ТОП 10:

Севастополь во второй половине 1919 года



Организация власти

23 июня части Добровольческой армии вошли в Севастополь. На следующий день был занят Симферополь. По случаю освобождения краевого центра от большевиков состоялось всенародное шествие, завершившееся крестным ходом. Севастопольский «Крымский Вестник», вновь издаваемый после длительного перерыва, писал: «Недолгий период хозяйничанья большевиков поставил долговременность нового порядка вещей под большой знак вопроса. Власть, чуждая какой бы то ни было тени демократизма, построенная на неограниченной диктатуре, сопровождаемая безудержным произволом отдельных лиц, эта власть быстро потеряла симпатии даже в рабочих массах, возлагавших большие надежды на ее приход. При таких условиях ликвидация ее в Крыму совершилась почти с волшебной легкостью». И автору статьи, и читателям хотелось верить, что худшее позади, что новая власть наведет порядок, не запятнав себя беззакониями и насилием. Однако до подлинного демократизма было еще очень далеко. А.И.Деникин позже напишет в «Очерках русской смуты»: «На территории, освобождаемой Добровольческой армией, самим ходом событий установилась диктатура в лице Главнокомандующего». И это несмотря на существование Особого Совещания, по определению — высшего законодательного и исполнительного органа на юге России, а также формальное подчинение А.И.Деникина Верховному Правителю — адмиралу А.В.Колчаку.

Шиллинг Николай Николаевич(1870-1946). Участник 1-й мировой войны. Генерал-майор (1915). Георгиевский кавалер. В 1918 в гетманской армии в распоряжении главнокомандующего. В белом движении с 1918: заместитель представителя Добровольческой армии в Киеве, командующий 5-й пехотной дивизией в Крыму (02-06.1919). Был ранен. Командир 3-го армейского корпуса (ранее Крымско-Азовская армия), генерал-губернатор и командующий войсками Новороссии до 03.1920 г. Генерал-лейтенант (1919). После образования Русской армии генерала Врангеля переведен в резерв. В эмиграции жил в Чехословакии. После занятия Советской армией Праги в мае 1945 г. арестован НКВД. Освобожден по состоянию здоровья и старости и вскоре умер в Праге.

Крым немедленно распростился со всеми претензиями на самостоятельность. Полуостров был включен в состав Таврической губернии, главноначальствующим края назначили генерал-лейтенанта Н.Н.Шиллинга, Таврическим губернатором стал граф Н.А.Татищев. В Севастополе власть осуществлялась комендантом Севастопольской крепости, градоначальником генерал-майором В.Ф.Субботиным, а также комендантом города генералом Шатковским. По приказу Деникина были распущены старые органы самоуправления, и 15 сентября прошли перевыборы в городские думы и земские учреждения.

Результаты выборов в Севастополе подтвердили неизменность политических симпатий горожан. Из 71 гласного 38 были представителями социал-демократов и социалистов-революционеров, 12 мест получил демократический блок, 21 член городской думы представлял интересы домовладельцев.

Сложно решался вопрос с кандидатурой на пост городского головы. Первоначально эту должность занимал В.А.Могилевский. Но в конце июля его, якобы по причине «болезни», заменил хорошо известный в Севастополе общественный деятель Н.И.Емельянов. К своим обязанностям В.А.Могилевский так и не вернулся, так как был арестован в первых числах сентября по обвинению в государственной измене. По всей видимости, его вина состояла не только в принадлежности к партии социал-демократов (меньшевиков), но и в конкретных действиях против Добровольческой армии и ее интересов.

Могилевский Владимир Андреевич (1879-?). Чл. РСДРП, по образованию агроном. До июля 1917 жил в эмиграции. В авг. избран товарищем Керчь-Еникальского городского головы, чл. комитета Крымского союза РСДРП (объед.) Во время англо-французской интервенции переехал в Севастополь и был избран городским головой. С мая 1919 чл. Севастопольского Совета и чл. Коллегии для управления отделом Торговли и промышленности СНХ города. В сент. 1919 арестован белогвардейской контрразведкой. В середине 1920 эмигрировал во Францию и работал в редакции газеты «Последние новости» в Париже.

