Речевая индивидуализация персонажей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Речевая индивидуализация персонажей



 

Герои романа «Заблудившийся автобус» практически все индивидуализированы по речи и по внешнему виду.

Главный герой Хуан Чикой, человек твёрдый и надёжный. Говорит размеренно, не вспыльчивый, без пафоса, простодушно, можно сказать, по-деревенски, по-свойски, но достаточно учтиво.

 

«- Собери всех мужчин. Мне понадобится помощь. Я возьму большой домкрат под задним сиденьем» (стр. 139).

«- Гораздо легче будет откопать автобус, пока светло, чем ковыряться в потемках», (стр. 138)

«- Я сбежал, - сказал Хуан. - Хотел удрать в Мексику и скрыться, а пассажиров бросить на произвол судьбы» (стр. 133).

 

Его жена Алиса, стареющая женщина, взбалмошная и раздражительная, неравнодушная к вину. Бывает резка, в общении с другими не учтива, может говорить то, что думает. Но с мужем всегда осторожна.

 

«- Ты уже там поклевал, пока я спала. - Она откинула волосы от глаз. -Следов не заметешь» (стр. 12).

«- Занимайся своими калориями да фантазию свою не особенно распускай» (стр. 13).

«- Тебе наплевать, что жена ночует в кресле, - сказала Алиса. - Готов отдать ее постель первому встречному» (стр. 14).

 

Юноша Кит Карсон по прозвищу Прыщ, у которого потребность в самоутверждении соединяется с неуверенностью в себе. Говорит робко, смущаясь, иногда даже застенчиво.

«- Ну, я его попросил. Меня зовут Эдвард. А в школе меня звали Китом, потому что моя фамилия Карсон» (стр. 14).

«- А что я такого сказал? Э, тут муха в пироге» (стр. 13).

 

Официантка Норма, живущая в выдуманном мире, порождённом голливудскими легендами. Общается не смело, каждый раз летая в облаках, каждый раз думая о своём, робеет перед хозяйкой.

 

«- Мне надо немного помыться и причесаться, - и кинулась к двери» (стр. 21).

Сексуально одержимый шофёр Луи, слегка грубоват, развязный, где-то даже ведёт себя вызывающе.

«- Сделайте одолжение. Выходите и подавайте на меня жалобу» (стр. 48).

 

Кассир Эрнест Хортон, предприимчивый коммивояжер, прост, речь не пафосна, обилие просторечных слов.

 

«- По полтора доллара, но я вообще-то не продаю в розницу, - сказал Эрнест Хортон. - Торговля хватает сразу все, что я получаю. За две недели я продал сорок гроссов» (стр. 19).

 

Элиот Причард, делец до мозга костей. Президент небольшой компании. Высокомерен, горделив. Речь бывает как с пафосом, особенно в начале, так и проста в дальнейшем, с иронией.

 

 

Комментарии:

ü Оценка за самостоятельную работу «отлично».

ü Работа композиционно выстроена последовательно.

ü Прослеживается логика во взаимоотношениях компонентов анализа: идейная основа вытекает из обозначенной автором работы тематики;

ü Студент не выделяет отдельным пунктом анализа проблематику, остановившись довольно подробно на тематике и идейной основе, в связи со спецификой и особенностями содержания текста. В рамках самостоятельной работы такой подход может считаться допустимым.

ü Доказательная база присутствует, приведены цитаты по всем пунктам анализа;

ü Проанализирована композиция, выделены компоненты сюжета;

ü В работе сделана попытка проанализировать речь персонажей.

 

 

Приложение 6

 

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Омский государственный университет им. Ф.М.Достоевского

Факультет культуры и искусств

 

РЕФЕРАТ

 

по литературе

 

Э.М.Ремарк «Жизнь взаймы».

Идейно-художественный анализ

 

Выполнила: студентка группы ______

ФИО__________________Проверил: кандидат педагогических

наук, доцент Быкова Н.И.

 

 

г. Омск 2009 г.


Содержание.

