ТОП 10:

Синархия Сэнт-Ив д'Альвейдра



Одним из удивительно интересных и богатых открытиями оккультных конспирологов является Сэнт-Ив д'Альвейдр. Он — автор многих книг, в заглавие которых непременно входило слово "миссия" ("Миссия Евреев", "Миссия Суверенов", "Миссия Индии" и даже "Миссия Рабочих" и т.д.). Сэнт-Ив д'Альвейдр имел обширные эзотерические контакты с представителями европейских, и даже восточных (в частности, индуистских), инициатических организаций, откуда он почерпнул многие аспекты своей доктрины. Вдохновлявшим его учителем был французский эзотерик Фабр д'Оливе, автор многих фундаментальных работ по эзотеризму и, в частности, гигантской книги "Восстановленный еврейский язык", где он трактует сакральные основания иврита, разъясняет многие загадочные пассажи из книги Бытия на основании символизма еврейского языка и сакральной иудейской терминологии. Как бы то ни было, Сэнт-Ив одним из первых сформулировал объёмную конспирологическую модель Истории, и несмотря на многочисленные фантастические и имагинативные искажения эта модель может быть рассмотрена в качестве синтетической концепции, с которой так или иначе коррелируются остальные конспирологические версии.

Суть теории д'Альвейдра такова. Изначальное правление на земле (по меньшей мере, изначальное в рамках нашего человечества) осуществляла Чёрная Раса. Она имела своим центром южные регионы, а северные земли, населённые Белой Расой, были оккупированы Чёрными Господами, обратившими всех Белых в рабство. Это — этап не очень ясной и не очень детально описанной Предыстории. Конец эре Чёрной Расы положил ариец-аватар Рам, появившийся в землях Севера в период нахождения созвездия Овна в секторе Зимнего Солнцестояния (около 8 — 6 тыс. лет до Р.Х.). (Надо подчеркнуть, что Сэнт-Ив отождествляет арийцев, белую расу в целом с Кельтами).

Именно с прихода Рама начинается собственно интересующая Сэнт-Ив д'Альвейдра сакральная, тайная История человечества. Здесь закладывается основание той парадигме, с фрагментами или антитезами которой человечество имело дело в дальнейшем и имеет и по сю пору. Божественный Рам основал гигантскую теократическую Империю Овна ("Рам" на древнем сакральном языке означало "Овен"), в которую входили все прежние сакральные центры. Материальное иго Чёрной Расы было сброшено, и на земле воцарилась Белая Духовность. Рам устроил систему управления Империей по трёх-частному образцу, в соответствии с сакральной и основополагающей идеей Троичности. На три части делилась также Великая Священная Коллегия, высший орган власти Империи, имевший свои аналоги и подобия в различных имперских владениях. Высший уровень коллегии — Пророческий, чисто Метафизический и Трансцендентальный. Это уровень непосредственной Божественности, Короля Мира, прообразом которого был сам белый аватара Рам. Это — уровень полного Синтеза всех властных функций. В метафизических терминах этот уровень соответствует Первому Лицу Троицы или Абсолюту, Трансцендентному Принципу, "Тьме Превысшей Света", Сверх-бытию.

Второй уровень — Жреческий, Солнечный, Мужской. Это — сфера Бытия, Света. Этот уровень Жрецов служит восприемником невидимых влияний Пророческого плана и их адаптации к низшим планам Проявленного мира. Он относится ко Второй Ипостаси Троицы, к Сыну. Символами этой второй ступени Высшей Коллегии являются Белый Цвет, Овен и Имперский Орёл.

И наконец, третий уровень Коллегии — Царский — это сфера Луны, так как земные Цари служат восприемниками жреческого Света и устроителями общественного порядка в соответствии с "отражаемыми" солнечными влияниями Жрецов. Символы этого уровня — Бык, Красный Цвет, Голубка. Он соответствует Третьей Троической Ипостаси — Святому Духу. Здесь основную роль играет также символизм Женщины и её детородных органов ("иони" на санскрите).