Согласно обвинительному заключению суда, с его помощью были освобождены арестованные в Керчи, Симферополе и Севастополе, он участвовал в переговорах с большевиками о координации действий по захвату власти в Крыму, препятствовал вывозу военного имущества и продовольствия при эвакуации Добровольческой армии. В 1919 году, во время краткого периода власти большевиков, занимая должность товарища председателя Севастопольского Совнархоза, Могилевский всячески содействовал укреплению советской власти, помогал в ее начинаниях по захвату банков, частных имений, инвентаря и иных запасов, участвовал в организации коммун.

Его работа находила отклик в среде горожан. Протестуя против ареста городского головы, газета «Прибой» опубликовала статью «Обезглавливание рабочего движения». Власти распорядились мятежную газету закрыть и отвергли все ходатайства об освобождении В.А.Могилевского до суда из тюрьмы. Ситуация обострилась настолько, что на следующий день союз печатников объявил забастовку, которую поддержали рабочие мастерских порта и даже некоторые владельцы магазинов. Однако власти ни на какие уступки не пошли, и Могилевский оставался в тюрьме до суда в январе 1920 года.

Новый глава городского самоуправления был избран только 20 ноября 1919 года. Им стал Я.Н.Перепелкин (1874-1935). Человек он в городе был новый, так как переехал с семьей из Петрограда в Крым только в 1917 году, подальше от начинавшейся революции. Происходил Яков Николаевич из старинного дворянского рода, был известным ученым и изобретателем в области военной техники. Он создал первые в России оптические призмы к артиллерийским прицелам и наладил их выпуск на Обуховском заводе в Петрограде. Построенные по его проектам горные артиллерийские орудия успешно действовали на полях русско-японской войны, а изобретения в области корабельной артиллерии усиливали боевую мощь российского флота. В 1916 году Я.Н.Перепелкин был произведен в чин генерал-майора по Адмиралтейству, спустя год оказался в Севастополе. Теперь ему предстояло попробовать себя на поприще общественного деятеля, только время для этого выпало не лучшее — смутное, неустроенное.

Газета «Южные ведомости» от 16 июля 1919 сообщала:

«Цены на фрукты на бирже (за пуд):

Груши от 80 до 160 р.

Черешни от 120 до 160 р.

Персики от 160 до 240 р.

Абрикосы от 120 до 240 р.

Вишни от 100 до 160 р.

Сливы от 80 до 120 р.

Цены на овощи:

Картофель 75-80 р. за пуд

Капуста 15-20 р. за пуд

Лук до 30 р. за пуд

Чеснок до 120 р. за пуд

Фасоль 7-80 р. за пуд

Свекла до 15 р. за пуд

Огурцы до 35 р. сотня

Кабачки до 12 р. сотня

Баклажаны до 150 р. сотня».

Быт горожан

Сконца июня 1919 года Крым стал глубоким тылом территории, подвластной командующему Вооруженными Силами Юга России. Исполняя распоряжение главкома от 3 июля 1919 года, деникинские войска осуществили крупномасштабное наступление от Дона и Днепра до Волги. Линия фронта все дальше уходила на север. И теплый Крым, собравший в том году неплохой урожай, наверное, казался каким-то мирным, тихим краем, осколком прежней жизни. Но в стране, что больна гражданской войной, «тихих заводей» быть не может.

Артем Веселый (Конкуров Николай Иванович) (1899— 1937). Родился в Самаре. Закончил начальное училище. В период революции и гражданской войны партийный работник, журналист. После окончания гражданской войны служил на ЧФ, учился в Брюсовском ин-те, стал профессиональным писателем. Репрессирован в 1937.

«В России революция — деревни в жару, города в бреду», — образно и точно заметил писатель Артем Веселый.

И действительно, разве что в дурном сне могло присниться обывателю, что придет он однажды на рынок, пожелает купить фунтовый колобок масла, да пяток помидоров впридачу, уже и деньги протянет... А торговка их не возьмет, да еще и попеняет: «Чем же вы расплачиваетесь, господин хороший?»

— «Как чем? Совдензнаками!»

— «Да они с сегодняшнего дня недействительны!»

Хорошо, если привидится такое во сне. А тут, в самой что ни на есть реальной жизни, 25 июня 1919 года советские денежные знаки, бывшие на руках у населения, оказались неплатежеспособными. Бросились горожане в банки, из очереди даже ночью не уходили. Однако деньги им обменяли только частично. Оно и правда, не может же новая власть за прежнюю отвечать.