I. Введение.................................................................... 2

II. Основная часть...................................................... 3

1. Тематика произведения......................................... 3

2. Проблематика....................................................... 10

3. Идейная основа...................................................... 16

4. Анализ главных героев........................................ 18

5. Анализ второстепенных героев............................ 22

6. Анализ эпизодических героев............................... 23

 

III. Заключение............................................................... 29

IY. Список используемой литературы............................ 29


I.Введение

 

Эрих Мария Ремарк (настоящее имя - Эрих Пауль Ремарк) - один из наиболее известных и читаемых немецких писателей двадцатого века. Родился 22 июня 1898 в Оснабрюке (Германия), в католической рабочей семье. В 18 лет пошёл солдатом на войну. В ходе Первой Мировой войны несколько раз был ранен. После войны часто менял профессии, работал библиотекарем, бизнесменом, редактором.

В 1929 году Ремарк опубликовал наиболее известное из своих произведений «На западном фронте без перемен», описывающее жестокость войны с точки зрения 19-летнего солдата. В романе "На западном фронте без перемен", одном из самых характерных произведений литературы "потерянного поколения", изобразил фронтовые будни, сохранившие солдатам лишь элементарные формы солидарности, сплачивающей их перед лицом смерти. Ремарка выдвинули на Нобелевскую премию, но помешал протест Лиги германских офицеров. Писателя обвиняли и в том, что он написал роман по заказу Антанты, и что он украл рукопись у убитого товарища. Его называли предателем родины, плейбоем, дешевой знаменитостью.

В 1933 году нацисты запретили и сожгли произведения Ремарка, и объявили (хотя это было ложью), что Ремарк потомок французских евреев и его настоящая фамилия Крамер (слово Ремарк, записанное наоборот). Этот «факт» до сих пор приводится в некоторых биографиях, несмотря на полное отсутствие каких-либо подтверждающих его свидетельств.

Сам Ремарк избежал нацистских преследований, поскольку с 1931 года жил в Швейцарии. В 1939 году Ремарк отправился в США с женой, а в 1947 году они получили американское гражданство. В 1958 году Ремарк второй раз женился на голливудской актрисе Полетт Годар и они оставались женаты до его смерти в 1970.

В романе "Возвращение" (1931) Ремарк показал, как после войны социальное неравенство разрушило призрачную гармонию фронтового братства. Мужская дружба и любовь как последние прибежища против враждебных сил - трагическая концепция романа "Три товарища" (1938). В романе "Триумфальная арка" (1946) яркое воплощение получила антифашистская тема. Под впечатлением от смерти сестры Ремарк начал работать над романом "Искра жизни" (1952), посвященным ее памяти. Это была первая книга о том, чего он сам не испытал — о нацистском концлагере. В романе "Время жить и время умирать" (1954) Ремарк создал собирательный образ "потерянного поколения" периода Второй Мировой войны 1939-1945. В романе "Чёрный обелиск" (1956) писатель стремился в свете трагического опыта прошлого предостеречь от возрождения милитаристского духа в Германии.

 

II. Основная часть

Тематика произведения

Тема гонок.

Клерфэ был гонщиком. Он постоянно участвовал в соревнованиях.

«Машины мчались друг за другом… Машину Клерфэ стало заносить, но он выровнял ее, ошеломленный Дюваль на секунду замедлил ход, и Клерфэ пронёсся мимо него. Облако пыли вдруг оказалось позади Клерфэ. На фоне клубящегося неба он увидел величественную Этну, увенчанную светлым дымом; обе машины мчались вверх к Полицци, самой высокой точке всей дистанции; Клерфэ впереди» (с. 490)

«В те минуты, когда Клерфе, обойдя Дюваля, после многих километров вырвался из облака густой пыли и увидел голубое небо, когда чистый, живительный, как вино, воздух пахнул ему в лицо, покрытое толстым слоем грязи, когда он вновь ощутил жар беснующего мотора и вновь увидел солнце, вулкан вдали и весь этот мир, простой, великий и спокойный, мир, которому нет дела ни до гонок, ни до людей, когда он достиг гребня горы, почувствовав себя на миг Прометеем, Клерфэ ощутил небывалый прилив сил, и его кровь закипела, подобно лаве в Этне. Ни о чём определённом он не думал, вернее, думал обо всём сразу: о машине, которая слушалась его, о кратере вулкана, ведущем прямо в преисподнюю, о небе из синего раскалённого металла; он мчался к нему до самой Полицци, пока шоссе вдруг не начало стремительно падать вниз, - казалось, он раскачивается на гигантских качелях...» (с.491)

