ТОП 10:

Дугин Александр – Конспирология



Дугин Александр – Конспирология

( НАУКА О ЗАГОВОРАХ , ТАЙНЫХ ОБЩЕСТВАХ И ОККУЛЬТНОЙ ВОЙНЕ )

 

 

Книга известного философа, публициста, доктора политических наук и лидера Международного "Евразийского Движения" АТДугига рассказывает о разнообразных "теориях заговора", их социологических функциях, связях с архетипами традиций и религий, их месте в общем контексте современной политической мифологии.

Конспирология описывается как особая экстравагантная теория познания, получившая широкое распространение в эпоху постмодерна; приводятся многочисленные и разнообразные иллюстрации "заговоров", в равной степени будоражащих умы наших современников независимо от того, являются ли они реальными или целиком выдуманными.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 


Часть I. ПАРАДИГМЫ ЗАГОВОРА ( Введение в конспирологию )

1. Предмет исследования .

2. Основная конспирологическая модель .

3. Конспирология и традиционализм .

4. Конспирологические вариации .

5. Дьявол в фартуке с молоточком и лопаткой .

6. "Лучшего из гоев убей" .

7. Хозяева процентной паутины .

8. Агенты мировой революции .

9. Угроза Нового Мирового Порядка .

10. Всемирный интернационал ересей .

11. Заключение .

 

Часть II. ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА И ОККУЛЬТНЫЕ СИЛЫ ИСТОРИИ

1. Метод "исторического безумия" .

2. Синархия Сэнт-Ив д'Альвейдра .

3. Грасе д'Орсе: "Кварта" против "Квинты" .

4. Контр-инициация в трудах Рене Генона .

5. Тревожная Вселенная Мигеля Серрано .

6. Жан Робен, борец против Зелёного Цвета .

7. Конспирологические виражи Жана Парвулеско .

8. Вампиры — агенты эволюции .

9. Современная конспирология и мондиализм .

10. Заключение .

 

Часть III. ВЕЛИКАЯ ВОЙНА КОНТИНЕНТОВ

 

1. Геополитика и тайные силы истории .

2. Основы геополитики .

3. Заговор "атлантистов" .

4. Заговор "евразийцев" .

5. "Кровь и почва" — "Кровь или почва ? " .

6. Панславизм против евразийства .

7. Атлантисты и расизм .

8. Кто чей шпион ? .

9. Вы сказали ГРУ, господин Парвулеско ? .

10. ГРУ против КГБ .

11. Белые евразийцы — красные евразийцы .

12. Пакт Риббентроп — Молотов .

13. Контуры атлантического лобби .

14. КГБ на службе "Танцующей Смерти" .

15. Конвергенция разведок и миссия ГРУ .

16. Вспышки и эклипсы Евразийского Солнца .

17. После "победы" .

18. "Полярная" миссия генерала Штеменко .

19. Никита Хрущёв — агент "Атлантиды" .

20. Долгий путь к 1977-ому .

21. Геополитика маршала Огаркова .

22. Афганская катастрофа .

23. "Правые" в КГБ и парадокс Андропова .

24. Двойной агент Михаил Горбачёв .

25. Подлинный лик Анатолия Лукьянова .

26. "Мистер Перестройка" .

27. Между ложных альтернатив .

28. Путч — кульминация оккультной войны .

29. Просчёт маршала Язова .

30. "Мистер Перестройка" идёт в атаку .

31. Лукьянов и ритуальный шабаш на могиле маршала Ахромеева .

32. Метафизика оккультной войны .

33. Конец Времён .

34. Endkampf .

35. Орден и "наши" .

36. Час Евразии .


