Структура методологического знания



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Структура методологического знания



Методологическое знание состоит из нескольких структурных уровней. Разные авторы по-разному выделяют эти уровни. Так, в работах В. А. Ядова и Г. М. Андреевой выделено три уровня методологического знания, у В. Н. Дружинина — пять. В отечественной психологии довольно широко распространилась структурная модель методологического знания, в которой выделено четыре уровня: 1) уровень философской методологии; 2) уровень общенаучной методологии; 3) уровень конкретно-научной методологии; 4) уровень процедуры и техники исследования (Садовский, 1980; Юдин, 1978; Зинченко, 1983). Ее мы и возьмем за основу в нашем пособии. Каждый из этих уровней будет более подробно рассмотрен в соответствующей главе. Здесь мы дадим им лишь краткую содержательную характеристику.

Уровень философской методологиипредставляет собой философские знания, полученные при помощи методов философии и разрабатываемые обычно профессиональными философами. По мнению Э. Г. Юдина, философия выполняет двоякую методологическую роль: «во-первых, осуществляет кон-

структивную критику научного знания с точки зрения условий и границ его применения, адекватности его методологического фундамента и общих тенденций его развития. Во-вторых, философия дает мировоззренческую интерпретацию результатов науки — в том числе и методологических результатов — с точки зрения той или иной картины мира» (цит. по: Зинченко, 1983. С. 24). Философская методология, становясь неотъемлемой частью мировоззрения психолога, определяет постановку им исследовательских и практических задач, задает наиболее существенные мировоззренческие предпосылки для видения той реальности, с которой имеет дело ученый или практик, поэтому данный уровень в структуре методологического знания было бы правомерно назвать также философско-мировоззренческим.

Уровень общенаучной методологии,или общенаучных принципов и форм исследования, как отмечают В. П. Зинченко и С. Д. Смирнов, получил развитие лишь в XX в. К нему относятся содержательные научные концепции (например, концепция ноосферы В. И. Вернадского), универсальные концептуальные системы (тектология А. А. Богданова, общая теория систем Л. фон Берталанфи) и некоторые современные общенаучно-методологические подходы (синергетика Г. Хакена, концепция автопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы, теория диссипативных структур И. Р. Пригожина), а также методологические или логико-методологические концепции — структурализм, получивший щирокое распространение в антрополо-гаи, этнографии и отчасти в психологии и психотерапии, системный анализ, логический анализ. Методологию системного проектирования Г. П. Щедровицкого также можно отнести к уровню общенаучной методологии.

Уровень конкретно-научной методологииприменим к конкретной науке и специфическим для нее познавательным задачам. Методология этого уровня разрабатывается прежде всего специалистами в данной области знания. На этом уровне методологических исследований философские и общенаучные принципы конкретизируются и преобразуются применительно к данной науке и той реальности, которую она изучает. Далеко не все создатели значительных психологических теорий проявили себя как методологи психологии. Среди тех, кто оказал огромное влияние на методологию психологической науки и практики, были В. Вундт, 3. Фрейд, К. Левин, Л. С. Выготский, Ж. Пиаже, Г. Оллпорт, Дж. Келли, а в наше время — Р. Стернберг.

Уровень процедуры и техники исследованиясвязан с исследовательской практикой. Он представляет собой нормы и требования к приемам ведения исследовательской и практической работы. В психологии к нему относятся, например, нормы проведения экспериментально-психологических исследований и классификации видов эксперимента (Готтсданкер, 1982; Дружинин, 2002), требования к разработке психодиагностических методов и их классификации (Бурлачук, 1998). Методологические нормы (явно или имплицитно) присутствуют и в практической психологии, однако данная область психологической методологии пока мало разработана.

Значение методологического знаниядля психологии особенно велико, можно назвать целый ряд причин этому. Прежде всего, к этим причинам относятся особенности психологии как науки.Как известно, психология — «наука о самом сложном, что пока известно человечеству» (Гиппенрейтер, 1996. С. 9), наука, в которой сливаются субъект и объект познания. Эти обстоятельства делают психологию наукой, занимающей особое место в системе научного знания.

Так, Б. М. Кедров (1965, 1981) не относил психологию ни к естественно-научным, ни к гуманитарным дисциплинам. В предложенной Б. М. Кедровым схеме психология занимает центральное место в треугольнике, образованном естественно-научными и гуманитарными дисциплинами, которые делятся на социальные и философские. Особое место психологии в системе знания требует особого внимания к методологическим проблемам психологии и методологическим аспектам деятельности ученого и практика.

Психология как наука имеет еще одну особенность, заметно отличающую ее от других наук. М. К. Мамардащвили считал, что наука взаимосвязана с культурой в той мере, в которой она воспринята человеком как феномен культуры: «...есть различие между самим научным знанием и той размерностью (всегда конкретной, человеческой и, теперь замечу, культурной), в какой мы владеем содержанием этого знания и своими собственными познавательными источниками. Вот это последнее, очевидно, и называется культурой, взятой в данном случае в отношении к науке» (Мамардашвили, 1982. С. 41). Культурой он считал науку в той мере, в которой «в ее содержании выражена и репродуцируется способность человека владеть им же достигнутым знанием универсума и источниками этого знания» [G1] (Там же. С. 42). И вполне понятно, что в этом смысле психология как наука в гораздо большей степени является (актуально или потенциально) феноменом культуры, чем многие другие науки, поскольку психологическое знание в принципе обладает гораздо большим человекообразующим потенциалом. Становясь явлением культуры, психологическое знание начинает определять представления человека о себе, своем внутреннем мире, мотивах, поступках. Методология позволяет оценить, насколько верным путем получены выводы о человеке и насколько адекватно они переданы в культуре. Поэ-

тому методологическое знание имеет большое значение в процессе превращения тех или иных направлений психологии в явления культуры.

