ТОП 10:

НА ПУТЯХ КО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ



Затяжной, кровопролитный характер второй мировой войны, влияние, которое она оказала на последующее развитие народов и государств, побуждает многих историков, публицистов спустя десятилетия задаваться вопросом о том, могла ли быть предотвращена война, кто несет ответственность за ее возникновение.

На первый взгляд, ситуация 1930-х гг. выглядит парадоксальной. Державы, получившие наибольшие выгоды от победы в первой мировой войне — Англия и Франция, сохраняли союзнические отношения. Тесные связи оставались у них, особенно у Англии, с США. Тем не менее, эти страны не оказывали серьезного противодействия разрушению Версальско-Вашингтонской системы своими конкурентами в Европе и Азии, даже содействовали укреплению их позиций.

Советские лидеры видели причины уступчивости стран Запада в их стремлении подтолкнуть Японию, Германию и Италию к агрессии против СССР. В действительности дипломатия Запада стремилась, прежде всего, избежать нового кровопролития общеевропейского масштаба. Ради достижения этой цели Англия и Франция были готовы идти на серьезные уступки державам, добивающимся ревизии итогов первой мировой войны. Одновременно они пытались сформировать такую систему союзов, при которой агрессия против них была бы невозможной. В этой системе важное место отводилось и СССР.

Порочность этой политики в ситуации 1930-х гг. состояла в том, что страны, вступившие на путь агрессии, стремились не к перераспределению сфер влияния, а к тотальному мировому господству. Любые уступки им представлялись недостаточными. Не учитывалось, что руководство СССР исходило из тезиса о неизбежности мировых войн, пока существует капитализм. Советская дипломатия не доверяла странам бывшей Антанты, не собиралась играть роль их младшего партнера.

Очаги военной опасности. Первым нарушителем мира выступила Япония. В 1931 —1933 гг. она захватила Маньчжурию, на территории которой было создано вассальное государство Маньчжоу-го. Страны Запада ограничились лишь формальным осуждением агрессии. В условиях разразившегося в 1929—1932 гг. всемирного экономического кризиса их внимание было привлечено к внутренним проблемам. В самом Китае продолжалась гражданская война между поддерживаемыми СССР коммунистами и гоминданом, что затрудняло США и Англии доступ к китайским рынкам. Многие провинции, в частности входящие в состав Маньчжурии, управлялись милитаристскими кликами, не признававшими центральной власти.

В результате оккупации Японией Маньчжурии ее войска, не угрожая непосредственно интересам США и Англии, выдвинулись на границу СССР, а также провинций Китая, контролировавшихся китайскими коммунистами. В этих условиях США в 1933 г. пошли на установление дипломатических отношений с СССР. Тем самым он был включен в политику «балансов сил» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В Вашингтоне ожидалось, что СССР, как в начале века Российская империя, вступит в противоборство с Японией за господство над Китаем, что отвлечет силы и внимание обеих держав от районов особых интересов стран Запада.

Второй очаг войны возник в Европе после прихода к власти в Германии Национал-социалистической партии А. Гитлера. Установление в Германии тоталитарного режима с его расистской идеологией не вызвало восторга в странах демократии. В то же время, учитывая углубление политического кризиса, рост влияния коммунистов в Германии, многие политические деятели стран Запада не скрывали, что считают фашизм меньшим злом, чем коммунизм.

Лидеры стран Запада считали реваншистскую риторику Гитлера предназначенной для внутреннего употребления. Они полагали, что, сочетая уступки с давлением, можно «умиротворить» фашистскую Германию. В 1933 г. страны Запада не отреагировали на выход Германии из Лиги Наций, пообещали уступить ей в вопросе о «равенстве в вооружениях» в обмен на взаимные гарантии безопасности (так называемый пакт четырех — Великобритании, Франции, Германии, Италии). Одновременно Франция начала переговоры с СССР о заключении соглашения о взаимопомощи. Из них развилась идея системы коллективной безопасности, предполагающая, что ее участники придут на помощь жертве агрессии против любого государства Европы.

Эти идеи не получили полной реализации. Дело ограничилось принятием СССР в Лигу Наций в 1934 г. и подписанием в 1935 г. договоров о взаимопомощи между СССР, Францией и Чехословакией. При этом договор содержал оговорку, что если Чехословакия подвергнется агрессии, то СССР окажет ей помощь лишь при условии выступления также и Франции.