Вскоре самые запасливые приободрились, вышло распоряжение, что на территории, подвластной Добровольческой армии, будут приниматься и романовские купюры, и кредитные билеты Временного Правительства, и деньги, выпущенные за последние месяцы в Ростове-на-Дону, и украинские карбованцы, а в Крыму — даже денежные знаки Крымского Краевого правительства.

Но и те, у кого имелись некоторые денежные запасы, и те, кто жил на заработанное, очень скоро поняли, что необходимо избавляться от «вредной привычки» есть три раза в день.

«Цены на хлеб, — сетовал корреспондент «Крымского вестника» в июле 1919 года, — выросли по сравнению с довоенным временем в 100 раз». За следующие три месяца хлеб подорожает еще в 10 раз. Не последнюю роль в развитии этой пагубной тенденции сыграют введение 12 августа свободы торговли, затем отмена хлебной монополии и начавшаяся денационализация. Сообщения о состоянии цен на рынке помещались в городских газетах с той же регулярностью, что и сводки с фронта, не уступая им по напряженности.

3 июля:

фунт хлеба — 96 коп. (по карточкам)

23 июля:

фунт хлеба — 3 руб. (на рынке); фунт сахара — 24 руб.

31 июля:

в продаже появился английский шоколад — 200 гр.

плитка — 35 руб.

25 сентября:

фунт баранины — 12 руб.

фунт сала — 75 руб.

2 перепела — 30 руб.

фунт хлеба — 8 руб.

Октябрь:

фунт мяса — 20 руб.

фунт масла сливочного — 150 руб.

фунт сахара — 65 руб.

Зарплата в августе 1919 г.:

инженера — от 1250 руб. до 2400 руб.

учителя — 300 руб. + 600 руб. компенсация дороговизны + 60 руб. на оплату квартиры

рабочего-печатника — 2000 руб.

провизора — 1250 руб.

Газета «Юг» от 26.11.1919 сообщала: «Городская больница возбудила ходатайство: ввиду дороговизны гробов разрешить больнице иметь один, большой гроб, в котором покойники будут отвозиться на кладбище, но опускаться в могилу будут без гробов».

Тем, кто не мог поесть досыта, не всегда удавалось и свежей воды попить вволю. В связи с отсутствием топлива, городской водопровод работал с перебоями. Особенно страдали жители нагорной части, где воды могло не быть неделю, а то и дольше. Ситуация усугублялась начавшейся эпидемией холеры, с осени увеличилось количество тифозных больных.

Приезд А.И.Деникина

Вообще город очень изменился за последние два года. Из подтянутого, даже щеголеватого военного он постепенно превращался в мало ухоженного провинциала. Обычными стали неубранный мусор на улицах, отсутствие трамваев и освещения, налеты лихих людей в ночное время.

Но в праздники город приободрялся и, казалось, приобретал прежнюю стать. Так было, например, 28 июля, когда отмечался день Добровольческой армии. Дома по центральному кольцу были расцвечены национальными флагами, улицы сверкали чистотой. В полдень у Графской пристани протоиерей отец Георгий Спасский отслужил молебен, завершившийся торжественным шествием по Нахимовскому проспекту и Большой Морской. Состоялись лекции в кинематографах города на тему «Большевики и добровольцы». А в 8 вечера в театре «Ренессанс» на Приморском бульваре прошел концерт, в котором принимали участие, по словам прессы, «лучшие артистические и литературные силы города».

Деникин Антон Иванович(1872-1947). Внук крепостного крестьянина. Сын майора. Родился в Варшавской губ. Окончил Ловичское реальное училище (1890), Киевское пехотное юнкерское училище (1892) и академию Генштаба (1899). Участник русско-японской и 1-й мировой войн. Генерал-майор (1914). Генерал-лейтенант (1915). В 1917 — начальник штаба Верховного Главнокомандующего, Командующий войсками Юго-Западного фронта. За поддержку мятежа генерала Корнилова заключен в тюрьму г. Быкова. Бежал вместе с Корниловым и др. генералами на Дон. Один из создателей Добровольческой армии (ДА). В 1918 — начальник штаба ДА, после смерти Корнилова — Главнокомандующий ДА, Главнокомандующий ВСЮР, преемник Колчака на посту Верховного правителя России. 22.03.1920 сдал командование ВСЮР Врангелю и убыл из Крыма. Жил в Англии, Бельгии, Венгрии, Франции. Во время немецкой оккупации перебрался на юг Франции. В 1945 переехал в США, где и умер.

