ТОП 10:

После последней мировой сверхдержавы.



В конце концов мировой политике непременно станет все больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства. Следовательно, США не только первая и единственная сверхдержава в поистине глобальном масштабе, но, вероятнее всего, и последняя.

Это связано не только с тем, что государства-нации постепенно становятся все более проницаемыми друг для друга, но и с тем, что знания как сила становятся все более распространенными, все более общими и все менее связанными государственными границами. Вероятнее всего, что экономическая мощь также станет более распределенной. Маловероятно, чтобы в ближайшие годы какое-либо государство достигло 30-процентного уровня мирового валового внутреннего продукта, который США имели на протяжении большей части нынешнего столетия, не говоря уже о 50%, которых они достигли в 1945 году. Некоторые расчеты показывают, что к концу нашего десятилетия США все равно будут располагать почти 20% мирового ВВП и эта цифра, возможно, упадет до 10-15% к 2020 году, когда другие государства — Европа*, Китай, Япония — увеличат соответственно свои доли примерно до уровня США. Но мировое экономическое господство одной экономической единицы, по типу достигнутого в этом веке США, маловероятно, и это явно имеет чреватое серьезными последствиями военное и политическое значение.

Кроме того, весьма многонациональный состав и особенный характер американского общества позволили США распространить свою гегемонию так, чтобы она не казалась гегемонией исключительно одной нации. Например, попытка Китая добиться первенства в мире неизбежно будет рассматриваться другими странами как попытка навязать гегемонию одной нации. Проще говоря, любой может стать американцем, китайцем же может быть только китаец, что является дополнительным и существенным барьером на пути мирового господства, по существу, одной нации.

Следовательно, когда превосходство США начнет уменьшаться, маловероятно, что какое-либо государство сможет добиться того мирового превосходства, которое в настоящее время имеют США. Таким образом, ключевой вопрос на будущее звучит так: “Что США завещают миру в качестве прочного наследия их превосходства?”

Ответ на данный вопрос частично зависит от того, как долго США будут сохранять свое первенство и насколько энергично они будут формировать основы партнерства ключевых государств, которые со временем могут быть более официально наделены законным статусом. В сущности, период наличия исторической возможности для конструктивной эксплуатации Соединенными Штатами своего статуса мировой державы может оказаться относительно непродолжительным по внутренним и внешним причинам. Подлинно популистская демократия никогда ранее не достигала мирового превосходства. Погоня за властью и особенно экономические затраты и человеческие жертвы, которых зачастую требует реализация этой власти, как правило, несовместимы с демократическими устремлениями. Демократизация препятствует имперской мобилизации.

В самом деле, имеющими важное значение в смысле неопределенности в отношении будущего вполне могут оказаться вопросы: могут ли США стать первой сверхдержавой, не способной или не желающей сохранить свою власть? Могут ли они стать слабой мировой державой? Опросы общественного мнения показывают, что только малая часть (13%) американцев выступает за то, что “как единственная оставшаяся сверхдержава США должны оставаться единственным мировым лидером в решении международных проблем”. Подавляющее большинство (74%) предпочитает, “чтобы США в равной мере с другими государствами решали международные проблемы”[36].

По мере того как США все больше становятся обществом, объединяющим многие культуры, они могут также столкнуться с тем, что все труднее добиться консенсуса по внешнеполитическим вопросам, кроме случаев действительно большой и широко понимаемой внешней угрозы. Такой консенсус был широко распространен на протяжении всей второй мировой войны и даже в годы холодной войны. Однако он базировался не только на широко разделяемых демократических ценностях, которые, как считала общественность, были под угрозой, но и на культурной и этнической близости с жертвами враждебных тоталитарных режимов, главным образом европейцами.

