ТОП 10:

Установление большевистской власти в Севастополе и в Крыму



Создание ВРК

В ночь с 15 на 16 декабря Центрофлот созвал экстренное заседание, на нем было принято решение организовать Временный Военно-революционный комитет под председательством большевика И.Л.Сюсюкалова, (распустить Совет и в 11 часов утра собрать делегатское собрание в театре «Ренессанс». Своих представителей на это собрание прислали судовые и береговые части, Центрофлот, штаб революционного отряда, социалистические партии. Собрание постановило избрать Военно-революционный комитет из 20 человек. В президиуме — 6 человек — все большевики. Председателем ВРК стал Ю.П.Гавен.

На одном из первых заседаний Военно-революционный комитет принимает воззвание к матросам, солдатам и населению города о сохранении спокойствия и революционной дисциплины, а также приказ о прекращении самочинных обысков и арестов, о запрещении покупки и продажи оружия.

Роспуск прежнего состава Совета не означал его ликвидации. 18 декабря состоялось организационное собрание нового Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов, в него вошли 89 эсеров, 35 большевиков и им сочувствующих, 50 беспартийных, 6 меньшевиков, 6 польских социалистов. И все-таки Исполком Совета здорово полевел — 11 большевиков, 3 левых эсера, 5 беспартийных. Председателем Совета избрали большевика Н.А.Пожарова, секретарем — большевика П.З.Марченко.

Ни ВРК, ни Совету не удалось сразу обуздать «справедливый революционный гнев товарищей матросов». Аресты офицеров продолжались как в Севастополе, так и за его пределами. Революционный трибунал и Следственная Комиссия Совета старались объективно разбираться в делах, выпуская на волю невиновных. Наводили порядки не только запретами на самочинные обыски и аресты, но и подтверждением «сухого закона». Обыватели поговаривали, что у Приморского бульвара было выброшено в море двадцать тысяч бутылок вина, и казалось, что декабрьский ветер, гулявший по студеным аллеям, приносит от набережной виноградный дух лета.

Борьба за власть в Крыму

Решив вопрос о власти в Севастополе, большевики считали необходимым аналогичным образом реорганизовать управление Крымом. В то время на полуострове существовало две власти: Совет народных представителей, сформированный 20.11.1917 года, и курултай, начавший работу 26.11. 1917 года как учредительное собрание крымско-татарского народа и ставший мусульманским парламентом. Курултай выделил из своего состава Национальное правительство (Директорию).

Таврический губернский Совет народных представителей имел свои вооруженные силы всоставе 1-го и 2-го крымско-татарских полков(эскадронцев), а также других частей. Подчинялись вооруженные силы штабу Крымских войск под руководством военного директора Дж.Сейдамета. Должность командующего предлагалась генералу П.Н.Врангелю, находившемуся тогда в Крыму.

Джафер Сейдамет (Кыры-мер)(1889-1960)родился в деревне Кизил-Таш Ялтинского уезда. Учился в Стамбуле, Париже, Петербурге на юридических ф-тах. В 1914 — прапорщик на фронте. В марте 1917 — инициатор созыва в Бахчисарае I курултая крымско-татарского народа, где избран членом мусульманского исполкома, директором внешних и военных дел. Восстание большевиков расценивал как преступную авантюру. Им были направлены эскадроны крымских татар для борьбы с большевиками в Евпаторию, Феодосию, Ялту, др. города Крыма. 10-11 янв. организовал блокаду Севастополя, 12-13 января возглавлял войска Крымского штаба в боях с отрядами матросов под Бахчисараем. В янв. 1918 эмигрировал в Турцию. Вернулся в мае, на сессии Курултая избран премьер-министром крымско-татарского правительства. Занял пост министра иностранных дел в Крымском краевом правительстве генерала М.А.Сулькевича. Вел переговоры в Берлине о признании Крыма Германией, но потерпел полную неудачу. Из Германии перебрался в Швейцарию. Позже жил в Турции.

Подчинить своей власти Крым стремилась и Центральная Рада. В ноябре генеральный комиссар Украины по внутренним делам В.К.Винниченко объявил телеграммой бывшие органы Временного правительства на полуострове подчиненными Центральной Раде. 1 ноября 1917 года для контроля над ЧФ создается Генеральная рада по морским делам. Но, как мы знаем, ситуация ноября — декабря была малоуправляема.

