ТОП 10:

Контр-инициация в трудах Рене Генона



Теперь мы несколько отклонимся от рассмотрения моделей "безумцев от истории" и обратимся к такому серьёзному и в высшей степени авторитетному традиционалистскому автору, как Рене Генон. Его концепцию нельзя, строго говоря, причислить к конспирологическим моделям, так как он во всём строго следует доктринам Традиции и основывается на конкретной и ортодоксальной Инициации, а следовательно, его воззрения не отражения истин, интуитивно схваченных гениальным "художником" от истории, но изложение конкретных, почти "опытных" данных, хотя и относящихся к сфере духовной и метафизической. Теории Генона относительно роли "секретных обществ" оккультного направления в истории являются совершенно необходимыми для того, чтобы адекватно понять другие более вольные конспирологические концепции и отделить в них зерно истины от плевел фантазии или личных пристрастий.

В полном соответствии с Традицией Генон утверждает, что человеческий цикл начинается с Райского состояния, с "точки" Земного Рая, и движется к хаосу и упадку, к своего рода "Земному Аду", за которым следует финальный период катастроф и начало нового цикла, новый "Земной Рай" нового человечества. В Христианстве этот процесс называется "грехопадением". Однако человечество на протяжении всего хода истории имеет и две радикальные перспективы "ускорить" или "обратить вспять" циклический процесс, реализовав в узких рамках одной человеческой жизни всё качественное, сущностное содержание полного человеческого цикла. Эти две перспективы Генон определяет как "инициацию" и "контр-инициацию".

Инициация — это особое сакральное и таинственное действие, которое даёт посвященному возможность выйти за рамки временной и пространственной обусловленности, ограничивающей историческое человечество. Но эта возможность становится действительностью только при осуществлении духовной реализации, то есть после извлечения всех следствий и активации всех потенций, данных в инициатическом ритуале. Полноценная инициация имеет два этапа — Малые Мистерии и Великие Мистерии. Первый этап призван возвратить посвящённому изначальное "адамическое", "райское" состояние, утраченное исторически. Это — достижение полноты всех земных и человеческих возможностей, взятых одновременно и синтетически. Второй этап — Великие Мистерии — ведёт человека от "Земного Рая" к "Раю Небесному", к иным ангелическим, божественным и сверх-земным уровням универсального Бытия, вплоть до полного "обожения", "теозиса", слияния с Богом, Перво-Принципом. Инициация, согласно Генону, стоит за всеми духовными сакральными (и в частности, религиозными) формами, за всеми традициями как их тайная сущность, как их высший смысл. Но будучи исключительной возможностью, инициация предназначается только для избранных, для исключений, и поэтому она является достоянием "эзотерических организаций", не внешних, но внутренних по отношению ко всеобщим сакральным или религиозным институтам. Можно сказать, что инициация направлена всегда против хода истории, вспять, так как даже в первой своей фазе она ориентирована на возвращение посвящённого к самой начальной "точке" всего человеческого цикла, в "Земной Рай". Два этапа полноценной инициации можно соотнести с миром психическим, миром души — Малые Мистерии, и с миром пневматическим, с миром духа — Великие Мистерии. Если первая фаза соответствует полноте человеческого архетипа, взятого в его тотальном, сакральном измерении, то вторая фаза выходит далеко за пределы всего человеческого и протекает уже в сфере Божественного.

