ТОП 10:

Преподавание истории в учебных заведениях



Значительную роль в истории русского школьного образования во второй половине XVIII в. играла Первая Казанская гимназия, открытая по указу 1758 г., в которой систематически преподавалась всеобщая и отечественная история. Однако исторические знания в учебных планах гимназии были далеко не на первом месте. Так, в 1800 г. в нижнем и высшем исторических классах всеобщей истории отводилось 3 часа в неделю, а Священной истории и катехизису — 6 часов. В 1759 г. в библиотеке имелась «Римская история» Тита Ливия, «Древняя история» Роллена, «Английская история» и др., а также некоторые сочинения Вольтера. Состав учащихся на протяжении XVIII столетия был довольно демократическим. В Казанской гимназии обучались Г.Р. Державин, С.Т. Аксаков, оставивший в «Семейной хронике» интересные воспоминания о ней, Н.И. Лобачевский и др. При оценке роли Казанской гимназии в развитии русской культуры следует помнить, что она долгое время служила подготовительной школой для Московского университета и для Академической гимназии в Петербурге. Эта организационная и идейная связь с двумя столицами способствовала распространению ломоносовских традиций в Казанской гимназии.

История преподавалась и в других провинциальных учебных заведениях. Например, в Астрахани к началу 70-х гг. XVIII в. была открыта «публичная школа», в которой все желающие, особенно дети солдат астраханского гарнизона, могли изучать европейские и азиатские языки, географические, исторические, философские и математические науки. В Харькове в самом начале 80-х гг., как сообщал проезжавший через город адъюнкт В.Ф. Зуев, в семинарии или коллегиуме, были восстановлены «новые науки», в том числе история и география. Во второй половине XVIII в. в Петербурге история преподавалась почти во всех высших и специальных учебных заведениях.

В аристократическом Морском шляхетском кадетском корпусе, основанном в 1752 г. на базе Морской академии, и Навигационной школе преподавалась геральдика. В Сухопутном шляхетском кадетском корпусе, из стен которого выходили не только военные, а также чиновники для всех ведомств, педагоги и артисты, преподавание в котором носило энциклопедический характер, историческое образование еще с первой половины XVIII в. было поставлено очень обстоятельно. История преподавалась также в Артиллерийском инженерном корпусе (с 1762 г.). Однако в таком специальном и привилегированном высшем учебном заведении, как Пажеский корпус, история изучалась довольно поверхностно. В Учительской семинарии в Петербурге и в Главном российском училище также обучали истории, но из 12 нижних училищ ее преподавали только в двух. Как предмет история была в учебном плане Главного немецкого училища, находящегося при немецком лютеранском приходе св. Петра, открытом в 1762 г. Историческое образование предусматривалось и в Смольном институте благородных девиц (с 1764 г.), где, кроме гражданской и Священной истории, изучали также геральдику. История была включена в учебные планы гимназии чужестранных единоверцев (греческий кадетский корпус), «благородного» и частных пансионов Москвы. Но самое главное, что с 1786 г., когда были открыты народные училища, история окончательно стала обязательным предметом школьного образования.

Политика екатерининского правительства в области учебного дела была сформулирована в «Генеральном учреждении о воспитании обоего пола юношества» (1764). Основная идея этого документа, определившего образовательную политику на протяжении всей второй половины XVIII столетия, сводилась к признанию преимущественного значения нравственного воспитания по сравнению с научным образованием. Обозначенное направление последовательно утверждалось во всех уставах новых и преобразованных учебных заведениях.

С созданием Комиссии об учреждении народных училищ в 1783 г. правительство Екатерины II стремилось создать единообразную структуру училищ. Комиссия должна была организовать в Петербурге Главное народное училище, заботиться о подготовке учителей и об издании учебников. В 1786 г. вышел указ об открытии народных училищ в 25 губерниях Российской империи и главных народных училищ в 14 губерниях.

Преподавание истории во второй половине XVIII в. было лучше всего поставлено в Московском университете. Университетский устав предусматривал для студентов за три года пребывания на первом, философском, факультете «успеть в так называемых словесных науках, состоящих особливо в знании латинского, греческого и российского языков (присо-вокупя к оным немецкий или французский), истории, географии, древностей, мифологии». Сюда же входили математика, физика и логика. В подробном методическом пособии, подготовленном для преподавателей Московского университета, особое внимание обращалось на преподавание латинского языка и истории. Преподавание истории носило определенный морализующий характер, но не была забыта и научная сторона преподавания, требовалось твердое знание исторической хронологии и параллельное изучение вспомогательных дисциплин — исторической географии, геральдики, нумизматики и родословия царствующего дома.

