойство несправедливости не из-за своей сущности, целей и задач, а в силу того, что носителями и исполнителями его сущности являются люди. Порочно не само государство как идея, как институциональный способ земного мироустройства человечества, - грешен сам человек, продолжающий и исполняющий Божественную иерархию на земле. А поскольку грешен любой человек, грешно и порочно любое царство-государство, в том числе и монархическое. Абсолютно справедливое Царство Божье есть только на небе.

Но человек должен жить на земле не вопреки обществу и государству, а вместе с ними. Исправляя свою душу, исправлять пороки общества и недостатки в нравственно-духовной жизни государства. Чем нравственно лучше будут люди, тем справедливее будет государство. Поэтому так важен механизм отбора лучших людей и выдвижения их во власть.

Этот механизм народного волеизъявления и построения общества нельзя придумать раз и навсегда; его можно только создать, а точнее – постоянно создавать развивать и совершенствовать; это – непрерывный процесс народно-соборного творчества и государственного строительства. Участие народа в сельском и городском самоуправлении, а также в форме веча известно по истории Древней Руси, позже появились Земские органы, поэтому народность в той или иной степени является исторической традицией русского самодержавия, чтоб об этом ни брехали интер-коммуняки и жидо-либералы. Конечно, оно было неполным и не отражало в должной мере социально-экономические интересы различных слоёв общества, что в конечном итоге и привело к крушению царской России. Хотя русские смиренно отдавая себя в распоряжение власти показали себя как идеальный государственный народ. Эта наша природная государственность сыграла сейчас с нами злую шутку, приведшую к катастрофе: захват государственной власти изменниками и чужеземцами обездоливает русских, мы теряемся без общего национального дела, не находим себя вне государственного устройства, а недостаток сильного индивидуального начала снижает наши возможности по самоорганизации снизу. У нынешней власти, поэтому сейчас даже нет необходимости ломать объединённую волю каких-то классов, социальных страт или групп. Русское общество фрагментировано, разбито на разные части и осколки, его общенациональная воля не сформулирована, не сформирована и даже ясно не обозначена. Русский народ – это народ государственник, ему нужно участие в общем народном деле, но само народное участие должно быть структурировано и организовано государственной властью.

Точность и полнота народного волеизъявления, в основном, зависит от точности и полноты народного представительства в органах власти, хотя полностью они не совпадают друг с другом, да и не должны совпадать. Воля народа – это не воля количественного большинства; это – соборная воля лучших людей, выделенных из себя народом и постепенно поднимаемых им по ступенькам вверх по лестнице народного представительства и государственной власти. Создание системы будущего народного представительства станет задачей организации и учреждения общественно-политического устройства по поиску и отбору лучших людей с целью формирования действительно национальной знати, можно сказать – аристократии, но не по родовому и социальному происхождению, а по личным качествам. Готового образца такого политического устройства или даже подобной политической системы нет, их придётся конструировать и строить одновременно. Представляется, что это будет соединение свойств и функций земства и советов.

Восстановление части былой и учреждение новой народности государства в своей основе есть воссоздание русской национальной общности, но воссоздавать всенародную, всеохватывающую общественно-политическую систему будет фактически не из чего, ведь для этого нужны хоть какие-то первичные ячейки новой русской общности, а их нет, как уже утрачено и нет национальной привычки личного участия в общественной жизни. Сейчас в России деятельностью различных общественных организаций охвачено не более 4-5% населения, в больших городах побольше – 9-10%. Но другого общества у нас нет, и начинать придётся с такого. Становление российского соборного общества ставит своей целью почти 100% участие граждан новой России в государственном строительстве: оно должно быть обязательным для каждого дееспособного человека. Обязательность участия в выборах и некоторых других мероприятиях общественно-политической жизни, конечно, таит опасность, о которой предупреждал Н.А. Бердяев: «Нельзя предписать свободу из центра, - должна быть воля к свободе в народной жизни… Ныне должна проснуться не интеллигенция, не верхний культурный слой, не какой-нибудь демагогически развиваемый класс, а огромная, неведомая, народная, провинциальная, «обывательская» Россия, не сказавшая ещё своего слова».*[134]

Невозможно, а значит и нельзя пытаться ввести народовластие путём назначения людей на местах, в районах, областях и т.п. Должна появиться, выработаться самим образом повседневной народной жизни потребность, переходящая в привычку к личному участию в управлении селом, городом, районом, областью, округом и страной. Духовная основа народности монархии – личная внутренняя потребность в участии в управлении жизнью общества и государства.