В декабре УНР оказалась в состоянии войны с Советской республикой, силы Центральной Рады слабели, но своих планов в отношении Черноморского флота Генеральный секретариат не оставлял. В конце декабря на его заседании был озвучен следующий план действий: «Морской секретариат должен руководить Черноморским флотом, который будет охранять берег Украинской республики и тех держав, которые имеют с нею границу по берегу Черного моря. Содержание флота должны взять на себя все те державы, интересы которых он охраняет. Для этой цели достаточно двух броненосцев и флотилии миноносцев с командой 10-12 тыс. матросов. Прочие корабли демобилизовать и перевести в государственный торговый флот, развитие которого находится в ближайших интересах Украинской республики». Далее сообщалось, какая сумма денег необходима будет Морскому секретариату на предварительные расходы, а именно 150 тыс. карбованцев. Было решено деньги ассигновать. 29 декабря Центральная Рада принимает законопроект, согласно которому Черноморский флот объявляется флотом УНР, все военные и транспортные корабли обязаны поднять флаги республики. Генеральному секретариату международных дел поручалось довести содержание документа до сведения всех государств.

Через две недели Центральная Рада вынуждена будет оставить Киев под ударами большевистских войск, успев провозгласить под грохот канонады полную независимость УНР. В связи с этим актом в Севастополь будет направлена следующая телеграмма: «Предупреждаем организации и начальников украинского флота в Севастополе, что все сношения с представителями чужеземных держав, как с Россией, так и с другими, будут преследоваться отныне как государственная измена».

В Крыму же в это время начнется процесс, который советские историки привычно называли «триумфальным шествием Советской власти», но, по сути, это была кровавая гражданская война.

Доронин Иван Васильевич(1897-1971). Уроженец Севастополя, с 1910 токарь мастерских военного порта. В 1916 призван в армию, в 11.1917 красногвардеец в I Черноморском отряде Мокроусова. Участник гражданской войны, после которой работал по специальности на Морском заводе. С 1927 на хозяйственной работе. С 1938 зачислен во флот, участник Великой Отечественной войны. С 1946 на пенсии. Умер в Севастополе.

Еще в декабре Совет народных представителей и Крымский штаб направили свои отряды в приморские города Крыма. В Евпатории, Феодосии произошли столкновения с местными левыми группами. Севастопольский ВРК решил оказать помощь в борьбе против «контрреволюции» и направил боевые корабли и десанты моряков против эскадронцев, а также обратился ко всем Советам Крымского полуострова с предложением немедленно приступить к образованию Красной гвардии.

В ответ к Севастополю подошли отряды Крымского штаба. В ночь с 10 на 11 января у Камышловского моста завязались упорные бои. Подоспевшие из города дополнительные отряды моряков и красногвардейцев численностью более 7 тыс. человек решили дело. Эскадронцы были разбиты.

В эти часы в Севастополе прошло объединенное заседание Совета, Центрофлота, представителей судов и частей гарнизона, рабочих порта, на котором был создан Военно-революционный штаб (ВРШ) и поставлена задача довести дело революции до победного конца. Для этого из Севастополя во все крупные города Крыма были посланы революционные отряды. По воспоминаниям очевидцев, начались дни «нашествий, обысков, арестов и расстрелов». Документы «Особой Комиссии по расследованию злодеяний большевиков», созданной в 1919 году А.И.Деникиным, многочисленная мемуарная литература содержат страшные подробности карательных операций против «врагов революции». Вот один из них:

«Вечером 14 января 1918 г., на взморье вблизи Евпатории, показались два военных судна — гидрокрейсер «Румыния» и транспорт «Трувор»... Утром 15 января «Румыния» открыла по Евпатории стрельбу, которая продолжалась минут 40. Около 9 часов утра высадился десант приблизительно до 1500 человек матросов и рабочих. К прибывшим тотчас присоединились местные банды, и власть перешла в руки захватчиков. Первые три дня вооруженные матросы с утра до позднего вечера, по указанию местных большевиков, производили аресты и обыски, причем под видом отобрания оружия, отбирали все то, что попадало им в руки. Арестовывали офицеров, лиц зажиточного класса и тех, на кого указывали, как на контрреволюционеров... В те дни непрерывно заседал Временный военно-революционный комитет, образовавшийся частью из прибывших матросов, а частью пополненный большевиками и представителями крайне левых течений г. Евпатории... Всех, предназначенных к убийству, перевозили на катерах с «Трувора» на «Румынию», которая стояла на рейде неподалеку от пристани... Лиц, приговоренных к расстрелу, выводили на верхнюю палубу и там, после издевательств, пристреливали, а затем бросали за борт в воду. Бросали массами и живых, предварительно связав...».

