Введение в методологические основы психологии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Введение в методологические основы психологии



Введение в методологические основы психологии

М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2005. — 224 с.

(номера стр. указаны в конце страницы)

Курс «Методологические основы психологии» завершает академическую подготовку студентов-психологов. В пособии представлены краткие определения методологии науки, охарактеризованы уровни методологического знания. Развитие психологии рассматривается в данном пособии как переход от классической к неклассической и постнеклассической модели научного знания. Охарактеризованы некоторые наиболее значительные методологические проблемы психологии, методологические принципы, фундаментальные категории психологии. Книга дает представление о структуре психологической теории и принципах психологического исследования.

Пособие предназначается для студентов и аспирантов-психологов, преподавателей психологии, научных сотрудников и для всех, кто интересуется развитием и современным состоянием психологии как науки.

Оглавление

От автора.........................  
Глава 1. Структура и функции методологического знания и его значение для психологии......  
1.1. Определение методологии науки..............  
1.2. Структура методологического знания..........  
1.3. Базовые понятия методологии науки...........  
Вопросы и задания........................  
Глава 2. Развитие методологии науки.........  
2.1. Методология в философии Античности и Средних веков..................  
2.2. Методология науки в философии Нового времени .... 31    
2.3. Возникновение методологических подходов в ХVIII-XIX вв. Позитивизм............  
2.4. Возникновение и развитие неопозитивизма.......  
2.5. Постпозитивизм — новый этап в развитии методологии науки.................  
2.6. Проблемы методологии в отечественной науке.....  
2.7. Рефлексивность современного научного познания. ...  
Вопросы и задания........................  
Глава 3. Уровни методологического знания......  
3.1. Философско-мировоззренческий уровень в структуре методологического знания............  
3.2. Уровень общенаучной методологии...........  
3.3. Уровень конкретно-научной методологии........  
3.4. Уровень процедуры и техники исследования......  
3.5. Соотношение естественно-научного и герменевтического подходов в психологическом исследовании...............  
3.6. Выдающиеся психологи XX в. как методологи науки ...  
Вопросы и задания.......................  
Глава 4. Теория и исследование в психологаи.....  
4.1. Классическая, неклассическая и постнеклассическая наука..................  
4.2. Виды теоретического знания...............  
4.3. Эмпирические и теоретические обобщения в психологии...................  
4.4. Объяснение и редукция в психологии..........  
4.5. Исследование в психологии...............  
Вопросы и задания.......................  
Глава 5. Фундаментальные методологические проблемы психологаи.............  
5.1. Проблема объективного метода в психологии.....
5.2. Психофизическая и психофизиологическая проблема в психологии.....................
5.3. Проблема единиц анализа психики...........
5.4. Проблема биологического и социального.......
Вопросы и задания.......................
Глава 6. Категории психологии............
6.1. Категория деятельности..................
6.2. Категория общения....................
6.3. Личность как системообразующая категория в психологии....................
Вопросы и задания.......................
Глава 7. Методологические принципы психологии ………………………………
7.1. Принцип детерминизма в психологии.........
7.2. Принцип развития.....................
7.3. Принцип системности..................
Вопросы и задания.......................
Заключение.......................
Список литературы...................
       

От автора

Эта книга была задумана давно, материал для нее собирался долго, и, принимаясь за написание учебник пособия по методологическим проблемам психологии, я понимал трудность, если не безнадежность этого замысла. Тем не менее я взялся за это, отдавая себе отчет, что на протяжении всей работы над книгой нужно бежать впереди «паровоза» стремительно меняющейся современной психологии. Но поскольку этопочти невозможно, многое из того, что можно прочесть в этой книге, давно и хорошо известно. Это учебное пособие и не претендует на новизну решительно во всем. Его задачи совсем другие.

Разумеется, одной из них была помощь студентам в ознакомлении с методологическими проблемами психологии. Когда автор, читая этот курс, говорил аудитории, что последняя книга, написанная специально как учебное пособие по этому предмету, вышла двадцать лет назад и давно стала библиографической редкостью, он видел в глазах студентов смесь досады и разочарования. «Могли бы вы дать список литературы?» — спрашивал кто-нибудь из аудитории. «Мог бы», — говорил автор и показывал библиографию на две страницы мелким шрифтом, состоящую на половину из книг и статей, опубликованных 15—20 лет назад, но вполне актуальных и поныне и необходимых при изучении этого курса. Любому в этой ситуации становится ясно, что «так жить нельзя».