Но так же верно, что прежде, чем такая потребность станет правилом личного поведения каждого, центр должен создать условия для проращивания зёрен народовластия и бережно растить их дальше. Как показывает опыт организации управления, в том числе и личный, командирский, трудность формирования будущей российской знати будет заключаться не столько в том, чтобы розыскать тех, кто умеет думать или придумывать новое, сколько в поиске тех, кто в состоянии понимать и принимать новые идеи, исходящие от других людей.

Каким видится мне будущий общественно-политический механизм, посредством которого можно будет осуществить точное и полное представительство и обеспечить народность монархии – основы самодержавной государственности России? Думаю, что таким политическим устройством, наиболее отвечающим требованиям народности, будет пятиступенчатая двухпалатная десятская система народного представительства и волеизъявления.

Пятиступенчатость избирательной и общественно-политической системы определяется пятью последовательно приводимыми в исполнение государственными функциями-уровнями народного представительства и волеизъявления: 1) советы и другие органы народо-государственного (местного) самоуправления; 2) районные советы; 3) областные (краевые, республиканские) советы, а также приравненные к ним столичные городские округа; 4) советы Государственных округов и приравненных к ним советы Москвы, Московской области и Петрограда; 5) Верховный Совет России. Каждый совет более высокого уровня последовательно формируется представителями (депутатами) нижестоящего совета.

Двухпалатность – заключается в том, что все органы народного представительства и волеизъявления состоят из 2-х палат, образуемых по территориальному и профессионально-трудовому принципам. Земельная Палата или Палата Земли формируется гражданами, проживающими в определённом городе, районе, области, и государственном округе. Трудовая Палата, или Палата Труда формируется представителями трудовых коллективов промышленных и сельскохозяйственных предприятий, образовательных, научных, культурных и других организаций, объединяющих людей согласно роду их занятий. Необходимо обязательно подчеркнуть, что речь идёт об учреждении и установлении земско-советской власти, а не о восстановлении прежней партийно-советской.

Десятская – означает любой выборный представитель (депутат) на всех уровнях избирается только десятью добровольно объединившимися для этой цели гражданами (депутатами). Первый, низовой представитель от 10 человек, по русскому обычаю, называется десятский гласный, или десятник. Однако первичной и полноправной частью государственной общественно-политической системы является структура из 10 десятков. Как будет называться эта первичная организация народного самоуправления численностью около 100 человек - приход, городовая, сельская или казачья сотня, сотница, околоток, квартал (махаля) или как-то ещё – покажет живая практическая работа. Важно, что каждая сотня, сформированная по территориальному (земельному) или трудовому признаку, напрямую избирает своего представителя в соответствующую палату районного Совета. 10 сотских гласных депутатов из палат районного Совета избирают своего представителя в соответствующие палаты областного совета от тысячи. Сама же тысяча является структурой народного самоуправления, возглавляемая тысяцким. До уровня тысячи включительно, всё государственное управление общественной жизнью должно быть передано вниз, в советы и другие структуры народного, местного самоуправления. Это народо-государственное самоуправление есть первый и фундаментальный уровень и основа народности государственной власти. Далее каждые 10 депутатов областного Совета изберут одного представителя в палаты Совета Государственного округа (Земли), а каждые 10 окружных депутатов изберут своего депутата в Палаты Верховного Совета России.

Таким образом, все советы на всех уровнях формируются на основе единой нормы представительства – один депутат от десяти человек, поэтому система называется десятской. При этом указанные 10 человек-выборщиков знают своего депутата не понаслышке, не из телевидения или других СМИ, а по личному постоянному общению с ним; в свою очередь, они несут ответственность за его представительскую деятельность перед своими выборщиками-гласными и могут, собравшись в один момент вместе, лишить его депутатских полномочий. Образно такую избирательную систему можно представить в виде пяти зубчатых шестерёнок, жёстко связанных друг с другом, а для инициирования процедуры отзыва своего представителя достаточно будет заявления одного из депутатов на любом уровне участвовавшего в его избрании.