 

 

Часть I

ПАРАДИГМЫ ЗАГОВОРА

( Введение в конспирологию )

Предмет исследования

 

Начиная рассмотрение такой деликатной проблемы, как "теория заговора", порождающей вокруг себя страсти (и не только журналистские, но и политические, и даже юридические!), мы хотели бы сразу определить специфику нашего подхода к данной теме. Мы совершенно убеждены, что наличие или отсутствие самого "заговора" ровным счётом ничего не изменило бы в данной проблематике, так как, хотим мы этого или нет, в течение последних столетий современной истории конспирологические мотивы в историографии, в культурологии и даже в повседневной политике играют столь значительную роль (а в некоторых случаях являются даже наиболее весомым аргументом), что уже это само по себе заставляет нас внимательно изучать сам феномен "конспирологии". Здесь можно провести, естественно, mutatis mutandis, параллель с религией, которая существует не за счёт факта Бога, но за счёт факта Веры. В нашем случае можно было бы сказать, что "заговор", в самом общем смысле слова, существует, так как существует целая исторически и социологически фиксируемая вера в него, основывающаяся, кроме всего прочего, на более или менее тщательно разработанной и довольно разнообразной аргументации. Естественно, вопрос во всей своей полноте почти необъятен, и претендовать на его исчерпывающее рассмотрение мы ни в коей мере и не собираемся. Для нас, напротив, важнее всего предложить принципиальные пролегомены для беспристрастного и обоснованного исследования "теории заговора" вне полемических или чисто фактологических споров. Если в течение, по меньшей мере, последних столетий множество людей были и продолжают быть уверенными в существовании более или менее универсальной сети "заговорщиков", преследующих какие-то свои особые планы, которые они хотят навязать человечеству, значит, предмет для изучения уже налицо.

Аргумент, чаще всего приводимый противниками "конспирологического" подхода к истории, состоит в указании на гротескность бытовой "конспирологии", чьи максимы действительно картинно несостоятельны и подчас абсурдны. (Особенно это характерно для анти-масонских мифов конца XIX-го века — "дело Таксиля" и т.д.) Но благодаря исследованиям современных социологов и историков религии (и в особенности Мирча Элиаде), мы знаем, что неадекватная, на первый взгляд, оценка различными слоями общества тех или иных исторических феноменов может свидетельствовать (и свидетельствует в большинстве случаев!) об устойчивых бессознательных архетипах, которые приводят конкретные факты и события к мифологическим парадигмам, хотя эти парадигмы и могут оставаться совершенно вне рационального плана. К примеру, свойственный русскому большевизму мессианский пафос и явные аналогии с новогвинейскими карго-культами (см. М.Элиаде "Мефистофель и Андрогин") являются не столько аргументами в пользу того, что эти люди "ошибались", "были обмануты" или "поверили в химеру", сколько свидетельствуют о глубокой архаичности определённых слоёв народа, населявшего Российскую Империю перед октябрьской революцией и об устойчивости некоторых мифологических комплексов на уровне коллективного бессознательного. Точно так же дело обстоит и с бытовой "конспирологией". Её чрезмерность и упрощённость суть знаки её соответствия каким-то архаическим пластам, которые не могут до конца быть просветлены рациональностью, но всё же стремятся вылиться, восстать из своих глубин, чтобы донести своё немое и подчас нечленораздельное послание об "опасности мирового заговора". И тот факт, что увлечение конспирологией часто чревато действительным психическим расстройством, с одной стороны, а с другой, что многие душевнобольные естественно и спонтанно, безо всякой предварительной подготовки, воспроизводят в общих чертах все этапы "конспирологической логики" (вспомнить хотя бы различные разновидности маниакально-депрессивных расстройств!), — всё это лишний раз доказывает укоренённость проблемы "заговора" в самых базовых уровнях человеческой и социальной психики, а отнюдь не служит "доказательством того, что заговор ¾ это продукт психического расстройства". Здесь логика обратна. Ослабление по тем или иным причинам рациональных индивидуализированных структур сознания выявляет именно то, что является наиболее глубинным содержанием психики, и лишь высвечивание этого содержания (а отнюдь не бегство от него) может действительно привести к формированию подлинно полноценной личности, идеальным примером которой могут служить ортодоксальные религиозные мистики, пропитывающие психические бездны светом конкретной, рациональной и даже сверхрациональной теологии.

