ТОП 10:

ОБОСТРЕНИЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ МИРОВОГО РАЗВИТИЯ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА



К началу XX века важнейшей характеристикой мирового развития выступала его крайняя неравномерность.

Метрополии, колониальные и зависимые страны. Первой индустриальной державой в начале XIX века стала Великобритания, промышленная «мастерская мира». Следом за ней на путь индустриального развития вступила Франция.

Высокоиндустриальными были также государства, темпы развития которых резко ускорились в последней трети XIX века: США и Германия. Они развивались наиболее динамично, тесня конкурентов как по объемам производства, так и по роли на мировом рынке. Удельный вес Великобритании в мировом промышленном производстве, составлявший в 1860 г. 36%, упал к 1913 г. до 14%. Доля Франции за тот же период сократилась с 12% до 6% . За то же время США, производившие в 1860 г. 17% мировой промышленной продукции, к 1913 г. вышли на рубеж 36%. Германия сохраняла свои позиции на уровне 16% мирового промышленного производства.

Выделилась группа стран, которые также развивались по пути индустриализации, хотя к началу XX века их экономика еще оставалась аграрно-индустриальной. К их числу относились Россия и Япония. Во втором эшелоне индустриальной модернизации шли Италия и Австро-Венгрия. К индустриальному миру принадлежали и Бельгия, Голландия, а также государства Скандинавии (Швеция, находившаяся с ней до 1905 г. в унии Норвегия, Дания).

В целом из общей численности населения мира в 1680 млн. человек в индустриальных и аграрно-индустриальных странах в начале XX века проживало около 700 млн. человек. Около 600 млн. проживало в колониях (в том числе, примерно, 400 млн. — в британских). Особое место занимала группа государств с общей численностью населения 380 млн. человек, которые формально являлись независимыми, но фактически находились на положении полуколоний великих держав. К ним в начале века относились Китай, Персия (Иран), Турция, Сиам (Таиланд), Египет, Корея и др. Признаками полуколонии выступали, как правило, принятие ее властями неравноправных условий торговли, предоставление особых льгот и привилегий иностранным гражданам, включая их неподсудность местным властям в случае совершения преступлений. Нередко на территории полуколоний размещались иностранные войска, военно-морские базы. Полуколониями становились страны, не способные в силу военно-технической отсталости, слабости центральной власти противостоять колониальным империям, но в то же время про разным причинам избежавшие полного завоевания.

Тесное взаимодействие народов, живущих как бы в разном историческом времени, придерживающихся разных традиций и обычаев, само по себе всегда порождало трения и коллизии. Однако в начале XX века возникли дополнительные причины обострения противоречий мирового развития.

Экономические кризисы и конкуренция на международной арене. Важнейшей причиной роста противоречий выступало ускорение темпов индустриального развития, увеличения числа индустриальных стран. Даже в тот период, когда Англия была основной промышленной «мастерской мира», она сталкивалась с кризисами перепроизводства. В 1825, 1836, 1847 гг. все открытые ею рынки не могли поглотить произведенную ею продукцию. В 1857 г. разразился первый мировой промышленный кризис, поразивший не только Великобританию, но и другие страны, вступившие на путь модернизации. Между промышленным капиталом этих стран развернулась борьба за внешние рынки, от обладания которыми зависело благополучие становящихся индустриальными стран.

Емкость мировых рынков постепенно возрастала. Во-первых, это было связано с постепенным повышением уровня жизни населения индустриальных стран. Особенно емким и динамичным в начале века считался внутренний рынок США. Во-вторых, постепенно на территориях колоний и зависимых стран получали развитие товарно-денежные отношения. Это определяло расширение системы мирового капиталистического хозяйства за счет этих стран.

Тем не менее, возрастающие возможности производства продукции опережали развитие рынков. Это обусловливало углубление экономических кризисов. Кризисы следовали друг за другом с учащающейся периодичностью. Ими ознаменовались 1866, 1873, 1882, 1890, 1900, 1913 гг. Сползание к кризису наметилось после первой мировой войны, в 1922— 1923 гг. В 1929—1932 гг. разразился самый разрушительный в истории индустриальных стран мировой экономический кризис.

Кризисы ускоряли концентрацию и централизацию капитала, содействовали разорению слабых и малоэффективных предприятий. С этой точки зрения, они способствовали развитию экономики, повышению ее конкурентоспособности. В то же время, вызывая рост безработицы, обострение социальных конфликтов, они создавали серьезные проблемы для индустриальных стран.