Почти прежним красавцем Севастополь смотрелся и 23 сентября 1919 года. Тогда город посетил А.И.Деникин. Церемония встречи главнокомандующего ВСЮР очень походила на торжества по случаю встречи августейших особ. На Графской пристани выстроился весь губернский и городской «бомонд». В первых рядах стояли Главноначальствующий Новороссийского края генерал Шиллинг и Таврический губернатор граф Татищев, командующий ЧФ адмирал Д.В.Ненюков и главный командир портов Черного и Азовского морей адмирал М.П.Саблин, комендант Севастопольской крепости, севастопольский градоначальник генерал В.Ф.Субботин и комендант города генерал Шатковский. Делегацию городской управы возглавлял заместитель городского головы Н.И.Емельянов. Среди встречающих были представители торгово-промышленного комитета, союзов домовладельцев, врачей, учителей и делегация от Таврического университета, а также представители некоторых конфессий — караимы во главе с газзаном Леви, еврейская община во главе с Я.В.Молдавским, мулла Ю.И.Рахимов. В начале одиннадцатого утра в Севастопольскую бухту вошел вспомогательный крейсер «Цесаревич Георгий». В честь главнокомандующего Добровольческой армией прогремел салют, А.И.Деникин перешел на подошедший катер с генералом Н.Н.Шиллингом и адмиралом Д.В.Ненюковым, который через несколько минут пришвартовался у Графской пристани. Емельянов от имени горожан преподнес Главнокомандующему традиционный хлеб-соль, звучали приветственные речи — среди прочих выступили и дамы города, и сироты приюта.

Ненюков Дмитрий Всеволодович(1869-1929). Родился в Тамбовской губ. Окончил Морское училище. Участник русско-японской войны. Окончил Николаевскую морскую академию. С июля 1914 контр-адмирал, начальник Военно-морского управления при Верховном Главнокомандующем. Под руководством Ненюкова был разработан план снабжения сербской армии по Дунаю. В 1916 произведен в вице-адмиралы. В 1916 стал начальником экспедиции особого назначения на Дунае, а в начале 1917 — начальником всех речных сил Дуная. С 1918 находился в войсках Деникина, весной 1919 возглавил Временное управление Доброфлота в Новороссийске. Черноморским флотом ВСЮР командовал с 20 авг. 1919 по 8 февр. 1920. Уволен 8 февр. 1920, эмигрировал в Югославию, где в Белграде возглавлял «кают-компанию» русских морских офицеров, вел общественную работу. Умер в Белграде

Далее высокие гости отправились во Владимирский собор. Молебен служили епископ Симферопольский Дмитрий, епископ Севастопольский Вениамин, все севастопольское православное духовенство. После молебна генерал Деникин спустился в нижнее помещение собора и почтил память героев-адмиралов. Затем состоялось освящение крепостного знамени, которое из собора вынес сам А.И.Деникин и передал его знаменосцу крепостного батальона. Под гром оркестра и крики публики батальон прошел парадным маршем перед высоким начальством, после чего Деникин отправился на Исторический бульвар. Посещение Панорамы, музея Севастопольской Обороны заняло несколько часов, далее, после короткой пешей прогулки, Деникин и сопровождающие его лица прибыли в Морское собрание, где был дан торжественный обед.

На следующий день, 24 сентября, главнокомандующий посетил Симферополь. А уже к вечеру крейсер «Генерал Корнилов» с А.И.Деникиным на борту взял курс на Одессу.

Приказ по Севастопольской крепости № 188 от 24.11. 1919 г.:

Ǥ 1.

Для чествования Георгиевских кавалеров гражданских лиц 26.11 будет приготовлен обед на 50 человек в столовой в гостинице «Гранд-Отель» к 1 часу дня.

§ 2.

Во всех театрах и кинематографах для кавалеров Ордена Св. Георгия и Георгиевского оружия, а также лиц, имеющих Георгиевские медали, предоставляются в этот день бесплатные места. Коменданту города сделать наряд офицеров для наблюдения за исполнением настоящего приказа».