Как бы то ни было, "конспирология" сама по себе нуждается, безусловно, в планомерном анализе и изучении, что мы и предлагаем осуществить (или, по крайней мерё, начать осуществлять в меру возможностей) всем заинтересованным в этой области исследователям, а также самим сторонникам и противникам тревожной "теории заговора".

Конспирологические вариации

Прежде чем приступить к общему концептуальному обзору конкретных конспирологических моделей, мы назовём наиболее часто встречающиеся варианты. Наше схематическое представление не претендует на исчерпывающую классификацию, но для удобства репрезентации мы выделили несколько основных типов "теории заговора".

1 — "Масонский заговор". Эта тема наиболее характерна для контр-революционеров религиозной ориентации, католиков-интегристов, православных консерваторов и фундаменталистов. В разоблачении масонского заговора традиционно преобладают теологические мотивировки.

2 — "Еврейский заговор". Этот "знаменитый" конспирологический концепт имеет две основные версии — теологическую (и в данном случае критике подвергается религиозные аспекты иудейства) и расистскую (здесь речь идёт о национальной специфике евреев и их расовой миссии).

3 — "Заговор банкиров". И шире, "экономический заговор". 3десь конспирология соприкасается с политологией, экономизмом и социологией. Некоторые аспекты такого конспирологического варианта фактически совпадают с политическими доктринами марксизма.

4 — "Заговор неимущих" или "большевицкий заговор". Эта концепция, в свою очередь, соответствует клише европейского массового сознания.

5 — "Мондиалистский заговор" — новейшая форма конспирологии, разоблачающая планы "тайного мирового правительства" в последние десятилетия. Особенностью этого варианта конспирологии является то, что основным объектом исследования становятся Соединённые Штаты Америки как особый геополитический центр со своей специфической и весьма подозрительной в ряде аспектов культурной и футурологической концепцией.

6 — "Заговор сект". В качестве новой версии этой довольно старой конспирологической темы можно особенно выделить концепцию "нео-спиритуалистического заговора", которая рассматривает политическую активность нео-мистических групп и движений.

Ниже мы опишем в нескольких словах специфику каждой из этих концепций.

Хозяева процентной паутины

В иной версии конспирологических концепций "заговорщиками" являются "банкиры","властители мировых финансов". Эта теория в своей чистой форме содержит меньше всего мистических или теологических элементов и оперирует с сугубо политэкономичсскими категориями. И однако это не означает, что данная ветвь конспирологии совершенно обособлена от других направлений. Часто "заговор банкиров" фигурирует и в анти-масонских и в анти-иудейских концепциях, органично входя как составляющая в общий свод претензий конспирологов к "заговорщикам" — ведь речь идёт о планомерном захвате экономической власти над геополитическим пространством планеты.

Суть теории "заговора банкиров" сводится к следующему: параллельно с началом сугубо капиталистической цивилизации на Западе деньги — капитал как самостоятельное явление — стали важнейшим социальным фактором, в то время, как ранее в докапиталистическом и ранне-капиталистическом обществе финансы играли хотя и важную, но всё же подчинённую роль по сравнению с государственными, религиозными или чисто политическими формами. Самостоятельность в рамках общественной жизни финансы получили только тогда, когда духовные и религиозные правовые нормы были смещены на периферию общественной жизни и перестали определять характер общественного строя. При этом не рынок, но банк, то есть ссуда, проценты, получаемые в качестве роста, превратились в основной источник приобретения капитала. Не частный собственник, а рост денег, стал действительным контролером политических и социальных процессов. Но ссудные способности банков могли превышать их действительный капитал, при том, чтобы банк не потерпел банкротства, только за счёт "круговой поруки банкиров", поддерживающей всем объёмом международного кредита каждого конкретного банкира. А кроме того, сама специфика банковской деятельности могла быть уделом только особой идеологической категории людей, так как в нормальном случае христианская доктрина, равно как и большинство других религий, категорически запрещает ростовщичество. Таким образом, "заговор банкиров" — это не заговор эксплуататоров, использующих наёмный труд, но "заговор паразитов", использующих лишь криминальное, с точки зрения христианской идеологии, получение денег не за счёт труда, но за счёт самих же денег, а, в конечном счёте, даже не за счёт реальных денег, а за счёт денег фиктивных, лишь обещанных заёмщику по универсальному сговору между всеми лицами, промышляющими этим бизнесом.