Таково устройство сакральной белой Империи Рама, отражающей чистейший порядок и строй метафизического устройства Бытия. Здесь всё основано на универсальной гармонии и законах иерархии — "священного чинопорядка". Сэнт-Ив д'Альвейдр назвал такую структуру Синархией, то есть Со-Властием, что подчёркивает синтетическое объединение трёх функций — Пророческой, Жреческой и Царской — в вопросах имперского устройства. Именно Синархия является для д'Альвейдра сакральным, духовным, традиционным, религиозным и политическим идеалом, который необходимо реализовать несмотря на все внешние обстоятельства, так как в Синархии запечатлена в её чистейшем виде абсолютная Воля Провидения, не зависящая от исторической конкретики.

Через несколько веков после удаления Рама от дел управления сакральной Империей в Индии происходит сакрально-политическая катастрофа, послужившая деструктивным импульсом для всего устройства Империи Рам. Это было восстание принца Иршу. В этом восстании Иршу не только преследовал цели захвата власти, на которую он не имел права в соответствии с законами Рама, но и совершил религиозную революцию — Перво-революцию, ставшую парадигмой всех последующих исторических революций. Это было восстание третьего, Царского, уровня Высшей Коллегии против двух остальных уровней, и особенно против второго Жреческого уровня. Иршу выдвинул претензии на полноту власти в Индии и заявил о достаточности одного уровня Высшей Коллегии — уровня Царского. К восстанию Иршу примкнули все анархические и склонные к анти-номизму элементы в Империи Рам — потомки Чёрных Королей, не удовлетворённые интеграцией в систему Рама, преступники кастовых и религиозных предписаний, служители культа Тельца, предшествовавшего имперским реформам Овна и другие революционные кадры. Символами восстания стали Красный Цвет, Бык, Красная Голубка и Лунный Серп. В Индии Иршу и его сторонники потерпели поражение, но волна Революции прокатилась по всем материкам, образовав цепь анти-жреческих и анти-троических революций. "Иршуизм" стал постоянным фактором сакральной Истории. Он проявился в набегах ионийцев (согласно д'Альвейдру, слово "ионийцы" происходит от санскритского "иони"), в завоевании гиксами Египта, в императорском пурпуре Рима, в Туранистских набегах Быкопоклонников-тюрков на Овнопоклонников-иранцев и т.д. При этом любопытно, что Сэнт-Ив связывает "иршуизм" ("цезаризм") с "Монотеизмом", а "рамизм" с "Троичностью".— Полноценная Высшая Коллегия имеет три уровня, а "иршуистский" монархизм — только один. С другой стороны, д'Альвейдр соотносит религиозные культы "ионийцев" с пантеизмом, натурализмом и имманентизмом, а также с магией и с кровавыми жертвоприношениями. В целом же Революция Иршу в религиозной сфере может быть определена как отрицание Трансцендентного Принципа и Духовной Власти. При этом, однако, "ионийская" Красная Революция отнюдь не означает атеизма. Она предполагает наличие особой анимистической, натуралистической и оргиастической сакральности, особых культов с подчёркнутой женской, экстатической спецификой. Это — культы Быка, культы Венеры, Луны, Земли, Великой Матери, а также всех теллурических и лунных демонических сил.

Вся сакральная история после восстания Иршу рассматривается Сент-Ивом как противостояние двух религиозно-политических парадигм: Синархии и Анархии (частным случаем которой является Монархия, оторванная от двух других уровней Высшей Коллегии). Анархические тенденции выступают не только и не столько как самостоятельные религии или государственные идеологии, сколько как элементы социально-религиозных структур, способных, в зависимости от обстоятельств либо выходить на поверхность и декларировать Лунно-Женско-Царско-Бычье-Красную Анархию, диктатуру анти-троической, анти-жреческой и анти-пророческой Революции, либо скрыто подтачивать устои Синархического правления через теллурические культы Матери Земли, через оргиастические мистерии, через лунную духовность магов. Поэтому после внешних набегов ионийцев, гиксов, филистимлян и т.д. борьба этих двух идеологий стала по преимуществу подспудной, и протекала она отныне в рамках одного и того же государства, одной и той же религии и т.д. (Любопытна особая оценка д'Альвейдром Маздеизма и Зороастризма, которые он считал экстремальным выражением сугубо солнечной тенденции, — второй Жреческий уровень Высшей Коллегии, — специально акцентирующей не столько Троическую Синархию, сколько Двоическую анти-Монархию, анти-Анархию как прагматическое средство религиозной войны с натуралистическими "ионийцами", в имманентном экстазе настаивающими на единственности Проявленного мира и, соответственно, на единственности Царской функции, на пантеистическом монизме. (Сэнт-Ив не оправдывает дуалистического отклонения от Синархии, но показывает практические причины этого).