Была и еще одна задача. Изучая психологию, можно проникнуться двумя иллюзиями, причем небезопасными. Вот они:

1. Психология как наука представляет собой конгломерат несовместимых и несопоставимых тео-

рий, концепций и подходов. Психологам никогда не договориться между собой, пока они не выработают единый категориальный аппарат.

2. Старая психология — отсталая, а современная — передовая.

Задачей было помочь студентам избавиться от обеих иллюзий. По поводу первой написано в одной из глав книги, и больше мне к этому добавить нечего. Я хочу лишь напомнить блистательное эссе великого аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса «Сфера Паскаля». Он рассказывает о том, как одна философская метафора («Бог — вечная сфера») варьировалась разными мыслителями на протяжении двух тысяч лет от Античности до Нового времени. Эссе начинается словами: «Быть может, всемирная история — это история нескольких метафор» — и завершается фразой: «Быть может, всемирная история — это история различной интонации при произнесении нескольких метафор».

Я хотел дать тем, кто читает наше учебное пособие, несколько средств, чтобы помочь услышать различные интонации в нескольких метафорах, произносимых в психологии.

По поводу второй иллюзии хочу сказать, что невозможно изучать психологию, третируя науку прошлого как отсталую и реакционную. Далеко не везде, но там, где это уместно, я пытался показать преемственность идей современной психологии и науки прошлого. Для меня примером уважительного отношения к психологическому наследию прошлого остается мой учитель — Ирина Владимировна Дубровина, под руководством которой я работаю больше пятнадцати лет. Я благодарю ее и ее сотрудников, прежде всего Анну Михайловну Прихожан и Наталию Николаевну Толстых, многолетнее общение с которыми помогло мне при написании этой книги. Я благодарен другому моему учителю — Елене Теодоровне Со-

коловой, которая руководила моей дипломной работой на факультете психологии МГУ. Я искренне признателен Владимиру Петровичу Зинченко, чьи идеи в этой книге — чуть ли не на каждой странице.

Я признателен моим друзьям по работе в МПСИ — Игорю Борисовичу Гриншпуну, Марине Валерьевне Ермолаевой и Дмитрию Сергеевичу Тимофееву. В общениис ними возникли многие идеи, которые помогли при написании этой книги. И я хочу поблагодарить свою жену Иветту и сына Андрея, чья любовь и вера в успех постоянно помогали мне в работе над книгой.

Москва,

август 2003 г.

Глава 1. Структура и функции методологического знания и его значение для психологии

Методология науки как область научного познания. Исследовательская область методологии науки. Соотношение понятий «методология» и «наука», «науковедение», «философия», «мировоззрение». Дескриптивная и нормативная методология. Структура методологического знания: философско-мировоззренческий уровень, уровень общенаучной методологии, уровень конкретно-научной методологии, уровень процедуры и техники исследования. Значение методологии для психологической науки. Роль методологии в формировании предмета науки. Структура предмета науки по Г. П. Щедровицкому. Базовые понятия методологии: предмет и объект исследования, познавательная ситуация. Развитие представлений о познавательной ситуации в психологии. Методы исследования в методологии.

Классическая наука

Картина мира в классической науке характеризуется прежде всего детерминистическими представлениями о причинно-следственных связях. Как показывают исследования методологов науки, один из источников детерминистической картины мира в классической науке — идея Бога. Например, В. В. Зуев и С. С. Розова (2000) применительно к истории таксономии в биологии утверждают, что «естественная наука на первых этапах своего развития в вопросе о способе бытия таксона исходила из божественного происхождения окружающего мира, в соответствии с чем объекты науки рассматривались как предзаданные научному познанию актом божественного творения. В XVII—XVIII столетиях это мировоззрение оформилось как натуралистический подход, в рамках которого на первое место выдвинулся естественный, а не божественный источник жизни природы, а предметом исследования, согласно представлениям ученых-натуралистов, выступила природа, изначально состоящая из объектов» (С. 71). По словам В. С. Степина, первой в истории науки парадигмальной (в куновском смысле слова) теорией, где изучаемая реальность получила объяснение с помощью научных законов, была ньютоновская механика. Она в сочетании с предшествующей ей философией Декарта стала основой для научной картины мира. Именно поэтому классическую научную картину мира называют еще ньютоно-картезианской парадигмой. Для научной картины мира в классической науке характерен также атомизм, т. е. философско-мировоз-зренческое положение о том, что целое равно простой сумме его частей. Пространственная среда в классической научной картине мира — трехмерное

евклидово пространство, однородное по своим свойствам в любой своей точке.