Стремясь противостоять "заговору", в конце XIX-го века Ватикан даже попытался организовать свой, альтернативный католический банк, применяя против "врага" его же средства, но эта попытка окончилась фиаско, благодаря кампании в прессе, организованной с целью дискредитации президента этого банка. Исторически успешными попытками прорвать зависимость от Мирового Банка были только кратковременные периоды существования Райхсбанка в Германии Гитлера и Национального банка в Италии Муссолини, а также попытка организовать исламский банк в современных исламских странах. Таким образом, теория "заговора ростовщиков" в определённой степени предопределила конкретные политические шаги некоторых политических режимов, а не осталась отвлечённым, абстрактным занятием идеологов конспирологии.

Против Мирового Банка была направлена пропаганда определённой разновидности марксистов, которые выступали не только против "присвоения прибавочной стоимости" капиталистами-предпринимателями, но и против самой биржевой системы, являющейся святой святых развитого (но не раннего!) капитализма. Хотя надо заметить, что исторические марксисты не всегда поднимали этот вопрос, и очень часто, напротив, именно банковский, процентный аспект капиталистической системы анти-капиталистическая критика коммунистов обходила молчанием. Сам Ленин даже иногда приводил банковскую систему капитализма в качестве образца для социалистического строя. Наиболее последовательными анти-банкирами были именно национал-социалистические теоретики (и в первую очередь, Готтфрид Федер) и современные исламские экономисты-фундаменталисты.

На "пауков процентного капитала" анти-банковская конспирология проецирует всю основную структуру общего конспирологического архетипа. Цель их заговора — подчинить себе человечество, создав особую, контролируемую лишь ими анти-цивилизацию, где все экономические и социально-политические ценности будут перевёрнуты: всякий созидательный импульс (не только производительный, но и организационный, частно-собственнический) будет подчинён экономической цензуре ничего не производящих и даже ничего не организующих паразитов, которые узурпируют право абсолютного контроля над любым общественным и даже частным начинанием. Курьёзно отметить, что некоторые современные анти-банковские конспирологи (в частности, чилийский литератор М.Серрано) делают из участников "заговора банкиров" не просто предельно порочных людей, некое средоточие извращений и грехов, но утверждают, что "мировое братство банкиров" состоит из особого типа существ, которые в Ветхом Завете назывались "шеддим" и которые являются результатом экстраординарной мутации, произошедшей с продуктами преступных браков между людьми и животными. Подчас к подобным экстравагантным разоблачениям добавляются в качестве иллюстрации весьма впечатляющие фотографии ведущих мировых банкиров! Таким образом, "оккультное" измерение основного конспирологического сценария можно обнаружить и в такой прозаической сфере, как экономика и финансы.

Агенты мировой революции

Особой разновидностью "заговора" можно считать коммунистическую теорию "мировой революции", которая на практике, после революции в октябре 1917-го в России, стала логически означать "экспорт советской модели". Именно "угроза большевизма" и сопутствующая ей теория "большевицкого заговора" сменила на определённый период конспирологическую озабоченность анти-масонов Европы в первой половине XX-го века, а потом именно на этом основании сформировалось расхожее клише "капиталистической" и "анти-советской" пропаганды.