Библейский иудаизм Сэнт-Ив д'Альвейдр относит к принципиально "рамидским" религиям, видя намёк на Рама в самом имени Аб-Рама. Иудейское противостояние Египту он трактует как идеологическую борьбу Синархистов-евреев против Царских Анархистов, фараонопоклонников-египтян. Но религиозную сторону Египта и его Жрецов д'Альвейдр видит как элементы Синархической Системы (Троица — Осирис-Изида-Гор). Но позднее и в самом иудаизме произошла анти-синархическая революция. Окончательно же иудаизм был извращён после его неприятия Иисуса Христа, высшего и чистейшего эсхатологического образа Овна, Пророка, Жреца и Царя одновременно, сбывшееся и тотальное осуществление провиденциальной миссии Рама, который был в некотором смысле прообразом самого Спасителя. Будучи убеждённым христианином, д'Альвейдр видит, однако, синархическую истину Троичности и в других традициях — в Индуизме, Даосизме и т.д. Однако и Христианская Цивилизация, восстановившая в определённых аспектах Империю Рама не только духовно, но и географически (показательно, что огромную роль в этом Сэнт-Ив отводил Русскому Православию и вообще славянам — сам он был женат на русской княгине Келлер), была подвергнута внутреннему и внешнему воздействию "нео-иршуистов", что окончательно проявилось во Французской Революции, в Красном Знамени, в пантеистическом материализме социалистов, в протестантском заговоре европейских Князей против Рима и Церкви, в де-христианизации Запада. Последними осколками Троической Империи Рам д'Альвейдр считал католическую Австро-Венгрию и православную Россию.

Вот в самых общих чертах конспирологическая схема Сэнт-Ив д'Альвейдра, которую он развил с огромным числом крайне интересных подробностей в своих объёмных трудах, полных исторических примеров, эзотерических толкований религиозных доктрин и текстов, сакрально-лингвистических расшифровок имён и названий (тут можно встретить как явные и неоправданные натяжки и фантазии, так и удивительно ценные интуитивные догадки и соотнесения), объяснением библейских отрывков, призывами к конкретным историческим лицам — царям, сенаторам, политическим деятелям, пересказом восточных инициатических легенд и т.д. Всё это заслуживает самого глубокого изучения, а также в высшей степени интересно проследить нити влияния его идей не только на оккультистов — Папюса, Седира, Андре Савуре и т.д., — но и на политических деятелей той эпохи, так как тема Синархии в ХХ-ом веке стала чрезвычайно популярной у юдофобов и анти-масонов, отождествивших синархические принципы с замыслом знаменитых "Сионских Мудрецов" (чаще всего, при этом, труды самого д'Альвейдра никто не удосуживался прочесть или осмыслить, подвергая критике лишь вульгаризированный и политизированный концепт). С другой стороны, не исключено, что книги Сэнт-Ива были действительно известны некоторым лидерам левого социал-демократического движения, которые, вероятно, по-своему поняли и переосмыслили его труды, и воплотили определённые его идеи на практике в виде пародии или карикатуры. Так, вызывает удивление настойчивое использование д'Альвейдром слова "Советы" при описании Высшей Синархической Коллегии. Речь даже идёт о "Советах Пророков", о "Советах Жрецов" и "Советах Царей", а кроме того, идеи Синархии д'Альвейдр и прямо адресовал рабочим, в несколько наивной, но по своему очень интересной книге "Миссия Рабочих". Не исключено, что между идеями д'Альвейдра и системой "Советов" пролетарских государств имеется некоторая оккультная взаимосвязь, хотя, естественно, последнее не что иное, как грубая пародия, и даже прямая противоположность метафизическому принципу реальной и трансцендентной Синархии, которую только и имел в виду "безумец от истории", маркиз Сэнт-Ив д'Альвейдр.