В отсутствие сопоставимого с этим вызова извне для американского общества может оказаться более трудным делом достижение согласия по внешнеполитическим действиям, которые нельзя будет напрямую связать с основными убеждениями и широко распространенными культурно-этническими симпатиями, но которые потребуют постоянного и иногда дорогостоящего имперского вмешательства. Если хотите, два очень различных мнения о значении исторической победы США в холодной войне, вероятно, могут оказаться наиболее привлекательными: с одной стороны, мнение, что окончание холодной войны оправдывает значительное уменьшение масштабов вмешательства США в дела в мире, невзирая на последствия такого шага для репутации США; по другую сторону находится понимание, что настало время подлинного международного многостороннего сотрудничества, ради которого США должны поступиться даже частью своей верховной власти. Обе крайние точки зрения имеют своих сторонников.

Вообще говоря, культурные изменения в США также могут оказаться неблагоприятными для постоянного применения действительно имперской власти за рубежом. Это требует высокой степени доктринальной мотивировки, соответствующих умонастроений и удовлетворения патриотических чувств. Однако доминирующая в стране культура больше тяготеет к массовым развлечениям, в которых господствуют гедонистские мотивы и темы ухода от социальных проблем. Суммарный эффект этого делает все более трудной задачу создания необходимого политического консенсуса в поддержку непрерывного и иногда дорогостоящего лидирующего положения США в мире. Средства массовой информации играли в этом отношении особенно важную роль, формируя у людей сильное отвращение к любому избирательному применению силы, которое влечет за собой даже незначительные потери.

К тому же и США, и странам Западной Европы оказалось трудно совладать с культурными последствиями социального гедонизма и резким падением в обществе центральной роли ценностей, основанных на религиозных чувствах. (В этом отношении поражают кратко изложенные в главе 1 параллели, относящиеся к упадку империй.) Возникший в результате кризис культуры осложнялся распространением наркотиков и, особенно в США, его связью с расовыми проблемами. И наконец, темпы экономического роста уже не могут больше удовлетворять растущие материальные потребности, которые стимулируются культурой, на первое место ставящей потребление. Не будет преувеличением утверждение, что в наиболее сознательных кругах западного общества начинает ощущаться чувство исторической тревоги и, возможно, даже пессимизма.

Почти полвека назад известный историк Ганс Кон, бывший свидетелем трагического опыта двух мировых войн и истощающих последствий вызова тоталитаризма, опасался, что Запад может “устать и выдохнуться”. В сущности, он опасался, что

“человек XX века стал менее уверенным в себе, чем его предшественник, живший в XIX веке. Он на собственном опыте столкнулся с темными силами истории. То, что казалось ушедшим в прошлое, вернулось: фанатичная вера, непогрешимые вожди, рабство и массовые убийства, уничтожение целых народов, безжалостность и варварство”[37].

Эта неуверенность усиливается получившим широкое распространение разочарованием последствиями окончания холодной войны. Вместо “нового мирового порядка”, построенного на консенсусе и гармонии, “явления, которые, казалось бы, принадлежали прошлому”, внезапно стали будущим. Хотя этнонациональные конфликты больше, возможно, и не угрожают мировой войной, они стали угрозой миру в важных районах земного шара. Таким образом, еще на какое-то время война, по-видимому, так и не станет устаревшим понятием. Вследствие того что для более обеспеченных стран сдерживающим фактором являются их более развитые технологические возможности саморазрушения, а также их собственные интересы, война может стать роскошью, доступной лишь бедным народам этого мира. В ближайшем будущем обедневшие две трети человечества не смогут руководствоваться в своих поступках ограничениями, которыми руководствуются привилегированные.

Следует также отметить, что до сих пор в ходе международных конфликтов и террористических действий оружие массового поражения в основном не применялось. Как долго может сохраняться это самоограничение, невозможно предсказать, однако растущая доступность средств, способных привести к массовым жертвам в результате применения ядерного или бактериологического оружия, не только для государств, но и для организованных группировок также неизбежно увеличивает вероятность их применения.