Есть документы о подобных же событиях в Ялте, Симферополе, Феодосии.

Не всегда террор был делом рук большевиков, но одно стало очевидным: новую власть не остановят жертвы, сколько бы их ни было принесено на алтарь победы.

К 17 января на полуострове установилась Советская власть, правильнее сказать власть ВРК. Севастопольский революционный комитет готов был стать областным, включив в свой состав делегатов от Одессы, Мелитополя, Бердянска, Ялты, Феодосии, Алупки, Алушты, Балаклавы, Евпатории, Керчи, Новороссийска, Мариуполя и Бахчисарая. Декрет о создании ОВРК был издан 22.01.1918 года. А еще неделю спустя, 28 января (10 февраля) 1918 года, Севастополь принимал чрезвычайный съезд представителей исполкомов и ВРК Крыма. Собралось 47 делегатов — 27 большевиков, 10 левых эсеров, 2 меньшевика, 1 представитель «Поалей-Цион», 7 беспартийных.

Тарвацкий Ян-Карл Юлианович (1882-1918), член РСДРП с 1898. Ветеран польского революционного движения, делегат и член мандатной комиссии V (Лондонского) съезда РСДРП в 1917. Неоднократно сидел в тюрьмах и высылался в Сибирь. В 1917 был одним из руководителей ялтинских большевиков и членом губернского комитета РСДРП(б). В 1918 председатель Симферопольского Совета рабочих и солдатских депутатов, один из наркомов Республики Таврида. Расстрелян 24 апр. 1918.

Самым спорным стал вопрос о губернском центре. С одной стороны, Симферополь им был уже многим более сотни лет, но с другой стороны, Севастополь — революционный и большевистский центр всего Крыма. Власть на полуострове установилась «рабоче-крестьянская», читай «большевистская», так что завоеванных позиций отдавать нельзя. Пришли к компромиссному решению — «административным центром остается Симферополь, но военно-революционная власть с революционным штабом перемещаются в Севастополь». Делегаты избрали Таврический центральный исполнительный комитет Советов рабочих и красноармейских депутатов в составе 9 человек, куда вошли большевики Ж.А.Миллер, Ю.П.Гавен, Я.Ю.Тарвацкий, С.П.Новосельский, А.К.Фирдевс, А.И.Коляденко и два левых эсера — И.Н.Семенов и Гоголашвили.

На съезде рассматривались также земельный и продовольственный вопросы, но конкретных решений принято не было.

Семенов Иван Никитович (1886-1936), член партии социалистов-революционеров, член РКП(б) с 1920. Уроженец Смоленской губ., с 1919 рабочий мастерских Севастопольского военного порта. В 1912-1917 рабочий судостроительного завода Беккера в Риге. С июля 1917 депутат Севастопольского Совета военных и рабочих депутатов, один из организаторов красногвардейских отрядов в порту. В янв. 1918 избран членом ЦНК Республики Таврида. 24 апр. 1918 под Алуштой был тяжело ранен. В начале 1919 член городского подпольного ВРК, член столичного комитета. В 1921-1925 в Севастополе на советской работе, затем работал в Московской и Иртышской группах при Истпарте ЦК ВКП(б).

Насущные проблемы

а) Денежное довольствие

Однако именно эти, банальные с точки зрения мировой революции, проблемы требовали скорейшего разрешения.