3. Грасе д'Орсе : "Кварта" против "Квинты"

Вторым после Сэнт-Ива в вопросах оккультной конспирологии можно назвать в высшей степени странного автора второй половины XIX-го века Клода Состена Грасе д'Орсе (1828 — 1900). Его имя было бы совершенно забыто, если бы не упоминание о нём в книге загадочного алхимика XX-го века Фулканелли. Последователи Фулканелли, и вообще европейские традиционалисты, отыскали в фондах Национальной Библиотеки Франции забытые номера "Ревю Британник", в которых они обнаружили серию статей Грасе д'Орсе, методично описывающих альтернативную оккультную историю Европы, и особенно, естественно, Франции. Особенно поразительной была головокружительно смелая дешифровка старинных гравюр, народных куплетов, геральдических надписей и т.д., которые автор с помощью так называемой "фонетической кабалы" (не путать с еврейской Каббалой, с двумя "б") делает захватывающим повествованием о тайной борьбе двух могущественных "секретных обществ". Именно противостояние этих организаций и определяет, по Грасе д'Орсе, всю европейскую историю.

Схематически можно представить эту фантасмагорическую картину следующим образом. Изначально на территории Евразийского континента и Северной Африки существовало два религиозных типа, два культа — Солнечный и Лунный. Эти соперничающие между собой религиозные организации находились в состоянии постоянного конфликта. В древней Галлии существовало две основные касты — "жители башен" и "труженики". "Жители башен" ("жасы", "гои" или "гогтрюсы") были Лунопоклонниками, их богиней была Беллона или Белена (Грасе д'Орсе сближает слово "Belena", богиня Луны у кельтов, и слово "volonte", "воля"). "Труженики" ("пеки" или "пикарды") поклонялись солнечным божествам Эсусу и Теутату. На этом этапе Грасе д'Орсе явно ориентируется на известные ему труды Сэнт-Ива д'Альвейдра, так как он называет Лунопоклонников "ионийцами", потомками "Энея", основателя Римской династии, а объектом их поклонения он считает священную корову Ио ("ионийцы" — потомки коровы Ио). Как и д'Альвейдр, основополагающим символом "ионийцев" он называет Красный Цвет (красный — изначальный цвет орифламмы французских монархов). Против лунных "ионийцев" боролись солнечные "дорийцы" и "стоические поклонники Митры". Символические цвета "дорийцев" — Чёрный и Белый.

Но в развитии этой темы Грасе д'Орсе далеко уходит от д'Альвейдра. Он однозначно отождествляет "ионийцев" с носителями идеи родовой аристократии, с европейской знатью. Солнцепоклонники, в свою очередь, — это народ, крестьяне, ремесленники, а также клир, жреческое сословие. Средневековые гибеллины, сторонники примата императорской власти над властью Папы, а позднее протестанты были типичными "ионийцами". Вельфы же, сторонники Папы, "дорийцами" и Солнцепоклонниками. Любопытно, что Грасе д'Орсе затрагивает здесь вопрос магии крови, так как он утверждает, что "ионийцы", и особенно род французских капетинских монархов, идущий от Катта Валлона, считали себя носителями "фиолетовой" крови, крови божественной, и презирали "голубую" кровь низших каст. Поэтому Лунопоклонники назывались иногда "фиолетовыми", а Солнцепоклонники — "голубыми". В христианской Европе оба эти течения существовали не только в форме идеологических и политических комплексов, но и виде "секретных обществ", с особым языком знаков, символов, соответствий, паролей и т.д.

Солнцепоклонники были объединены в тайный "Орден Четырёх", "Орден Кварты". Другим их названием было "Менестрели Мурсии" или "Менестрели Мерси", т.е. дословно "Менестрели Милосердия". Другим важнейшим знаком "Кварты" был Северный павильон дворца Тюильри и День Зимнего Солнцестояния. В эзотерической шифрованной книге Рабле члены "Кварты" описаны под именем "Гастролатров", "чревоугодников". В Англии они проявились в парламентской партии "вигов", т.е. "париков", так как "парик" — это тайный пароль "дорийцев". Менестрелей Мурсии Грасе д'Орсе связывает с горожанами или сельскими жителями, в противовес аристократам, живущим в замках, "башнях" (связь слова "tour" — "башня" и "taureau" — "бык").

