ТОП 10:

Жан Робен , борец против Зелёного Цвета



Любопытную оккультную конспирологическую версию предлагает французский традиционалист Жан Робен. Он основывается на идеях Генона, которому он посвятил два труда, но его понимание этих идей весьма своеобразно вплоть до того, что большинство европейских "генонистов" считают его "извратителем" геноновских воззрений. Как бы то ни было, Жан Робен считается одним из ведущих современных конспирологов. Его концепция характерна тем, что в ней в сконцентрированном и разработанном виде содержится основные положения весьма распространённой теории о "древнем заговоре нацистов". Во всех других версиях этой конспирологической модели, однако, те же аргументы используются более разрозненно и хаотично, причём, как правило, вне метафизического контекста, возможного только в случае традиционалистских авторов.

Предшественниками Жана Робена были Луи Повельс, Жак Бержье, Рене Алло, Жан Мари Анжебер, о.Мартен и т.д. (заметим, что все они были либо друзьями, либо знакомыми самого Робена). Бержье и Повельс в своей сенсационной книге "Утро магов" вскрыли эзотерическую подоплёку национал-социализма, высветили за внешним фасадом политической идеологии такие фигуры, как теоретик "Доктрины Мирового Льда" Хорбигер, отец геополитики Хаусхоффер, основатель "общества Туле" барон фон Зебботендорф, идеолог нео-катаризма Отто Ран и др. Всё это заставило многочисленных исследователей заняться поисками оккультных корней нацистской идеологии. Рене Алло в своей книге "Гитлер и тайные общества" подробно описал историю создания "Общества Туле", затронул эсхатологические аспекты нацизма. Именно Алло, будучи профессиональным исследователем символизма и "герметикой", впервые указал на символизм Зелёного Цвета в так называемом "эзотерическом гитлеризме". Он связал этот символизм с Цветом Ислама, и в его концепциях определённую роль играл даже зелёный цвет любимой чернильной ручки Гиммлера, главы Чёрного Ордена. Анжебер специально расследовал деятельность Отто Рана, и предположил, что поиски Грааля этого путешественника и писателя в Пиренеях увенчались успехом, и что Святой Грааль был перенесён в Германию, в ставку Гитлера, а позднее сокрыт на одном из альпийских ледников, который должен растаять в 1992 году. (При этом он ссылался на полу-биографические исторические романы бывшего члена европейского Ваффен-СС французского писателя Сэн-Лу). И наконец, о.Мартен — это псевдоним неизвестного автора, которого некоторые считают вообще несуществующим, хотя другие (среди них сам Жан Робен) и утверждают, будто лично с ним знакомы, — стал известен своими "разоблачениями" оккультного нео-нацизма, создавшего базы для испытания секретного метеорологического оружия на канадском озере Гессер и поддерживающим связь с тайной антарктической станцией, где новый Фюрер, известный под именем Зигфрид, готовится захватить в свои руки бразды мирового господства. Согласно о.Мартену, для борьбы с этим тайным Чёрным Орденом генерал де Голль создал свой собственный контр-Орден, "45 тайных компаньонов". Один их этих тайных компаньонов — канадец Ла Букен — и стал основным действующим лицом в разгроме тайной лаборатории на озере Гессер. Среди идеологических ориентиров контр-Ордена, основанного де Голлем, о.Мартен упоминает довольно странное и неожиданное сочетание имён — Рене Генон, Тейяр де Шарден и Мао Дзе Дун. (Любопытно отметить, что воззрения Генона являют собой нечто прямо противоположное и радикально отрицающее все основные постулаты как Тейяра де Шардена, так и Мао Дзе Дуна, поскольку Генон был абсолютным противником как всех форм эволюционизма, так и всех форм коммунизма и материализма).