Одновременно Франция предприняла попытку сближения с Италией, признав единственное крупное государство в Африке, сохранявшее независимость, Эфиопию, сферой ее интересов. Воспользовавшись этим, Италия в 1935—1936 гг. захватила Эфиопию, проигнорировав введенные против нее санкции Лиги Наций.

Правящие круги Франции и Англии стремились использовать опыт начала века, создав систему особых отношений и союзов, обеспечивающих им достаточно эффективную защиту от любых попыток реванша со стороны усиливающейся Германии. После заключения советско-французских соглашений в Париже и Лондоне без беспокойства встретили отказ Германии от положений Версальского договора, налагающих ограничения на военное строительство. В 1935 г. было заключено англо-германское морское соглашение, которое санкционировало создание в Германии военно-морского флота на уровне 35% английского. Ввод германских войск в демилитаризованную Рейнскую зону в 1936 г. также не вызвал противодействия в Европе.

Большое влияние на положение в мире оказала гражданская война в Испании (1936—1939). Победа на выборах в этой стране Народного фронта с участием коммунистов, антиправительственный мятеж армии, возглавленный генералом Ф. Франко, вызвали серьезные международные последствия. Первоначально принятый Лигой Наций принцип невмешательства в конфликт был нарушен вышедшими из нее Германией и Италией, оказавшими прямую поддержку франкистам. СССР также счел себя свободным от обязательств невмешательства и начал оказывать прямую помощь испанским республиканцам оружием, включая танки и авиацию, посылку добровольцев.

Англия, Франция и США столкнулись с ситуацией, когда перед Испанией открывались перспективы либо большевизации, либо фашизации, предполагавшие превращение этой страны в союзника или СССР, или Германии. В этих условиях правящие круги стран демократии предпочли проводить политику невмешательства. Первоначально они устранились от конфликта, затем склонились к признанию законности режима Франко.

Политика умиротворения агрессоров. В 1936 г. Германия и Япония заключили «Антикоминтерновский пакт», к которому в 1937 г. присоединилась Италия. Несмотря на преобладание антикоммунистической и антисоветской риторики, это ознаменовало создание союза стран, стремящихся к переделу мира, что не было должным образом оценено в странах демократии.

Начатое Японией вторжение в Центральный Китай в 1937 г. не вызвало противодействия США и Англии. Это подтолкнуло Германию на усиление экспансии в Европе. В феврале 1938 г. Гитлер заявил, что все немцы должны жить «под одной крышей». Это было прелюдией к аншлюсу (присоединению) к Германии Австрии в марте 1938 г. Затем наступила очередь Чехословакии, где в приграничном с Германией районе Судет проживала община этнических немцев. Их требования быстро возросли от предоставления автономии до присоединения к Германии.

В 1938 г. Европа, казалось, балансировала на грани войны. Однако одновременно с маневрами германской армии у границ Чехословакии, обменом угрозами шли закулисные дипломатические контакты. Немецкие политики убеждали английских и французских лидеров, что речь идет о последнем требовании Германии, обещали дать гарантии безопасности странам Запада и их союзникам.

Франция оказались перед выбором: выполнять совместно с СССР обязательства по договору о взаимопомощи с Чехословакией и идти на конфликт с Германией или уступить, поверив в мирные заверения германской дипломатии.

СССР заявил о своей готовности выступить на помощь Чехословакии. Но, во-первых, он не имел ни с Германией, ни с Чехословакией общей границы. Во-вторых, он был охвачен кампанией разоблачений «врагов народа», в том числе и в высшем руководстве армии. В этой ситуации союз с ним не имел большой ценности для стран Запада.

В Мюнхене 30 сентября 1938 г. между Германией, Великобританией, Францией и Италией было подписано соглашение, по которому признанные спорными территории (около 1/5 площади Чехословакии, где проживало почти 1/4 ее населения) подлежали передаче Германии. Чехословакия, которой от имени четырех держав был предъявлен ультиматум с требованием подчиниться диктату, лишилась приграничных укреплений с Германией, значительной части своего военного потенциала. Со своей стороны, Германия подписала с Англией и Францией декларации о ненападении и мирном решении спорных вопросов.

В марте 1939 г. Германия без объявления войны оккупировала всю Чехословакию, на территории которой был создан протекторат Моравия и Богемия. Словакия была выделена в формально независимое государство. Затем Германия выдвинула территориальные претензии к Польше, расторгнув с ней договор о ненападении. Италия оккупировала Албанию. Эти акции наглядно показали, что страны фашистского блока не уважают соглашения, понимают лишь язык силы.

