ТОП 10:

Конспирологические виражи Жана Парвулеско



Помимо полярно противоположных оккультных конспирологов — таких, как Мигель Серрано и Жан Робен (насколько нам известно, эти авторы не знают о существовании друг друга), — есть в этой странной сфере "мифологической истории" и попытки синтеза этих двух позиций, что даёт поистине головокружительные картины, где интуиции и прозрения граничат с гротеском. Попытка такого синтеза была предпринята знаменитым французским поэтом, другом Эзры Паунда и автором многих книг по истории традиции Жаном Парвулеско. Парвулеско не только глубоко изучил наиболее блистательные конспирологические модели, по достоинству оценив Сэнт-Ива д'Альвейдра и Грасе д'Орсе, не только проработал геноновскую доктрину о противостоянии инициации и контр-инициации, но и выделил наиболее актуальные и "горячие" темы "исторического безумия".

Интересна сама изначальная парадигма Парвулеско, отчётливо выраженная в его замечательной и вдохновенно-поэтической книге "Пророческая Спираль". Суть её сводится к тому, что противостояние двух тайных обществ в ходе мировой истории (Парвулеско использует терминологию Грасе д'Орсе и говорит об "Ордене Квинты" и "Ордене Кварты"), которое он считает основным содержанием и главным рычагом всех идеологических, политических и геополитических трансформаций, не является неснимаемым дуализмом, но представляет собой процесс, разворачивающийся между двумя взаимодополняющими полюсами. Он описывает конспирологическую картину таким образом: изначально существует не два, а три оккультных фактора, которые он именует так — Император, Секретный Орден и Тень Ордена. Секретный Орден (иногда "Чёрный Орден", т.е. скрытый, непроявленный по преимуществу) соответствует организации Солнцепоклонников, "Кварте", по терминологии Грасе д'Орсе. Тень Ордена — это Лунопоклонники, "Квинта". Но их противостояние существует только за счёт "сокрытия", "удаления" третьего Принципа, Императора, который смог бы обеспечить их равновесие и гармонию. В такой схеме можно узнать отзвуки идей Сэнт-Ива д'Альвейдра о примате Троичности. Наиболее ярким историческим примером, иллюстрирующим такое распределение конспирологичёских ролей, Парвулеско видит в противостоянии Дианы Пуатье, Первой Дамы "Ордена Квинты", носившей эзотерический титул "Великая Охотница", и Катерины Медичи, Первой Дамы "Ордена Кварты", известной под эзотерическим титулом "Непорочный Единорог". Диана Пуатье, на связь которой с эзотеризмом и алхимией указывал Фулканелли, была любовницей Анри II, тогда как Катерина Медичи — его законной супругой. Именно Анри II символизирует, по мнению Парвулеско, имперскую синтетическую функцию, Императора, третий член оккультной Триады, и является ключом ко всей конспирологической модели.

Любопытны соображения Парвулеско о Трёх Церквях. Он полагает, что оккультная оппозиция тайных Орденов проецируется и на противостояние Церквей. Так, он считает, что Церковь Святого Апостола Петра соответствует позиции "Ордена Квинты" или Тени Ордена. Церковь Святого Апостола Иоанна, "Внутренняя Церковь", — "Ордену Кварты". Но высшей и самой таинственной является Церковь Святого Апостола Андрея, которую он соотносит с синтетической императорской функцией.