В связи с упомянутой нами заменой в науке идеи Бога идеей законосообразности природы вспомним одно обстоятельство, которое выглядит не случайным. Многие ученые, которые спустя годы воспринимаются нами как создатели материалистического естествознания, были на самом деле глубоко религиозными людьми. Достаточно привести примеры Исаака Ньютона, Чарльза Дарвина, Ивана Петровича Павлова.

Для классической психологии характерны детерминистические представления о психике. Детерминизм характерен для ассоцианизма, психоанализа, бихевиоризма. Атомистические представления о строении психики заметны в ассоцианизме и психологии поведения. Те же тенденции прослеживались в некоторых направлениях отечественной психологии первых десятилетий XX в., например в рефлексологии В. М. Бехтерева.

Идеалы научного познания, характерные для классической науки, были заложены в философии Декарта, развиты в позитивизме и сформулированы в окончательном виде в неопозитивизме, в частности, в виде критерия верифицируемости. Эталоном научности в классическом естествознании, как известно, стала ньютоновская механика. Для классической психологии идеалом научности поначалу стала физиология (ср.: «физиологическая психология» В. Вундта). Классические идеалы научности широко распространились и в только зарождавшейся в то время дифференциальной психологии, прежде всего, благодаря Ф. Гальтону.

Позднее этот идеал утвердился и в других областях науки, например в психодиагностике интеллекта. Так, в классической тестологии, сформировавшейся за рубежом к концу 30-х гг., естественно-научный идеал поистине торжествовал: имели место статистический

подход к тестовым нормам, огромные выборки стандартизации, строгий контроль условий тестирования в сочетании с допущением о врожденности интеллекта и его неизменности на протяжении жизни. Этот идеал научности, наряду с исходными допущениями, был пересмотрен в психодиагностике только к концу 60-х гг. В некоторых отраслях психологии представления о научности стали меняться на неклассические еще раньше. Одной из заслуг Л. С. Выготского является то, что в отечественной психологии именно он начал работу по замене идеалов научного познания. Философской основой всей классической науки, как уже было отмечено, стал дуализм Декарта. Мы не будем повторять то, что изложено ранее относительно философского базиса классической науки. Этот базис стал основой и для классической психологии. В результате в психологическом познании субъект и объект оказались как бы оторванными друг от друга, источником эмпирических данных становились либо субъективный опыт, либо результаты наблюдения, которые рассматривались как объективные данные. Рефлексия научного познания при этом не была направлена на познавательные средства ученого, в том числе на исходные философские принципы. В связи с этим снова необходимо упомянуть Л. С. Выготского. В работе «Исторический смысл психологического кризиса» (1982. Т. 2) он начинает методологическое исследование ситуации в науке с глубокого анализа философских концепций, которые психологи берут за основу. И, как уже было отмечено, культурно-историческая теория по своим философским основам — неклассическая психология.

Неклассическая наука

Данный этап в развитии науки имеет существеннейшие отличия от предыдущего по всем трем основаниям. Прежде всего, картина мира лишается пред-

ставлений о механическом характере детерминации. На смену лапласовскому детерминизму приходит представление о вероятностном характере причинно-следственных связей. Важнейшее отличие неклассической картины мира от классической — ее релятивистический характер. В неклассической картине мира пространственная среда неоднородна по своим свойствам. Законы имеют относительный характер и могут рассматриваться лишь как частный случай по отношению к более общей системе законов (яркий пример — соотношение классической, или ньютоновской, и квантовой механик как частное — общее). Наконец, для неклассической научной картины мира характерны холистические представления об объектах научного исследования, т. е. представления о том, что целое не равно простой арифметической сумме его частей. Широко распространившиеся в науке 50—70-х гг. идеи общей теории систем и кибернетики изменили научную картину неклассической психологии.