Всех этих авторов можно назвать прелюдией к Робену, синтезировавшему их взгляды и интуиции в довольно цельную картину. Для Робена существует несколько априорных утверждений, которые и предопределяют всю его концепцию. Почти все они свойственны также его предшественникам. Во-первых, Робен признает традиционалистское видение истории как процесса нисхождения, инволюции, отдаления от Принципа, от Первопричины. Он также принимает тезис Генона о контр-инициации как движущей силе Истории и признаёт центральную роль "сатанинских" обществ, Ордена Сета, как он называет главную оккультную организацию "сатанистов", в процессе упадка человечества. Но дальше он делает несколько чисто волюнтаристических утверждений. — Он отождествляет иудаизм с центральной мировой силой, которая на протяжении всей истории являлась и продолжает являться носительницей теологического Блага. Евреи для Робена суть концентрация всех подлинно инициатических и спасительных доктрин. И обратно, юдофобы в его глазах — это люди в той или иной степени подверженные "сатанинскому" воздействию инициации. Соответственно этой "иудейской" поправке, вся проработанная версия оккультной подоплёки всемирной истории становится весьма своеобразной. В принципе, у Робена можно встретить все основные тезисы "юдофильской" версии традиционализма, другим ярким представителем которой является также знаменитый масон-традиционалист Жан Турньяк. Надо заметить, что пост-геноновская конспирология отнюдь не обязательно совпадает с линией Жана Робена, и одни и те же намёки, сделанные Геноном, трактуются совершенно противоположно в зависимости от того, идёт ли речь о "юдофильских" или "юдофобских" генонистах, и надо признать, что эти последние ничуть не менее убедительны, чем первые, ведь были же какие-то основания у Луи Повельса произнести свою знаменитую формулу: "Фашизм = генонизм + танковые дивизии".

Как бы то ни было, "юдофилия" Робена рисует нам следующую картину. История христианской Европы представляет собой борьбу двух таинственных организаций — "Ордена 72-ух" и "Ордена Приората Сиона". "72", по Робену, это оккультные служители египетского бога Сета. Иначе их организация называется "Орден Зелёного Дракона". В сущности, этот "Орден 72-ух" есть "нацистская и юдофобская организация", ставящая своей целью уничтожение "позитивных" ("про-иудейских") традиций и режимов (самого иудаизма, "гуманного христианства", "культурного и общечеловеческого ислама" и т.д.), а также истребление наиболее сакральных еврейских родов для того, чтобы помешать приходу Мессии. Но "Приорат Сиона" препятствует действиям "фашистов" из "Ордена Зелёного Дракона". Для этого на Западе создаются эзотерические организации, разрабатывающие планы цивилизации и стремящиеся сохранить инициацию и традицию. Одним из самых драматических этапов борьбы было противостояние королевского рода Меровингов и Каролингов. Меровинги по преданию восходят к одному из иудейских колен, к колену Вениаминову, и поэтому Франция и была названа Новым Израилем. Меровинги являлись главной ставкой "Ордена Сиона" в его борьбе за геополитическое могущество в "юдо-фобской" и органически "фашистской" Европе. Но убийство последнего представителя рода Меровингов по приказу Пепина положило конец чаяниям "Приората Сиона". Однако на самом деле этот род не прервался. Сыну убитого 23 декабря (в день Солнцестояния!) 679 года близ города Стене Дагобера II — принцу Сигеберу IV-ому — удалось спастись, и он в сопровождении святой Ирмины и некоего таинственного Меровея Леви перебрался в обитель в Ренн-Ле-Шато. Таким образом, "Приорат Сиона" был вынужден вести в высшей степени тайную политику, чтобы сохранить сакральный израильский королевский род, но в то же время, проникнуть в структуры власти Франции и подготовить возможность Реставрации.