Лунопоклонники объединялись в таинственный "Орден Пяти", "Орден Квинты". Иначе же они именовались "Менестрели Морвана" или "Менестрели Моргана". Они связаны с Югом, с Летним Солнцестоянием. Их традиционная эмблема — Танцующая Смерть, danse macabre, а также Южный Павильон Тюильри, Павильон Флоры. Словосочетание "Менестрели Морвана" Грасе д'Орсе расшифровывает как "мёртвая южная рука", "morte main australe". У Рабле члены "Квинты" — это Энгастромиты, ненавидящие еду. Поэтому любимое средство аристократов-ионийцев для борьбы с народом и для его подчинения — это "организованный голод", "мор". Грасе д'Орсе считает, что любой голод и мор в Европе на протяжении всего известного исторического периода — это не случайность, а результат заговора Лунопоклонников против народа. В Англии "Квинта" представлена парламентскими "тори" ("тори", "tory" — "обитатели башен", "tour", поклоняющиеся быку "taureau"). На уровне христианского богословия корни "Кварты" тянутся к еретическому учению Кердона, одному из первых монофизитов, отрицавших человеческий элемент в личности Иисуса Христа.

Феодальную Европу, и особенно Францию, Грасе д'Орсе считает в большинстве своём "солнечной", управляемой "Орденом Кварты", чьей представительницей, в частности, была Жанна Д'Арк. Но некоторые правящие королевские рода принадлежали, при этом к Лунопоклонникам, "фиолетовым". (Фиолетовым было знамя первых капетинских монархов). Реформа и Протестантизм был целиком и полностью результатом заговора "Квинты", которая стремилась освободиться от влияния вельфского жреческо-народного Ватикана с его Солнечной ориентацией. Но помимо смягченной чисто церковной и католической солнечности, на Западе существовала и радикальная организация Солнцепоклонников, стремящихся раз и навсегда покончить с конкурирующим Орденом. Древнейшая солнечная Традиция, в рамках Христианства связанная с апостолом Павлом и ересиархом Маркионом (прямо противоположным в своей доктрине "монофизиту Кердону"), была сохранена в Иерусалимском патриархате, откуда её привезли в Европу рыцари Храма, тамплиеры. Позже солнечные тайные доктрины были переданы португальскому Ордену Христа, а ещё позже — Ордену Иезуитов. В конце концов, они перешли к европейскому Масонству. Знамя тамплиеров было как раз Чёрно-Белым.

Масонство вплоть до Французской Революции было ареной противостояния двух тайных Орденов — "Квинты" и "Кварты". Изначально Масонство было создано Иезуитами как инструмент в борьбе против всесилия "ионийской" аристократии. Но позднее в него проникли многие представители "Квинты" и стали бороться за доминацию внутри этого Ордена. Солнцепоклонники в рамках Масонерии образовали орден Геродона, который позже стал "Шотландским древним и принятым обрядом" из 33 степеней. Лунопоклонники оформились в гугенотское масонское братство "Адельфов", а позже "Карбонариев".

Пиком оккультных интриг в войне "Кварты" и "Квинты" Грасе д'Орсе считает Революцию. В ней все тайные силы европейской истории вышли на поверхность. Грасе д'Орсе в целом разделяет точку зрения контр-революционных авторов — аббата Баррюэля, Агустена Кошена, Бернарда Фая и т.д. — относительно причастности Масонства к Революции. Он даже согласен, что именно на Масонстве и лежит главная ответственность за случившееся. Но в отличие от довольно простых схем обычных контр-революционеров он выдвигает головокружительную и необычайно сложную версию, где вся Масонерия предстаёт не как нечто однородное и единое, но как поле противодействия двух ещё более тайных, оккультных сил и групп. Таким образом, его конспирологическая картина намного богаче.