Севастопольский градоначальник

Генерал — майор

Субботин

Проблемы фронта и тыла

Командующий ВСЮР спешил. В тяжелых боях нескольких последних недель удалось отбить у красных Курск, Воронеж, Орел. Впереди его ждала Москва, падение большевистского режима, возрождение России. Завладев огромным пространством в 810 тыс. кв. верст с населением 42 млн. человек, Деникин полагал, что должно произойти «восстание всех элементов, враждебных советской власти, усиление рядов и моральное укрепление белых армий». Но выпело как раз наоборот. Казачьи части, оплот деникинских войск, обнаруживали явное замешательство, уйдя далеко на север от своих станиц. Колебания усиливала большевистская пропаганда, обещавшая «решительное покровительство и вооруженную защиту» тем, кто делом «пойдет навстречу» большевикам.

Биография Никифоровой Марии Григорьевны обросла слухами и легендами, чему немало способствовала и сама революционерка. Родилась в г.Александровске (ныне Запорожье), с 16 лет в партии анархистов, за участие в терактах в 1907 приговорена к 20 годам каторги. Бежала за границу, где, вероятно, также попала в тюрьму. Согласно слухам, во Франции училась скульптуре у Родена, с началом войны, закончив офицерскую школу, поступила в Иностранный легион. После Февральской революции вернулась в Россию и, создав террористическую организацию на юге России, занялась экспроприациями и откровенными грабежами. Осенью 1917 организовала так называемую «Черную гвардию», прославившуюся своими зверствами и «безмотивным» уничтожением государственных учреждений. В янв. 1918 во главе «1-го вольно-боевого отряда по борьбе с контрреволюцией», входившего в состав Красной Армии, захватила Александровск, затем Елизоветград и Знаменку.

Еще более серьезной проблемой стали выступления рабочих и крестьян, недовольных социальной политикой деникинских властей. Повсюду вспыхивали забастовки, стачки, восстания. Остановилась железная дорога, шахты Донбасса перестали давать уголь. Крестьяне отказывались поставлять продовольствие, укрывались от мобилизации, противились восстановлению имущественных прав вернувшихся владельцев имений, уклонялись от новой арендной платы: в 1/3 часть хлеба, 1/6 корнеплодов, ровно половину заготовленного сена. Понимая, что теперь земли им не видать, они отказывались воевать за власть, не решившую главную проблему, в результате дезертирство из деникинских армий приняло невиданные масштабы. Именно по этому поводу В. И. Ленин писал: «Середняк качнулся в сторону Советской власти».

Никифорова Мария Григорьевна (18907-1919) — знаменитая анархистка, имя которой в годы гражданской войны было известно так же, как и имя Н.Махно.

В довершение всего, грозная ситуация сложилась и в армейском тылу. Газета «Донские ведомости» констатировала: «Есть язвы белого тыла, которые нужно не укрывать рубищами, а лечить действенными средствами. Первая язва — это грабежи. Вторая — спекуляция. Третья — узкоклассовая пропаганда и агитация. Четвертая — утрата чувства общего в пользу личного, уклонение от долга по корысти и трусости. Пятая — общий упадок производительной энергии, леность, страсть к наслаждениям». Но какие действенные средства могли удержать от краж, взяточничества, казнокрадства, разврата, кутежей тех, кого и расстрелы не устрашали, тех, кто жил по принципу: «Жизни — грош цена, хоть день, да мой!».

Деникинская власть слабела, в то же время набирали силу армии всевозможных «народных мстителей». Борцом против произвола и защитником страждущих слыл Нестор Махно, «зеленое» (партизанское) движение приобретало «красный» оттенок, а большевистские подпольные группы множились день ото дня.

Захваты городов сопровождались грабежами, бессудными расстрелами, реквизициями и погромами, за что сама Никифорова была арестована по приказу украинского большевистского правительства. Суд, состоявшийся в апр. 1918, постановил освободить ее из-под стражи и вернуть отряду вооружение — за нее и за действия ее отряда вступился Антонов-Овсеенко. В июне 1918 за «противоправные действия» арестована в Саратове и отправлена в Москву, где в ожидании суда была освобождена и начала учиться в Пролеткульте живописи. В янв. 1919 суд признал Никифорову виновной в «дискредитации Советской власти» и на шесть месяцев лишил ее права занимать ответственные посты. Отмену столь сурового приговора Никифорова ожидает в Гуляйполе, где ведет споры с Н.Махно о способах ведения анархистской борьбы и судьбах анархистских денег. Арестована в Севастополе 14(27).08.1919 вместе с мужем — польским гражданином Витольдом Бржостоком. По приговору суда повешена 3(16) сент. 1919.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.171.181 (0.013 с.)