ТОП 10:

ПРИЧИНЫ КРИЗИСА ТОТАЛИТАРНОГО СОЦИАЛИЗМА В СССР



XX век был свидетелем не только подъема, но и заката тоталитаризма, крушения тоталитарных политических режимов во многих странах. Это не причуда истории, а скорее закономерный продукт общественного развития.

Советский Союз продемонстрировал поражавшую воображение современников способность к решению крупномасштабных задач. СССР за рекордно короткий срок превратился в мощную индустриальную державу, сумел нанести поражение основным сухопутным силам Германии во второй мировой войне, преодолеть свое отставание от США в создании атомного оружия, первым приступить к освоению космоса.

В то же время в процессе своего развития СССР в полной мере продемонстрировал слабые стороны, органично присущие любому тоталитарному режиму, определившие неизбежность его крушения.

Крах административно-командной системы. При системе принятия решений без широкого обсуждения, одним лидером или группой лидеров приоритеты в распределении ресурсов нередко определялись ошибочно. Ресурсы расходовались на проекты, не дающие отдачи, а то и оборачивающиеся ущербом.

И в СССР, и в странах Восточной Европы было осуществлено немало «строек века», экономическая целесообразность которых была сомнительна, а экологическая ущербность бесспорна. В то же время развитию энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий не уделялось особого внимания. По идеологическим мотивам был наложен запрет на исследования в области создания искусственного интеллекта, генетики, что привело к серьезному отставанию на этих важнейших направлениях научно-технического прогресса. Исходя из идеологических соображений, солидарности с «антиимпериалистическими» режимами в 1957—1964 гг. СССР оказывал экономическую помощь более 20 странам Азии, Африки и Латинской Америки. За его счет покрывалось до 50% расходов Египта на экономическое развитие, до 15% — Индии. Готовность Н.С. Хрущева помогать любому режиму, выразившему интерес к идеалам социализма, вела к расточению ресурсов СССР, не принося сколько-нибудь значимой экономической или военно-политической выгоды. В последующем большая часть получивших помощь режимов вошли в орбиту влияния развитых стран Запада. Из-за чисто волевого решения, принятого даже без его обсуждения руководящими органами правящей партии и государства, СССР силой оружия поддержал в 1979 г. просоветски ориентированную группу в правящей элите Афганистана. Эта акция была расценена народом Афганистана, большинством развивающихся стран как агрессия. СССР был втянут в бессмысленную и бесперспективную войну, стоившую больших людских и материальных потерь, подорвавшую его международный авторитет.

Централизованное, административно-командное управление экономикой по мере роста ее масштабов требовало роста управленческого аппарата, работающего с уменьшающейся отдачей. Один «центр власти» в принципе не способен отслеживать, контролировать и планировать, тем более на несколько лет вперед, все связи между десятками тысяч больших, малых и средних предприятий, изменения конъюнктуры мировых рынков. Это породило анархию в экономике, которая только на словах осталась централизованно планируемой. За все время существования СССР ни разу не были в полном объеме выполнены задания пятилетних планов (не говоря уже о «семилетке» Н.С. Хрущева, итоги которой вообще не подводились). В 1980-е гг. темпы прироста производства стали нулевыми. Формулировавшиеся правящей партией задачи по переводу экономики на интенсивный путь развития, с использованием технологий информационной эры, не выполнялись. Одна из причин этого состояла в том, что руководители отраслей, регионов, предприятий опасались возникновения массовой безработицы, не были готовы решать социальные проблемы модернизации.

Кризис идеологии. Обеспечивая себе массовую поддержку с помощью идеологии, тоталитарный режим должен был постоянно демонстрировать успехи, подтверждать реалистичность сформулированных сверхзадач, в противном случае энтузиазм уступает место разочарованию и раздражению.

Лидеры СССР и других стран, провозгласивших себя достигшими низшей фазы коммунизма, были связаны обязательством построить самое прогрессивное и справедливое в мире общество, где потребности людей (разумеется, разумные) были бы полностью удовлетворены. Так, вождь Компартии Китая Мао Цзэдун выдвинул лозунг — «Пять лет упорного труда, десять тысяч лет счастливой жизни». В Программе КПСС, принятой при Н.С. Хрущеве, содержалось обязательство достичь коммунизма при жизни современного ему поколения советских людей, к 1980 г. превзойти самую развитую страну мира — США по основным показателям развития.