Во-первых, в подготовке Революции безусловно участвовали обе тайные организации. Отчасти деградировавшее солнечное братство "Кварты" истолковало многие свои доктрины буквально, и вместо солнечного равенства в духе оно стало развивать демократические вульгаризированные концепции, направленные не только против протестантской аристократии, стремящейся абсолютизировать свою власть, подавив сопротивление клира и народа, но и против самой социальной иерархии в целом. Так баварские Иллюминаты и герцог Брауншвейгский (по праву своего род возглавлявший европейскую партию гвельфов, т.е. один из вариантов "Кварты") готовили казнь Людовика XVI как абсолютиста, склоняющегося на сторону гугенотов и протестантов. Если до Людовика XV французские монархи шли на уступки "Кварте", и даже установили с демократическими гвельфами ¾ "дорийцами" союз против власти поместного дворянства, то сам Людовик XV и Людовик XVI нарушили договор и встали на сторону Лунопоклонников-гугенотов. Они отказали крестьянам в распашке королевских земель и лесов (это требование, естественно, поддерживала и Церковь), распустили Орден Иезуитов и устроили "искусственный голод", "мор", то есть проявили все признаки своего перехода на сторону "Квинты" и "ионийцев". Тайное собрание "Кварты" во Франции с участием представителей всех простых сословий и клира под эгидой Ложи-матери, своего рода оккультный парламент, также проголосовал за смерть Людовика XVI. Таким образом, Французская революция была местью про-иезуитского масонства солнечного ритуала королю, перешедшему на сторону лунного ритуала, и связавшего свою судьбу с гугенотами-гибеллинами. Но в ходе социальных потрясений Революции "солнечный Орден" фактически стал носителем эгалитарных настроений и доктрин. Это в значительной степени изменило изначальную религиозную ориентацию движения и привело к известным эксцессам.

С другой стороны, Масонерия была уже пропитана протестантскими влияниями "Квинты". Протестанты же, согласно традиционной логике "партии Танцующей Смерти", постоянно практиковали скупку зерна и под угрозой голода наращивали капиталы протестантских банков. Поэтому, потеряв своего союзника — Людовика XVI, "ионийцы" отыгрались на экономических достижениях; участвуя в управлении Республикой в силу своей масонской включённости в заговор, они сосредоточили в своих руках финансы. Так аристократы "фиолетовой" крови прочно связали свою судьбу с буржуазией на почве протестантизма и Лунопоклонничества. И позднее лунный обряд потомков Коровы Ио стал также конспирологической ориентацией "капиталистов", воспринявших от аутентичных "Менестрелей Морвана" в первую очередь экономические методы борьбы с простым народом и Церковью.

Но как бы то ни было, вырождение солнечного "Ордена Кварты" вплоть до демократизма и эгалитаризма и превращение лунного "Ордена Квинты" в силу капитализма, по мнению Грасе д'Орсе, положило конец многовековой истории этих "секретных обществ". Вначале, Грасе д'Орсе думал, что тайный язык "Кварты" и "Квинты" был утрачен и забыт, что их борьба была десакрализирована, их символизм и их иероглифы потеряли всякий смысл, а их влияние на общественно-политическую жизнь сошло на нет. Но в конце своей жизни он изменил свою точку зрения, и написал, что вопреки его первоначальным убеждениям тайная иероглифическая история Франция не оборвалась на убийстве герцога де Барри ("последнего гульярда"), но таинственным образом она продолжается и сегодня, о чём свидетельствуют некоторые шифрованные произведения искусства. Тот, кто знает особый ключ, тот может, по мнению Грасе д’Орсе заглянуть вглубь таинственной "иероглифической" жизни, расшифровать "дипломатический" (по выражению Грасе д'Орсе) язык символических названий и фигур, постичь таинственный смысл, заложенный в книгах Рабле, в "Сне Полифила", в трудах Данте, Кавальканти, Кампанеллы (не указывает ли его "Город Солнца" на причастность к "Ордену Кварты"?), Сервантеса, Мольера, Сирано де Бержерака и многих других авторов, чьи произведения несомненно имеют эзотерический подтекст.

В принципе, можно пойти и ещё дальше и попытаться увидеть многие события нашего уже нашего XX-го века — "искусственный голод", демократические и эгалитаристские перевороты, нео-символизм современной политической и экономической пропаганды, "англо-саксонский" (= "протестантский") фактор в мировой геополитике, планы по созданию Мирового Правительства и установлению Нового Мирового Порядка — в оптике, подобной методу Грасе д'Орсе, поскольку его сложная и развитая модель имеет удивительный резонанс с оккультной, "иероглифической" стороной важнейших современных процессов. Совершенно очевидно, что гений Грасе д'Орсе остаётся чрезвычайно актуальным и в высший степени притягательным и сегодня, что выражается в его растущей популярности в последние годы в традиционалистском и даже академическом мире Франции, и шире — Европы.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.008 с.)