Контр-инициация — это процесс столь же радикальный и также предназначенный для исключительных случаев, но ориентированный в противоположную сторону. Он ставит своей целью, невзирая на конкретные исторические обстоятельства, вывести "посвящаемого" за рамки истории, но при этом не возвратить его к "Земному Раю", а погрузить его в "Земной Ад". Иными словами, контр-инициация приводит своих "посвящённых" к концу истории. Контр-инициация имитирует подлинную инициацию, но с обратным знаком. Она обращена не в сторону Божественного, но в сторону Демонического. Второй этап контр-инициации — это переход от "Земного Ада" к "Подземному Аду", то есть выход за пределы человеческого архетипа, но не вверх, к духовным Небесам, а вниз, к демоническим под-человеческим мирам Дьявола. Контр-инициация, так же, как подлинная инициация, даёт своим адептам подлинную и ничем не ограниченную свободу по отношению к конкретным историческим и географическим условиям, так как "посвящённые дьявола", называемые иногда "чёрными магами" или "святыми Сатаны" ("авлии-эш-Шайтан" в Исламе), также стоят по ту сторону истории, то есть человеческих и земных пространства и времени, как и "посвящённые Бога". Более того, внешние эффекты "инициатических" и "контр-инициатических" реализаций — паранормальные явления, чудеса, экстраординарная сила влияния и т.д. — могут быть очень похожи, как похожи чудеса, совершённые некоторыми святыми на чудеса магов, в том числе и "чёрных магов" — "биолокация", "левитация" и т.д. Контр-инициация направлена по ходу истории, она соответствует силе ускорения истории. Можно сказать, что контр-инициация — это активный "двигатель грехопадения". Но это означает в перспективе Генона, что контр-инициация и есть "движущая сила прогресса", о которой так любят говорить эволюционисты.

Рене Генон считает, что помимо инициатических организаций существуют и контр-инициатические организации, также обладающие определёнными доктринами, ритуалами, культами и т.д. В истории этих контр-инициатических обществ Генон выделяет несколько важнейших этапов.

Первым глобальным проявлением контр-инициации Генон считает так называемую "Революцию Кшатриев (каста воинов в Индии) против Брахманов (каста жрецов)". На основании некоторых традиционных данных он полагает, что это восстание произошло в "атлантический" период (около 10 тыс. лет до Р.Х.). Смысл этой Революции у Генона в целом совпадает со смыслом "иршуистской" Революции, восстания "ионийцев" у Сэнт-Ива д'Альвейдра. Важно, что Генон подчёркивает западный, "атлантический" характер наиболее раннего макро-проявления контр-инициации в истории. Далее, Генон указывает на упадок традиционных цивилизаций в VI-ом веке до Р.Х., за которым, однако, последовал период частичной реставрации. За фасадом "буддистской революции" царя Ашоки в Индии, за полемикой конфуцианцев с даосами в Китае и анти-даосскими гонениями, за Вавилонским пленением евреев, за потрясениями в иранском религиозном сознании (перед пришествием "последнего Заратустры" в VI-ом веке), за трансформациями в эллинской и ближневосточной традиции и т.д. — Генон видит активизацию контр-инициатических сил, "торопящих" упадок традиционной цивилизации и стремящихся ускорить пришествие "Земного Ада". Но в VI-ом веке этим тенденциям воспрепятствовали действия инициатических организаций, вынужденных, тем не менее, провести определённые сакральные реформы почти во всех регионах планеты и в лоне всех традиций и религий с учётом изменившихся и "демонизированных" условий земной макро-космической и микро-космической среды.

Следующий всплеск контр-инициации приходится на время, непосредственно предшествующее приходу Иисуса Христа. Особенно это касалось сугубо западной, греко-римской, европейской цивилизации. Но Христианство (и особенно христианские инициатические организации) нейтрализовало ситуацию, и против усилившегося стремления к концу истории выдвинуло инициатический принцип Христа, Нового Адама, реставрировавшего и спасшего падшего Ветхого Адама своим пришествием. Расцветом инциатического порядка на Западе Генон считает Средневековье, но уже в XIV-ом веке, после уничтожения Ордена Тамплиеров и с началом Французского Абсолютизма, контр-инициатические тенденции проявляются с новой силой и методично ведут Запад, да и весь мир, к "Земному Аду". Возрождение, Реформация, Просвещение, Французская Революция, эпоха материализма и капитализма и, наконец, победа коммунистического восстания в России для Генона суть этапы постепенного завоёвывания контр-инициацией власти над планетой. Современный мир XX-го века Генон однозначно отождествляет с "апокалиптическим" миром конца Времён, с тем "Земным Адом", к которому стремились деятели контр-инициации на протяжении всей истории.