Кризисы подталкивали правящие круги индустриальных стран к попыткам решения социальных и экономических проблем за счет внешней экспансии.

Интересы государства, призванного обеспечивать стабильность в обществе, и крупного капитала, ищущего пути получения наибольшей прибыли, не всегда и не во всем совпадали. Крупнейшие финансово-промышленные группы, господствующие на национальных рынках, нередко договаривались со своими зарубежными конкурентами о разделе экономических сфер влияния в третьих странах без участия правительств. В то же время капитал стремился опереться на дипломатическую и военную поддержку «своего» государства с тем, чтобы защитить его мощью собственные интересы.

В свою очередь, каждое государство стремилось поддерживать «свой» капитал, создавать ему стимулы для вложений в национальную экономику, укреплять его позиции на мировых рынках. В итоге, хотя конкретные стремления каждой из индустриальных держав различались, в основе их внешней политики оказывались сходные мотивы. Она была направлена на сохранение и расширение рынков сбыта продукции для «своих» предпринимателей, сфер вложения капитала, доступа к природным ресурсам, источникам дешевой рабочей силы. Большое внимание уделялось предотвращению усиления конкурирующих держав, подавлению попыток освобождения от власти метрополий народов колониальных и зависимых стран.

Колониализм и его последствия для индустриальных стран. По мере того как внешняя политика индустриальных стран подчинялась целям поддержки экспансии своего промышленного и финансового капитала, активизировалась колониальная политика, усиливалось соперничество ведущих держав на мировой арене. При этом в конце XIX — начале XX века их противоборство обострилось. Это было связано с тем, что первичный раздел мира между индустриальными странами в основном завершился, сложились обширные колониальные империи.

Первой вступившая на путь колониальной экспансии Великобритания завоеваниями, подкупом, обещаниями покровительства феодальным князьям и племенным вождям создала самую обширную в мире колониальную империю. В ней проживало более четверти населения мира, территория ее колоний превысила территорию метрополии почти в сто раз. Второй колониальной державой мира стала Франция, поставившая под свой контроль Северную и Экваториальную Африку, Индокитай.

Обладание колониями оказало неоднозначное воздействие на развитие метрополий. Чтобы было возможным их использование в качестве источника дешевой аграрной продукции, сырья, рынков сбыта продукции, было необходимо хотя бы минимально развить экономику колоний. Строительство сети коммуникаций, создание добывающей промышленности, плантаций, подготовка местной рабочей силы — все это требовало вложений капиталов. Бедняки, безработные, не находя работы в метрополиях, эмигрировали в колонии, чему способствовали возникающие алмазные, золотые лихорадки, раздача земель на льготных условиях.

Богатства, вывозившиеся из колоний, возможности монопольно распоряжаться их рынками, получая сверхприбыли, обогащали как правящую элиту, так и широкие слои населения метрополий. Постоянный отток избыточной рабочей силы, уменьшая число бедных и безработных, снижал уровень социальной напряженности.

Оборотной стороной процветания были постоянная утечка капиталов и отсутствие стимулов к обновлению ассортимента выпускаемых товаров — монополизированные рынки колоний оказались не слишком требовательны к ассортименту и качеству продукции. Повышение уровня жизни вело к удорожанию рабочей силы, что делало невыгодным вложение капиталов в экономику собственно метрополий. Британские банкиры предпочитали вкладывать деньги в колонии, доминионы (колонии, населенные преимущественно выходцами из метрополии и получившие возможности самоуправления: Канада — в 1867 г., Австралия — в 1901 г., Новая Зеландия — в 1907 г.), а также в экономику США. Французский капитал вкладывался в государственные займы в зарубежные страны, где можно было быстро получить высокие прибыли, в частности в Россию.

В экономике прежде наиболее развитых стран мира наметились тенденции к застою, она утратила динамизм, темпы ее роста замедлились. Напротив, у государств, не создавших обширных колониальных империй (Германия, США, Япония), большая часть капитала направлялась на развитие собственных национальных экономик. Позднее, вступив на путь индустриального развития, они оснащали создававшуюся промышленность самой передовой технологией, что также обеспечивало преимущества в борьбе с конкурентами. Вследствие быстрого развития этих государств возникло несоответствие между развитием их военно-экономического потенциала и распределением сфер влияния в мире.