Поскольку "сатанистами" и "служителями Сета" у Робена являются "нацисты", то главной геополитической опорой "ордена 72-ух", естественно, становится Германия. Именно немцы стоят, согласно Робену, за всеми "юдофобскими" оккультными проявлениями. Так, анти-меровингийская линии остаётся актуальной вплоть до XX-го века, и в подтверждение этого Робен приводит один действительно странный факт. — 9 сентября 1914 года германский Кронпринц Фридрих-Вильгельм, сын Кайзера Вильгельма II, посетил маленький городок Стене, бывший некогда столицей меровингийских монархов, и приказал подвергнуть допросу о.Манжена в "отношении некоторых важных исторических событий". О.Манжен отказался отвечать и умер вечером того же дня от пыток. Согласно некоторым данным, о.Манжен был хранителем манускрипта, в котором рассказывалась история чудесного спасения Сигебера IV-го и перечислялись имена его потомков. Этот документ был, на самом деле, скрыт в алтаре женского монастыря города Монс, но когда в 1943-ем году два офицера СД явились в этот монастырь в поисках важнейшего свидетельства, они обнаружили, что свиток был изъят оттуда 31 декабря 1941 года, приемником о.Манжена, принцем Кройем. Во всех этих событиях Жан Робен видит безусловное подтверждение деятельности "Ордена 72-ух", который вначале через "пангерманистов", а потом через национал-социалистов стремился окончательно победить сакральную кровь иудейских монархов в Европе. Следуя за Рене Алло, также откровенным германофобом, Робен считает, что "Орден Баварских Иллюминатов", и особенно барон фон Книгге, были инструментами анти-иудейских, контр-инициатических сил, и именно это объясняет их соучастие во Французской Революции и запланированном цареубийстве. Таким образом, Робен также считает истоком Французской Революции деятельность масонских лож, только не французских, а немецких особых пангерманистских ариософских и анти-семитских организаций, преследующих одну цель — борьбу с "Приоратом Сиона" и священной инициатической кровью иудеев, а для этого — борьбу с Францией.

Так у Жана Робена в конспирологической теории возникает два "национальных" полюса — "евреи" и "немцы", причём, как и во всех других моделях, оба понятия являются обобщающими, так как под категорией "евреев" Робен разумеет всякую инициацию, так или иначе сопряжённую с "Приоратом Сиона", "Добрым Тайным Обществом", а к категории "немцев" относит все инструменты "Ордена 72-ух" — иезуитов, тамплиеров, исламских шиитов и исмаилитов, нацистов всех национальностей, и даже Католическую Церковь (благо, что Робену почти ничего не известно о Православии, так как в противном случае, Православная церковь стала бы для него чисто "германской" организацией).

В ХХ-ом веке обе эти тайные организации вышли на поверхность. Одна — с целью положить Конец Истории и создать царство АнтиХриста, которым Робен считает Адольфа Гитлера; другая — для того, чтобы противодействовать первой и, напротив, восстановить традицию и инициацию, для того, чтобы продлить существование мира и цивилизации. "Орден 72-ух" обнаружил себя как "Орден Зелёного Дракона". Признаком его присутствия в наиболее таинственных моментах истории XX-го века является Зелёный Цвет, позволяющий обнаружить след Дьявола, Сета и контр-инициации. В Исламе или, точнее, в "определённом Исламе", как выражается Жан Робен, "сатанинская" линия связана с фигурой Хизра, дословно — "Зелёного", который в исламском эзотеризме считается Невидимым Учителем, посвящающим "фаридов", "идущих путём одиночества". Вообще весь эсхатологически ориентированный и геополитический Ислам Робен относит к "контр-инициации". Его также беспокоит и само зелёное Знамя Пророка, хотя в этой связи он всё же не отваживается делать решительных выводов, так как после этого его трудно было бы считать "генонистом" даже с натяжкой, поскольку Рене Генон сам принял Ислам. Как бы то ни было, "юдофобия" арабов, и вообще мусульманского мира, для Робена — недвусмысленный показатель их связи с Зелёным Драконом.

Заметим, по ходу дела, как Жан Робен справляется с довольно сложной логической задачей, состоящей в том, чтобы примирить определённые жёсткие высказывания Генона в отношении современного еврейства и собственную "юдофилию". Робен находит одну фигуру, или даже один тип, к которому он относит все анти-иудейские тезисы Генона.— Это евреи, сотрудничавшие с нацистами, и в первую очередь, Требич-Линкольн, принявший буддизм и действительно предлагавший национал-социалистам реализацию различные геополитических проектов евразийской ориентации. К счастью (для Жана Робена), и сам Генон негативно высказывался в его адрес, и поэтому Робен легко сводит всю негативность еврейства к случаю евреев-коллаборационистов, и более к этой теме не возвращается.