Важно отметить, что в самой последней фазе победы контринициации на планетарном уровне Рене Генон выделяет два этапа: этап предельной материализации и этап последующего "растворения снизу". Материализация соответствует агностическим, "позитивистским", "критическим", "атеистическим" и "материалистическим" тенденциям, свойственным Европе конца XVIII-го — начала XX-го веков. Этот период для контр-инициации является подготовительным перед её решительным триумфом и полным обнаружением. Здесь из цивилизации изгоняется не только инициатическое измерение, но и всё связанное с внешней духовностью и религиозностью. Такое вне-религиозное и вне-инициатическое состояние цивилизации Генон называет "профанизмом". Но за эпохой "профанизма", закрывающего "Яйцо Мира" сверху, от проникновения в мир Небесных, Божественных влияний, должна последовать эпоха неоспиритуализма, снова открывающая "Яйцо Мира", но на сей раз снизу, для впускания в мир под-человеческих, под-телесных (инфра-корпоральных), демонических существ Тьмы, "орд Гогов и Магогов". В этот момент контр-инициация должна полностью обнаружить себя во всей своей полноте и тотальности на планетарном уровне. Этот период открытого царства контр-инициации Генон отождествляет с тем, что христианская традиция называет "пришествием Царства Антихриста", а Ислам "пришествием Дадджала", "Лжеца", "ложного Мессии". Таким образом, для Генона современный мир является целиком и полностью плодом "творчества" тайных контр-инициатических организаций, "святых Сатаны", которые тщательно подготавливали на протяжении столетий и тысячелетий актуальную цивилизацию и активно участвовали в её созидании именно в том виде, какой она сегодня приобрела.

Очевидно, что такое видение процесса истории предполагает за всеми важнейшими политическими, геополитическими и идеологическими трансформациями (и особенно в последние века) деятельность тайных контр-инициатических организаций. В этом отношении Генон довольно скуп на подробности, так как его в первую очередь всегда интересовали общие метафизические принципы, из которых, по его мнению, всегда можно вывести в качестве следствий все более конкретные соображения. И тем не менее, он делает определённые намёки на те или иные организации и тайные общества, которые он считает наиболее подозрительными в смысле их явной или предполагаемой связи с контр-инициатическими силами. Ниже мы попытаемся в общих чертах изложить суть взглядов Генона на роль контр-инициатических тайных обществ.

В первую очередь, Генон считает, что существуют совершенно сознательные и полностью отдающие себе отчёт в своих действиях дьяволопоклонники, "святые Сатаны". Символически Генон описывает их как особых существ, которые дошли в своих эзотерических исследованиях до определённой "двери", но обнаружили её закрытой для себя. Они были вынуждены вернуться "назад", но их существо уже прошло необратимую трансформацию, и их психические способности безмерно превышают уровень обыкновенных людей. Это — "чёрные маги", служители контр-инициатического культа и носители особых могущественных влияний и способностей. (В отличие от простых колдунов они обладают глобальным видением земной ситуации в целом, и их способности простираются на макрокосмический и микрокосмический уровень, подобно способностям подлинных посвящённых). В письме Генона неустановленному адресату, известному под инициалами Ж.К. (J.C.)[1], — по всей видимости, это был посвящённый очень высокой степени, насколько позволяют судить его познания в области сакральной географии и некоторые его замечания в статье, опубликованной в журнале "Etudes Traditionnelles" (N 293-295, 1951), — есть утверждение о существовании "Семи башен Сатаны", которые соответствуют "персонам" Семи главных Ангелов, падших вместе с Люцифером. Две башни находятся в Африке (Нигер и Судан); две — в Малой Азии (Сирия и Месопотамия); одна — в Туркестане; и наконец, ещё две в Западной Сибири или на Урале. Местонахождение этих двух последних башен, расположенных на советской территории, Генону было неизвестно. Но его адресат, таинственный Ж.К., предполагает, что одна из "советских" башен должна быть расположена в бассейне реки Оби, так как, по его утверждению, "река Обь географически представляет собой такую форму, которая служит опорой постоянной активности для определённой категории демонов". Любопытно и другое замечание из письма Ж.К. Генону в 1935-ом году: "Начиная с 1934 года определённые звенья цепи Врага разбиты. Заброшенная центральная башня, служащая опорой его влияний, обнаружила свою активность. Но я не знаю ещё, как это заявит о себе. Я думаю, что уже можно вычленить контуры такой эволюции мира, которая должна привести к величайшим беспорядкам. Но хотя время Антихриста и близко, оно ещё не настало, и речь идёт только о подготовке его пришествия". Всё это относится к непосредственным участникам контр-инициатического Ордена. Но существовало и множество промежуточных форм.