Эту триаду Парвулеско прослеживает и в нашем веке, который он считает одним из последних (если не последним) этапов истории. Так же, как и Робен, он акцентирует оккультную подоплёку миссии генерала де Голля и "Ордена 45-и Секретных Компаньонов", им организованного. Но в отличие от Робена, который видит в этой организации юдофильский инструмент "Приората Сиона" в борьбе с "Орденом Зелёного Дракона", особенно в его нео-нацистской версии, Парвулеско считает, что само название Ордена де Голля — "45" является прямым указанием на то, что здесь речь идёт о синтезе между "Квартой" — "4" — и "Квинтой" — "5". Кроме того, Парвулеско указывает на тот факт, что де Голль принадлежал к одному древнейшему галльскому роду, чьи корни восходят в глубокую древность. Род этот был в своё время царственным, поэтому оккультная роль де Голля может быть сопоставлена с синтетической функцией Императора. Всё это заставляет Парвулеско считать, что анти-нацистская деятельность "Ордена Секретных Компаньонов" — это проявление лишь одной его стороны, линии "Квинты". Можно сказать, что речь идёт о продолжении войны Тени Ордена с самим Секретным Орденом, а значит, "Кварта" — "Чёрный Орден", "Общество Полярных" — не только не тождественна для Парвулеско контр-инициатической организации, но, напротив, представляет собой наиболее адекватный эзотерический аспект Традиции. Иными словами, здесь Парвулеско радикально расходится с Жаном Робеном (которому он, тем не менее, посвятил свою книгу "Пророческая Спираль"), так как он занимает, скорее, сторону нового Фюрера "Зигфрида", нежели "Приората Сиона". Естественно, что это заставляет его пересмотреть миссию самого де Голля как в политике, так и в мире оккультных противостояний. Парвулеско считает де Голля провиденциальной, почти сакральной фигурой, наделённой особой миссией. Эта миссия даже на политическом уровне является не анти-нацистской, но скорее про-нацистской, как это ни парадоксально на первый взгляд. Подтверждение этому Парвулеско видит в тайных сношениях де Голля с Гиммлером, о которых де Голль упоминает в своих воспоминаниях только вскользь, затрагивая наиболее внешний аспект проблемы. Кроме того, основные геополитические и мета-исторические концепции де Голля сложились, как известно, под влиянием Дени Сора, который, в свою очередь, был последователем Хорбигера, основателя "Доктрины Мирового Льда" и одного из основных оккультных деятелей в "эзотерическом нацизме". После победы над Германией геополитика де Голля была в основных своих чертах продолжением германской геополитики, не в её узконациональных, чисто внешних и пропагандистских чертах, но в её континентальном измерении, которое разрабатывалось Хаусхоффером и идеологами СС. (Напомним, что "Чёрный Орден" СС, особенно в годы войны, был не столько "немецким", сколько "арийским", "пан-европейским", и геополитические проекты СС относительно будущей Европы — нео-феодальный полицентризм и этнографическое, а не административное или национально-государственное деление Новой Европейской Империи — сильно отличались от староконсервативных проектов Великой Германии). Де Голль противостоял американскому и вообще океаническому, атлантическому, англо-саксонскому влиянию в Европе, стараясь отвоевать для Европы возможность следовать в её развитии Третьим Путём — не советским и не американским. Но именно эта программа и была изначально заложена в геополитических теориях основателей германского национал-социалистического движения и его идеологов. Как бы то ни было, де Голль оказывается у Парвулеско на стороне "Общества Полярных" и "Квинты", а "Орден 45-и Секретных Компаньонов" он считает Тенью истинного "Ордена", быть может, выполняющей провиденциально необходимую функцию, но не осознающей реальной иерархии оккультных аспектов и поэтому всерьёз воспринявшей борьбу с "Обществом Полярных", которое, на самом деле является намного более позитивным и инициатически полноценным уровнем конспирологической Триады. Сам же де Голль стоит ещё выше — и над "Квартой", и над "Квинтой" — как загадочное воплощение имперского синтеза.

На основании своей трёхчастной модели Жан Парвулеско подвергает пересмотру все наиболее острые конспирологические сюжеты, и все они в его трактовке теряют привычные дуалистические деления на "плохих" и "хороших", на "добрых" и "злых", на "служителей Бога" и "служителей Дьявола". Троичная конспирологическая система от этого становится более гибкой. То, что Парвулеско воздерживается от прямых оценок, — кроме тех случаев, когда он полемизирует со слишком навязчивыми и "пропагандистскими" концепциями, — придаёт его модели и большую достоверность и даже большую правдоподобность. Он собирает важнейшую оккультно-историческую информацию, точно распределяет её по типологически близким комплексам, но не делает никаких определённых выводов. Поэтому в его работах почти не встречаются такие термины, как "контр-инициация" или "сатанизм". Парвулеско не претендует на роль идеолога, он поступает, скорее, как "поэт конспирологии", истинный "безумец от истории", не сдерживаемый в своих интуициях никакими дидактическими или идеологическими императивами. Но при этом, интеллектуально он пребывает в контексте наиболее глубоких, неожиданных, достоверных, смелых и нон-конформистски ориентированных "безумцев от истории", и поэтому он оперирует с такими конспирологическими концепциями, которые уже сами по себе представляют колоссальный интерес, даже если речь идёт об их простом упоминании. При этом поэтический вкус Парвулеско делает его труды в высшей степени насыщенными как эмоционально, так и информативно. Следить за конспирологическими виражами его мысли сложно и интересно.