В начале XX века со всей очевидностью проявилось стремление этих, наиболее динамично развивающихся держав, к захватам новых колоний, рынков сбыта за счет вторжения в сферы влияния своих конкурентов. Первой империалистической войной новой эпохи была испано-американская (1898), в результате которой США захватили Филиппины, острова Пуэрто-Рико и Гуам, предоставив Кубе независимость. Борьба за передел мира стала важнейшим фактором, определявшим содержание мировой политики.

Возрастающее значение приобрели противоречия между метрополиями и колониальными и зависимыми странами. В этих странах развивались товарно-денежные, рыночные отношения, что было связано с их вовлечением в орбиту мирового капиталистического хозяйства. Возникла прослойка национальной буржуазии, интеллигенции, получившей европейское образование. Их протест против колониального статуса начал сочетаться со стремлениями к модернизации. При этом антиколониальные движения нередко поддерживались конкурирующими с метрополиями индустриальными державами, которые стремились ослабить соперников, рассчитывали на расширение сфер влияния. Так, США накануне войны с Испанией проявляли солидарность с освободительным движением на Филиппинах и Кубе, что, однако, не помешало им после победы над Испанией включить эти страны в орбиту собственного влияния.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Из речи Э. Этьенна, вице-президента палаты депутатов, о целях колониальной политики Франции, 1894 г.:

«Идея родины зиждется на понятии долга, в то время как идея колонии может и должна быть основана исключительно на выгоде, которая одна лишь заставляет нацию по доброй воле выйти за пределы своих границ и добровольно осуществлять экспансию. Следовательно, к любому колониальному начинанию надо подходить с единственным критерием — степень его полезности, преимущества и выгоды, которые может получить метрополия. Какова наша цель? Мы создали, и мы намереваемся сохранить и развивать колониальную империю, чтобы обеспечить будущее нашей страны на новых континентах, обеспечить нашим товарам рынки, а нашей промышленности — источники сырья. Это бесспорно.

Я должен заявить, что если есть оправдание затратам и человеческим жертвам, которых требует создание наших колониальных владений, то оно заключается в надежде на то, что французский промышленник, французский торговец сможет направить в колонии избытки французского производства».

Из речи Б. Бюлова, имперского канцлера Германии, в рейхстаге 11 декабря 1899 г.:

«Мы не потерпим, чтобы какая-либо иностранная держава, чтобы какой-нибудь чужеземный Юпитер сказал нам: «Что делать? Мир уже поделен!» Мы не хотим никому мешать, но мы и не позволим никому стать нам на пути. Мы не будем пассивно стоять в стороне <...> в то время как другие делят мир. Мы не можем и не хотим этого терпеть. Мы имеем интересы во всех частях света <...> Если англичане говорят о Великой Британии, французы о новой Франции, русские завоевывают Азию, то мы требуем создания Великой Германии <...> Мы только тогда сможем держаться на высоте, когда поймем, что для нас невозможно благосостояние без большой мощи, без сильной армии, без сильного флота <...> В наступающем столетии немецкий народ будет или молотом, или наковальней».

Президент США Мак-Кинли о статусе Филиппин после испано-американской войны, 1898 г.:

«В одну ночь мне пришли в голову следующие мысли, я сам не знаю как:

1) мы не можем возвратить Филиппинские острова Испании. Это было бы трусливым и непочетным для нас поступком;

2) мы не можем передать Филиппины Франции или Германии, нашим коммерческим соперникам на Востоке. Это была бы плохая и невыгодная для нас экономическая политика;

3) мы не может предоставить филиппинцев самим себе, ибо они не подготовлены для самоуправления и самостоятельность Филиппин привела бы вскоре к такой анархии и таким злоупотреблениям, которые были бы хуже испанской войны; 4) для нас не остается ничего иного, как взять Филиппинские острова, воспитать, поднять и цивилизовать филиппинцев и привить им христианские идеалы, ибо они наши собратья по человечеству, за которых также умер Христос. После этого я лег в постель и уснул крепким сном».

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Объясните причины обострения проблемы неравномерности развития стран мира. Почему лидером развития стала лишь небольшая группа стран?

2. Проанализируйте данные таблиц 1,2,3.

 

Таблица 1.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.40 (0.008 с.)