Так среди "агентов влияния" контр-инициации Генон называет некоторые тайные общества Европы. По мнению Генона, Масонство в целом нельзя рассматривать как собственно контр-инициатическую организацию. Напротив, он считает, что оно есть продолжение подлинных инициатических средневековых организаций. Но при этом он отмечает, что Масонство подверглось массовой инфильтрации агентами контр-инициации, что привело к деградации "регулярной Масонерии" и порождению "иррегулярных обрядов", часть из которых служила маской уже для собственно контр-инициатических сил. Можно отметить в логике влияния контр-инициации на Масонство некоторый параллелизм с её влиянием и на Христианскую Церковь: там где удавалось отколоть от Церкви определённую часть верующих, там возникали секты, подчас превращающиеся в прямо контр-инициатические структуры; там, где раскол осуществить не удавалось, контр-инициация способствовала "нейтрализации" наиболее опасных, то есть сугубо инициатических, моментов, стараясь не столько обратить Церковь в своё оружие, сколько обезвредить её, сделать бессильной и пассивной. То же самое можно отметить и в отношении метаморфоз Масонства. Наиболее опасными и контр-инициатическими Генон считал разновидности "египетской" иррегулярной Масонерии, вдохновителями которой были Калиостро (Джузеппе Бальзамо), братья Беддарид и несколько других в высшей степени энигматических и подозрительных персонажей. Эта Масонерия известна под именем Орден "Мемфис и Мицраим". (Любопытно, что Грасе д'Орсе считал Калиостро одним из главных представителей "Ордена Квинты", тогда как Сен-Жермена он, напротив, относил к членам "Ордена Кварты"). Вот что Генон писал в своём письме от 22 апреля 1932 года относительно остатков египетской традиции. "... В сущности от Древнего Египта до сегодняшнего дня сохранилась только магия, крайне опасная и очень низкого уровня. Она тесно связана с Ослоголовым Богом, который есть не кто иной, как Сет или Тифон. Эта магия сегодня перешла в Судан, где происходят довольно странные вещи: так, например, существует один регион, обитатели которого, числом около 20 тысяч способны принимать по ночам форму животных; эту территорию остальным жителям пришлось даже обнести оградой, чтобы преградить путь ночным набегам этих существ, в ходе которых они часто разрывали людей..." В целом же Генон считает, что контр-инициация как таковая в своей чистейшей форме сопряжена именно с египетскими мистериями Сета, а так как только этот элемент египетской традиции действительно сохранился до наших дней, то всякая апелляция к Египту на "инициатическом" или "псевдо-инициатическом" уровне — если это не является, конечно, чистой фантазией — указывает на прямое или косвенное влияние тёмных контр-инициатических энергий. Египетский фактор для Генона является едва ли не определяющим, так как и сама египетская цивилизация рассматривается им как комбинация двух довольно второстепенных и деградировавших сакральных тенденций — западной, атлантической, и южной, центрально-африканской. А именно эти две сакральные ориентации — Запад и Юг — по мнению Генона, в нашем отсеке человеческого цикла символизируют негативные и контр-инициатические влияния (в отличие от Севера и Востока). Это, конечно, не означает, что древний Египет обладал контр-инициатической или сатанинской традицией, но подчёркивает недостаточный и горизонтальный, "космистский" вектор её развития, акцент, поставленный скорее на магической и натуралистической стороне вещей, нежели на чистой Метафизике и сфере Перво-Принципа.