Вампиры — агенты эволюции

Существует несколько в высшей степени любопытных работ, развивших определённые стороны геноновских концепций, связав их с крайне популярной сегодня как в оккультизме, так и в литературных триллерах и киносюжетах темой вампиризма и вампиров. Вынесенные из контекста фрагментарного фольклора и "романов ужасов", призванных просто попугать читателей, вампиры приобрели определённое конспирологическое значение, стали факторами универсального исторического развития. Элементы "вампирической" тематики, трактуемой именно в таком, конспирологическом ключе, можно встретить у самого Жана Парвулеско, но наиболее подробно этим занимались такие авторы, как Александр де Дананн, Рене Иснар и анонимные исследователи контр-инициатических организаций, опубликовавших в миланском эзотерическом издательстве "Арке" досье, посвящённые "Н.В. of L." и "Цепи Мириам" Джулиано Креммерца. Определённые аспекты "вампиризма" в соответствии со своей специфической ориентацией рассматривал и Жан Робен, особенно интересуясь, естественно, "вампиризмом нацистов и нео-нацистов".

Надо отметить, что, в действительности, большинство парадигматических сюжетов "романов ужаса", написанных в XIX-ом и начале XX-го века, были прямо или косвенно почерпнуты из анналов "Секретных Организаций", и сами авторы, в большинстве случаев, были членами определённых оккультных центров, а следовательно, они не просто предавались индивидуальной мрачной фантазии или перекладывали на современный лад старые тревожные легенды, но описывали нечто более серьёзное и реальное, основанное на некотором опыте, хотя многие элементы этого опыта надо понимать символически. И лишь после того, как "романы ужаса" стали элементом популярной культуры, появились чисто конъюнктурные авторы, относящиеся к этим проблемам с глубочайшим скепсисом и безразличием, и просто воспользовавшиеся модой для вульгарного зарабатывания денег, хотя даже и в этом случае, сам выбор темы свидетельствует об определённых "инфернальных" наклонностях, быть может, чисто психического и бессознательного уровня. Как бы то ни было, такие писатели, как Артур Мэтчин, Густав Майринк, Буллвер Литтон, Ховард Филипп Лавкрафт, Джон Бьюкен и сам Брэм Стоукер, автор "Дракулы", были членами тайных инициатических (или контр-инициатических) организаций, причём почти все они принадлежали к "Английскому Розенкрейцеровскому Ордену", кроме Майринка, который зато был посвящён в цепь "Мириам" Джулиано Креммерца. Таким образом, все тексты этих авторов прямо или косвенно, теоретически или практически основываются на вполне серьёзных оккультных эзотерических источниках, и соответствующих им опытах. То же самое можно сказать и о французских авторах "романов ужасов", — в частности, о Гюисмансе, — которые были тесно связаны с оккультными обществами "магов" типа Сара Пеладана.

Но конспирологическая версия "вампиризма" имеет нелитературный характер, так как здесь важен не сам опыт столкновения со страшным ожившим покойником и соответствующие ему экстраординарные впечатления, но объяснение некоторой "метафизической" подоплёки вампиризма как фундаментальной исторической силы. Суть этой концепции состоит в следующем. С точки зрения полной метафизической и инициатической традиции, само понятие "жизни" ни в коей мере не является высшей категорией — ни в смысле "длительности", ни даже в качестве "райского существования" в центре Бытия, не имеющего определённой строгой границы. Жизнь является одной из особенностей проявленного психо-материального существования. Как позитивная категория она противостоит неподвижной, "минеральной", чисто материальной неодушевлённости и смерти. Но жизнь, в свою очередь, становится ограничением и негативной категорией, когда она сопоставляется с высшими Логосными и Онтологическими категориями, вечными не только в Проявлении, но и за его границами, в Непроявленном. Этот вечный, сверх-жизненный уровень, христианская эзотерическая традиция называла "Тьмой Превысшей Света" или апофатическим Божеством. То же самое можно найти и во всех остальных традициях и религиях. Поэтому жизнь — теологически положительна, когда речь идёт о предварительном шаге к Истинной Вечности от неодушевлённого, "минерального" уровня. Это — "жизнь души", "жизнь вечная", стяжаемая за счёт преодоления материального, за счёт его инициатического преображения. Но когда речь идёт о продолжении обычного психо-материального существования, заведомо конечного, сколько бы оно ни длилось, то это считается теологическим злом, и даже в некотором смысле грехом. Стремление жить долго, продолжать то же самое существование до неопределённых пределов — это тенденция прямо противоположная сугубо инициатической тенденции к Возвращению в "Земной Рай", которая является необходимой и обязательной фазой всего инициатического процесса, называемой "Малыми Мистериями". Поэтому в определённом смысле "жизнь души" противостоит "жизни тела", но и сама "жизнь души" противостоит "Вечности Духа", Неизменности и Непроявленности Бога. В конечном счёте, стремление к жизни ради неё самой в религиозной перспективе представляется чем-то глубоко порочным и негативным, а значит, "дьявольским" и "сатанинским". В сугубо христианской традиции проклятие низшей жизни содержится в известном предании о "Вечном Жиде", Агасфере, который был проклят Христом во время его пути на Голгофу и в качестве наказания был обречён на телесное бессмертие вплоть до Конца Времён. "Вечный Жид" персонифицирует принцип вампиризма в его наиболее общей, теологической версии.