Признаки "72-ух" Робен видит и в России. Главным инструментом "Ордена Зелёного Дракона" он считает здесь Григория Распутина, регулярно получавшего из Швеции телеграммы с загадочной подписью "Зелёный". Также существуют данные, что на иконе Серафима Саровского, принадлежащей убиенной русской Царице, за окладом была обнаружена надпись на английском языке "S.I.M.P. The green Dragon. You were absolutely right." To есть "С.И.М.П. Зелёный Дракон. Вы были совершенно правы." Робен понимает это однозначно. Первые четыре буквы, по его мнению, означают "Супериор Инконню Мэтр Филипп". — "Супериор Инконню" — это высший масонский титул в некоторых обрядах, а "Мэтр Филипп" — это французский оккультист и целитель, которого Папюс привёз из Франции к Русскому Императорскому Двору. Для Робена смысл этой надписи означает, что Мэтр Филипп предупреждал Царицу о происках "Зелёного Дракона", и история с Распутиным подтвердила это. Таким же провидцем был финансовый магнат Германии еврей Вальтер Ратенау, убитый националистами. Пред смертью он успел промолвить слова: "Это были 72..."

Зелёный цвет сопровождает всю историю национал-социализма. Хаусхоффер, основатель геополитики, член тайного общества "Вриль", был посвящён в свою бытность в Японии непосредственно в "Орден Зелёного Дракона", являвшийся дальне-восточным филиалом "Ордена 72-ух". Робен вспоминает и таинственного "Человека в Зелёных перчатках", который, согласно мнению некоторых историков, был представителем тибетского тайного Ордена, связанного с Высшим Инициатическим Центром. В своих заметках, написанных под псевдонимом, "Человек в Зелёных перчатках" предсказал все грядущие метаморфозы III Рейха ещё в начале 30-х. Упоминает Робен и о любви Гиммлера к Зелёной Книге, Корану, и о его любимой Зелёной чернильной ручке и так далее...

Одной из любимых тем для "разоблачений" Робена является также "Общество Полярных", которое было создано во Франции в 20-ые годы и занималось довольно странными, но интересными традиционалистскими исследованиями. Определённый интерес к "Обществу Полярных" проявлял сам Генон, весьма позитивно оценивший книгу, написанную Жаном Ботивой, главой этого кружка. Позже Генон прекратил контакты с "Полярными". Но поскольку Жан Робен видит тайную историю через призму оккультного "анти-нацизма", всё связанное с Полюсом, с Севером, с ориентацией на Норд и Гиперборею (а именно символом этих реальностей была и остаётся Свастика), естественно, вызывало у него подозрение в причастности к "Ордену 72-ух", если не являлось прямым указанием на эту причастность. Эсхатологические мотивы "Общества Полярных" ещё больше подкрепляли уверенность Робена, а тот факт, что к этому обществу принадлежал анти-масонский и довольно юдофобски настроенный традиционалист Маркес-Ривьер (тоже, кстати, бывший знакомым Генона), окончательно устраняет все сомнения. "Полярные" становятся синонимом "Ордена Зелёного Дракона", и Робен строит целую конспирологическую схему, основанную на расследовании оккультной подоплёки всех полярных экспедиций, предпринятых в XIX-ом и в ХХ-ом веках. Он упоминает в этой связи о гибели адмирала Бёрда, который так занимает Мигеля Серрано, и его странную смерть во время полярной экспедиции. Не обделяет он вниманием и сталинских полярников, и советские ледоколы. Так "Общество Полярных" и даже простые "полярники" превращаются у Робена в важный конспирологический след, "griffe de diable".