Короче говоря, перед Америкой как ведущей державой мира открыта лишь узкая историческая возможность. Нынешний момент относительного международного мира может оказаться краткосрочным. Эта перспектива подчеркивает острую необходимость активного вмешательства Америки в дела мира с уделением особого внимания укреплению международной геополитической стабильности, которая способна возродить на Западе чувство исторического оптимизма. Исторический оптимизм требует демонстрации возможностей одновременно заниматься и внутренними социальными, и внешними геополитическими проблемами.

Тем не менее возрождение западного оптимизма и универсальность западных ценностей зависят не только от Америки и Европы. Япония и Индия являются примерами того, что понятия прав человека и центральное значение демократического эксперимента действительны и в азиатских странах, как развитых, так и до сих пор развивающихся. Дальнейший успех в демократическом строительстве Японии и Индии, таким образом, также имеет огромное значение для сохранения большей уверенности в отношении политического будущего земного шара. Действительно, опыт этих двух стран, а также опыт Южной Кореи и Тайваня дают основания предполагать, что сохранение темпов экономического роста Китая приведет при наличии давления извне в пользу необходимости перемен и вследствие большей причастности к делам международного сообщества, возможно, к постепенной демократизации китайского строя.

Решение этих проблем является и бременем Америки, и ее уникальной обязанностью. С учетом реальности американской демократии эффективные действия неизбежно потребуют понимания общественностью важной роли американского государства в формировании все более широкой системы стабильного геополитического сотрудничества, которая будет одновременно предотвращать возможность глобальной анархии и успешно препятствовать возникновению новой угрозы со стороны какой-либо из стран. Эти две цели — предотвращение анархии и появления державы-соперницы — неотделимы от определения более долгосрочной цели глобальной деятельности Америки: создания прочной сети международного геополитического сотрудничества.

К сожалению, до сегодняшнего дня усилия, направленные на то, чтобы четко сформулировать новую центральную и глобальную цель Соединенных Штатов после окончания холодной войны, были однобокими. Не удалось увязать потребность улучшения жизни людей с необходимостью сохранения центрального положения Америки в мировых делах. Можно выделить несколько таких попыток, предпринятых в последнее время. В первые два года пребывания у власти администрации Клинтона в выступлениях в поддержку “позитивного принципа многосторонних отношений” недостаточно принималось во внимание реальное положение в области расстановки сил. Позднее в качестве альтернативы основное внимание стало уделяться мнению, что Америка должна сосредоточить свои усилия на “распространении демократической системы” во всем мире, при этом уделялось недостаточно внимания тому, что для Америки по-прежнему большое значение имеет сохранение стабильности в мире и даже развитие практически целесообразных отношений с некоторыми странами (к сожалению, “недемократическими”), например с Китаем.

В качестве главной приоритетной задачи США призывы более узкого характера были еще менее удовлетворительными, например призыв к сосредоточению усилий на устранении существующей несправедливости в распределении доходов в мире, к формированию особых “зрелых стратегических партнерских отношений” с Россией или сдерживанию распространения оружия. Другие альтернативы, а именно: Америка должна сконцентрировать свои усилия на защите окружающей среды или, в более узком плане, на борьбе с локальными войнами, также не учитывали основных реальностей, связанных со статусом мировой державы. В результате ни одна из указанных выше формулировок не отражала в полной мере необходимости создания минимальной геополитической стабильности в мире как основы для одновременного обеспечения более длительного существования гегемонии США и эффективного предотвращения международной анархии.

Короче говоря, цель политики США должна без каких-либо оправданий состоять из двух частей: необходимости закрепить собственное господствующее положение, по крайней мере на период существования одного поколения, но предпочтительно на еще больший период времени, и необходимости создать геополитическую структуру, которая будет способна смягчать неизбежные потрясения и напряженность, вызванные социально-политическими переменами, в то же время формируя геополитическую сердцевину взаимной ответственности за управление миром без войн. Продолжительная стадия постепенного расширения сотрудничества с ведущими евразийскими партнерами, стимулируемого и регулируемого Америкой, может также способствовать подготовке предварительных условий для усовершенствования существующих и все более устаревающих структур ООН. Тогда при очередном распределении обязанностей и привилегий можно будет учесть новью реалии расстановки сил в мире, столь изменившиеся с 1945 года.