Можно определить эту концепцию как "заговор нищеты". Смысл "заговора" в том, что определённая категория человеческих существ, особый социальный тип, не имеет необходимых качеств ни для того, чтобы организовать производство, ни для того, чтобы участвовать в нём в качестве наёмной рабочей силы, ни для того, наконец, чтобы вписаться в систему банковского контроля над сферой производства; но одновременно с тем, эта категория не удовлетворена своим маргинальным положением и стремится одержать мгновенный реванш, разом встать надо всей структурой общественных отношений и организовать "диктатуру нищих". Определённые аспекты коммунистической идеологии — "диктатура пролетариата", "ненависть к производительным (и поэтому "реакционным" и "коллоборационистским"!) элементам — профессиональным рабочим, крестьянам и т.д. — а равно и определённые стороны советской истории вполне подтверждали основные положения этой теории. "Заговор" "чистых" революционеров ориентируется на использование кризисных явлений в обществе, которые открывают широкое поле деятельности для совершенно лишённых какой бы то ни было программы "заговорщиков" и при условии дисциплины, цинизма и ловкости приводят "нищих" к политической власти, тогда как другие политические силы остаются рабами собственных идеологических построений. Собственно изначальная реальность большевицких революций соответствовала именно такому "люмпеновскому" сценарию, и лишь потом циничные проходимцы, пришедшие к власти, начинали использовать прагматически элементы более позитивных социальных программ.

Поскольку этот маргинальный элемент существует в той или иной степени во всех обществах, то после победы "большевиков" в какой-то одной геополитической области можно ожидать экспорта их теорий и в другие регионы, так как носители этих теорий потенциально всегда имеются в наличии. На этом основании опасность "большевицкого заговора" всегда присутствует на политическом горизонте любых, "ещё не ставших коммунистическими" режимов. Создание же после второй мировой войны "социалистического лагеря" придало опасности "мировой революции" конкретные, осязаемые формы в виде "просоветской пропаганды", "советских спецслужб" и т.д. И как частный случай анти-большевицкой конспирологии сложился миф о "вездесущем КГБ", которое приобрело статус особой секретной организации, особого тайного общества, чьи цели и задачи простирались значительно дальше политической и идеологической программы советских держав. "КГБ" постепенно переросло в самостоятельную конспирологическую категорию, получившую почти независимое существование по отношению к самим коммунистическим режимам, которые, будучи реализованными на практике, потеряли постепенно флёр нечеловеческой чудовищности, совершенно необходимый для всех конспирологических построений. А кроме того, реальные болыпевицкие режимы (за исключением, пожалуй, Камбоджи при Пол Поте) довольно скоро впитали в себя значительное число социально позитивных, государственных или националистических элементов, которые превратили социалистические страны в слишком обыденные для конспирологического сознания системы. "КГБ" же за счёт своей секретности осталось ядром анти-большевицких разоблачений конспирологов.

У теории "заговора нищих" есть, естественно, и "оккультная" подоплёка. Во-первых, у религиозных конспирологов всегда тревожные подозрения вызывал воинствующий атеизм коммунистов, который в теологической перспективе уже сам по себе не может не означать "присутствия Дьявола", а значит, и его более или менее сознательных человеческих агентов. А во-вторых, и это особенно касается позднего, т.н. "развитого социализма", интерес определённых кругов в советском брежневском руководстве к оккультизму и нео-оккультизму, породил концепцию существования в недрах КГБ "института чёрной магии", использующего мистические практики для реализации психического контроля внутри страны и для организации планетарных психо-диверсий на мировом уровне. Таким образом, анти-большевицкая конспирология имеет традиционный и архетипический для всей этой сферы "оккультный" аспект. А кроме того, существуют интересные конспирологические (в той или иной степени) труды, разбирающие "мистический" характер коммунистической идеологии в целом. (Наиболее интересны, на наш взгляд, работы Н.Кона "Фанатики Апокалипсиса" и И.Шафаревича "Социализм как явление мировой истории").

