ТОП 10:

Тишина, в которой нет Иисуса



1) Выберите тихое место. Устройтесь поудобнее. Планируй­
те провести в тишине около двадцати минут.

2) Успокойтесь, применяя метод «счета дыхания», как опи­
сано выше.

3) Не нужно специально искать ощущения отсутствия Иисуса.
После некоторой медитативной практики вы поймете, что как
раз чувство присутствия Господа, к которому мы в ней стре­
мимся, иногда утрачивается. И если вы после этого не бросаете
практику созерцательной молитвы, если у вас есть решимость
искать отдохновения в Иисусе, даже если вы не чувствуете теп­
ла Его присутствия, — это признак некоторой зрелости, кото­
рая уже достигнута. Поступая так, вы «отвергаетесь себя», по
Евангелию, и как бы соглашаетесь на время лишиться этой ду­
ховной радости. Этим вы говорите: «Для меня довольно одной
любви к Тебе*.

 

4) Представьте мысленно Тайную вечерю. Вот Иисус гово­
рит Филиппу: «Видевший Меня видел Отца» (Ин 14:9). Пробудьте
и молчании и тишине двадцать минут. Как только почувствуе­
те, что вас тянет броситься на обыденные дела, возвращайтесь
к сосредоточенному состоянию при помощи этих слов Иисуса.

5) Если вам кажется, что Иисуса нет с вами, не тревожьтесь
и не унывайте. Пусть любовь действует в вас и делает вас более
чутким: ведь отсутствие любимого только углубляет стремле­
ние к Нему.

6) В заключение помолитесь так:

Иисусе, мой Господь, благодарю Тебя и славлю Твое Имя.

Я стремлюсь к Тебе, я жажду присутствия Твоего! Спаси меня от греха. Освободи меня для любви.


Дай мне Духа Твоего, чтобы я возрастал

в мудрости, знании, понимании,

рассудительности, дерзновении, духовности

и страхе Божьем.

Я все еще хожу во тьме. Пусть Дух Твой Святой

наставит меня на путь,

ведущий к нескончаемому Твоему свету,

который действительно охватывает

и просвещает всего человека.

Я избираю тишину.

Я склоняюсь перед Тобой

и отдаю свою волю в руки Твои.


Глава 5

Иисус - мой Наставник

Три ступени ученичества

Когда я служил профессором Католического университета в Вашингтоне, завкафедрой попросил меня прочесть двухсеме-стровый курс по иудео-христианским отношениям для студен­тов-некатоликов. Поскольку все студенты должны были про­слушать четыре семестра богословских дисциплин, учащимся нашего факультета, не принадлежавшим к Католической цер­кви, было предложено п качестве альтернативы несколько по­добных смежных курсов. В одну из таких некатолических групп я и попал в качестве преподавателя.

Мои студенты были в основном протестантами или иудея­ми, было также несколько приверженцев азиатских культов и один русский моряк, сбежавший из коммунистической России, которого звали Иван: он покинул свой корабль в Ливерпуле и остался на Западе. Я избрал Библию в качестве основного тек­ста для своих лекций. Я черпал различныеидеи из книг иудей­ских, протеетантских и католических авторов.

Я говорил моим студентам о том, что они должны знать тот учебный материал, который будут сдавать на экзаменах, а это часто подразумевало изложение различных религиозных толко­ваний Библии. Я не спрашивал их об их собственных убежде­ниях, но советовал укрепляться в своей религиозной практике. Я сам подавал в этом им пример, когда, высказываясь как като­лик, пытался при этом представлять религиозные взгляды дру­гих конфессий и верований максимально объективно. Я привет­ствовал их участие в обсуждении, их возражения и объяснения собственной точки зрения. Это была поистине гремучая смесь, порождавшая множество оживленных дискуссий и споров.

Я вспоминаю, как Иван, только недавно впервые прочи­тавший Библию, поднял руку и сказал: «Ну, теперь я понял,


почему Бог не любит евреев». Он сделал антисемитские выво­ды из своего изучения Библии, и эту позицию, как оказалось, он вынес с собой из России. Излишне говорить, что остальные студенты тут же ополчились на него, а мне пришлось потра­тить много времени, даже после занятий, чтобы хоть немного освободить сознание Ивана от неверных толкований и пред­рассудков. Я чувствовал, что должен быть для этих студентов не просто преподавателем, но и наставником.

Мне случалось и впредь рассеивать недоумения и опро­вергать предрассудки моих студентов, особенно при помо­щи созерцательных и духовных практик рабби Абрахама Джо­шуа Гешеля. Этот человек, происходивший из польской еврейской семьи, был наследником хасидской мистической традиции. Закончив Берлинский университет, он получил докторскую степень. Когда Гитлер пришел к власти, Гешель с семьей эмигрировал в Америку. Рабби Абрахам стал выда­ющимся борцом за гражданские права и активистом движе­ния борцов за мир. Его многочисленные книги рассказывают, как люди ищут Бога и как Бог призывает человека. Произве­дения эти отличают молитвенный настрой, поэтический и мистический стиль.

Через три года, когда я принялся за свою докторскую дис­сертацию, я избрал в качестве темы именно работы рабби Ге­шеля и показал, насколько ценными оказались его прозрения и открытия для преподавания духовных дисциплин. Вскоре после завершения работы над диссертацией я оказался на меж­конфессиональной встрече с рабби Марком Танненбаумом и рабби Вольфом Кельманом. Я упомянул о том, что я писал дис­сертацию по работам Гешеля и что я слышал, будто он был их учителем. Танненбаум ответил мне: *Он был не просто нашим учителем. Он был нашим руководителем. Мы были учениками мастера». Другими словами, Гешель был их наставником. По­бывав у самого рабби Абрахама, я понял, что имели в виду его ученики. Его духовная глубина настраивала вас на такие же глу­бокие отношения.