Есть хотелось всем, независимо от уровня революционной сознательности. Устанавливать любую власть сложно на голодный желудок. Понимая это, Комиссия охраны труда Севастопольского Совета приняла следующее постановление:

«Рассмотрев оклады суточного содержания членов Совета военных, рабочих и крестьянских депутатов, работающих в комиссиях и Исполнительном Комитете, и беря во внимание ужасы растущей дороговизны жизни, при которой нормальное существование каждого гражданина, работающего на народной ниве, становится невозможным, Комиссия Охраны Труда пришла к заключению — повысить оклады суточного содержания так, чтобы каждый работник в комиссиях Совета, неся напряженный демократический труд, не отвлекался на поиски необходимого дневного пропитания для себя и семьи, но мог бы внести максимум продуктивности в сложную и важную работу Совета».

Как следует из дальнейшего текста, члены Исполкома и комиссий Совета должны были получать как денежное содержание, так и суточные на продукты питания. Причем размеры двух частей заработной платы находились в обратно пропорциональной зависимости:

Семенов Василий Никитович (годы жизни неизвестны). Рабочий судостроительной мастерской военного порта. В нояб. 1917 возглавил бригаду рабочих, построивших бронепоезд для красногвардейского отряда. В дек. 1918 — апреле 1919 боец подпольного отряда рабочих. В конце 1919-1920 участник севастопольского подполья.

Постановление было принято 30.01. 1918 года, но выдачу денежного содержания


Денежное содержание   Суточные  
Семейные   Холостые   Семейные   Холостые  
300р.   100р.   9р.   6р.  
400р.   300р.   8р.   5р.  
500р.   400р.   6р.   4р.  
600р.   500р.   5р.   Зр.  

и суточных предлагалось осуществить задним числом с 15.01.1918 года.

Вопрос о повышении окладов решался в отношении командного состава и служащих. Причем в Постановлении от 21.01. 1918 года отмечалось, что «объявление выработанных для выборного командного состава окладов содержания должно быть произведено с объявлением новых окладов солдат одновременно, т.к. выработка содержания означенным выборным начальникам без пересмотра солдатских окладов может внести нежелательное трение». Неизвестно, повысили ли оклады солдатам вместе с командным составом, но, судя по ходатайству Севастопольской крепостной комендантской команды от 16.02.1918 года, вспомнили не всех: «Общее собрание солдат просит безотлагательно утвердить повышение кормовых окладов, т.к. на получаемые оклады существовать нет возможности...». В случае невыполнения их просьбы, солдаты пригрозили через три дня сложить с себя служебные обязанности.

Игнатенко В.И.(годы жизни неизвестны) — комиссар линейного корабля «Свободная Россия», член Севастопольского ВРК, участник гражданской войны. Фото из фондов ГАГС.

Любопытный доклад по этому вопросу представила в Совет Комиссия по охране крепости и флота. Члены Комиссии указали на важность обязанностей, исполняемых комендантскими командами по охране крепости и города от проникновения шпионов, по предотвращению необоснованного вывоза продуктов.

Комиссия подчеркнула, что солдаты превосходно несут службу по проверке пропусков, хотя команда невелика по численности — 52 человека и разбросана в разных местах крепостного района: дежурят на станциях «Севастополь», «Бельбек», «Бахчисарай» и даже «Симферополь». Кормовые деньги солдаты должны получать на руки в сумме 1р. 55 коп., а теперь просят по 5 р. в сутки. Комиссия поддержала просьбу солдат и «выразила крайнее удивление тому случаю, что солдаты команды до последнего времени имели возможность прожить на столь мизерный суточный кормовой оклад».

Но были те, кому жилось еще хуже, чем солдатам комендантской команды. В комиссию охраны города поступило заявление от Севастопольского Союза увечных воинов:

«Товарищи! Союзу увечных воинов перешел Георгиевский монастырь. Туда выбрана комиссия для его приемки и произведения работ по поднятию хозяйства. Экономические условия сугубы (язык оригинала. — Авт.) — денег пока нет. Отсутствие продуктов тормозит работу, как комиссии, так и наем достаточного количества работающих. Помогайте нам, чем можно, протяните руку посильственной помощи увечным воинам, пролившим кровь за родину».

На данном заявлении была поставлена резолюция новой власти: «15.02.1918 г. Принять к сведению».