Эта деятельность обеспечит и дополнительное историческое преимущество использования в своих интересах вновь созданной сети международных связей, которая заметно развивается вне рамок более традиционной системы национальных государств. Эта сеть, сотканная многонациональными корпорациями, неправительственными организациями (многие из которых являются транснациональными по характеру) и научными сообществами и получившая еще большее развитие благодаря системе Интернет, уже создает неофициальную мировую систему, в своей основе благоприятную для более упорядоченного и всеохватывающего сотрудничества в глобальных масштабах.

В течение нескольких ближайших десятилетий может быть создана реально функционирующая система глобального сотрудничества, построенная с учетом геополитической реальности, которая постепенно возьмет на себя роль международного “регента”, способного нести груз ответственности за стабильность и мир во всем мире. Геостратегический успех, достигнутый в этом деле, надлежащим образом узаконит роль Америки как первой, единственной и последней истинно мировой сверхдержавы.


* В результате развязанной Соединенными Штатами испано-американской войны 1898 года они захватили Филиппины, Пуэрто-Рико, Гуам и превратили Кубу фактически в свою колонию. — Прим. ред.

[1] Donald Puchala. The History of the Future of International Relations // Ethics and International Affairce. — 1994. — No 8. — P. 183.

* Англо-китайская “опиумная” война происходила в 1840-1842 годах. — Прим. ред.

[2] John Ikenberry. Creating Liberal Order. The Origins and Persistence of the Postwar Western Settlement. — Philadelphia: University of Pennsylvania. — 1995.

[3] Samuel P. Hantington. Who International Primacy Matters // International Security. — Spring 1993. — P. 83.

[4] Roy Denman. Missed Chances. — London: Cassel, 1996.

[5] См. Robert Skidelsky. Great Britain and the New Europe // From the Athlantic to the Urals / Ed. David P. Calleo and Philip H. Gordon. — Arlington, 1992. — P. 145.

[6] Богатуров А. и Кременюк В. Современные отношения и перспективы взаимодействия между Россией и Соединенными Штатами Америки // Независимая газета. — 1996. — 28 июня. (Оба автора являются ведущими учеными, работающими в Институте США и Канады.)

* В советской литературе это событие известно под названием карибского кризиса. — Прим. ред.

[7] Например, в процентном отношении к общему бюджету на долю Германии приходится 28,5% бюджета Европейского Союза, 22,8% бюджета НАТО, 8,93% бюджета ООН; кроме того, Германия является крупнейшим акционером Мирового банка и ЕБРР (Европейского банка реконструкции и развития).

[8] Цит. по Le Nouvel Observateur. — 1996. — Aug. 12.

* Mitteleuropa — Центральная Европа (нем.). — Прим. пер.

[9] См. History of Europe, from the Pyrenean Peace to the Death of Louis XIV.

* Бегство от действительности через получение эгоистического удовольствия и наслаждения. — Прим. пер.

[10] Politiken Sondag. — 1996. — Aug. 2.

[11] Примечательно, что и в Финляндии, и в Швеции влиятельные деятели стали обсуждать возможность сотрудничества с НАТО. В мае 1996 года командующий финскими вооруженными силами, по сообщениям шведских СМИ, поднял вопрос о возможности определенного базирования НАТО на норвежской земле, а в августе 1996 года Комитет по обороне шведского парламента совершил действие, симптоматичное для постепенного дрейфа к более тесному сотрудничеству с НАТО в сфере безопасности, выдвинув рекомендацию о присоединении Швеции к Западноевропейской группе по вооружениям (ЗЕГВ), к которой принадлежат только члены НАТО.