Неклассическая наука имеет иной идеал научности. Он во многом задан принципом дополнительности, который мы уже упоминали много раз. Научным признается результат, не имеющий опоры на непосредственные данные органов чувств. В. С. Степин не без иронии отмечает, что ученый Нового времени вряд ли удовлетворился бы ссылками на показания приборов. В неклассической науке признаются также научными результаты, вообще не имеющие прямой эмпирической основы, в том числе и результаты мысленных экспериментов. Как уже было сказано, для неклассической науки характерно, что теоретическая модель изучаемой реальности конструируется априори, а затем ученые находят ей эмпирическое подтверждение.

Эти особенности характерны для неклассического идеала научности в психологии. Как было отмечено, неклассическая психология включает в познава-

тельную ситуацию и исследователя и испытуемого. Неклассическая психология признает дополнительность различных видов описания психических явлений, например структурных и функциональных. Неклассическая психология признает научными выводы, полученные при наблюдении единичного случая. Модели, созданные априори, также характерны для неклассической психологии — вспомним трехмерную модель интеллекта Дж. Гилфорда (1954). Неклассический идеал научности формировался в рамках различных психологических школ; и снова необходимо назвать имена Л. С. Выготского, Ж. Пиаже, К. Левина.

Философские основания неклассической науки также существенно отличаются от своих предшественников. Прежде всего, как уже было отмечено, неклассическая наука отказывается от допущения Абсолютного наблюдателя. В. С. Степин показывает, что в трудах А. Эйнштейна, М. Борна, В. Гейзенберга и особенно Н, Бора отчетливо выражено понимание зависимости наших представлений о физическом мире от положения познающего субъекта во Вселенной и от специфики его познавательных средств, благодаря которым он выделяет в природе те или иные ее объекты и связи. В соответствии с этим методологическая рефлексия, в том числе и в психологии, направлена на анализ познавательных средств ученого и изучение того, как они задают видение им изучаемых объектов. Этой проблеме были посвящены, например, работы Г. П. Щедровицкого, написанные им в то время, когда он работал в области детской и педагогической психологии. Неклассическая психология, как показано в исследованиях В. П. Зинченко, ставит по-иному некоторые философские проблемы — о соотношении внешнего и внутреннего, материального и идеального, субъекта и объекта. Таким

образом, философские основы неклассической психологии поднялись над дуализмом Декарта.

Постнеклассическая наука

Постнеклассическая наука отличается от неклассической менее существенно, чем неклассическая от классической. Тем не менее можно отметить различия по всем трем основаниям. Прежде всего, в постнеклассической науке произошел полный отказ от традиционных детерминистических представлений о мироустройстве, что особенно заметно по общенаучно-методологическим концепциям последней четверти XX в. Изменились представления о соотношении между хаотичностью и законосообразностью (яркий пример — концепция И. Пригожина). Как уже было отмечено, эти представления начинают входить и в научную картину современной психологии.

Довольно заметно изменились представления о научности. Тенденции, отмеченные П. Фейерабендом еще в 60-х гг., стали широко распространенными. Принцип «допустимо все» реализуется в построении теоретического знания, когда современные представления физики сопоставляются с идеями миропорядка, сформулированными в древней философии, и подчеркивается преемственность идей. Работа Ф. Капры «Дао физики» (1994) в этом смысле не уникальна, но она — очень характерное явление именно постнеклассической науки. В другой, не менее известной своей работе «Уроки мудрости: Встречи с интересными людьми» (1996), где собеседниками автора становятся физики В. Гейзенберг и Дж. Чу, психолог С. Гроф и лидер «антипсихиатрии» Р. Лэйнг, экономист X. Хендерсон и специалист по новой медицине К. Саймонтон, Ф. Капра делает вывод о таких чертах новой парадигмы (в принятых нами терминах — постнеклассической науки), как целостность, системность,

новое обоснование своего предмета, новое понимание научного закона, предмета и объекта науки. В. В. Майков рассматривает трансперсональную психологию как характерное для современной (пост-неклассической) науки явление. В ней сформулирован трансперсональный взгляд на предшествующие подходы в психологии и показано, что между ними «нет непреодолимой пропасти: они по сути являются ступенями магистрального развития психологии» (Майков, 1997. С. 37). В постнеклассической науке преодолено негативистическое отношение к научным достижениям прошлого. Практическая психология ассимилирует достижения духовных практик, созданных в разное время и в разных точках земного шара. Эта тенденция в развитии практической психологии начинается с К. Г. Юнга и Р. Ассаджиоли, который впервые построил свою психотерапию, используя практику восточной медитации. В современной психологии, по словам В. В. Майкова, в новых антологиях по гуманистической и трансперсональной психологии мы встречаем имена Я. Беме, Э. Сведенборга, М. Экхарта, отцов церкви, исихастов православной традиции.