Идеологи КПСС и других правящих родственных ей партий предлагали различные объяснения причин, по которым поставленные цели оказывались недостижимыми. Однако эти объяснения, даже принимаясь всерьез, объективно ослабляли основы тоталитарной государственности. Ссылки на происки внешних и внутренних врагов усиливали в обществе атмосферу всеобщей подозрительности, которая использовалась в карьерных целях своекорыстными фракциями бюрократической элиты, расправлявшейся с наиболее талантливой и творческой частью интеллигенции. Разоблачения просчетов, ошибок и преступлений предыдущих лидеров, нередко будучи справедливы, дискредитировали тоталитарный режим вообще.

Критика лидеров является обычным и привычным делом в условиях демократии. В СССР же, после славословия в адрес мудрых и непогрешимых вождей И.В. Сталина, Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева, один оказывался виновным в геноциде, истреблении миллионов собственных сограждан, другой в волюнтаризме, нежелании считаться с объективными реальностями, третий — в застое, инертности. Поскольку тоталитарный режим строится на обожествлении вождей, их развенчание или очевидная физическая немощь (Ю.В. Андропов, К.У. Черненко) выступали источником падения доверия к нему. Ложь относительно мнимых успехов играла большую роль в обеспечении стабильности режима, однако с развитием средств массовой информации и их глобализацией, благодаря международному радиовещанию, спутниковому телевидению скрывать правду становилось все сложнее.

Со временем энтузиазм масс неизбежно сменялся апатией, иронией, стремлением к поиску альтернативных путей развития, в 1980-е гг. охватившими руководство КПСС, КПК, других правящих партий.

Разочарование в идеологии постигло не только управляемых, но и многие звенья управленческого аппарата. Лишь у истоков коммунистического движения стояли лидеры, искренне убежденные в правильности своей идеи, способные передать свою убежденность другим. Для многих представителей иерархического, бюрократического механизма управления идеология стала не столько символом веры, сколько данью ритуалу, средством прикрытия обеспечения личных интересов, в том числе и в сфере обогащения.

По мнению ряда теоретиков — от бывшего сподвижника В.И. Ленина Л.Д. Троцкого до М. Джиласа, югославского марксиста, заклейменного в СССР в качестве ренегата, тоталитарный режим, даже если исходно он строится на идеях социального эгалитаризма, неизбежно порождает новый господствующий класс — бюрократическую элиту, номенклатуру. С течением времени ее стремление к легализации накопленных богатств создает в руководстве тоталитарного режима слой, для которого социалистическая идея становится обузой. В регионах, на местах складывается свой слой олигархии, для которого контроль над его деятельностью со стороны центра власти оказывается помехой обогащению, что становится источником сепаратистских тенденций.

Изоляция на международной арене. Советский тоталитарный режим, в силу присущего ему недоверия к политике стран, где господствовала иная идеология, стремлений к полному контролю над всеми сферами жизни общества, с большими опасениями относился к международному сотрудничеству. Возможности использования преимуществ международного разделения труда, научно-технического и гуманитарного сотрудничества сознательно ограничивались. Стремления к самоизоляции подпитывались проводимой странами Запада в годы «холодной войны» политикой ограничений на торговлю, что также было фактором утраты темпов развития.

Первоначально с приходом к власти в странах Восточной Европы коммунистов, каждая из них, следуя советской модели, начала осуществлять индустриализацию, стремясь перейти к полному самообеспечению. С созданием в 1949 г. Совета Экономической Взаимопомощи между СССР и восточноевропейскими странами формировалась система международного разделения труда, однако темпы ее развития уступали западноевропейским.

Установление прямых связей между предприятиями, формирование международных фирм в условиях, когда интеграция осуществлялась в рамках и на основе межгосударственных соглашений, требовали бесчисленных согласований и практически не получали развития. Планирование развития внешнеторговых связей с установлением фиксированных цен на пятилетний период приводило к отрыву цен внутри СЭВа от общемировых. Так, при повышении мировых цен на энергоносители после 1973 г. СССР продолжал поставлять их своим партнерам по прежним, заниженным ценам в ущерб своим интересам. Зато в 1980-е гг. цены на советские нефть и газ оказались выше среднемировых. Это стало источником экономических трудностей уже в странах Восточной Европы.