Ответ ученых раввинов с упоминанием соотношения «настав­ник — ученик» напомнил мне о том, как Евангелия изображают отношение Иисуса и апостолов друг к другу. Преподаватель, учитель — он лишь передает знания, наставник делится муд­ростью. Учитель обращается только к разуму, наставник имеет дело с целостной личностью. Учитель формирует мышление,


наставник направляет жизнь. Учитель ищет поддержки своих идей, наставник требует преданности. Наставник ждет ученика.

Иисус был и учителем, конечно. Он учил истине, созерца­нию, учил, как выбрать жизненный путь. Но Он был и настав­ником. Он ждал послушания, преданности. Он говорил тем, кто хотел слушать, что Он есть Путь, дорога к спасению и счастью. Он ясно очертил условия, при исполнении которых человек становился учеником: «...если кто хочет идти за Мною, отверг-нись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною* (Мф 16:24). Перед тем, как взойти на небо, Иисус поручил наставничество апостолам. Он хотел, чтобы у них теперь тоже были ученики, последователи, как у Него. Они должны были не просто пре­подать этим ученикам какие-то идеи, они должны были убе­дить людей «соблюдать все, что Я повелел вам" (Мф 28:19-20). Усвоить «идеи» Иисуса явно недостаточно, Господь пзыскует ученичества.

Первый шаг по пути ученичества — «отвергнуться себя», оставить самость. Это всегда было камнем преткновения для каждого, кто хотел следовать за Иисусом. Сегодня это, кажет­ся, еще более трудно в пределах цивилизации, настоянной на самоутверждении и индивидуализме. Наше самодовольное об­щество остается глухо к призыву забыть самого себя.

Но у нас все же остается еще хотя бы один положительный взгляд на проблему истинного «Я». Многие говорят о необхо­димости построения здорового образа жизни и положительной самооценки. В сущности, лечение любой зависимости, — будь то наркомания, алкоголизм или что другое, — начинается с того, что человек должен осознать: в корне болезни лежит низкая самооценка. Негативное представление о самом себе может идти с детства как результат психологической травмы или быть унас­ледованным от родителей, у которых были те же проблемы. Социальное угнетение — жестокая нужда или действие пред­рассудков — также может служить причиной потери собствен­ного лица. Как мы можем требовать от таких людей «отверг-нуться себя», если это «Я» уже находится в разрушенном состоянии?

Но я бы осмелился утверждать, что и тогда призыв Христа остается актуальным. Просто люди, у которых самооценка на­столько снижена, должны пройти промежуточную стадию — психологическую, на которой они восстановят свой образ, чтобы он стал более цельным. Затем они могут вступить в духовную


стадию, когда человек может оставить свою только что обре­тенную самость и приобрести взамен нечто лучшее в Христе. Без психологической стадии человеку с неустойчивым, хруп­ким образом собственного «Я» не удастся по-настоящему «от­вергнуть самого себя». Только восстановленное самосознание, настоящий свой образ — вот что нуждается в возрождении в том смысле, который подразумевал Иисус.

Итак, я считаю, что прежде всего, если это необходимо, надо уступить место компетентному психотерапевту, чтобы он по­мог пройти первую стадию — обретение самого себя. Тем не менее этот процесс — тоже часть провиденциальной Божьей заботы, исцеления людей и их подготовки кдлительному внут­реннему пути. Все мои дальнейшие рассуждения относятся уже ко второй стадии, когда у человека есть та «самость», тот внут­ренний образ самого себя, который должен быть оставлен ради Христа.

Проблема эта сложная, и нет единого способа ее решения, — настолько таинственна человеческая личность. Мы многое знаем о человеке, но еще так много остается неизвестным. Если я попрошу вас пересказать мне «Войну и мир» Толстого в несколь­ких фразах, то вы, наверное, сможете наметить основные сю­жетные линии, но множество страниц повествования, естествен­но, останется за кадром. Так же и тайна личности: многое открывается лишь со временем и на опыте.

Обычно, чтобы как-то охватить умом, объяснить эту удиви­тельную тайну, люди пользуются разными моделями. Памятуя о том, что модель — это только удобный инструмент для того, чтобы осветить те или иные грани личности, я и предлагаю сле­дующее схематичное описание: мы посмотрим, что значит «от­вержение себя» и как приобретается лучшее (и истинное!) «Я». Моя модель основана на простых наблюдениях с позиции здра­вого смысла, согласно которому есть ложное «Я» и истинное «Я».

В романе Сьюзен Хауотч «Сверкающие миражи» есть цент­ральный персонаж, несчастный англиканский священник, чей духовный камень преткновения — зацикленность на собствен­ном придуманном образе, своем ложном «Я». Автор показыва­ет, как ее герой постепенно избавляется от этой напасти через полные драматизма встречи со своим духовным наставником, который решительно, но мягко направляет его, помогая стать самим собой, а затем обрести истинное «Я», в котором Иисус может занять центральное место. Фултон Шин использует


подобный сюжет в своей книге «Вознеси сердце свое» (1955 г.). «Отвергнуться себя» значит избавиться отложного «Я», чтобы по-настоящему обрести самого себя и в конце концов отдать это истинное «Я» в распоряжение Господа Иисуса.

Победить свое «это»

Для начала необходимо избавиться отложного «Я», которое я называю «эго». Прежде всего, пы должны стать самим собой, то есть обрести настоящее «Я». Представьте себе замкнутый круг, в середине которого стоит ваше эго и командует, а ваше истин­ное «Я» сидит в клетке где-то на периферии этого круга. Эго здесь властвует, оно поддерживает свое главенство при помо­щи пяти несложных законов:







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.239.102 (0.006 с.)