«Повсюду клочьями свисали гирлянды, оборванные дождём. Мокрые полотнища флагов с шумом ударялись о флагштоки. Гроза неистовствала. Можно было подумать, что и в облаках несутся друг за другом машины. Искусственный гром чередовался с раскатами грозы; реву машин на Рыночной площади вторил грохот на небесах, прорезаемый молниями... Клерфэ сидел за рулём. Он не ощущал особого напряжения. Клерфэ знал, что у него не было шансов на выигрыш, но в тоже время он знал, что во время гонок всегда происходит много неожиданностей, особенно во время длительных гонок» (с.534)

«Лилиан включила приёмник. Из Рима передавали спортивные известия. Казалось, в комнату ворвался ураган, сквозь шум слышались фамилии гонщиков, названия селений и городов, знакомые и незнакомые — Мантуя, Равенна, Болонья, Аквила, перечень часов и секунд; диктор взволнованным голосом сообщал о выигранных минутах так, словно он говорил о святом Граале; потом он перешёл к повреждённым водяным насосам, к заклинившим поршням, сломанным бензопроводам; обо всём он повествовал таким тоном, словно это были несчастья мирового масштаба. В полутёмную комнату неудержимым потоком хлынули гонки, неистовая погоня за временем, за каждой секундой, но люди гнались там не за жизнью, они боролись за то, чтобы быстрее промчаться по мокрым спиралям шоссе, мимо орущей толпы, за то, чтобы быть впереди на несколько сот метров и оказаться первыми в каком-либо пункте, который через секунду надо покинуть. Эта бешеная гонка длилась много часов подряд. Машины стрелой уносились из уродливого провинциального городишка, словно за ними попятам гналась атомная бомба, и всё для того, чтобы на несколько минут раньше пятиста других гонщиков примчаться в тот же отвратительный провинциальный городишко» (с.536)

 

1.2. Тема окружающего мира. Герои романа часто обращают внимание на то, что их окружает: на природу, на здания вокруг, и т.п. Очень часто во всём этом они находят отражение их мыслей и внутреннего состояния. Особенно Лилиан - она слита с природой, она очень чутко чувствует это единение своей души с природой.

«Уборщица раздвинула портьеры. И за окном вдруг появились горные склоны, освещённые луной, чёрный лес, снег. Всё это было огромным и бесчеловечным. Трое людей в большом зале казались совсем затерянными. Уборщица начала гасить лампы. С каждой погашенной лампой природа, казалось, ещё на шаг продвигалась в глубь комнаты» (с.408)

«Побродив около часа по снегу, Клерфэ обнаружил на опушке леса небольшое квадратное строение. Из отверстия в его куполообразной крыше валил чёрный дым. В Клерфэ пробудились омерзительные воспоминания, от которых он пытался избавиться; несколько лет жизни были убиты на это.» (с.414)

«Скучно! Неужели этот пышущий здоровьем человек, который сидит рядом со мной, не чувствует, как я трепещу? Неужели он не понимает, что со мной творится? Не чувствует, что застывший во мне образ мира вдруг начал оттаивать, задвигался и заговорил со мной, не чувствует, что заговорили и дождь, и мокрые скалы, и долина, и тени в долине, и огни, и дорога? Неужели он не понимает, что уже никогда я не буду так слита с прородой, как теперь, когда я словно лежу в колыбели в объятиях неведомого бога, ещё пугливая, как молодая птичка, но уже осознавшая, что всё будет длиться лишь миг и что я потеряю этот мир прежде чем он станет моим, потеряю эту улицу, эти деревья, грузовики у деревенских гостиниц и песню за окнами, треньканье гитары и эти названия: Осония, Крещиана, Кларо, Кастионе и Беллинцона. Названия, которые едва появившись, уже исчезают, как будто их никогда не было. Неужели он не видит, что я, подобно ситу, сразу же теряю всё? Что я ничего не в силах удержать надолго?» (с.444)

«На фоне серебристо-серого парижского неба сверкающие струи фонтанов то взлетали ввысь, то падали, обгоняя друг друга, журчала вода, и над всем этим возвышался обелиск — символ тысячелетнего постоянства, сведлый стержень, отвесно погруженный в самое непостоянное, что есть на земле, в текучие воды фонтанов, которые устремлялись к небу, чтобы сразу же низвергнуться в небытие; на один единственный миг они преодолевали земное тяготение. А потом, преображённые, снова устремлялись вниз, напевая самую древнюю колыбельную песнь на свете — монотонную песнь воды, песнь о вечном возрождении материи и вечном уничтожении личности.