Можно достаточно точно указать то, что читали студенты Московского университета и ученики гимназии по истории в середине 60-х гг. XVIII в. Среди классических авторов, представленных сравнительно широко, встречаются произведения Юлия Цезаря, Саллюстия, Светония, Тацита, Геродота, Фукидида и пр. По истории, географии и генеалогии использовались книги Фрейера и руководства по всеобщей истории Бос-сюэта, Цопфенса и Целлария. В числе рекомендуемых книг были произведения Вольтера «Сокращение всеобщей истории» и «История Петра I».

Историю в Московском университете и гимназиях преподавали русские и иностранцы. Среди них — А.А. Барсов, Х.А. Чеботарев, Ф.Г. Дильтей и др. Деятельность Ф.Г. Диль-тея в университете вызвала острый конфликт, свидетельствующий о борьбе двух направлений в науке.

Ф.Г. Дильтей (1723-1781), профессор права и истории Московского университета с 1756 по 1764 г. и с 1766 по 1781 г., принадлежал к числу тех иностранцев, которые прибывали в Россию «на ловлю счастья и чинов». Он получил образование в трех европейских университетах и затем был приглашен в Москву. Дильтей возглавлял реакционное направление в Конференции Московского университета, выступал против демократических предложений ученика М.В. Ломоносова Н.Н. Поповского, А П. Щапов считал, что Дильтей проповедовал «антиреалистические доктрины», т.е. задерживал распространение материализма в России. Конференция Московского университета в 1766 г. решительно отвергла составленное Дильтеем учебное руководство в двух частях под заглавием «Первые основания универсальной истории с сокращенною хронологиею в пользу учащегося российского дворянства». В протоколе экстраординарной Конференции 11 января 1766 г. записано следующее: «а) принятый им метод вопросов и ответов (катехизический) служат причиною излишнего многословия, б) вдобавок, история — неполная, поскольку она продолжается только до времен Августа, в) она является ничем, как компиляцией и переложением сочинения Боссуэта с добавлением множества ошибок». Забраковав компиляцию Дильтея, Конференция приняла решение поручить студенту Х.А. Чеботареву перевести на русский язык «Всеобщую историю» Фрейера.

На чеботаревском переводе «Всеобщей истории» Фрейера непосредственно отразился историографический авторитет Ломоносова. Харитон Чеботарев дополнил перевод книги Фрейера русскими известиями с 1725 г. и данными по всеобщей истории с 1756 по 1768 г. История России, почти совсем опущенная автором в оригинале, переводчиком была «исправлена и умножена» на основании «Краткого Российского летописца» М.В. Ломоносова, использованного «от слова до слова». Кроме того, Чеботарев привлек другой труд Ломоносова — «Древнюю Российскую историю» и произведение Ф. Эмина «Российскую историю». В результате перевод Чеботарева вытеснил устаревшее пособие по всеобщей истории — учебник Г. Кураса «История универсальная».

В 1783 г. Екатерина II решила преподать урок, как нужно писать историю России, и впоследствии ревниво следила, чтобы ее «Записки касательно Российской истории» служили для пишущих руководством. Так, работа И.Г. Штриттера «История Российского государства», написанная по предложению Комиссии об учреждении народных училищ, пришлась по душе Екатерине II. Она ознакомилась с этим произведением еще в немецкой рукописи, сделала отдельные замечания, но в итоге рекомендовала «из сего немецкого труда (заглядывая непрестанно в «Записки касательно Российской истории) сделать историю, выбирая из того и другого все то, что здравому рассудку не противно будет». На этом основании Комиссия 20 февраля 1784 г. сообщила Штриттеру «о высочайшем напечатании онаго соизволении». Однако учебники для школ по отечественной и всеобщей истории были изданы в самом конце века уже во время правления Павла I.