* Схема подготовлена Центром стратегических и международных исследований. Трехсторонней комиссии США-ЕС-Польша.

[12] Our Security Predicament // Foreign Policy. — 1992. — No 88. — P. 60.

[13] Проханов А. Трагедия централизма // Литературная Россия. — 1990. — Янв. — С. 4-5.

[14] Российская газета. — 1992. — 12 янв.

[15] Богатуров А. и Кременюк В. Американцы сами никогда не остановятся // Независимая газета. — 1996. — 28 июня.

[16] Например, даже главный советник Ельцина Дмитрий Рюриков, которого процитировал “Интерфакс” (20 ноября 1996 г.), считает Украину “временным феноменом”, а московская “Общая газета” (10 декабря 1996 г.) сообщила, что “в обозримом будущем события в восточной части Украины могут поставить перед Россией весьма трудную задачу. Массовые проявления недовольства... будут сопровождаться призывами или даже требованиями, чтобы Россия забрала себе этот регион. Довольно многие в Москве будут готовы поддержать такие планы”. Озабоченность стран Запада намерениями России явно не стала меньше из-за притязаний России на Крым и Севастополь и таких провокационных действий, как преднамеренное включение в конце 1996 года Севастополя в ежевечерние телевизионные метеосводки для российских городов.

[17] N. S. Trybetzkoy. The Legacy of Genghis Khan // Cross Currents. — 1990. — No 9. — P. 68.

[18] Interview with L'Espresso (Rome). — 1994. — July 15.

[19] Богатуров А. Современные отношения и перспективы взаимодействия России и Соединенных Штатов // Независимая газета. — 996. — 28 июня.

[20] В начале 1996 года генерал Александр Лебедь опубликовал замечательную статью “Исчезающая империя, или Возрождение России” (Сегодня. — 1996. — 26 апр.), для доказательства правильности которой потребовалось много времени.

* Так в оригинале. — Прим. пер.

[21] Завтра. — 1996. — No 28.

[22] Чего хочет Россия в Закавказье и Средней Азии // Независимая газета. — 1995. — 24 янв.

* Числа в скобках представляют передовые системы оружия.

** Тайвань имеет в своем распоряжении 150 истребителей F-16, 16 истребителей “Мираж” и 130 других видов реактивных истребителей; несколько военно-морских судов находятся в стадии строительства.

*** Малайзия ведет переговоры о закупке восьми истребителей F-18 и, возможно, 18 истребителей МиГ-29.

[23] Official Document Anticipates Disorder During the Post-Deng Period // Cheng Ming (Hong Kong). — 1995. — Febr. 1. Журнал дает краткое содержание двух аналитических исследований, подготовленных партийным руководством и касающихся различных форм возможных волнений. Западный прогноз на ту же тему приведен в статье: Richard Baum. China After Deng: Ten Scenarios in Search of Reality // China Quarterly. — 1996. — March.

[24] В довольно оптимистичном докладе, озаглавленном “Экономика Китая в преддверии XXI века” (“Zou xiang 21 shi ji de Zhongguo jinji”), опубликованном в 1996 году Китайским институтом количественных экономических и технологических исследований, было подсчитано, что в 2010 году доход на душу населения в Китае составит приблизительно 735 долл., или будет примерно на 30 долл. выше, чем цифра, установленная Всемирным банком для стран с низким уровнем доходов.