-Давай поедем ещё в Рон Пуэн, - сказала Лилиан, - там тоже фонтаны.

Клерфэ молча ехал через Елисейские поля. На Рон Пуэн они услышали ту же песнь вспененной воды. Но здесь вокруг фонтанов выросла миниатюрною роща из жёлтых тюльпанов, которые, подобно прусским солдатам, стоящим по стойке смирно, ощетинились лесом штыков — своими жёлтыми цветами.

- И всё это тебе тоже безразлично? — спросил он.

Лилиан медленно перевела на него взгляд, оторвавшись от созерцания струй воды в ночной темноте...

- Надеюсь, что безразлично, - сказала она. —Я как бы растворяюсь, глядя на всё это...» (с.466)

«Когда Лилиан вместе с Кларфэ вышла на улицу, Ривьера предстала перед ней в своём первозданном виде; такой она была до того, как её открыли туристы. Небо в ожидании восхода солнца отливало светло-жёлтым, как латунь, и голубым; море на горизонте было совсем белым и прозрачным, словно аквамарин. На нем покачивалось несколько рыбачьих судёнышек с жёлтыми и красными парусами. Берег был пустынным; по улицам не проезжала ни одна машина. Ветер доносил с моря запах лангустов.» (с.558)

«Лилиан встала и раздвинула занавески. При виде пальм, безоблачного неба и цветочных клумб в садике отеля утрата показалась ей ещё более невероятной». (с.574)

 

Тема войны.

Война не описывается в романе напрямую, но она постоянно присутствует в мыслях героев.

«Уже четыре года, как я здесь в горах. А перед тем четыре года была война. Что я знаю о жизни? Разрушения, бегство из Бельгии, слёзы, страх, смерть родителей, голод, а потом болезнь из-за голода и бегства. До этого я была ребёнком. Я уже почти не помню, как выглядят города ночью. Что я знаю о море огней, о проспектах и улицах, сверкающих по ночам? Мне знакомы лишь затемненные окна и град бомб, падающих из мрака. Мне знакомы лишь оккупация, поиски убежища и холод. Счастье? Как сузилось это беспредельное слово, сиявшее некогда в моих мечтах. Счастьем стали казаться нетопленная комната, кусок хлеба, убежище, любое место, которое не обстреливалось» (с.405)

« - Прекрасное сочетание. Мне когда-то было тридцать шесть плюс восемьдесят... когда я пришёл с войны» (с.442)

«- Советую свалить всё на проигранную войну, - сказал Клерфэ» (с.443)

« - А ведь во время войны все люди дали себе клятву, если останутся в живых, не повторять той ошибки. Но человек быстро всё забывает» (с. 452)

« - Я вообще не люблю автомобилей. Уж очень их шум напоминает мне гул бомбардировщиков во время войны» (с.483)

 

Тема превратности судьбы.

Лилиан должна была умереть раньше Клерфэ (она была в этом уверена), но происходит нелепая ошибка - Клерфэ погибает на гонках раньше.

«Лилиан очнулась, её словно выбросило из водоворота сна. Секунду она была вне времени и пространства, но потом её пронзила острая боль. Она быстро села и огляделась вокруг. Как она здесь очутилась? Постепенно Лилиан припомнила всё: тягостные часы после полудня, блуждание по маленькому городку, больницу, чужое, изуродованное лицо Клерфэ, его голову, сдвинутую слегка набок, его руки, сложенные так, будто он собирался молиться, врача, который пришёл вместе с ней. Всё это было неправдоподобным, ненастоящим, невероятным. На больничной койке должен был лежать не Клерфэ, а она сама, только она. Произошла какая-то непоправимая путаница, кто-то сыграл с ними мрачную, зловещую шутку.

Лилиан встала и раздвинула занавески. При виде пальм, безоблачного неба и цветочных клумб в садике отеля утрата показалась ей ещё более невероятной. «Это должно было случиться со мной, со мной, - подумала Лилиан. — Мне, а не ему была уготована смерть». У неё было странное чувство - как будто она кого-то обманула: оказавшись лишней, она всё же продолжала жить; произошло недоразумение, вместо неё убили другого человека, и над Лилиан нависла неясная серая тень подозрения в убийстве, словно она была изнемогшим от усталости водителем, который переехал человека, хотя мог этого избежать» (с.574)

« - Вы что-нибудь узнали? — спросила Лилиан. Тренер показал на механика помоложе.