Условно-схематично такая представительская система выглядит так. В районе численностью 15-20 тысяч избирателей (150-200 первичных сотен) в двух палатах районного Совета будет 300-400 сотских гласных, то есть по 150-200 депутатов в Палате Земли и Палате Труда. Областной Совет формируется тысяцкими и в нём, при численности избирателей в области в 1 миллион человек, будет 1 000 в Палате Труда и 1 000 в Палате Земли. Такой же общий состав в 2 000 человек будет в Совете Государственного округа численностью около 1 млн. человек. Так же по 1 000 человек будет в Палатах Труда и Земли в Верховном Совете России.

Многочисленность Советов не должна пугать или даже настораживать. Скорее наоборот: чем больше Совет, тем больше нитей связывает его с массой, тем полнее и разнообразнее выражается народное представительство и тем труднее административной власти манипулировать им. Тем более, что гласные представители первых низовых уровней – народного самоуправления, района и, скорее всего, области тоже – будут исполнять свои обязанности без существенного отрыва от основной работы. В большей степени, или даже полностью, освобождёнными от другой трудовой деятельности, по-видимому, должны только депутаты окружных советов и Верховного Совета, хотя сейчас трудно предугадать, на каком уровне представительская деятельность станет самостоятельным видом общественно-политической работы.

Кроме того, общее число избирателей и, соответственно, народных представителей в советах будет меньше, чем сейчас. Во-первых, политическими правами, в том числе, правом голоса, будут обладать только люди коренных национальностей России, ибо только они будут иметь статус гражданина России. При создании Союза Великой, Малой и Белой Руси в Белоруссии таким правом должны обладать белорусские поляки, в Малороссии таких народностей нет. В виде исключения, право на гражданство имеют обрусевшие немцы (слово Петра Первого нужно держать), корейцы, испанцы и отдельные люди других национальностей, доказавшие свою преданность и полезность России. Особый благоприятный статус для получения гражданства, по-моему, имеют потомки православных греков, живущие на черноморском побережье. Сербы и черногорцы на территории России в своих правах полностью равны русским. Люди всех других национальностей, проживающие в России, могут иметь только экономические и юридические права согласно их статусу вида на жительство. Во-вторых уменьшение числа избирателей будет вызвано введением ограничений по цензам возраста (избирательный и призывной возраст необходимо поднять до 20-21 года), семейности, осёдлости, образования, трудовой деятельности и других.

Принцип равных избирательных прав несправедлив в принципе (извиняться не буду), поскольку уравнивает права трудолюбивого человека и лодыря, учёного и неуча, пьяницу-прогульщика и добросовестного работника, семейных людей и блудня с вертихвосткой и т.д. Прямые выборы – это выбор количества, но не качества, а в 21 веке утрата качества государственного механизма чревата утратой жизнеспособности страны.

Кроме советов, периодически созываемых на сессии, должна существовать и другая, более широкая форма народного волеизъявления – Земские собрания. Нормы представительства на них будут определятся в особом порядке, а периодичность созыва районного, областного, окружного Земского собрания, а также Всероссийского ( Всесоюзного Земского Собора будет определяться необходимостью обсуждения годовых, среднесрочных (пятилетних), долгосрочных и других планов развития или созываться во внеочередным порядке по случаю какого-либо важного события.

Как уже отмечалось, первичной общественно-политической и избирательной организацией станет сотня (приход). Для их формирования необходимо 10 ячеек-десяток, являющихся первоэлементами всей общественно-политической системы и создаваемыми гражданами по собственному желанию и выбору. Здесь надо специально подчеркнуть, что добровольность означает только свободу при выборе той или иной десятки или создании своей; само же участие в избирательной, а более широко – в работе государственной общественно-политической системы является строго обязательным для всех граждан России. Уклонение от участия в выборах народных представителей, неявка на общественные собрания или другие обязательные мероприятия должны караться ощутимым денежным штрафом. Систематическое или иное злостное уклонение от гражданской обязанности по государственному управлению должно влечь за собой частичное или полное поражение в политических правах с наложением ежемесячного денежного вычета из зарплаты: не хочешь сам работать по улучшению жизни общества – оплачивай повышенную общественную нагрузку других граждан. Надо будет отучить людей от пошлой обывательской привычки самоустраняться от личной ответственности за всё происходящее в селе, городе, районе, области и стране.