Но не только "египетская" Масонерия вызывает у Генона опасения. Несколько других тайных организаций также внушают ему определённую тревогу. Среди наиболее оперативных, компетентных, влиятельных, но в то же время чрезвычайно подозрительных тайных обществ Генон упоминает "Герметическое Братство Луксора", "Hermetic Brotherhood of Luxor" или сокращённо "Н.В. of L." (Заметим, что "Луксор" — это название египетского города). Это англо-саксонское общество с центром в Соединённых Штатах Америки было особенно активно во второй половине XIX-го века. Именно оно инспирировало явно или косвенно большинство американских и европейских нео-спиритуалистских течений, которые стали внешними инструментами этой организации. Именно этот тайный Орден стоял у истоков спиритизма, теософизма Блаватской и оккультизма Папюса, Седира и пр. Хотя доктрины "Герметического Братства Луксора" были намного более адекватными, точными и обоснованными, нежели пародийные и гротескно-нелепые теории нео-спиритуалистов, именно этот Орден оказал наибольшее влияние на все эти движения, и особенно на практическом уровне, так как члены братства обладали несомненными оперативными способностями оккультного порядка, которых так недостаёт безграмотным и вынужденным без конца прибегать к симуляциям нео-спиритуалистам. Генон подробно описал таинственное участие "Герметического Братства Луксора" в появлении западного нео-спиритуализма в своих книгах "Заблуждения Спиритов" и "Теософизм, история одной псевдо-религиии". Как один из возможных источников подключения "H.B. of L." к контр-инициатической цепи, Генон называет Бэверли Рэндольфа, автора книги "Magia Sexualis" и в высшей степени подозрительного персонажа, пропагандировавшего в эзотерических кругах "сексуальную магию" с почти нескрываемым сатанинским и анти-христианским акцентом. Сам же Рэндольф, видимо, был связан с некоторыми центрами "оперативной магии", активно практиковавшими "вызывания Демонов" в Германии во второй половине XVIII-го века.

Далее, Генон указывает на английских розенкрейцеров XIX-го века, которые либо просто узурпировали имя и некоторые доктрины организации "Розы-Креста", чьи представители покинули Европу в 1648 году, либо обратили реальную и остаточную розенкрейцеровскую инициацию в контр-инициатическое русло. Особо Генон выделял "Societas Rosicruciana in Anglia" ("Английское Общество Розенкрейцеров"), из которого выделился позже Орден "Golden Dawn in the Outer", т.е. "Золотая Заря во Внешнем (мире)". Этот последний приобрёл подчёркнуто египетский характер, и парижский представитель "Golden Dawn" даже предложил муниципалитету проект строительства храма Изиды в Париже. Женой главы французского отделения "Golden Dawn" Мазерса была сестра философа Бергсона, и Генон часто подчёркивал этот факт, указывая на возможные пути контр-инициатических влияний на профаничсскую культуру. (Самого Бергсона Генон считал чрезвычайно зловредным философом, выполняющим негативную миссию по де-рационализации европейского сознания, по введению в это сознание хаотических, инфра-корпоральных "интуиций", соответствующих плану Гогов и Магогов). Вообще говоря, оккультное влияние организации "Golden Dawn" на современную культуру и политику огромно, так как такие знаменитые люди, как писатель Буллвер-Литтон, поэт Йитс (лауреат Нобелевской премии), английский политик Бьюкен и многие, многие другие были официальными членами этой организации, не говоря уже о многочисленных закулисных и тайных связях с политическими, дипломатическими и культурными кругами.

Генон также обращал внимание на контр-инициатический характер общества "Мириам", возглавляемого Джулиано Креммерцом, где практиковался "герметический тантризм" и подозрительные "магические" ритуалы. Очевиден был сатанинский характер деятельности Алистера Кроули, чьим контр-инициатическим псевдонимом было имя "Зверь", по-гречески "Теон". Показательно при этом, что и Кроули, и Креммерц апеллировали именно к египетской традиции. Что же касается Кроули, то он был посвящён именно в лоне "Golden Dawn", хотя, конечно, радикальный и откровенный сатанизм был свойственен только ему и созданным им контр-инициатическим организациям "Аббатство Семи Лучей" и "Орден Серебряной Звезды", а также "О.Т.О" ("Ordo Templari Orienti" — "Орден Тамплиеров Востока"). Кроме "египетского" характера этих структур показательна их псевдо-тантристская, сексуальная направленность, что снова заставляет вспомнить Бэверли Рэндольфа, вдохновителя "H.B. of L."