Переходя от метафизических аспектов к конспирологическим, легко допустить, что контр-инициатические организации должны быть каким-то образом связаны с вампиризмом, коль скоро и вампиры, стремящиеся неопределённо долго поддерживать своё телесное существование даже за порогом смерти, и носители "контринициации" реализуют на практике одни и те же тенденции — тенденции к прогрессивному развитию истории, к недопущению её поворота вспять, к утерянному "Земному Раю", который может быть достигнут либо в процессе инициации, либо после "отхода" души от тела (в случае праведного существования при жизни). Таким образом, конспирологическое утверждение относительно существования тайного "Ордена Вампиров" и, более того, о его центральной роли в истории человечества приобретает довольно реалистичный характер, если, конечно, учитывать все метафизические соответствия и символические аналогии.

Вампиры всегда связаны с кровью. Это также имеет эзотерическое объяснение. Традиция считает, что между душой и телом человека существует особая тонкая полу-материальная, полу-психическая взаимосвязь. Сама душа соотносится с невидимым Огнём, с огненным Принципом. В теле этому Принципу соответствуют нервная и кровеносная системы. Первая является "полюсом" Света, а вторая — "полюсом" Жара. В синтетическом огненном Принципе, в душе, Свет — это логосное, божественное, интеллектуальное начало, элемент Небесный и Вечный, Неколебимый, а Жар — это более низкое, динамическое начало, элемент промежуточный между Небом и Землёй, связанный не с Вечностью, но с длительностью. Согласно теологическим представлениям, из Света созданы Ангелы, а из Жара — Демоны и Бесы. Таким образом, кровь в человеческом организме точно соответствует самой идее неопределённо большой длительности, это — "магическая" субстанция, связанная с низшими, "демоническими" аспектами жизни. На этом основывались и традиционные запреты на употребление пищи с кровью, или вообще крови и мяса, что более всего было свойственно высшим, жреческим кастам сакральных обществ. Естественно, контр-инициатические силы, противостоящие высшим инициатическим и метафизическим принципам с необходимостью должны быть тем или иным образом связаны именно с принципом крови и с кровеносной системой. На историческом уровне это проявлялось в обязательном приписывании всяким "Секретным Организациям" подозрительного характера кровавых жертв и вообще использование крови в магических целях, даже там, где для этого не было никаких фактических оснований. Конспирологическая логика и знание сакральных соответствий в данном случае являются более первичными, нежели факты. Контр-инициация должна быть связана с кровью уже по своему определению, а значит, и в реальности, эта связь не может не подтверждаться. Вампиры, понимаемые в таком смысле, становятся не мелко-колдовскими эксцессами, но некоторой "весомой тенденцией" в цивилизации, её "двигателями", источниками её эволюции, её движения вперёд, к "Земному Аду". Их страсть к крови, как и их "долголетие", суть выражения полноты низшей "демонической" жизни, сознательно порвавшей с искупительной перспективой "светового преображения".