- Он был там, когда его вынимали из машины.

- У него шла кровь горлом, - сказал механик.

- Горлом?

- Да. Похоже было на горловое кровотечение.

-Исключено! Ведь он не был болен!

Лилиан взглянула на механика. Неужели судьба так зло подшутила над ними? Ведь кровь идёт горлом при туберкулёзе.

- Отчего у Клерфэ могло быть кровотечение? - спросила она.

- Рулем ему придавило грудную клетку, - сказал механик.

Лилиан медленно покачала головой.

-Нет, - сказала она. — Нет!» (с.573).

 

Тема счастья.

У каждого человека своё понимание счастья. Люди не знают точно, что это такое, но в определённые моменты понимают, что вот именно сейчас, в данный момент, они счастливы.

 

« - Счастье можно понимать по-разному» (с.414)

«Мне двадцать четыре года, - думала Лилиан, - столько же, сколько Агнес. Но Агнес умерла. Уже четыре года, как я здесь в горах. А перед тем четыре года была война. Что я знаю о жизни? Разрушения, бегство из Бельгии, слёзы, страх, смерть родителей, голод, а потом болезнь из-за голода и бегства. До этого я была ребёнком. Я уже почти не помню, как выглядят города ночью. Что я знаю о море огней, о проспектах и улицах, сверкающих по ночам? Мне знакомы лишь затемнение окна и град бомб, падающих, из мрака. Мне знакомы лишь оккупация, поиски убежища и холод. Счастье? Как сузилось это беспредельное слово, сиявшее некогда в моих мечтах. Счастьем стали казаться нетопленная комната, кусок хлеба, убежище, любое место, которое не обстреливалось. А потом я попала в санаторий» (с.405)

«Вдруг стало очень тихо. Ничего не было слышно, кроме журчания ручейка и почти беззвучного шелеста дождя. «Это и есть счастье, - думала Лилиан. - Минута тишины перед тем, что тебя ждёт». Ей никогда не забыть эту ночь. Нежное журчание воды и мокрое, блестящее шоссе» (с.442)

« - Я счастлива, Клерфэ, - сказала она. - Причём я должна признаться, что вообще перестала понимать, что значит это слово. - И я этого не понимаю» (с.446)

«Я знаю, что умру, - думала она. — И знаю это лучше тебя, вот в чём всё дело, вот почему то, что кажется тебе просто хаотическим нагромождением звуков, для меня и плач, и крик, и ликованье; вот почему то, что для тебя будни, я воспринимаю как счастье, как дар судьбы» (с.466)

« - Когда видишь, какие замечательные здания люди строили в старину, невольно думаешь, что они были счастливее нас, - сказала Лилиан, - Как по-твоему?

- По-моему, нет, - ответил Клерфэ. У подъезда отеля он остановил машину. - Я сейчас счастлив, - сказал он. - И мне нет дела до того, знаем ли мы, что такое счастье, или нет. Да, я счастлив в это мгновение, счастлив, что внимаю тишине на этой площади с тобой вдвоём» (с.481)

«... На самом деле человек по-настоящему счастлив только тогда, когда он меньше всего обращает внимания на время и когда его не подгоняет страх. И всё-таки, даже если тебя подгоняет страх, можно смеяться. А что же ещё остаётся делать?» (с.588)

 

Тема любви.

Лилиан и Клерфэ друг друга любили.

 

« - Я не хотел влюбляться в тебя, Лилиан, - сказал он.

Она улыбнулась.

- Но ведь это не средство. Так поступают только гимназисты.

- В любви все ведут себя как гимназисты.

- Любовь? - сказала Лилиан. - Это слишком широкое понятие! Что только за ним не скрывается... - Она взглянула на Лидию Морелли.

- Всё гораздо проще» (с.463)

« - Я тебя люблю.

- Потому что я не устраиваю тебе сцен?

- Нет, - сказал Клерфэ. - Это было бы ужасно. Я тебя люблю за то, что
ты устроила мне необыкновенную сцену.