Все эти перечисленные организации Генон считал посредниками между чистыми дьяволопоклонниками — "бродячими магами", обслуживающими Семь Башен Сатаны, и внешним культурно-политическим миром. При этом в последней фазе установления "Земного Ада" особое инструментальное значение, по мнению Генона, уделяется именно нео-спиритуалистическим течениям, призванным под видом восстановления духовности, размыть "Яйцо Мира" снизу и открыть путь под-человеческим и демоническим сущностям. Нео-спиритуалисты — оккультисты, теософисты, спиритисты и т.д. — служат как бы наиболее внешним кругом для сложной системы контр-инициации. Они выступают как проводники влияний, исток и значение которых им самим, как правило, неизвестны. Так, у истоков Ауровиля — предполагавшегося стать столицей мирового нео-спиритуализма — стоял не кто иной, как один из руководителей "Н.В. of L.", Великий Мастер внешнего круга Макс Теон, посвятивший "Мать" ашрама Пондичери, Мирру Алфассу, которая позднее вовлекла в сферу оккультизма Шри Ауробиндо, бывшего до этого лишь политиком и поэтом. (Любопытно, что фамилия Великого Мастера Теон, Theon, по-гречески означает "Зверь", подобно псевдониму Алистера Кроули). Но мало кто из жителей самого Ауровиля или почитателей Ауробиндо догадываются о реальном происхождении всех этих идей и проектов.

И наконец, в контексте оккультного влияния нельзя не упомянуть о роли, которую Рене Генон отводит иудеям. Естественно, не имевший ничего общего с вульгарными юдофобами, Генон отмечал лишь специфику исторической роли иудеев, подчёркивая, что "кочевническое" состояние евреев диаспоры в данный циклический период делает их предрасположенными к тому, чтобы стать "опорой" для демонических влияний. Именно в этом смысле, не ставя под сомнение аутентичности истоков иудейской традиции (хотя Генон и подчёркивал, что иудаизм — традиция западного, атлантического происхождения, не связанная с Единой Традицией напрямую, а лишь через серию вторичных промежуточных форм), Генон указывал на наличие значительного числа иудеев среди активистов наиболее страшных и разрушительных тенденций в современной цивилизации, а также среди "агентов влияния" контр-инициации. Так, Генон подчёркивал, что основатели Ордена "Мемфис и Мицраим" братья Беддарид, глава "Golden Dawn" Самуил Лиддел Мазерс, Великий Мастер "Н.В. of L." Макс Теон, Мирра Алфасса "Мать" Ауровиля и др. среди явных агентов контр-инициации; Фрейд, Эйнштейн, Бергсон и др. среди контр-инициатически ориентированных деятелей культуры и науки; а также большинство социалистических и коммунистических лидеров были евреями. Как бы то ни было, по мнению Генона, в построении "Земного Ада" евреям диаспоры как представителям "извращённого кочевничества" ("nomadisme devie") отводилась одна из главных ролей, так как Генон принимал точку зрения Традиции, согласно которой сам Антихрист должен быть евреем по национальности, причём обязательно из колена Данова. Упомянем в качестве характерного примера концепцию Генона относительно психоанализа Фрейда, которого Генон считал не просто профаническим и опасным, но почти откровенно контр-инициатическим, и в отношении самого процесса психоанализа Генон неоднократно утверждал, что здесь речь идёт об особом контр-инициатическом ритуале, не выдуманном Фрейдом, но полученным им от какой-то тайной организации. (Ей могло быть иудейское масонство "Бнай Брит", членом которого был Фрейд, но не исключено, что он контактировал и ещё с какой-то более закрытой и более оперативной и зловещей организацией). Всё это отнюдь не мешало Генону относиться в целом позитивно к ортодоксальной иудейской традиции, и особенно к иудейскому эзотеризму — Каббале, а среди его близких друзей были и евреи, и каббалисты, разделявшие с ним опасения относительно негативной миссии этого уникального народа, над елейного неординарной и, быть может, весьма двусмысленной миссией. Ортодоксальный же иудаизм, по мнению Генона, никакого прямого отношения к контр-инициации не имеет, хотя бы уже потому, что контр-инициатические общества носят эзотерический характер, а иудаизм — это экзотерическая, внешняя религия.

Такова в общих чертах концепция Рене Генона, и, надо заметить, что большинство современных конспирологов и исследователей влияния тайных организаций на судьбу человечества, каких бы взглядов они сами ни придерживались, обязательно коррелируют свои взгляды с точкой зрения Генона, либо споря с ней, либо толкуя её в том или ином ключе, что подчас приводит разных конспирологов не только к различным, но и к прямо противоположным выводам, как мы увидим это в дальнейшем.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.011 с.)