б) Контрибуция

На всех денег не хватало, а они были непременно нужны на осуществление самых различных революционных и нереволюционных мероприятий. Еще 20 декабря 1917 года Исполком Совета Военных и Рабочих депутатов постановил обложить контрибуцией в размере 10 миллионов рублей имущие классы. 22 декабря вопрос обсуждается вторично, для ускорения сбора денег вооруженные матросы производят обыски в подвальных помещениях магазинов и складов. Однако 9 млн. контрибуции оставались не взысканными еще и в феврале 1918 года. Думается, что Совет несколько переоценил возможности севастопольской буржуазии. Пришлось отдельным капиталистам делать некоторые послабления. Так, например, 25.01.1918 года Интендантская комиссия Севастопольского Совета Военных и рабочих депутатов постановила просить Военно-революционный штаб разрешить владельцу кожевенного завода Неофиту выплачивать в рассрочку наложенные на него 30 тыс. рублей. Принимая столь «гуманное» решение, комиссия «приняла во внимание крайне полезную деятельность кожевенного завода Неофита по снабжению обувью как гарнизона, так и населения». И еще комиссия вынуждена была признать, что единовременная выплата 30 тыс.рублей «в корне нарушит ведение хозяйства завода». Но гуманность гуманностью, а к 25 апреля господин Неофит, по мнению комиссии, должен был внести означенную сумму.

Были и такие буржуи, к которым революционная власть никак не могла проявить снисходительность, например, «спекулянты-домовладельцы». Ведь еще в ноябре Совет постановил, что ввиду квартирного кризиса, все домовладельцы обязаны в двухнедельный срок предоставить сведения: сколько имеется в каждом доме квартир, во сколько комнат, кто их занимает (фамилия, имя, отчество, место службы, дети). Обыватели оповещались, что каждый взрослый имеет право только на одну комнату не более 4 кв. саженей, дети до 6 лет правом на отдельную комнату не пользовались.

Но списки сдали далеко не все, а с вопросом освобождения от лишней жилплощади вообще заминка вышла. Поэтому следственная комиссия начала наводить порядок в этом вопросе. 20.01.1918 года приняла постановление в отношении 14 спекулянтов-домовладельцев: наложить арест на все им принадлежащие капиталы и ценные бумаги, хранящиеся в банках как Севастополя, так и Симферополя.

Как тут не вспомнить великого Платона: «Власти имеют право отнять собственность у имущих и раздать ее народу, оставив, правда, большую часть себе».

Медерган Е.Н. выпускница частной гимназии Дриттенпрейс. Жительница Татарской слободы.

в) Поддержание порядка

Двойственность момента порождала очень разное толкование понятия «законность». С одной стороны, еще не был утрачен рефлекс правового поведения. Подтверждением этого может служить следующая телеграмма Народного Комиссариата Юстиции, поступившая из Петрограда в Комиссию охраны города 21.01.1918 года: «Ввиду упрочения Советской власти полагаем, наступил момент прекращения систематических репрессий против лиц, учреждений и печати. Подавление или пресечение активных контрреволюционных выступлений должно войти в русло революционного правопорядка. Политические аресты, обыски и выемки должны производиться только одной следственной комиссией! ...Пусть никто не посмеет сказать, что на территории Советской республики нет социалистической справедливости. Революция сурова к своим активным врагам и великодушна к поверженным и побежденным».

С другой стороны, вооруженные товарищи рабоче-крестьянского, да и всякого другого происхождения, зачастую были уверены, что их революционное сознание поможет распознать врага, подскажет, что делать с несознательными гражданами и их имуществом. Результаты такой «законности» сказывались не только на мирном населении, но и на самих революционных отрядах. Уже после январских событий ВРК Севастополя на совместном заседании с ВРШ и комиссией по борьбе с контрреволюцией признает, что в революционных отрядах началось разложение, необходимо их переформировать на выборных началах.

Остро встал вопрос о поддержании общественного порядка в городе. Милиция была распущена в середине января, и настоящей замены ей не было. Когда граждане обращались в Комиссию по охране крепости, флота и города, им резонно отвечали: «Ввиду отсутствия в распоряжении Комиссии вооруженной силы и отсутствия в городе наружной милиции, Комиссия не имеет возможности принять меры к охранению имущества». Но заявления от отчаявшихся жителей продолжали поступать: «Домовой комитет морских флигелей ввиду повторяющихся случаев самоуправства вооруженных лиц в разной форме, являющихся в ночное время, не имея при себе мандатов от местного Совета на право обыска или ареста, просит срочного распоряжения о назначении караула для охраны мирных жителей от самочинства и мародерства хулиганствующей шайки, которая задалась целью подорвать авторитет к Местной Советской власти».