Вообще самым тяжёлым последствием внерелигиозного мироощущения в русских становится внесоциальное мироощущение. Безверие или маловерие ведут к тому, что человек просто приспосабливается и устраивает себя под занимаемое им место в существующей общественно-политической системе, даже не оценивая её по нравственным показателям и не желая изменить её. «Прихлебатель внутренней политики», - так очень точно называл подобных людей М.Е. Салтыков-Щедрин. Быть политическим дармоедом должно стать невыгодным.

Идеальным информационно-техническим средством по организации работы всей пятиступенчатой двухпалатной десятской системы является интернет, в котором создаётся Государственная сеть народного представительства. В неё включаются народные представители, начиная с десятского гласного, и все постоянно действующие структуры палат советов на всех уровнях. При этом каждый народный представитель в режиме реального времени связан со своим одним представителем в совете верховного уровня, с 10-ю своими непосредственными выборщиками и со 100 прямыми выборщиками более низкого уровня. В результате каждый (!) гражданин России в случае необходимости может немедленно (!) связаться с двумя своими депутатами, а депутаты – со своими представителями в советах на двух более высоких уровнях. Так, любой гражданин может изложить своё требование или мнение, как своему десятскому гласному, так и своему сотскому депутату районного совета. Десятский гласный находится в сети своего районного и тысяцкого депутата в области.

Сотский гласный представитель имеет непосредственный сетевой выход на своих депутатов в области и в государственном округе, а областной депутат – на округ и в Верховный Совет. В итоге важная и срочная информация может буквально в течение нескольких минут быть передана с места события с подтверждением получения на самом верху народного представительства в Верховном Совете.

При такой постоянно действующей системе массовые избирательные компании становятся попросту не нужны: народовластие ведёт работу непрерывно и отбор лучших и выбраковка недостойных осуществляется в повседневном режиме. Такую систему очень тонко почувствовал и афористически высказал покойный председатель КГБ Л.Шебаршин: «Истинная демократия ни в каких выборах не нуждается».

Государственное использование интернета позволит также обеспечить создание и поддержание горизонтальных общественных связей внутри соответствующих административно-территориальных единиц. Ведь каждый гражданин имеет одного десятского гласного по роду своей трудовой деятельности и второго десятского гласного по месту жительства и, соответственно, принимает участие в работе двух первоначальных сотских организаций, которые посылают своих депутатов в районные палаты Земли и Труда. Самостоятельный поиск и самопроизвольное формирование десятских ячеек-первоэлементов, вольное, независимое соединение в сотни-«первички», свободное сочленение различных десяток и сотен позволит создать на уровне района-области новые низовые общественные структуры ризоидного типа. Эти нитевидно связанные между собой общественные образования будут выполнять функцию корневой основы для поиска, отбора и выдвижения наверх действительно лучших граждан, исходя из результатов наблюдения за их жизнью и поведением на работе, в семье, обществе. «Талант, - как отмечают классики русской литературы, - сам по себе безцветен и приобретает окраску только в применении». Невостребованный талант для общества и государства хуже и опаснее посредственности. Чтобы этого не случилось, нужно каждому человеку предоставить максимум возможностей проявить свои способности, особенно в таком чреватом деле, как государственное управление, тогда мы сможем обнаружить дарованные Богом таланты, имеющиеся в народе, и дать выход имеющимся в них могучим силам. Вот на этой покрывающей всю Россию «народной грибнице» и будут вырастать необходимые грибы-личности, в ней будут возникать новые общественно-политические сплетения-ризомы, становящиеся основанием для возникновения новых направлений и областей национального развития.