Опытный преподаватель И.Ф. Яковкин в 1797 г. составил хронологические таблицы по всемирной истории, которые были рекомендованы для использования в школах России. В том же году он представил составленную им по распоряжению Комиссии об учреждении народных училищ «Новую всемирную историю». Яковкин работал над ней четыре года, но ему пришлось ее сократить после того, как рукопись была рассмотрена Янковичем. В 1798 г. «Новая всемирная история» была напечатана в 1250 экземплярах. В 1799 г. был поставлен вопрос о дополнительном издании 3000 экземпляров каждой части, что и было сделано в 1799-1800 гг.

В октябре 1798г. Комиссия об учреждении училищ приняла решение напечатать «Сокращенную Российскую историю» с историческими картами (ее авторами были асессор Шелехов и титулярный советник М.А. Матинский), которая и вышла из печати в 1799г., «на первый случай» в 3000 экземплярах. Это было компактное руководство, построенное по четкому плану, напоминающему военные распорядки яавловских времен. Согласно принятой еще в годы Екатерины II периодизации, история России делилась на пять периодов (первый — до основания государства Рюриком, второй — до 1224 г., третий — до 1462 г., четвертый — до 1613 г., пятый — до 1797 г.). В свою очередь, каждый из перечисленных периодов делился на два раздела (имеющих, однако, общую нумерацию для всей книги). Первый из них в каждом периоде назывался «О государях» (за исключением первого отделения, который был озаглавлен «О разделении России и известных в ней народах в древности»), второй — «О внутреннем состояние России»). Кроме того, вся книга была разделена на параграфы. Выделение для каждого периода особого «отделения», характеризующего внутреннюю жизнь России, касалось преимущественно политического устройства, законодательства и религии, наук и художеств, просвещения, а также включало справки о денежном обращении и торговле. В «Краткой Российской истории» тщательно обходились все события, связанные с народными движениями. Так, народное движение начала XVII в. искусственно выпало из рассказа о самозванцах. О Разине также не говорилось ни слова; даже тогда, когда упоминалось о корабле «Орел», не было ничего написано ни о его сожжении, ни о том, что виновником этого был Степан Разин, также не нашлось в учебнике места и Емельяну Пугачеву. Для составителей учебника историографическим авторитетом были В.Н. Татищев и Екатерина II, использовались ими и произведения М.В. Ломоносова и Ф. Эмина. Говоря о степени распространенности исторических знаний на основании статистики вышедших книг, надо учитывать и то, что многие из них не доходили до читателя, десятилетиями залеживались на складах и потом попадали в макулатуру.

Краткие выводы

Основные направления отечественной исторической мысли были представлены дворянской и просветительской историографией, которая развивалась на русской почве, но подвергалась большому и плодотворному влиянию западноевропейской историографии.

Историки расширяли историческую тематику и обращались к поиску новых фактов и документов. Опубликование многих исторических трудов и источников отечественной истории с середины 60-х до середины 70-х гг. XVIII в. обеспечило небывало быстрое распространение и развитие исторических знаний в России. Все возрастающее развитие и распространение исторических знаний в различных кругах русского общества способствовало использованию исторических сведений в законодательстве, дипломатии, общественно-политической жизни, науке, литературе, искусстве.

Особо видную роль из всех журналов, в том числе и академических, сыграли «Ежемесячные сочинения», которые на протяжении десяти лет (1755-1764) были фактически единственным печатным органом, не только отразившим современное развитие исторических знаний, но и формировавшим. Показателем и средством распространения, развития исторических знаний в России со второй половины XVIII в. становится художественная литература и изобразительное искусство. Правительственная политика в области школьного образования была направлена на установление строго регламентированного преподавания истории (ставшей обязательным предметом с середины 80-х гг. XVIII в.) в духе «Записок касательно Российской истории» Екатерины II. Прогресс в отечественной историографии, связанный с влиянием просветительской концепции исторической мысли, выразился в формулировке общих представлений об истории: ее целях и задачах, общественно-политическом значении, в использовании источников и методе исторического изучения. В это время расширяется круг историков и исторических персонажей, но особым вниманием пользуется экономическая история России. При изучении истории все чаще применяется историко-сравнительный метод, благодаря которому устанавливается общность исторического развития России и Запада. Западноевропейское просветительство и развитие естествознания содействовали превращению в России исторических знаний в науку, необходимую для «всех сынов Отечества».

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.006 с.)