Низкая эффективность интеграции в рамках СЭВ усиливала потаенное недовольство его участников сложившейся моделью взаимоотношений. Росли стремления, в том числе и у самой крупной страны СЭВ — СССР, к развитию торгово-экономических связей с высокоразвитыми странами Запада, приобретению производимых ими высоких технологий, потребительских товаров. Доля стран Запада во внешнеторговом обороте СССР всего за 20 лет, с 1960 по 1980 г., возросла вдвое — с 15% до 33,6%. При этом в основном закупалась готовая продукция, вместо того чтобы налаживать совместное ее производство, что экономически намного выгоднее. (Одним из немногих исключений было создание советско-итальянского автозавода в г. Тольятти, начавшего выпуск автомобилей «Жигули».)

Если СССР имел возможность за счет продажи природных богатств, нефти, газа, которые в 1970-е гг. стали основными в его экспорте, вести сбалансированную торговлю со странами Запада, то его партнеры по СЭВу очень скоро столкнулись с ростом задолженности, инфляцией, подрывом перспектив развития.

Сложности взаимоотношений со странами, которые были ранее причислены к надежным союзникам СССР, к миру социализма, подрывали доверие к идеологии, исповедовавшейся КПСС. Претензии на то, что между странами, строящими социализм, складываются отношения нового типа, выглядели малоубедительными. Трения СССР с Югославией, конфликт СССР с Китаем, переросший в столкновения на советско-китайской границе, война между Китаем и Вьетнамом в 1979 г., неудовлетворенность СЭВом наглядно показывали, что тоталитарный социализм весьма далек от миролюбия.

БИОГРАФИЧЕСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Н.С. Хрущев (1894- 1971) — преемник И.В. Сталина на посту Первого секретаря ЦЕ£ КПСС (1953—1964), одновременно Председатель Совета министров СССР (1958—1964).

Н.С. Хрущев родился в селе Калиновка Курской губернии, работал пастухом, слесарем на заводах и шахтах Донбасса. В 1918 г. вступил в партию большевиков, участвовал в гражданской войне. Окончил рабочий факультет Донецкого индустриального института и начал довольно быстро продвигаться по ступеням партийной иерархии: от секретаря партячейки рабфака до секретаря парткома Промышленной академии (1929), затем — секретарь райкома в Москве, с 1934 г. — член ЦК партии, руководитель Московской городской и областной парторганизаций. С 1938 по 1949 г. был первым секретарем ЦК Компартии Украины, в 1949—1953 гг. — секретарем ЦК КПСС.

Н.С. Хрущев был типичным выдвиженцем сталинской эпохи, периода, когда более всего ценились не образование, а рабоче-крестьянское происхождение, фанатичная вера в коммунистическую идею, олицетворяемую верховным вождем. Отсутствие глубоких знаний компенсировалось у сталинских выдвиженцев самоуверенностью, верой в то, что, владея передовой идеологией, они способны решать вопросы любой сложности. Продвижение по карьерной лестнице, тем более в условиях массовых репрессий, постоянного поиска и разоблачения «врагов народа» требовало изощренности в интригах и демагогии.

Выдвижение Хрущева на первую роль в партии в условиях борьбы за власть, начавшейся после смерти И.В. Сталина, было компромиссом между лидерами, намного более известными в стране (Л. Берией, В. Молотовым, Г. Маленковым и др.). Они, однако, недооценили хватку и мужицкую смекалку Хрущева. Первым в 1954 г. пал Л. Берия, обвиненный, в духе сталинских процессов, в преступлениях против народа и партии, в том числе и в шпионской деятельности и приговоренный к смертной казни. В 1956 г. Хрущев выступил на XX съезде КПСС с разоблачением массовых репрессий периода сталинизма, к проведению которых приложила руку вся сталинская гвардия, включая и самого Хрущева. Трудно сказать, действительно ли Хрущев внезапно осознал преступный характер репрессий, но их осуждение дало ему сильные аргументы в борьбе за укрепление своей власти против сталинской гвардии. Попытка сместить Хрущева, предпринятая в 1957 г. Молотовым, Кагановичем, Маленковым, окончилась провалом, ее инициаторы были изгнаны со всех постов, исключены из партии и отправлены на пенсию.