9. Угроза "Нового Мирового Порядка"

В последние десятилетия, и особенно после Второй Мировой Войны, развилось и ещё одно, самое новое направление в конспирологии, которое разоблачает "заговор мондиалистов" или просто "мондиализм". "Мондиализм" — это форма от французского слова "монд", т.е. "мир". В принципе, это новая актуализация традиционных конспирологических предупреждений о "тайном мировом правительстве", ведущем человечество к последней предельно чудовищной фазе существования. Новым в анти-мондиализме является особая геополитическая роль Соединённых Штатов Америки и тот культурный и социальный архетип, который сегодня окончательно и устойчиво сложился в этой сверхдержаве. "Американизм" является отправной чертой мондиализма, так как именно США стали стратегическим и идеологическим центром пост-индустриального неокапитализма, и именно там идеологические импликации капитализма достигли своих логических пределов и экономически и культурно. Анти-мондиалистские конспирологи (наиболее интересные среди них — Ян Монкомбль, Анри Костон, Жак Бордье, Жорж Вирбо, Жак Плонкар д'Ассак, Бо де Ломни, Пьер Фонтэн, Пьер де Вильмарест, Пьер Вирьон, а среди русских авторов следует в первую очередь назвать публициста А.Кузьмича) особое внимание уделяют таким полу-секретным организациям как Трёхсторонняя Комиссия, (Trilateral commission), Бильдербергский клуб и таким несекретным организациям, как Римский клуб, ЮНЕСКО и Международная Амнистия. Согласно этой конспирологической версии, мондиалистское движение стремится навязать всем странам мира один и тот же социально-политический образец общественного устройства, который будет копией американской модели и в котором все национальные, территориальные и культурные особенности государств и наций будут отменены, как это исторически и получилось в случае американских штатов. Идеологическая модель мондиализма это — посткапитализм, особый "Новый Мировой Порядок", основанный на доминации технократической элиты и на тотальном контроле за естественными социальными процессами. В частности, мондиалисты предлагают сделать из магнитной карты, которая и теперь уже в большинстве европейских стран служит основным финансовым документом личности, "протез я" (выражение принадлежит известному мондиалисту Жаку Аттали, советнику Миттерана и претенденту на пост Председателя Европейского Банка после объединения Европы в 1992 году), что подразумевает отмену и юридическое запрещение всех качественных характеристик, которые вплоть до сегодняшнего дня определяли человеческую личность — отмену и запрещение национальной, государственной, политической принадлежности, вплоть до совершенной нумеризации, приравнивания человека к чисто порядковому номеру. Новый Мировой Порядок представляет собой вариацию "утопического социализма", но особый акцент падает в нём на технологическую, постиндустриальную сторону, которая позволит, по мнению идеологов мондиализма, полностью контролировать производственные и распределительные процессы, чего не могло быть достигнуто при историческом индустриальном социализме.

С точки зрения анти-мондиалистских конспирологов, грядущее объединение Европы является чисто мондиалистским предприятием, направленным на окончательное уничтожение национальной и культурной специфики европейских народов и государств. Поэтому предполагаемый Новый Мировой Порядок, видимый под таким углом зрения, приобретает чудовищные черты некой антихристовой цивилизации, которая должна окончательно изгнать из мира последние остатки качественного существования как в социальной, так и в культурной сфере.

