ТОП 10:

Преодоление религиозного буквализма



Люди восприняли смысл чуда умножения хлебов невер­но. В одном случае они перевели его в политическую пло­скость и пожелали сделать Иисуса царем-мессией. Он кате­горически отверг это стремление и даже спасался бегством от их притязаний. Тогда, немного успокоившись, они реши­ли, что Он по крайней мере станет объектом почитания, ко­торому они будут слепо повиноваться. Если Его нельзя сде­лать политическим лидером, который всех накормит, так пусть хотя бы станет гуру, подогревающим их религиозное чув­ство.

Иисус отвергает и эту форму пассивной зависимости от ав­торитета точно также, как и попытку сделать Его царем. Иисус отвергает духовный паразитизм, Ему не нужны марионетки, Он ишет учеников — личностей со своим живым духовным миром. Иисус хочет динамичных отношений с людьми, а не создания кучки почитателей, требующих постоянной духовной опеки. Нет, Он не будет кумиром толпы, Он не станет «удовлетворять потребности», пусть даже религиозные.

Побуждая людей высказаться о том, как они переживают чудо с хлебами, Иисус выслушивает их и сравнивает этот хлеб с ман­ной небесной — чудом, которое сотворил Бог Израилю п пу­стыне. Иисус обращает внимание слушателей на то, что и этот хлеб, и манна временны и преходящи: один раз их съели, боль­ше их нет, и человек снова голоден.

Иисус предлагает другой хлеб. Когда люди будут есть его, то ощутят вкус вечной жизни. Им нужен этот Божий хлеб, хлеб любви. Слушатели очарованы этой перспективой — «подавай нам всегда такой хлеб». Он воодушевляет людей, ибо они чув­ствуют в Его словах любовь. Поэтому они и просят Его об этом «хлебе Божьем». Так Иисус постепенно уволит слушателей от политического и религиозного иждивенчества, от подчинения внешним обстоятельствам жизни. Он уже сделал их открыты­ми к познанию их собственного духовного потенциала. Иисус станет существенной частью этого познания, как мы увидим из следующего отрывка.


Принять Иисуса как личность

«Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни» (Ин 6:35). Хлеб ста­новится образом, символизирующим личность. Христос пря­мо вводит своих слушателей внутрь великой тайны, это и есть действительная цель Его контакта с ними. Они знали Его как плотника, проповедника и целителя. Они уже поняли, что Он не станет политическим лидером и что религиозная роль, ко­торую они уготовали Ему, Он отвергает. Они уже озадачены и ропщут на Него за то, что Он употребил священное выражение «Я ЕСМЬ» по отношению к самому себе, тогда как они знали, что Моисей получил ответ: «Я ЕСМЬ |Сущий]&, — когда спро­сил у Бога, говорящего из неопалимого тернового куста, как Ему имя (Иск 3:4-15).

Иисус не объясняет тайну, которую открывает им. Вместо этого Он еще сильнее акцентирует личный призыв к каждому. «Веруйте в Меня. Доверяйте Мне. Придите ко Мне», — вот к чему Он на самом деле призывает. Он просит о любви. Он умо­ляет их отбросить свои эгоистические интересы, которые, соб­ственно, и привели их к Нему. Любовь обладает внутренним светом, который помогает усвоить истину и воспринять тайну. Иисус показывает людям, насколько Он обладает полнотой жизни, и надеется тем самым пробудить осознание этой уди­вительной жизни и в тех, с кем Он общается. И когда они от­крывают в себе это, то могут уже полюбить Господа и освоить­ся с божественной тайной.

Внутренний перелом

Процесс созерцания начинается с удаления от соблазнов об­щественной жизни, от тех фантазий, которые возникают на поверхности потока нашей внутренней жизни. Следующий шаг — вхождение в таинство общения с личностью Иисуса. Иисус проводит своих слушателей через эти этапы. Третий шаг — вырваться из тисков, в которых нас сдавливают эгоизм, суе­та и текучка жизни внешней. Это похоже на укрощение дикой лошади: ее бьющая через край сила должна быть направлена в правильное русло. Перелом, о котором я говорю, это не то, что ведет к пассивности и робости. Я пытаюсь описать ломку сте­реотипов, которая ведет к прорыву.

Это как раз тот этап, к которому Иисус подводит нас в Ка­пернауме. Он знает, что тот, кто решился ступить на путь


самораскрытия, кто хочет завязать с Ним союзнические от­ношения, должен на это осмелиться. То есть вырваться из при­вычного, раз навсегда заведенного, решиться на риск. Иисус знает, что этим Он бросает вызов своим собеседникам, об­рекает их на внутренний конфликт. Он оказывает им честь, когда считает, что им присущи благородство и смелость, хоть и рискует обнаружить, что на самом деле они более склон­ны к трусости и слабости, что они могут испугаться и отсту­пить.