Но самое интересное должно начаться, согласно Робену, именно после Второй Мировой войны, когда двум тайным организациям — "Приорату Сиона" и "Ордену Зелёного Дракона" — предстоит последняя схватка. "Приорат Сиона" или, по меньшей мере, таинственное общество с таким названием, действительно недавно дало о себе знать во Франции, и тематика "Великого Монарха", которая активно дискутируется сегодня в эсхатологически настроенных католических кругах Франции, у "Приората Сиона" действительно соотносится с родом Меровингов и его продолжателями. Но и "Чёрный Орден" ещё пока рано считать полностью побеждённым, полагает Жан Робен. В таинственных регионах планеты — в Южной Америке, Канаде, Антарктиде, и даже в России (где, по мнению Робена, скрылись многие нацистские "военные преступники", и среди прочих — Мартин Борманн!) — оккультные нео-нацисты достигли уже значительных успехов по созданию метеорологического оружия, способного вызвать планетарные катастрофы. Новый Фюрер, Зигфрид, готовится окончательно подчинить мир "Зелёному Дракону". Но против него отчаянно и тонко плетут сети геополитических интриг "45 секретных компаньонов" генерала де Голля. А тем временем "Приорат Сиона" готовит пришествие Великого Монарха, о котором говорится в пророчестве средневекового католического святого Малахии.

Всё это немного напоминает сюжет приключенческого фильма, но на самом деле, мы сталкиваемся здесь с конспирологической схемой, имеющей очень глубинные геополитические и идеологические основания. И не случайно Жан Робен в одной из своих книг напрямую обращается к Органам Безопасности Франции, призывая их в столь напряжённой ситуации предпринять что-то против "Чёрного Ордена" и его главы Зигфрида. Более того, сегодня литературоведы единодушно пришли к выводу, что большинство фантастических или просто приключенческих литературных произведений прямо или косвенно основываются на реальных геополитических, научных, идеологических и мистических тенденциях — как это очевидно в случае Нерваля, Новалиса, Эдгара По, Жюля Верна, Александра Дюма, Буллвера-Литтона и т.д. Поэтому "остросюжетность" и "детективность" конспирологического сценария отнюдь не является достаточным аргументом для того, чтобы отрицать его серьёзность. В целом же, если говорить о сегодняшнем конспирологическом массовом сознании (поддерживаемом в определённой степени сюжетами фильмов и триллеров), то тематика нео-нацистского заговора является в высшей степени популярной, несмотря на почти полное отсутствие для этого каких-либо фактических оснований. Уже одно это свидетельствует о том, что парадигмы Жана Робена отвечают некоторой глубинной тенденции, которую можно определить как "конспирологическую юдофилию", во многом противоположную тоже довольно распространённой "конспирологической юдофобии", одним из ярчайших и характернейших представителей которой является Мигель Серрано. И в этом смысле весьма характерно то, что для Серрано в его метафизических и гностических концепциях центральную роль играет трансцендентное Зелёное Яйцо и Зелёный Луч (Венера — Зелёная Планета). Иными словами, Робен и Серрано описывают почти тождественную картину оккультной борьбы, которая различается только в прямо противоположных оценках участвующих в ней сил. Любопытно, что Робен даже написал особую книгу против НЛО и, естественно, связал Тарелки с оккультными нео-нацистскими опытами, тогда как Серрано и сам не так далёк от подобной точки зрения.

Как бы то ни было, Жан Робен и сейчас продолжает свою борьбу с Зелёным Драконом и Обществом Сета, расследуя тайны Чёрного Ордена и пристально наблюдая за деятельностью "Приората Сиона" и нео-монархическими тенденциями во французской политике. Кто знает, не имеет ли этот крайне интересный и богатый оккультной информацией "безумец от истории" более тесных связей с "45-ю секретными компаньонами" де Голля или с другими ещё более таинственными и закрытыми кругами, погруженными, как и большинство идеологических, политических и религиозных организаций в наше время, в сложную и тревожную проблематику, связанную с Концом Времён?







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.009 с.)