В эзотерической литературе герметической ориентации часто речь идёт о "напитке бессмертия" или о "ликёре долголетия". В нормальном случае это "бессмертие" и "долголетие" понимаются символически, как перспектива прохождения первого этапа инициации и "реинтеграции" в зановообретённое "адамическое", "Райское состояние". Здесь также часто упоминается и о "телесном преображении", библейскими сакральными прототипами которого выступают Енох и Илия, взятые Богом на Небо в теле. И в соответствии с этим символическим комплексом большинство инициатических организаций Запада считали Илию и Еноха главными образами и персонажами Великого Делания. Надо заметить, что и Илия, и Енох в Традиции связаны с Зелёным Светом. (В исламском эзотеризме с Енохом, Сейдной Идрисом, отождествляется сам Хизр — "Зелёный" — посвятитель Моисея и учитель "Одиноких"). Но эта же идея "напитка бессмертия" в результате смещения акцентов может привести и к контр-инициатической линии, ориентированной не на Жизнь Света и Рая, но на Жизнь Жара и Ада. Тогда соответствующие эзотерические доктрины меняют свой смысл на прямо противоположный, и "ликёром долголетия" вместо энергий Святаго Духа становится кровь. И весьма характерно, что Агасфер, Вечный Жид, прототип контр-инициации, также связывался с Зелёным Цветом, что подчёркивает существующий между этими понятиями параллелизм. Генон сильно критиковал поэтому писателя Густава Майринка, обвиняя его в причастности к контр-инициации за то, что Майринк в своём романе "Зелёный Лик" смешал инициатический образ Илии с контр-инициатическим образом Агасфера, основываясь, в частности, на схожести их цветового символизма.

Откровенно политический аспект вампиризма проявляется начиная с вампиров-императоров, в частности, с Тиберия. Важно подчеркнуть, что и Дракула был Принцем, а значит, принадлежал к королевскому роду. Александр де Дананн в своей книге "Память Крови" приводит подробную информацию о существовании особых династических королевских родов, которые были генетическими носителями контр-инициации и вампиризма. Эти династии сохраняли верность древним языческим традициям и после принятия христианства, но, естественно, эти традиции были уже извращены и сведены к их низшим аспектам. Александр де Дананн утверждает, что наряду с "сакральной" династической кровью, "преображённой" в результате христианского королевского посвящения, "помазания", существовала "дорога крови" так называемой "чёрной аристократии", которая была связана родственными узами с императорами-вампирами. "Дорогу крови" можно понимать двояко — как сохранение династической памяти и династической верности своему сакрализированному ортодоксальной инициацией роду и как продолжение родовой традиции "вампиризма" и "кровавых ритуалов" ("кровавых ванн", "ритуальных убийств" и т.д.). Принц Дракула был одним из наиболее ярких представителей именно "чёрной аристократии", но его случай был экстремальным, поскольку его после-могильная брутальность и откровенность едва не обнаружила всю сеть европейских "королей-вампиров" и не помешала эволюции человечества. Показательно, что о трупе Дракулы сообщается, будто никто не мог разогнуть его окостеневший указательный палец, но мало кто вспоминает при этом, что данный знак символизирует на тайном герметическом языке огненный Принцип. (Очевидно, что здесь речь идёт о "тепловой", а не о "световой" стороне Огня). Короли-вампиры практиковали "алхимическое искусство", но вместо Алхимии Духовной, они занимались Алхимией Материальной, а так как Алхимия называется "королевским искусством", то соответствие в этой сфере было полным.

Все эти соображения относительно вампиризма и извращённой Алхимии имеют, пожалуй, самое прямое отношение к "Обществу Английских Розенкрейцеров", к его "дочерней" организации "Golden Dawn" и к позднейшему "сатанинскому" "Ордену Восточных Тамплиеров" Алистера Кроули. Не случайно, почти все наиболее убедительные авторы "романов ужасов" принадлежали именно к этому кругу. Сами доктрины этих "английских розенкрейцеров" весьма подозрительны с эзотерической точки зрения, так как они постоянно акцентируют лишь наиболее низшие аспекты инициатических ритуалов и доктрин, внешне носящих герметико-розенкрейцеровский характер. Они выделяют сугубо психический, витальный уровень человеческих существ, хотя их привлекают не обычные люди с ограниченной и слабой витальностью, но случаи предельного развития этих потенций — вплоть до паранормальных и "магических" исключений. Английские розенкрейцеры в своей тайной переписке часто ссылаются на "Высших Неизвестных", Superior Inconnu, особых сверхчеловеческих существ, контакт с которыми вызывал у людей невыносимое напряжение и дикий ужас. Характерно и иное название этих "Высших Неизвестных" — "Умы Внешние", что определённо напоминает евангельское выражение "Сумерки Внешние", т.е. "Ад". Весьма характерно, что сам "Император" ордена "Золотой Зари" ("Golden Dawn") Самуэль Лиддел Мазерс получал эзотерические указания от таинственной Дамы, графини Анны Шпренгель, дочери баварского короля Людовика I-го. Здесь мы снова видим сочетание подозрительно извращённого герметизма с королевской династической кровью. Кроме того, в этих кругах постоянно возникала тема "таинственного старца", обладающего "напитком бессмертия". Именно он считался оккультным главой Общества Английских Розенкрейцеров, с которым поддерживали тайный контакт только высшие руководители Общества. Некоторые конспирологи подозревают, что речь могла идти в данном случае об одном из "выживших" королей-вампиров.