Иисус знает евхаристические образы, чтобы ввести своих собеседников в новую глубину тайны, в область дерзновенного выбора. Исследователи часто отмечают, что евангелист Иоанн не рассказывает об установлении евхаристии, когда описывает Тайную вечерю. Вместо этого он излагает беседу И исуса о Хле­бе жизни в особой форме откровения тайны евхаристии. Иисус открывает свое учение о евхаристии на пороге древней Капер-наумской синагоги. Средой для этого откровения становится процесс созерцания тайн и доверительное обшеыие с теми людь­ми, которые Его окружают. Господь предпринимает прямо сверхъестественные усилия, чтобы сделать этих людей откры­тыми к тайне и дерзновению.

«Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою кровь пребы­вает во Мне, и я в Нем» (Ин 6:55-56). Сегодня некоторые дивят­ся, как это Иисус мог произнести такую поразительно смелую речь перед теми людьми: ведь они могли быть не готовы к это­му. Но я утверждаю, что Иисус мог бросить им этот вызов, и люди были к нему готовы. Ведь этот самый народ — наследник всей совокупности веры — тысячу лет жил в завете с Богом. Эти люди знали откровения и пророческую силу, возбуждавшую в них ревность о вере, когда их религиозность остывала. Они уже были подготовлены к восприятию самими проповедями, чуде­сами и сверхъестественным присутствием Христа. Они были культурно и духовно готовы воспринять этот вызов. И они были свободны принять или отвергнуть то, что Иисус предлагал им совершить.

Господь знал, что люди сильнее, чем это может показаться на первый взгляд. Человеческий дух способен к восприятию божественной тайны несмотря на ту точку зрения, которую за­щищают скептики. Бог вложил в душу человека тягу к боже­ственному. Иисус не боится духовной перегрузки. Он питает


уважение к человеческой способности принять Его. Говоря о переломе, которым сопровождается жизнь в евхаристии, Иисус также обращается и к тому перелому, который сопутствует об­ращению к внутренней жизни. В обоих случаях человек пере­живает внутренний перелом и становится способным любить и быть любимым. В конечном счете эта новая жизнь прорастает в мир, подавая ему возможность спасения и любви — силой Иисуса.

Иисус не скрывает от своих слушателей этого третьего эта­па. Он требует большего, чем простое принятие евхаристичес­кого учения о Теле и Крови, — хотя и это важно для Него. Его более настойчивое требование касается человеческой жизни, их жизней. Смогут ли они пережить тот перелом, который под­разумевает евхаристия? Смогут ли они упорно продолжать внут­реннее странствие, которое включает в себя коренную ломку всего ветхого, что ведет к прорыву вперед?

Принять Иисуса

Люди встретились с Личностью, настолько духовно силь­ной, что в результате смогли прийти к осознанию своих соб­ственных внутренних возможностей. Таковдар Божий в Иису­се. Сила Его харизмы не в том, чтобы оболванивать других, но в способности излучать проникновенное теплое отноше­ние клюдям. Иисус убежден, что огромная привлекательная сила освобождает человека для того, чтобы стать самим со­бой. Он не намеревается гипнотизировать людей или обма­ном заставлять принимать решения, которые тогда уже не были бы полностью свободными. Христос говорит от сердца к сердцу.

Теперь Иисус исполнил почти все. Слово уходит в мол­чание. Господь — не из тех, кто спорит и доказывает свою правоту. Любовь, а не логика — вот Его стратегия. Его мол­чание на склоне дня в Капернауме, после всего, что Он так доверительно высказал, позволяет слушавшим Его прийти к собственному решению. Я зримо представляю себе Галилею, вечерний покой закатного солнца и ласковый шум прибоя, контрастирующие с той драмой, которая происходила в ду­шах людей.

Сначала они обрадовались тому душевному подъему, кото­рый Иисус пробудил в них. Да, они хотели бы подняться над суетой жизни внешней. Несомненно, они могли бы отнестись


к личности как к таинству. Но переломить самих себя? Для мно­гих из них эта иена оказалась слишком дорогой: «Трудно это слово»* (Ин6:60).

К чести этих людей надо сказать, что они действительно поняли, к чему призывает их Иисус. Они поняли, какое корен­ное изменение жизни от них требуется, и решили, что это слиш­ком трудно, слишком рискованно. Интуитивно они смогли уз­реть видение той жизни, которую предлагал им Иисус. Но страх и осторожность взяли верх. Они отвергли это видение и таким образом отказались от духовного риска, который мог бы при­вести к исполнению этой мечты. Их не убедило даже то, что Господь обещал поддержать их Своей любовью на пути реали­зации божественного замысла. Они предпочли остаться в душ­ной темнице, вместо того чтобы устремиться навстречу обещан­ной свободе.