Философские основания в постнеклассической науке претерпели изменения. В их число все чаще включают философские идеи, высказанные мыслителями прошлого. Для отечественной постнеклассической науки характерно то, что ученые активно осваивают философские идеи, высказанные писателями, поэтами, художниками, т. е. людьми, которые не были профессиональными философами. По мнению П. С. Гуревича (1999), для российской философии как ни для какой другой характерно, что философско-антропологические идеи формулировали поэты и писатели, причем в виде метафор и художественных образов. В. П. Зинченко (1994а) предложил термин «поэтическая антропология», чтобы обо-

значить им философские идеи о сущности человека, о его развитии и др., созданные поэтами. В. П. Зинченко проделал огромную по объему, тщательную работу по изучению поэтической антропологии О. Мандельштама и многих других русских поэтов.

В этих изменениях философских основ науки имеется одна опасность, а именно широкое проникновение философии постмодернизма в психологию с характерной для постмодернизма подменой истинных ценностей ложными. В. П. Зинченко (2002) прямо указывает на эту опасность в связи с современной ситуацией в образовании. Рефлексия исходных философских принципов, которые закладываются в основу той или иной теории, необходима не только как средство создания логически выстроенной, осмысленной философско-методологической основы науки, но и для преодоления отмеченной негативной тенденции.

Таким образом, мы видим, что в психологии, как и в науке вообще, происходят изменения, соответствующие переходам от одной исторической стадии развития к другой. Естественно, что на современной стадии развития психологии в ней можно найти явления, соответствующие не только постнеклассической, но и предыдущим стадиям развития науки. Конечно, в развитии науки в принципе невозможен единовременный переход от одной стадии к другой и характеристика трех стадий является абстракцией, теоретическим обобщением. Тем не менее можно убедиться, что психология как наука развивается в соответствии с теми же закономерностями, что и современная наука в целом.

Виды теоретического знания

Виды психологических теорий

Внауке принято выделять два вида теорий на основании того, каким образом они были построены, — аксиоматические, или категорически-дедуктивные, и гипотетико-дедуктивные. «Исходные положения аксиоматических теорий составляют формальные логические выражения — аксиомы» (Дюкова, 1975. С. 4). Один из наиболее ярких примеров аксиоматической теории в психологии — теория личностных конструктов Дж. Келли. Исходным аксиоматическим постулатом для Келли было философское обобщение о человеке как ученом, формулирующем для решения своих жизненных задач теории. Остальные теоретические утверждения получены Келли из исходного путем логического вывода.

Исходными положениями гипотетико-дедуктивных теорий являются содержательные предложения — принципы и постулаты. Принципы не являются простым эквивалентом фактов «... потому, что они экстраполируют опытные данные на более широкий класс явлений. Поиски принципов связаны с переносом опытного знания на область, выходящую за пределы данного опытного знания» (Там же. С. 5). В психологии примером гипотетико-дедуктивных теорий могут служить модели внимания Д. Бродбента, А. Трейсман и другие теории когнитивной психологии. Некоторые теории трудно отнести к одному из двух видов — например, теория личности К. Роджерса была создана им как обобщение его практики психотерапевта, но содержит в своей основе четко выраженный аксиоматический базис (например, утверждение о потребности в самоактуализации как биологически заданной).

По использованию формальных средств (математики, математической логики) различают три вида теорий — качественные, формализованные и формальные (Дружинин, 2002). К качественным, построенным без привлечения математического аппарата, теориям могут быть отнесены культурно-историческая теория Л. С. Выготского, теория деятельности А. Н. Леонтьева, концепция мотивации А. Маслоу, экологическая концепция восприятия Дж. Гибсона и др. Формализованные теории, в структуре которых используется математический аппарат, — это теория когнитивного баланса Д. Хоманса, теория интеллекта Ж. Пиаже, теория мотивации К. Левина, теория личностных конструктов Дж. Келли. Формальными теориями, т. е. теориями, в которых основные законы полностью описаны средствами математики, являются, например, теория обнаружения сигнала в психофизике или стохастическая теория теста Д. Раша (item — response theory — теория выбора пункта, называемая также теорией вопросов и ответов), широко применяемая при шкалировании результатов психолого-педагогического тестирования и ставшая основой для современных тестов контроля знаний.