[25] По сообщению “Yazhou Zhoukan” (Asiaweek) (1994. — Sept. 25), совокупные активы 500 ведущих компании Юго-Восточной Азии, владельцами которых являются китайцы, составили около 540 млрд. долл. По другим оценкам, они еще значительнее: по сообщению “International Economy” (1996. — Nov. — Dec.), ежегодный доход 50 млн. китайцев, живущих за рубежом, примерно составлял указанную выше цифру и, таким образом, по грубым расчетам, был равен валовому внутреннему продукту самого Китая. Утверждалось, что проживающие за границей китайцы контролируют около 90% экономики Индонезии, 75% экономики Таиланда, 50-60% малайзийской экономики, а также полностью контролируют экономику Тайваня, Гонконга и Сингапура. Озабоченность таким положением дел даже заставила бывшего посла Индонезии в Японии публично предупредить об “экономической интервенции Китая в регионе”, результатом которой может стать не только извлечение пользы из такого китайского присутствия, но и создание поддерживаемых Китаем “марионеточных правительств” (Saydiman Suryohadiprojo. How to Deal with China and Taiwan // Asahi Shimbun (Tokyo). — 1996. — 23 Sept.)

[26] “В этой связи симптоматичным был опубликованный в Бангкоке в англоязычной ежедневной газете “The Nation” (1997. — March 31) отчет о визите в Пекин тайского премьер-министра Чавалита Ёнгчайюдха (Chavalit Yongchaiyudh). Цель визита была определена как создание прочного стратегического союза с Большим Китаем. Сообщалось, что руководство Таиланда “признало Китай сверхдержавой, обладающей влиянием в мире”, и что оно изъявило желание сыграть роль “моста между Китаем и АСЕАН”. Сингапур пошел еще дальше, подчеркивая свою общность с Китаем.

[27] Song Yimin. A Discussion of the Division and Grouping of Forces in the World After the End of the Cold War // International Studies. — 1996. — No 6-8. — P. 10 (Китайский институт международных исследований). О том, что эта оценка Америки отражает мнение высшего руководства Китая, свидетельствует тот факт, что более сжатый вариант анализа появился в выпускаемом массовым тиражом печатном органе Коммунистической партии Китая “Жэньминь жибао” от 29 апреля 1996 г.

[28] Тщательное изучение якобы существующего у США намерения создать подобную антикитайскую азиатскую систему содержится в работе Ван Чуньина (Wang Chunyin. Looking Ahead to Asia — Pacific Security in the Early Twenty — first Century // World Outlook. — 1996. — Febr.). Другой китайский аналитик утверждает, что американо-японский договор о безопасности был видоизменен и превратился из “оборонительного щита” в “острие атаки” против Китая (Yang Baijiang. Implications of Japan—US. Security Declaration Outlined // Contemporary International Relations. — 1996. — June 20). 31 января 1997 г. авторитетный ежедневный печатный орган Коммунистической партии Китая “Жэньминь жибао” опубликовал статью под названием “Укрепление военного альянса не соответствует духу времени”, в которой пересмотр масштабов американо-японского военного сотрудничества был осужден как “опасный шаг”.

[29] “The Japan Digest” (25 февраля 1997 г.) сообщила, что, согласно проведенному правительством опросу общественного мнения, только 36% японцев дружелюбно относятся к Южной Корее.

[30] Например, Комиссия Хигути, консультативный совет при премьер-министре, который наметил “три столпа японской политики безопасности” в докладе, опубликованном летом 1994 года, подчеркнула первостепенность американо-японских связей в области безопасности, но также выступила и в защиту азиатского многостороннего диалога по безопасности; доклад Комиссии Одзавы 1994 года “Программа для Новой Японии”, напечатанный в мае 1995 года в “Иомиури симбун”; план “Всеобъемлющая политика безопасности”, отстаивающий среди прочих вопросов использование японских военнослужащих в миротворческих операциях за границей; доклад японской ассоциации управляющих (“кейдзай доюкаи”), подготовленный в апреле 1996 года при содействии мозгового треста Фудзи банка, требующий большей симметрии в американо-японской системе обороны; доклад, озаглавленный “Возможности и роль системы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе”, представленный премьер-министру в июне 1996 года Японским форумом по международным делам, а также многочисленные книги и статьи, опубликованные за последние несколько лет, часто гораздо более полемичные и крайние в своих рекомендациях и наиболее часто цитируемые западными средствами массовой информации, чем вышеперечисленные основные доклады. Например, в 1996 году книга, выпущенная одним японским генералом, вызвала широкие комментарии в прессе, когда он осмелился сделать предположение, что при некоторых обстоятельствах Соединенные Штаты, вероятно, не смогут защитить Японию, и, следовательно, Япония должна повышать свою обороноспособность (см. Ясухиро Морино. Будущее поколение обосновывает силы самообороны (и комментарии в “Мифах о том, как Соединенные Штаты придут к нам на помощь”) // Санкей симбун. — 1996. — 14 марта).