Любопытно также привести и следующие замечания. Известно, что большинство современных международных "гуманитарных" обществ имело свою предысторию, связанную с теми или иными тайными организациями инициатического или контр-инициатического толка. В определённых случаях такими "материнскими" организациями были масонские ложи — как, в частности, в случае "Движения за Права Человека" (изначально "Права Человека" было названием иррегулярной масонской ложи, ратовавшей за равенство в ложах женщин и евреев с остальными масонами), "Движения за Мир", ЮНЕСКО (эта организация изначально считалась экстериоризацией "розенкрейцеровского общества", ставящего своей целью создание единого мирового центра управления цивилизацией и считающего своим идейным ориентиром "розенкрейцера" Комениуса, ученика Валентина Андреа) и т.д. Иногда промежуточными инстанциями оказывались нео-спиритуалистические организации типа "Теософского общества" (эта организация связана с пацифистским и экологическим движением). Но в любом случае элементы доктрин, символизма и ритуалов соответствующих тайных организаций обязательно влияли непосредственно на эти "гуманитарные" движения. В этой связи конспирологи указывали на предполагаемые, а подчас и реально наличествующие связи между "гуманитарными" течениями, пропагандирующими "эволюцию", "прогресс", и особенно "выживание" (этот термин, "survival" по-английски, совершенно однозначно заимствован из языка оккультистов и спиритов, обозначавшим им "жизнь после смерти" или искусственное продление жизни в трупе), с одной стороны, и оккультными организациями, прямо связанными с контр-инициацией, с другой стороны. Сама идея "эволюции", прямо противоречащая традиции и подлинной инициации, уже несёт в себе нечто "сатанинское", но эта теоретическая неправомочность была бы не опасна, если бы за эволюционистскими тенденциями не стояли действительно оперативные контр-инициатические силы, способные навязать людям ложную идея, используя не только средства внешней пропаганды, но и особые оккультные средства. Иными словами, за "гуманитарными" движениями по "эволюции" и "выживанию" не могут не стоять представители "Ордена Вампиров". Это подтверждается существованием более или менее секретных научных центров по проблемам физического бессмертия, которые существовали и, по-видимому, продолжают существовать в некоторых странах, и особенно в США и СССР. В СССР опыты по реализации "медицинского бессмертия" стали проводиться сразу после большевицкой революции. Одним из наиболее ярких представителей этой линии развития новой "пролетарской" науки был философ Богданов, чьи атеистические и чисто философские тексты сами по себе содержат прямые апелляции к откровенному сатанизму, которые были поняты большинством современников как полемические фигуры речи. Богданов заведовал "Институтом Крови" и отчаянно занимался опытами по её переливанию в довольно сомнительных целях и при использовании не-добровольных доноров. Показательно, что Богданов в конце жизни окончательно потерял рассудок. В принципе, очень много чисто вампирических черт содержалось и в культе мумии Ленина, а также в попытках советских учёных проникнуть с помощью материальных средств в тайну гениального мозга Вождя. Для этой цели был создан целый институт — "Институт мозга (Ленина)". В США идея "искусственного бессмертия", также откровенно вампирической направленности, нашла своё отражение в идее "замораживания" умирающих, с тем чтобы сохранить их живыми до того времени, когда "эволюция" цивилизации достигнет такой высоты, что сможет их разморозить и вернуть к жизни. Естественно, первыми претендентами на оживление стали американские масоны и члены различных оккультных организаций, что ещё раз показывает связь чисто профанических "гуманитарных" и научных движений с тайными кругами. Подобных соответствий можно привести множество, а отсюда уже рукой подать и до концепции "Ордена Вампиров", направляющих развитие цивилизации (особенно в тех случаях, когда "гуманитарные" течения "вампирического" типа приобретают такой размах и такое влияние, как в наши дни).

Так "метод исторического безумия" и на сей раз даёт довольно правдоподобные результаты, несмотря на то, что в данном случае он отталкивается от совсем уже невероятной, на первый взгляд, предпосылки — "Ордена Вампиров", "памяти крови", "чёрной аристократии" и т.д.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.01 с.)