В литературе встречается также деление теорий на субстанциональные и операциональные. Субстанциональные теории направлены на объяснение сущностных аспектов изучаемой реальности и не подразумевают исследовательских инструментов для изучения этой сущности.

Субстанциональными являются, например, теория деятельности А. Н. Леонтьева или периодизация психического развития в онтогенезе Д. Б. Эльконина. Операциональные теории неотделимы от тех исследовательских методов, вместе с которыми создавались, и подразумевают вполне конкретный путь исследования психической реальности. К ним относется,

например, теория личностных конструктов Дж. Келли или динамическая теория личности К. Левина.

Другой вид теоретического знания в психологии — концепции.В философии концепцией называется «определенный способ понимания, трактовки какого-либо предмета, явления, процесса, основная точка зрения на предмет или явление, руководящая идея для их систематического освещения». Понятие концепции используется также «для обозначения ведущего замысла, конструктивного принципа в научной, художественной... и других видах деятельности» (Философский энциклопедический словарь, 1983. С. 278). В науке концепциями чаще всего называют теоретическое знание, в котором нет собственного аксиоматического базиса, на основе которого построены основные теоретические утверждения. Так, например, мы говорим о концепциипоэтапного/планомерного формирования умственных действий и понятий П. Я. Гальперина, поскольку ее аксиоматической основой послужила культурно-историческая теория Л. С. Выготского.

Термин «подход» нередко используется как синоним концепции, но традиция употребления этих понятий такова, что подходом называют скорее конструктивный принцип в науке или практике (ср. «гештальтподход» у основоположника гештальттерапии Ф. Перлза), а концепцией — способ понимания или трактовки проблемной области.

Наконец, учениемпринято называть теоретическое знание, полученное путем умозрения и не подлежащее верификации. Примерами учений могут быть ряд психотерапевтических теорий, например аналитическая психология К. Г. Юнга. Действительно, в юнгианской психотерапевтической теории некоторые утверждения являются результатами умозрения, точнее, гениальной интуиции Юнга. Сами психотерапевты-юнгианцы охотно соглашаются с тем,

что в юнгианстве многое скорее принимается на веру, чем доказывается логическим путем. Тем не менее нет оснований третировать юнгианскую психотерапию как ненаучную только потому, что она не соответствует нормам, которые достались современной науке в наследство от позитивизма. Нормы и идеалы научности в практической психологии иные.

Исследование в психологии

В каждой исследовательской работе обязательно имеются несколько элементов: изучаемые реалии, компоненты самой процедуры исследования и имеющиеся у исследователя мыслительные конструкции (понятия, гипотезы, объяснения). Структура психологического (как и любого научного) исследования выглядит следующим образом:

1) выдвижение гипотез;

2) планирование исследования;

3) проведение исследования;

4) интерпретация данных;

5) опровержение или подтверждение гипотезы (гипотез);

6) формулирование новой гипотезы с последующей ее проверкой в случае опровержения старой.

Рассмотрим каждый из этапов психологического исследования более подробно.

По содержательным характеристикам исследования могут быть поделены (Дружинин, 2002):

• на фундаментальныеи прикладные. Фундаментальноеисследование направлено на познание реальности без учета практического эффекта от применения знаний. Прикладноеисследование прово-

дится в целях получения знания, которое должно быть использовано для решения конкретной практической задачи;

монодисциплинарныеи междисциплинарные. Монодисциплинарныеисследования проводятся в рамках отдельной науки (в данном случае — психологии). Монодисциплинарныеисследования требуют участия специалистов различных областей и проводятся на стыке нескольких научных дисциплин. К этой группе можно отнести генетические исследования, исследования в области инженерной психофизиологии, а также исследования на стыке этнопсихологии и социологии;

комплексныеи аналитическиеисследования. Комплексныеисследования проводятся с помощью системы методов и методик, посредством которых ученые стремятся охватить максимально (или оптимально) возможное число значимых параметров изучаемой реальности. Однофакторное,или аналитическое,исследование направлено на выявление одного, наиболее существенного, по мнению исследователя, аспекта реальности.

Любое исследование включает в себя ряд необходимых этапов. На каждом этапе решается определенная задача. Исследование начинается с постановки проблемы:что неизвестно?