Правда, как неоднократно отмечал В. П. Зинченко (1997), имеется совсем немного направлений психологии, воспринятых культурой, и первым из них можно назвать психоанализ. В качестве наиболее перспективных в этом плане общепсихологических подходов В. П. Зинченко называет культурно-историческую теорию Л. С. Выготского и теорию интеллекта Ж. Пиаже. Постепенно становятся достоянием культуры и некоторые направления практической психологии. К ним относятся прежде всего психотерапевтические теории. Среди них можно назвать (в не столь давнем прошлом и в основном на Западе) транзактный анализ, а в наши дни — нейролингвистическое программирование. Одно только упоминание этих направлений психологии позволяет почувствовать, насколько значимо методологическое знание при трансляции в культуру практической психологии и насколько опасна в этом деле методологическая безграмотность и некорректность. Кстати, одна из наименее разработанных проблемных областей психологии — методология практической психологии в целом и психологического просвещения в частности. Данная область методологических проблем психологии нуждается в подробном анализе и в дальнейшей разработке.

Имеются некоторые обстоятельства исторического характера, в силу которых методологическое знание имеет для психологии особое значение. Во-первых, психология — достаточно молодая наука. Существуют многочисленные попытки ученых построить логическое описание развития науки, выделить общие логико-философские закономерности развития науки. Мы еще вернемся к рассказу об этих попытках и применимости их для психологии. Очевидно, что

коль скоро научная психология — молодая наука, в ней особенно необходимы средства, позволяющие оценить, насколько адекватны ее методы и насколько в принципе верны пути развития науки.

Другое историческое обстоятельство, повышающее значение методологии для психологии, относится скорее к истории науки в нашей стране. По меткому выражению В. П. Зинченко, психология в нашей стране развивалась не по естественной логике кризисов, а по безумной логике катастроф. Многие направления отечественной психологии, развивавшиеся в 20-х — начале 30-х гг. XX в., были уничтожены вместе с их создателями. Чтобы проанализировать научное наследие того времени (например, для того, чтобы выделить научные программы с большим эвристическим потенциалом), необходимы специальные средства научного анализа, которыми располагает методология.

Нельзя не отметить, что изучение методологии психологической науки для любого психолога является очень актуальным и крайне необходимым. Современная психология представляет собой пеструю картину разнообразных, трудносовместимых, а зачастую отрицающих друг друга теорий и подходов. Это вполне справедливо и для отечественной психологии, в которой разнообразие и взаимные противоречия разнородных направлений выражены очень ярко. Такое положение дел вполне естественно для науки, которая совсем недавно вырвалась из жестких рамок государственной идеологии. Методологическое знание необходимо для проведения содержательного анализа разнородных теорий и концепций, поиска идей, которыми одна теория или концепция может удачно дополнить другую, для соотнесения между собой понятийных систем, используемых разными теориями. Кстати, одна из наиболее ярко выраженных в современной психологии тенденций — создание интегра-

тивных подходов, совмещающих в себе на новой основе теоретические принципы, сформулированные в предшествующих теориях.

При этом методологические аспекты отечественной психологии разработаны очень неравномерно. А. П. Стеценко в 1990 г. констатировала неудовлетворительное состояние некоторых направлений методологических исследований и почти полное отсутствие работ, в которых методология рассматривалась бы в связи со спецификой психологии как науки. Е. Д. Хомская (1997) отмечает, что в новые постперестроечные времена философские методологические проблемы психологии все меньше интересуют научную общественность. Ситуация стала меняться в последние годы, и внимание наиболее видных отечественных теоретиков психологии привлекают проблемы специфики психологии как науки, перспективы развития психологии на той или иной теоретико-методологической основе, включение в психологические теории философского и духовного наследия прошлого. Чтобы понять, как развивается теоретический базис современной психологии, любому профессиональному психологу крайне необходимы знания методологических основ психологии.

Однако изучение методологических основ психологии в существующих условиях — дело весьма затруднительное. Достаточно сказать, что последняя книга, специально написанная как пособие для студентов по методологическим проблемам психологии, вышла двадцать лет назад мизерным тиражом и давно стала библиографической редкостью (Зинченко, 1983). Содержание данного курса трактуется разными преподавателями по-разному. Это естественно, поскольку, например, в имеющиеся нормативные документы по вузовскому образованию включено предельно краткое содержание (так называемый «федеральный компонент») данного курса, а в него — ме-

тодологические принципы отечественной психологии, в то время как многие видные психологи показали их несостоятельность, частичную или полную. В данном пособии нашей задачей было изложение, далеко не полное, но по возможности беспристрастное, различных точек зрения на методологические основы психологии, чтобы у читателя была возможность самостоятельного выбора.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.80.5.103 (0.017 с.)