Предлагаемая всеохватывающая общественно-политическая система позволит наиболее точно и верно отображать национальный состав населения и учитывать интересы даже самых небольших национальных групп на всей территории страны. Любая, даже самая компактная группа граждан не местной национальности на всей территории России , а не только в пределах своей национальной республики или округа, сможет самоорганизоваться и отстаивать свои интересы. Малые народы России, являясь самостоятельной национально-культурной общностью, это ещё и национальные легированные добавки в Русскую народную сталь, придающие ей необыкновенные для других наций мира самобытные свойства. Кроме того, такая система позволит учиться жить вместе и оперативно реагировать на возникающие национальные разногласия на месте практически немедленно, сразу включая механизм народного представительства, не дожидаясь действия официальных властей, не давая противоречиям обостриться, подняться наверх и сформировать масштабную межнациональную проблему.

Самоизготовление народных ячеек-деталей и последовательная сборка всей общественно-политической конструкции при всей свободе выбора горизонтальных и вертикальных связей невозможны без целенаправленной деятельности в этом направлении государственной власти. Однако в области взаимоотношений народа и власти в России исторически сложились две вредные общественно-политические привычки: у власти – не слышать, а у народа – не говорить. За последние 12 лет ситуация ухудшилась критически: путинское пустословие обезсмыслило политику и народ не желает участвовать в безсодержательных общественно-политических действиях. Сформировался огромный общественный пласт людей, не желающих ничего видеть и слышать, кроме лёгкого музыкально-информационного шума, примитивных разговоров вокруг надуманных и пустяковых событий.

Революция частично сдвинет этот пласт с насиженных мест, но внутреннее социальное мироощущение от этого изменится несущественно. Этот залежалый общественный пласт придётся освежать, а то и вскапывать и рыхлить, ведь его аполитичность вызвана не только общественными, но и внутри личностными, психологическими причинами. Люди боятся вылезать из своих кухонно-политических нор, опасаясь за возможные негативные последствия в случаях открытого несогласия с властями. Новой, послереволюционной власти предстоит в переходную эпоху решить труднейшую задачу – отучить народ бояться государственной власти. Не будем сейчас касаться причин этого явления и пока примем его как данность.

Об этом нашем национальном недостатке писал ещё М.Е.Салтыков-Щедрин: «Мы, русские, как-то чересчур уж охотно боимся, и при том, боимся всегда с увлечением. Начинаем мы бояться почти с пелёнок; сначала боимся родителей, потом – начальства. Иногда даже Бога боимся, но редко: больше из учтивости, при собеседованиях с лицами духовного ведомства. Разумеется, я не думаю, чтобы такова была характеристическая черта нашей национальности. Я знаю, что это дурная привычка – и ничего более. Но она до такой степени крепко засела в нас, что победить её ужасно трудно».*[135]

Избавление от привычки беспричинно бояться власти может быть достигнуто воздействием на человеческую жизнь двух законов: религиозно-нравственного Закона Божьего внутри человека и Уголовного и других законов снаружи в обществе. Соблюдение первого закона достигается самим человеком, соблюдение второго – неукоснительным исполнением монархической властью установленных в государстве законов. Человек не боится за последствия своих поступков, когда он убеждён в защите себя ангелами согласно Промыслу Божьему, и не боится, когда убеждён в своей защите установленными в государстве законами и лично самим монархом – Государем. Иногда даже приходит мысль, что с этой целью, может быть, следует вернуться к допетровскому «ты» даже при официальном обращении друг к другу людей, равных по возрасту, независимо от их социального положения. К царю и князю наши предки обращались на «ты»; Богу мы до сих пор говорим «Ты», а какому-то начальнику почему-то «Вы».