- Я вообще не устраиваю сцен, - ответила Лилиан, поднимая узкий меховой воротничок жакета. - Возможно, я бы просто не знала, как за это взяться.

Она стояла перед ним, и теплый ветер перебирал её волосы. Она показалась ему очень чужой; эту женщину он никогда не знал и уже успел потерять.

- Я люблю тебя, - сказал он ещё раз, обнял её и поцеловал» (с.464)

«У него было огромное желание - остановить машину и поцеловать её; но он не знал, чем это может кончиться. Лучше всего было бы въехать на клумбу, смять жёлтые тюльпаны, разбросать всё вокруг и, схватив Лилиан в охапку, умчаться с ней куда-нибудь... Но куда? Унести её и спрятать куда-то в надёжное убежище или навсегда остаться прикованным к этому вопрошающему взгляду, к глазам, которые, как ему казалось, никогда целиком не погружались в его глаза.

- Я люблю тебя, - сказал он. — Забудь всё остальное» (с.467)

«Из-за Лилиан я отгородился от всех, - в раздражении думал он. — Из-за неё я стал на двадцать лет моложе и намного глупее. Прежде, встречая Лидию Морелли, я проводил с ней несколько приятных дней; а теперь, когда я вспоминаю это, мне кажется, что я поступал как гимназист, и я чувствую себя словно с похмелья, когда пьёшь плохое вино».

«Надо было жениться на Лилиан, - подумал он. - Лидия права, хоть и не в том смысле, в каком сама думает». Внезапно Клерфэ почувствовал себя свободным и тут же удивился этому. Раньше он никогда не думал о женитьбе. Теперь женитьба казалась ему чем-то само собой разумеющимся; он не мог представить себе жизни без Лилиан. Это не было ни беспочвенной романтикой, ни сентиментальностью; просто жизнь без Лилиан казалась ему сейчас бесконечно однообразной, как анфилада комнат, в которых потух свет» (с.508)

« - Да здравствует любовь! — сказала она. Божественная и земная, маленькая и большая!» (с.520)

 

Проблематика.

Проблема равнодушия.

Люди равнодушно относятся ко всему, даже смерть человека является для них незначительным событием.

 

«Свернув на улицу Сены, она увидела, что на земле кто-то лежит. Решив, что это пьяный, она прошла было мимо, но поза женщины, которая лежала наполовину на мостовой, наполовину на тротуаре, заставила её обернуться. Лилиан решила втащить женщину на тротуар, чтобы спасти её от машин, которые на полной скорости выскакивали из-за угла.

Женщина была мертва. При тусклом свете фонаря Лилиан увидела открытые глаза, неподвижно устремлённые на неё. Когда Лилиан приподняла женщину за плечи, голова мёртвой откинулась назад и глухо ударилась о мостовую. Лилиан издала приглушённый крик: в первую секунду ей показалось, что она причинила мёртвой боль. Лилиан вгляделась в её лицо; оно было бесконечно пустым. Не зная, что предпринять, она растеряно оглянулась вокруг. В некоторых окнах ешё горел свет, из большого окна доносилась музыка. В промежутках между домами виднелось небо, очень прозрачное, синее ночное небо. Откуда-то издалека донёсся крик. Лилиан увидела, что к ней приближается человек. Поколебавшись мгновение, она быстро пошла ему на встречу.

- Жерар! - удивлённо воскликнула она и почувствовала глубокое блегчение. - Откуда вы узнали...

-Я шёл за вами. Поэты вправе делать это в такие вот весенние вечера...

Лилиан покачала головой.

- Там лежит мёртвая женщина! Пойдёмте!

- Наверно, пьяная. Потеряла сознание.

- Нет, мертвая. Я знаю, как выглядят мёртвые. — Лилиан почувствовала, что Жерар сопротивляется.

- В чём дело?

- Не хочу ввязываться в эту историю, - сказал певец смерти.

- Не можем же мы оставить женщину на мостовой.

- А почему? Ведь она мертвая. Всё дальнейшее дело - дело полиции. Я не желаю впутываться. И вам не советую! Могут подумать, что мы её и убили. Пошли!» (с.547)

«Днём Лилиан прошлась по улице Сены. Улица выглядела как обычно. Потом Лилиан просмотрела газеты. В газетах она тоже ничего не нашла. Смерть человека была слишком незначительным событием» (с.550)

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.248.200 (0.019 с.)