Строго говоря, необоснованность многих репрессий в 1938 г. признал и сам И.В. Сталин, возложивший вину за их размах на казненного впоследствии Н.И. Ежова, хотя репрессии и после этого продолжались. Поскольку возобновления «великого террора» после XX съезда КПСС не последовало, многие репрессированные ранее были реабилитированы, общество стало более открытым, имя Н.С. Хрущева часто связывают с «оттепелью». Тем не менее, считать Хрущева сторонником либеральной демократии нет оснований. Ему был свойственен столь же авторитарный стиль принятия решений, как и Сталину, что в сочетании с импульсивностью характера, некомпетентностью во многих вопросах, фанатичной верой в истинность усвоенных догматов, наносило большой вред. Впоследствии, уже будучи на пенсии, Хрущев говорил: «Решаясь на приход «оттепели» и идя на нее сознательно, руководство СССР, в том числе и я, одновременно побаивались ее: как бы из-за нее не наступило «половодье», которое захлестнет нас и с которым нам будет трудно справиться <...> Мы боялись лишиться прежних возможностей управления страной, сдерживая рост настроений, неугодных с точки зрения руководства. Не то пошел бы такой вал, который бы все снес на своем пути. Опасались, что руководство не сумеет справиться со своими функциями и направить процесс изменений по такому руслу, чтобы оно оставалось советским. Нам хотелось высвободить творческие силы людей, но так, чтобы новые творения содействовали укреплению социализма». (Хрущев Н.С. Воспоминания. Избранные фрагменты. М., 1997. С. 507.)

К числу самых неудачных акций Хрущева принято относить передачу Крымской области Украине в 1954 г., эксперименты с сельским хозяйством: директивы о повсеместном, без учета климатических условий, внедрении кукурузы, повышении уровня обобществления личного хозяйства крестьянства, вплоть до запрещения держать домашний скот. Негативную роль играли постоянные малоэффективные административные реформы (создание совнархозов, попытки разделения структур партии на промышленные и аграрные). Не удержался Хрущев и от нападок на творческую интеллигенцию, попыток учить художников, что и как им писать.

Непоследовательной была и внешняя политика. При Хрущеве сперва улучшились, затем вновь обострились отношения с Югославией, начал разгораться конфликт с Китаем, большие ресурсы были растрачены на помощь странам Азии и Африки, впоследствии разорвавшим отношения с СССР. Возросшая открытость во внешней политике, готовность к личному общению с лидерами зарубежных стран, поиску компромиссов сочетались с авантюризмом, непредсказуемостью, поставившими мир на грань ядерной войны в период Карибского кризиса 1962 г. Угрозы Хрущева «закопать» Америку, производить ракеты, «как сосиски», воспринимались в качестве доказательства невозможности стабильных отношений.

В 1964 г. выдвинутая и поддерживавшаяся Хрущевым партийно-государственная верхушка — Брежнев, Подгорный, Шелест и другие, воспользовавшись моментом, когда стареющий лидер отдыхал в Крыму, приняли решение об отстранении его от власти. Находясь на пенсии фактически под домашним арестом, Н.С. Хрущев диктовал воспоминания, которые, несмотря на ограничения его контактов, оказались за рубежом и были опубликованы.

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Раскройте роль идеологии в условиях тоталитарных режимов. Была ли она источником их силы или их слабости? Ответ поясните.

2. Какую роль при тоталитарном режиме играет личность лидера? Сделайте выводы о значении просчетов, ошибок лидеров для развития их стран.

3. Покажите на примерах СССР и других социалистических государств, в чем проявлялась эффективность и слабость тоталитаризма.

4. Сравните послевоенные интеграционные процессы в Западной и Восточной Европе. Как вы объясните причины низкой эффективности интеграции в рамках СЭВ?

5. Составьте краткое сообщение о Н.С. Хрущеве. Оцените значение его деятельности для страны. Был ли он харизматическим лидером?







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.008 с.)