Еще один документ эпохи: «Владелец гаража Лундерберг пишет в Охрану города Севастополя с просьбой привлечь к ответственности молодежь-хулиганов, которые собираются играть в карты и бросают каменья в гараж, бьют стекла в автомобилях и мастерской, что угрожает жизни людей».

Или другой любопытный документ: «Мы, ученики севастопольского ремесленного училища им. Менькова, на общем ученическом собрании, состоявшемся в училище 15 февраля 1918 г., обсуждали вопрос о преподавателе училища, отставном полковнике Иване Дмитриевиче Липовко-Половинце. После всестороннего обсуждения вопроса о его педагогической деятельности в стенах училища, за время его службы с 1.09.1914 г. по настоящее время, единогласно было вынесено решение, что означенный И.Д.Липовко-Половинец был всегда очень ценным и опытным преподавателем, незаменимым наставником и в отношениях с учениками всегда отличался вполне гуманным обращением и отеческой заботливостью. С первых же дней революции и до настоящего времени он не только не был замечен ни в каком контрреволюционном выступлении, а, наоборот, памятуя, что мы, ученики, являемся детьми трудящихся масс и по окончании училища сами пойдем в народ, он при всяком удобном случае старался разъяснить нам о пользе завоеваний революции и трудящихся масс.

В настоящее время, ввиду переживаемого тревожного момента, выражающегося в виде насильственных обысков, грабежей и убийств, и, принимая во внимание, что И.Д.Липовко-Половинец, как бывший офицер, тоже может подвергнуться со стороны неизвестных темных личностей какому-либо насилию, или еще хуже, убийству, что явилось бы для нас незаменимой потерей в смысле опытного преподавателя, честного работника и гуманного наставника, общее собрание ходатайствует перед Исполнительным Комитетом Севастопольского Совета Военных и Рабочих депутатов о выдаче гражданину И.Д.Липовко-Половинцу какого-либо удостоверения, могущего оградить его от всяких насильственных мероприятий со стороны вышеуказанных лиц».

Как хочется верить, что с авторами этого пространного послания, так же, как и с их пожилым учителем не случилось ничего плохого. Хочется верить...

Итак, для поддержания в городе порядка и законности нужны были специальные подразделения. Но у Комиссии по охране города не было средств на их организацию. Поэтому, памятуя народную мудрость, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, комиссия решила привлечь практически всех совершеннолетних мужчин до 55 лет к несению патрульной службы. С этой целью был произведен поголовный подсчет потенциальных народных дружинников (тут неоценимую услугу оказал Союз квартиронанимателей и домовладельцев), вычислили количество околотков и постов в каждом районе. Всего вместе с предместьями насчитали 519 постов. Околотки возглавили бесплатные выборные старосты, освобожденные от несения охраны. Дружинникам решено было выдать оружие, но в наличии его не оказалось. Тогда создали комиссию из гласных думы, представителей Союза квартиронанимателей, социал-демократических партий (меньшевиков и большевиков), эсеров, украинской громады и т.д. и т.п., которая должна была «озаботиться заготовкой оружия» и руководить общим ходом дела.

По всей видимости, благое начинанье по учреждению охраны города не оправдало себя в полной мере, что и показали дальнейшие события. Да и в состоянии ли были народные дружинники остановить стихию анархии и экспроприации, выплеснувшуюся на улицы города?

Рындин Илларион Яковлевич(1882-1961). Демобилизован после русско-японской войны

Вопросы и задания:

1. Можно ли период с декабря 1917 года по январь 1918 года в Крыму назвать временем «триумфального шествия Советской власти», как это было принято в советской историографии? Аргументируйте свою точку зрения.

2. Составьте хронику событий Украинской революции 1917 — нач. 1918 годов, дополнив ее событиями, связанными с Севастополем.

3. Как Вы думаете, была ли власть, установившаяся в Севастополе в декабре 1917 года:

а)диктатурой пролетариата;

б)демократической властью;

в)ваш вариант.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.021 с.)