Советско-германский договор о ненападении. Весной 1939 г. правящие круги Великобритании и Франции оказались вынуждены вернуться к попыткам создания системы коллективной безопасности, хотя время для этого было упущено. Предложения о гарантиях защиты странам Восточной Европы, которым могла бы угрожать германо-итальянская агрессия, запоздали. Большинство этих стран, устрашенных судьбой Чехословакии, уже связали себя договорами с Берлином и Римом.

Начавшиеся переговоры между Англией, Францией и СССР о заключении договора взаимопомощи, несмотря на то, что они проходили в условиях возрастающего давления и угроз Германии в адрес Польши, тянулись медленно, тонули в технических деталях. Прекращены они были лишь с заключением советско-германского пакта о ненападении 23 августа 1939 г.

Этот шаг СССР и Германии был полной неожиданностью для всего мира. Мотивы Германии были достаточно очевидны. Взяв курс на осуществление программы завоеваний в Европе, гитлеровский режим стремился обезопасить себя от войны на два фронта. Ради этого он был готов обещать что угодно и кому угодно. Что касается СССР, то подоплека его политики была более сложной.

Агрессивные устремления стран «Антикоминтерновского пакта», как считали в Москве в 1930-е гг., создавали угрозу и безопасности СССР, и перспективам мировой революции, идее которой советские лидеры, включая И.В. Сталина, сохраняли приверженность. Выступая за создание системы коллективной безопасности, советское руководство рассчитывало исключить риск, что Германия, Япония и Италия окажутся в состоянии войны с СССР при нейтралитете демократий Запада. Риск этот существовал, поскольку Антикоминтерновский пакт предполагал, что для входящих в него стран Советский Союз является основным противником. Соответственно СССР считал необходимым проявлять солидарность со всеми жертвами агрессии стран Антикоминтерновского пакта. В Испании «добровольцы» из СССР участвовали в боях против германских и итальянских войск. С 1937 г. СССР оказывал помощь Китаю в его борьбе против японской агрессии, что привело к резкому ухудшению советско-японских отношений.

В районе озера Хасан на границе СССР и Маньчжурии в 1938 г. японские войска вторглись на территорию СССР, но были отброшены. Еще более серьезный конфликт произошел на реке Халхин-Гол в 1939 г. В мае японские войска нарушили границу союзной СССР Монголии. Уже в июне их численность на территории Монголии достигла 75 тыс. человек. В развернувшихся боевых действиях между японскими и советскими войсками с обеих сторон участвовали танки, артиллерия, авиация. Существовал риск перерастания конфликта в полномасштабную войну СССР с Японией, а затем и с ее союзниками по Антикоминтерновскому пакту.

Сомнения руководства СССР в отношении договора о взаимопомощи с Англией и Францией определялись вполне рациональными соображениями. Во-первых, такой договор заведомо не распространялся бы на конфликт СССР с Японией, зато создавал риск войны на два фронта, с Германией — на западе и с Японией — на востоке. Во-вторых, у руководства СССР, после Мюнхенского предательства Чехословакии, не могло быть уверенности, что страны Запада честно выполнят свои обязательства. В-третьих, было очевидно, что договор о взаимопомощи, укрепляя международное положение Англии и Франции, обеспечит им новые возможности торга с Германией. Однако помогать достижению нового сговора о перераспределении сфер влияния, в том числе, возможно, и за свой счет, СССР не желал.

В июле 1939 г. Англия заключила соглашение с Японией о признании ее «особых нужд» в Китае. Этот шаг повысил подозрительность руководителей СССР в отношении подлинных намерений Англии и Франции. В этих условиях поступившее из Берлина предложение заключения пакта о ненападении между Германией и СССР не могло быть отвергнуто И.В. Сталиным.

Отказ СССР от ранее проводившейся им политики борьбы с агрессивными устремлениями Германии резко менял соотношение сил в Европе. И в Москве и в Берлине прекрасно понимали, что пакт обеспечивает Германии свободу рук. Так, СССР был вознагражден секретным протоколом. Западная Украина и Западная Белоруссия, захваченные Польшей в 1920— 1921 гг., страны Прибалтики, Финляндия, Бессарабия (Молдова), входившая в состав Румынии (в значительной мере — территории, прежде принадлежавшие Российской империи), признавались сферами интересов СССР. Вопрос о целесообразности сохранения Польского государства предполагалось решить позднее, в ходе консультаций СССР и Германии. Этот протокол вплоть до последних лет существования Советского государства держался в строжайшей тайне, хотя мотивы действий СССР совершенно очевидны.