[31] Некоторых японских консерваторов прельщает понятие особых японо-тайваньских связей, и в 1996 году для достижения этой цели была создана “Японо-тайваньская ассоциация парламентариев”. Реакция Китая, как и ожидалось, была враждебной.

[32] Во время встречи в 1996 году с высшими представителями национальной безопасности и обороны Китая я установил (используя время от времени намеренно туманные формулировки) следующие области взаимных стратегических интересов в качестве основы для такого диалога: 1) мирная Юго-Восточная Азия; 2) неприменение силы в решении вопросов, связанных с прибрежной зоной; 3) мирное воссоединение Китая; 4) стабильность в Корее; 5) независимость Средней Азии; 6) равновесие между Индией и Пакистаном; 7) экономически динамичная и международно кроткая Япония; 8) стабильная, но не очень сильная Россия.

[33] Убедительный довод в пользу этой инициативы, указывающий на взаимные экономические выгоды, приведен Куртом Тонгом в его публикации Revolutionizing America's Japan Policy // Foreign Policy. — Winter 1996/97.

[34] Ряд конструктивных предложений для достижения этой цели был выдвинут на конференции по проблемам Америки и Европы, проведенной в феврале 1997 года в Брюсселе Центром по международным и стратегическим вопросам. Эти предложения включают широкий спектр инициатив, начиная от совместных усилий, направленных на проведение структурной реформы, предназначенной для сокращения государственных дефицитов, до создания расширенной европейской оборонно-промышленной базы, которая могла бы укрепить трансатлантическое сотрудничество в области обороны и повысить роль Европы в НАТО. Полезный список подобных и других инициатив, направленных на повышение роли Европы, содержится в издании: David С. Gompert and F. Stephen Larrabee, eds. — America and Europe: A Partnership for a New Era. — Santa Monica: RAND, 1997.

[35] Здесь уместно процитировать мудрый совет, данный моим коллегой по Центру международных стратегических исследовании Энтони Г. Кордесманом в его работе “The American Threat to the United States” (February, 1997), представленной в виде выступления в армейском военном колледже, который предостерегал США против склонности изображать в устрашающем виде проблемы и даже народы. По его словам, “Иран, Ирак и Ливия представляют собой случаи, когда США создали из них врагов, не разработав при этом какого-либо приемлемого среднесрочного или долгосрочного эндшпиля для своей стратегии. Американские стратеги не могут рассчитывать на полную изоляцию этих стран, и не имеет смысла относиться к ним так, как если бы они были одинаковыми “государствами-мошенниками” или “государствами-террористами”... США существуют в морально сером мире, и им не удастся добиться успеха, разделяя его на черное и белое”.

* Так в оригинале. — Прим. пер.

[36] An Emerging Consensus — A Study of American Public Attitudes on America's Role in the World. — College Park: Center for International and Security Studies at the University of Maryland, 1996. Заслуживает внимания, хотя это и не согласуется с вышесказанным, что исследования, проведенные указанным выше центром в начале 1997 года (под руководством ведущего исследователя Стивена Калла), также показали, что значительное большинство американцев поддерживают расширение НАТО: 62% — за (из них 27% — безоговорочно за) и только 29% — против (из них 14% — безоговорочно против).

[37] Hans Kohn. The Twentieth Century. — New York, 1949. — P. 53.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.208 (0.021 с.)