Постановка проблемы включает в себя несколько этапов: 1) выявление неполноты нашего знания об изучаемом предмете; 2) описание проблемы на уровне обыденного языка; 3) формулирование проблемы в терминах научной дисциплины.

В. Н. Дружинин подчеркивает, что второй этап постановки проблемы также необходим, поскольку дает возможность переключиться из одной научной дисциплины в другую (одна и та же проблема может быть сформулирована в терминах разных наук). Это обстоятельство особенно важно в современных условиях,

поскольку, как было отмечено, интегративность научного знания и проведение междисциплинарных исследований — характерная черта современной науки.

На следующем этапе ученый анализирует доступную информацию по изучаемой проблеме. Может оказаться, что эта проблема уже решена или существуют аналогичные исследования, не приведшие к окончательному результату Если ученый сомневается в результатах, полученных ранее, он воспроизводит исследование по методике, предложенной его предшественниками, затем анализирует методы и методики, которые ими применялись для решения этой или аналогичных задач. Наиболее творческий момент исследования заключается в изобретении оригинальной методики. Нередко находка нового метода преобразует научную область. Классический пример из истории физиологии — создание И. П. Павловым условно-рефлекторной методики и последующая коренная перестройка этой области науки. В качестве примеров из истории психологии В. Н. Дружинин приводит создание Б. Скиннером «проблемного ящика» как начало исследований по оперантному научению и изобретение Г. Эббингаузом «бессмысленных слогов», которое способствовало открытию ряда интересных закономерностей работы долговременной памяти.

Следующим очень важным этапом является формулировкапредположений — гипотез. Гипотезыбывают теоретическими и эмпирическими.Теоретические гипотезы существуют как части научной теории и выдвигаются для того, чтобы восполнить неполноту теоретического знания или устранить имеющиеся в теории противоречия. К таким гипотезам предъявляются требования верифицируемости и фальсифицируемости.

Эмпирические гипотезы не обязательно основываются на теории. В. Н. Дружинин (2002) выделяет три типа эмпирических гипотез:

1) теоретически обоснованные гипотезы, т. е. предположения, выведенные из некоторой теории;

2) эмпирические гипотезы для подтверждения или опровержения тех или иных теорий, изучения взаимосвязи между явлениями и т. д., не основанные на имеющихся теориях, а, по выражению В. Н. Дружинина, сформулированные по принципу Фейерабенда «подходит все»;

3) гипотезы для данного случая (ad hoc).

Общее требование для всех видов эмпирических гипотез — они должны быть операционализируемы, т. е. быть доступными для проверки эмпирическим путем с помощью некоторых исследовательских процедур.

По содержанию гипотезы можно разделить:

1) на гипотезы о наличии явления;

2) гипотезы о наличии связи между явлениями;

3) гипотезы о наличии причинно-следственной связи меду явлениями. Их и называют экспериментальными.

Как отмечает В. Н. Дружинин, экспериментальная гипотеза строится как высказывание вида: «Если А, то В». А вданном случае — независимая переменная, В — зависимая переменная. Гипотеза должна быть операционализирована таким образом, чтобы экспериментатор мог управлять переменной А и регистрировать переменную В.

Мы не рассматриваем различные виды экспериментальных гипотез и экспериментальных планов, поскольку данная тема подробно изложена в литературе по экспериментальной психологии. Для проверки гипотез строится план научного исследования. Он включает в себя выбор группы людей, с которыми будет проводиться эксперимент или за которыми будет вестись наблюдение. Уточняется объект исследования,

та часть реальности, которая будет изучаться. Выбирается место и время исследования и определяется порядок экспериментальных проб, чтобы уменьшить влияние помех на результат эксперимента.

Эмпирические процедуры, используемые для проверки гипотез, можно классифицировать по двум основаниям (Дружинин, 2002):

1) наличия или отсутствия взаимодействия исследователя и испытуемого, а также интенсивности этого взаимодействия;

2) объективированности — субъективированности процедуры. Показателем объективированности является использование измерительных средств (аппаратуры, тестов и т.д.), субъективированности — опора на опыт и интуицию исследователя. Схематическое изображение основных методов психологического исследования, предлагаемое В. Н. Дружининым, представляет собой плоскость, разделенную названными осями на четыре квадранта (рис. 4.1).

Рис. 4.1. Основные методы психологического исследования

На этапе планирования исследования психолог принимает решение о том, какой подход будет реализован в данном исследовании — номотетиче-



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.169 (0.022 с.)