Прежде всего он избавлялся от угрозы войны на два фронта, обеспечивал себе мир на Дальнем Востоке. Япония, уже понесшая большие потери у Халхин-Гола, лишаясь надежды на поддержку Германии, вынуждена была нормализовать отношения с СССР, что она и сделала в сентябре 1939 г. Предполагалось, что при любом развитии событий в Европе Советский Союз останется в выигрыше. В случае начала общеевропейской войны он оставался в стороне, мог диктовать условия, при которых его мощь стала бы решающим фактором победы. Если бы Англия и Франция начали новый торг с Германией, то СССР, которому была гарантирована сфера влияния, уже не был бы разменной картой в чужой игре.

Другой вопрос, что в той форме и в тех условиях, в которых был подписан пакт о ненападении, он фактически превращал СССР в невоюющего союзника Германии. Разрушался образ страны, последовательно выступавшей против фашизма и его агрессивной политики, что в исторической перспективе намного перевешивало те временные преимущества, которые обеспечивались пактом.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Из советско-французского Договора о взаимной помощи и протокола к договору, 2 мая 1935 г.:

«Статья 1. В случае, если СССР или Франция явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения статьи 10 Устава Лиги Наций. Статья 2. В случае, если <...> СССР или Франция явились бы, несмотря на искренне мирные намерения обеих стран предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку <... >

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность, в соответствующем случае, участвовать, с обоюдного согласия в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего договора».

Из текста Антикоминтерновского пакта, 25 ноября 1936 г.:

«Правительство Германской империи и имперское правительство Японии, сознавая, что целью Коммунистического Интернационала (так называемого Коминтерна) является подрывная деятельность и насилие всеми имеющимися в его распоряжении средствами по отношению к ныне существующим государствам, будучи убеждены в том, что терпимое отношение к вмешательству Коммунистического Интернационала во внутренние дела наций не только угрожает их спокойствию, общественному благосостоянию и социальному строю, но представляет собой также угрозу миру во всем мире, и выражая свое намерение сотрудничать в области обороны против коммунистической деятельности, заключили нижеследующее соглашение:

Статья 1. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются взаимно информировать друг друга о деятельности Коммунистического Интернационала, консультироваться по вопросу о принятии необходимых оборонительных мер и поддерживать тесное сотрудничество в деле осуществления этих мер.

Статья 2. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются совместно рекомендовать любому третьему государству, внутренней безопасности которого угрожает подрывная работа Коммунистического Интернационала, принять оборонительные меры в духе данного соглашения или присоединиться к нему».

Из секретного дополнительного соглашения к Антикоминтерновскому пакту, 25 ноября 1936 г.:

«Статья 1. В случае если одна из Высоких Договаривающихся Сторон подвергнется неспровоцированному нападению со стороны Союза Советских Социалистических Республик или ей будет угрожать подобное неспровоцированное нападение, другая Высокая Договаривающаяся Сторона обязуется не предпринимать каких-либо мер, которые могли бы способствовать облегчению положения Союза Советских Социалистических Республик. В случае возникновения указанной выше ситуации Высокие Договаривающиеся Стороны должны немедленно обсудить меры, необходимые для защиты их общих интересов. Статья 2. Высокие Договаривающиеся Стороны на период действия настоящего соглашения обязуются без взаимного согласия не заключать с Союзом Советских Социалистических Республик каких-либо политических договоров, которые противоречили бы духу настоящего соглашения».

Из Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, 23 августа 1939 г.:

«Статья 1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья 2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Статья 3. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Статья 4. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-либо группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны <... > Статья 6. Настоящий договор заключается сроком на десять лет».

Из Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом, 23 августа 1939 г.:

«При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР <...>

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарев, Висла и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае, оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете».

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Раскройте причины второй мировой войны. Отличались ли они от причин первой мировой войны? Если да, то чем?

2. Какие соображения побуждали лидеров стран Запада проводить политику умиротворения Германии?

3. Охарактеризуйте дипломатические шаги Запада в ответ на агрессивные действия Германии, Японии, Италии. Почему они не привели к предотвращению войны?

4. Как вы считаете, почему был заключен советско-германский пакт о ненападении? Был ли этот шаг для СССР неизбежным? Какую роль он сыграл в предвоенной международной обстановке?







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.015 с.)