"Заговорщиками" и мондиалистами, в представлении конспирологов, на этот раз являются политики "про-американского" направления, которые исходят из геополитических интересов "американизма" и "космополитизма", при этом доминирующим мотивом "заговора" является технократизм и абсолютный примат "либеральной экономики" (экономики ничем не ограниченного рынка) надо всеми остальными социальными, национальными и политическими факторами. "Американисты" в глазах анти-мондиалистских конспирологов, естественно, не тождественны самим американцам, как, впрочем, в другой конспирологической версии "агенты болыпевицкого заговора" отнюдь не тождественны "советским людям". "Американисты" — это новейшая форма того же самого старинного и единообразного типа "заговорщика", который также как и всегда стремится к построению "анти-цивилизации", некоего наиболее патологического порядка вещей, но только на этот раз "заговорщик" не столько "масон" или "большевик", сколько "технократ" и прагматический, расчётливый "футурист".

Анти-мондиалистская конспирология и актуальные трансформации бывшего социалистического лагеря трактует как результат включения "советских режимов" в общие мондиалистские планы, а сами новые русские конспирологи даже указывают, кто именно из членов Политбюро или Академии Наук СССР входит в состав мондиалистского комитета — Трёхсторонней комиссии. Естественно, эта версия "заговора" в обновлённой форме сегодня является наиболее актуальной и как бы суммирует в себе все исторически предшествующие конспирологические темы и мотивы, давая им свежее и современное звучание. В принципе, наиболее последовательные анти-мондиалисты рассматривают "мировой заговор" прошлых столетий как преамбулу мондиализма, и в доказательство этому приводят факты исторической связи мондиалистских структур с современным масонством (например, основатель Бильдербергского клуба был масоном), сионизмом и еврейством в целом (тот же Жак Аттали — иудей по вероисповеданию и соответственно по крови), с "банками" (что очевидно), и даже с "большевизмом" (что доказывается ссылкой на перестроечные процессы в восточной Европе). Но поскольку конец XX-го века не отличается особой религиозностью, то теологические аргументы и упоминания Дьявола у современных конспирологов (по меньшей мере, у современных европейских конспирологов, поскольку, как это ни парадоксально, русская "перестроечная" конспирология обращается к религиозным догматам столь же часто, как и конспирология исламская).

Любопытно отметить в "Новом Мировом Порядке" роль, которая отводится в нём особой идеологии, противниками мондиализма "окрещённой" "идеологией Уолта Диснея". Характерно, что сам Дисней был одним из крупнейших деятелей американского масонства, и это служит уже достаточным основанием для его включения в сферу особого внимания традиционных конспирологов. Но на уровне культуры "мондиалистская идеология Уолта Диснея" определяется как внедрение в массовое сознание "искусственной беззаботности", неправомочно пристального и страстного внимания к самым незначительным деталям обыденного поведения (как у героев его мультфильмов), примата развлечения над интеллектуализмом, конформистской аполитичности, мелко-человеческого оппортунизма в бизнесе, и в целом, некоей особой "мультипликационности" жизни, протекающей по законам зрелищной иллюзорности. Поэтому у конспирологов даже Микки-Маус становится весьма зловещей фигурой, угрожающей самотождественности национальных и государственных структур Европейских обществ. (Такая же участь постигла и советского героя мультфильмов Чебурашку, обвинённого русскими конспирологами в "космополитизме" и отсутствии у него не только национальных, но и животных признаков, позволяющих отнести его к какому-либо определённому виду зверей).

Заключение

Конспирологические варианты можно было бы продолжать перечислять, равно как и можно было бы развивать каждый из уже перечисленных пунктов, выделяя в нём подвиды и отдельные промежуточные версии. Точно так же можно путём сочетания тех или иных аспектов конспирологических теорий "заговора" значительно расширить спектр конспирологических возможностей, либо уже разработанных, либо остающихся для разработки грядущим поколениям конспирологов. Как бы то ни было, для нас важно было прежде всего проиллюстрировать конкретными конспирологическими концепциями наш тезис о серьёзности конспирологии как методологического и даже идеологического феномена, в любом случае достойного детального и беспристрастного изучения и анализа. Вряд ли следует упоминать, что во всём мире этой теме посвящены не только сотни и тысячи книг, но и постоянные конспирологические журналы и бюллетени, где содержится актуальная и свежая информация по данной проблематике. Отсутствие чего-то подобного у нас, при наличии явного тяготения множества публицистов да и простых людей к конспирологическим темам и трактовкам, явно является печальным упущением и приводит лишь к эмоциональным и яростным, но, увы, сплошь и рядом некомпетентным полемическим спорам, никуда не ведущим и ничего нового в этой области не открывающим. На наш взгляд, восполнить этот недостаток просто необходимо.