Иисус спрашивает и апостолов, каково их решение (вне хо­тите ли и вы отойти?»). И Петр отвечает за всех: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни. И мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин 6:68-69). Это удивительное утверждение евхаристии и, наравне с этим, — исповедание божественности и мессианства Иисуса. Как в Ке­сарии Филипповой Дух Святой вдохновил Петра исповедать Иисуса Христом, Сыном Бога живого (Мф 16:16), так и здесь Духом Святым был вызван этот искренний ответ, поскольку были затронуты в нем глубокие струны сердца. Момент озаре­ния, подобный исповеданию Петра, — вот что надеется обре­сти в созерцании человек, совершающий духовное путешествие веры.

Мой наставник, Иисус, продолжает звать меня и всех людей принять Его, Хлеб жизни. При этом сам Господь предлагает нам путь ежедневного молитвенного созерцания, христианской медитации. Христос обращается к нам с этим призывом все­гда — со времени встречи в Капернауме до настоящего мо­мента. Он будет призывать нас всегда — до последней секун­ды, до конца времен.

•«Синодальный» перевод (далее СП) в этом месте недостаточно точен, поэтому в данном случае приводится т. н. «кассиановский* перевод (далее КП) по изданию: Ноиып завет с параллельными местами. Перевод с греческого подлинника под ред. еп. Кассиана (Безобразова). М.: Рос­сийское библейское общество, 1994.


Размышление

Иисусе — мой Учитель, Он — мой Духовный Наставник. Я пришел к Нему, потому что Отец привлек меня. Иисус посы­лает мне Духа Святого, который почивает в тихой глубине моей души и оттуда помогает мне молиться.

Ежедневное молитвенное размышление есть прекрасный способ находиться в общении с Иисусом как с наставником и со Святым Духом, который вдохновляет. Широко применяется такой метод христианской медитативной практики, как «сосре­доточенная молитва». Разные духовные писатели немного по-разному говорят о самом методе. Следующие основные этапы, как мне представляется, подойдут для большинства людей.

Приготовление

Выберите для себя постоянное время утром и вечером, только не сразу после еды. Рассчитывайте минут на двадцать. Найдите тихое место. Примите удобную позу, которая позволит вам рас­слабиться, но в то же время не терять бдительности. Многие советуют сидеть с прямой спиной, спокойно положив руки.

Представьте внутренним взором, что все ваши ощущения, чувства и мысли вместе — это река. Ваши дела и заботы бурлят на ее поверхности. Внизу — более глубокая область духа, ме­сто, где вы можете найти покой. В самой сокровенной глубине находится та священная область, где почивает Дух, направля­ющий и притягивающий вас к Иисусу и к любви.

Прочтите отрывок из Священного Писания про себя и мед­ленно. Представьте, что эти библейские слова Иисус говорит вам лично. Выберите слово, фразу или короткое предложение, которое будет служить для вас средоточием молитвы, поможет собраться в ожидании присутствия Иисуса. Эта фраза должна помочь вам открыться навстречу любви Божьей. Выбрав эту молитву, не оставляйте ее весь этот краткий период созерца­ния. Спокойно повторяйте ее всякий раз, когда вам необходи­мо вновь сосредоточиться на Иисусе.

Внутренний покой

Позвольте молитвенному тексту увлечь вас во внутреннее странствие. Оживленная толкотня мыслей и чувств, волную­щих поверхность вашей душевной реки, будет отвлекать ваше


внимание. Эти чувства, образы, умственные прения, споры, проблемы, беды и обиды, посторонние мысли и воспоминания о прошедшем дне будут создавать помехи. Пусть себе бурлят. Не старайтесь избежать их. Борьба эта не приведет ни к чему, это как китайские наручники: чем больше вы сопротивляетесь, тем туже они сжимают запястья. Тереза Авильская называла эти помехи «умственными обезьянами», которые заслуживают не более чем снисходительной улыбки, когда мы продвигаемся на уровень молитвы, находящийся под поверхностью. Возвращай­тесь к вашему молитвенному тексту, чтобы он помогал вам про­двигаться вглубь.

Именно здесь наставление Христа об ученичестве приоб­ретает огромное значение. Он сказал: «... отвертись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк 9:23). Вот оно, вре­мя отречься от самого себя. Избавьтесь от стремления конт­ролировать самостоятельно свои властные потребности. Не об­ращайте внимания на жажду почета, уважения, любви. Оставьте страх опасности и смерти. Кто умер для суетных стремлении, тот тем самым возведен к воскресению, в котором получает все необходимое в Иисусе. Созерцание, таким образом, — это путь Креста, который ведет к воскресению человеческой лич­ности.

Найдите дом внутри себя. Его пространство так обширно, что может стать жилищем, вмещающим весь мир — и Самого невместимого Бога. Примите же Иисуса.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.239.102 (0.009 с.)