Но это вопрос спорный. Боле важен вопрос, насколько вообще государственная власть должна возвышаться над обществом, каким образом и с какими целями. В том, что монархическая государственность немыслима без иерархического подчинения, очевидно. Власть обязана слушать и слышать народ, но не должна слушаться его и идти на поводу у народной массы; наоборот – власть должна вести за собой народ. Также очевидно, что устойчивое состояние государственной пары, в которой ведущий – государственная власть в лице Государя и национальной знати и ведомые – основная народная масса, возможно лишь тогда большинство людей воспринимают избранное направление общего национального движения как правильное и отождествляют себя с ним. Добровольно и осознанно повиноваться власти и добросовестно исполнять свои гражданские обязанности может только человек, знающий, что власть исполняет, в том числе, и его личную волю. Передавая часть своего бытия в распоряжение монархической власти, человек должен быть убеждён в неразрывной цельности личного, семейного, общественного и государственного единства и чувствовать себя частью этого целого. Он должен воспринимать проживаемую им жизнь как справедливое воплощение его собственного выбора рода занятий и места в обществе, ощущать жизнь именно своей, а не навязанной кем-то или чем-то сверху или сбоку, понимать взаимозависимость себя, общества и Отечества в целом. Невозможно удержаться и не привести высказывание по этому поводу Михаила Евграфовича, вложенное в уста гипотетического персонажа, который узнаваем и сейчас: «Отечество – святыня! Но ежели моё личное процветание не поставлено впрямую зависимость от процветания Отечества, то пускай оно остаётся святыней, а я буду процветать особо… Как в былое время мне ни до чего не было дела, так и теперь нет дела до меня».*[136]

Зависимость между личным процветанием, личным материальным положением и общим уровнем жизни в стране, конечно, имеет место быть, но эта зависимость не должна быть и становиться непосредственно государственной. К усилению взаимосвязи личного и общего нужно стремиться, чтобы и человеку было дело до общества и обществу – до человека, убирая различные посреднические структуры и препятствия, но добиться какой-то наглядной и оперативной зависимости вряд ли удастся. Задача власти умело распределить эту зависимость по уровням общественной и государственной жизни, максимально сосредоточив основное содержание и действие взаимосвязи внизу.

Кроме того, улучшение материального положения людей само по себе не действует автоматически, соединяя и связывая народ и власть. Может быть, даже наоборот, повышение уровня материальной жизни вызывает повышение чувства собственного достоинства, которое в свою очередь вызывает повышение требований к власти по соблюдению ею различных прав и свобод человека. В принципе, это совсем не плохо. Однако есть один подводный камень, или скала, на которую напоролись и затонули такие социальные корабли, как Советский Союз или Ливийская Джамахирия. В них народ, люди стали воспринимать блага, получаемые из общественных (государственных) источников потребления не как синергетические действия всей общественно-государственной системы, а как нечто всегда само собой разумеющееся, нечто естественно-природное, а то и как сугубо личную заслугу. Расплата за ложность такой установки оказалась катастрофической.

Задача власти в период перехода к монархической государственности, среди прочего, будет заключаться в поиске таких общественно-государственных политических технологий, которые бы позволили каждому человеку зримо представлять и на практике ощущать взаимосвязь личного, семейного и общественного начал в народной и государственной жизни.

Подводя итог вопросу о народном характере монархии как основе самодержавной государственности России, необходимо отметить, что разделение общества по сословно-трудовому признаку всегда было, есть и будет. Материальную основу жизни человека, общества и государства составляет труд. Соответственно, в основу организации общества и государства как своего рода «человейника» (А.А.Зиновьев) должно быть положено распределение и структуирование общественного труда. Неизбежным следствием разделения общественного труда является разделение народа на сословно-трудовые и иные социальные слои и объединения, организованные согласно роду занятий людей.

Лев Александрович Тихомиров, выдающийся российский мыслитель, эволюцию общественного строя представлял в виде развития от «наследственно и принудительно сословного» - к «свободно-сословному строю», в котором перемещение людей из одного государственного сословия в другие происходило бы в результате личных способностей человека. Сословно-трудовое разделение народа можно не замечать, делать вид, что его нет или наоборот натравливать один общественный слой на другой, но его нельзя отменить, как нельзя отменить неодинаковость людей и неравенство людских способностей и возможностей, однако современные западные, в том числе и пока российская, общественно-политические системы строятся не по естественному – сословно-трудовому, - а по искусственному – партийному принципу. В результате безликое немонархическое государство полностью утратило связь с народом.

Монархическая народность будущего Российского Государства предполагает общественно-политическую структуризацию нации, правильно отражающую сложившееся в 21 веке реальное разделение общественного труда и формирование на этой основе органов народного представительства и волеизъявления на всех уровнях государственного управления и на всех землях России.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.213.192.104 (0.012 с.)