С теоретической стороны, в заключение хотелось бы заметить, что объединения различных конспирологических мотивов и гипотез нет и в западных исследованиях, и это тем более прискорбно, что на европейских языках нет недостатка в традиционалистской литературе, дающей все необходимые принципы для сведения частных аспектов в единую конспирологическую картину, которая не только бы с максимальной степенью правдоподобности соответствовала исторической реальности, но и полнее всего высвечивала бы фундаментальный бессознательный импульс, побуждающий всё новые и новые поколения исследователей, независимо от их политической и идеологической направленности, обращаться к конспирологическому методу и вновь и вновь воспроизводить разнообразные варианты единой и общей конспирологической схемы как на глобальном, мировом, так и на частном, локальном, уровне.

Часть II

ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА

И

ОККУЛЬТНЫЕ СИЛЫ

ИСТОРИИ

1. Метод "исторического безумия"

В своём докладе о забытом сегодня эзотерическом авторе Грасе д'Орсе (о котором речь пойдёт ниже) на коллоквиуме "Политика Герметика" (французской ассоциации по исследованию тайных аспектов Истории) Жан-Клод Друэн использовал в отношении этого удивительно интересного конспиролога выражение "безумец от истории" ("le fou historique") по аналогии с "безумцами от литературы" ("les fous litteraires"), как именуют французские культурологи совокупно всех "проклятых поэтов и писателей" — от Нерваля и Бодлера до Селина, Антонена Арго или Эзры Паунда. Выражение "безумец от истории", на наш взгляд, крайне удачно, поскольку, основываясь на сходстве этой формулы с "безумцами от литературы", можно сказать, что именно "безумцам от истории" должно принадлежать центральное место в современной исторической науке, точно так же, как "безумцы от литературы" сегодня являются эталонами современной "литературы", её наиболее центральными фигурами. С другой стороны, то, что казалось "патологией" фарисейской и лицемерной позитивистской культуре буржуазной Европы второй половины XIX-го — начала XX-го веков, в свете современных исследований в области Истории Религий, "психологии глубин", мифологии обнаружилось как наиболее ясное и полноценное выражение интеллектуально-психической "нормы", выявление фундаментальных архетипов человеческого существа, основ его бессознательного и отчасти сверх-сознательного уровня. Исходя из видения конца XX-го века, такой ранний "социалистический реалист", как Золя, с его нескончаемыми и подробными дискриптивными сериалами, выглядит намного более "патологичным" и "безумным", нежели Лотреамон или Рембо, в кажущемся "безумии" которых на самом деле открываются кристальные интуиции вечных сакральных истин, образующих основание всякой интеллектуальной и психической нормы.

Точно так же дело обстоит и с "историческим безумием", то есть с "конспирологическим" (в самом широком смысле) видением истории, поскольку "буржуазная" и "позитивистская" догма о фундаментальной случайности всех исторических процессов в наше время столь же гротескна и абсурдна, как метод "социалистического реализма" в искусстве. Интуиция неумолимой логики Истории, — фатальной в одних случаях и провиденциальной в других, — а также догадка об участии особых категорий людей, полностью или отчасти осознающих свою миссию в предуготовлении и ориентации исторического процесса, является основой метода "исторического безумия", который, шокируя агностиков, на самом деле точно соответствует всем сакральным и религиозным учениям, духу и букве всякой подлинной и аутентичной традиции.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.022 с.)