Вопрос 39 Новые вызовы международной и региональной стабильности (международный терроризм, отмывание денег, нелегальная финансовая деятельность, нелегальная миграция, наркоторговля и др.) и Восток.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вопрос 39 Новые вызовы международной и региональной стабильности (международный терроризм, отмывание денег, нелегальная финансовая деятельность, нелегальная миграция, наркоторговля и др.) и Восток.



 

В мире (кроме Европы) происходит религиозный ренессанс, причем на Юге наблюдается рост роли религии на государства и, в ряде стран, отчуждение от Западной цивилизации (исламские ценности, превосходство желтой расы (Япония), индуистские настроения). Причины: бедность, господство традиц отношений, попытки элиты создать образ врага, эйфория от первых успехов, размывание превосходства Европы). Особое отчуждение от Запада в исламском обществе. У исламского мира два оружия – нефть и межнар терроризм, что стал одной из основных угроз глобальной безопасности. Терроризм проистекает от этой отчужденности и хорошо вписался в условия глобализации (поиск информации, координация деятельности). Главная задача терроризма – не осуществление теракта, а запугивание населения и принуждени его давить на правит-во, чтобы оно принимало угодные террористам решения. Политический и национальный терроризм менее распространен, чем религиозный – в любой религиозной окраске (в 1983 буддист-священник спровоцировал анти-индуистские погрому на Шри-Ланке).

Таким образом, широкий спектр полит. и культурных факторов в сочетании с процессами глобализации привел к появлению на межд. арене принципиально новых политических игроков – негосударственные террор. организации. Они действуют вне поля МП, их трудно связать напрямую с территорией какой-либо страны, они могут наносить большой ущерб государствам

Межд. сеть «Глобальный джихад салафи» и ее подразделение «Аль-Каида»- главные организаторы масштабных терактов последних 15 лет – являются самыми мощными террор. организациями, цель которых – установление истинно исламских правительств и возрождение ислама. Радикальный воинствующий исламизм, являющийся движущей силой современного межд. терроризма, возник из идеологического конфликта традиционного ислама с западной цивилизацией и непосредственно связан с тем глубоким кризисом, в котором оказался исламский мир к концу 20-го века. Осн. организации (ООП, «Хамас» (Палестина), «Джамайя Исламия» (Египет), «Аль-Киям» (Ливан), «Братья-мусульмане» (Египет), «Хезболла» (Ливан) и др.). Термин «глобальный джихад»характеризует последние тенденции в деятельности исламских экстремистов. Если ранее основное внимание уделялось революциям в отдельных странах или регионах с целью изменения правящего режима или государственного строя, то теперь приоритет отдается борьбе с США, Израилем и западными странами.

Причинами изменения стратегии исламистов стали следующие факторы: 1) неудачи революционных движений в арабских странах; 2)трудности, которые испытывает арабский мир под влиянием вестернизации; 3)религиозная неграмотность многих молодых мусульман; 4)развитие телекоммуникаций, способствующее развитию связей между различными частями арабского мира; 5) серия конфликтов в Афганистане, Боснии, Албании, Косово, Чечне, Филиппинах, Индонезии, Кашмире; 6) распад СССР и дискредитация коммунизма, что привело к возобновлению старых этнических и религиозных конфликтов; 7) неспособность арабских национальных правительств решить проблемы общества и добиться победы над «внешним врагом»; 8) усиление борьбы с экстремистами в арабских страх и БВ, что способствовало перемещению центра исламистской деятельности в другие регионы мира;

4 типа стратегии защиты традиционных исламских ценностей в новом глобальном мире.

1) традиционное обязательство защищать земли, религию и традиции от неверных. (сопротивление советским войскам в Афганистане: десятки тысяч мусульман со всего мира откликнулись на призыв и приняли участие в межд. Джихаде. 2) дава (призыв к исламу) - точное следование нормам ислама(«Таблихи Джамаат» - движение, действующее неофициально на уровне низовых общин и не представляющее опасность для западного мира) 3) стратегия от террорис ятическими организациями египетских исламистов (самая крупная «Джемайя Исламия»), которые считают первоочередной задачей уничтожение «ближнего врага» в лице собственных продажных правительств, являющихся послушными исполнителями воли западных государств, после чего можно перейти к следующей фазе джихада – уничтожению дальнего врага: Израиля и США; 4)стратегия глобального джихада, которая впервые была провозглашена бен Ладеном в 1996 г. Основным приоритетом в ней является уничтожение «дальнего врага» - США и Израиля. По мнению Бен Ладена, «ближний враг» - правительства мусульманских государств – полностью зависит от поддержки западных стран и марионеточные режимы сразу же рухнут, как «крестоносцы» уйдут из Святой земли.

Точная дата образования «Аль-Каиды» неизвестна, но большинство исследователей сходится на том, что это произошло между 1987 и 1989 годами – накануне вывода советских войск из Афгана. Изначально «Аль-Каида» была образована на основе моджахедов, прибывших со всего мира для борьбы с советскими войсками. Окончательное формирование стратегии джихада в его нынешнем виде произошло под воздействием целого ряда факторов: эйфория от победы над Советской армией оказала значительное влияние на формирование мировоззрения бен Ладена и его союзников; США показали слабость, по мнению Бен Ладена, когда вывела свои войска из Ливана после взрыва террористом-смертником «Хезболлы» заминированного грузовика в казармах морских пехотинцев в Бейруте в 1983 году, а также свернула все операции на территории Сомали после убийства 18 амер. солдат в Могадишо в 1992 году боевиками «Аль-Каиды»; приход к власти в 1996 году талибов в Кабуле, сделавший возможным возвращение «Аль-Каиды» в Афган. Поддержка режима талибов помогла значительно расширить масштабы глобального джихада салафи и приступить к планомерному проведению терактов по всему миру. Уникальность «Аль-Каиды» в том, что она смогла подчинить себе множество ранее независимых террор. групп. Важным новшеством стало и то, что «Аль-Каида» оказалась первой террор. сетью, которая никогда не брала на себя ответственность за совершенный террор. акт и всегда оставалась в тени, таким образом пытаясь сохранить своих членов.

Отмывание денег. Эта разновидность межд. организ. преступности стоит на первом месте в силу ее огромных масштабов: одно только отмывание денег от нелегальной наркоторговли составляет ежегодно в мире 500 млрд долл. С этим борются эксперты FATF – группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. В странах Персидского залива более всего распространено использование для отмывания капиталов банковской системы и рынков золота. В других странах Среднего Востока серьезная угроза начинает исходить от русских криминальных группировок, пытающихся отмывать свои деньги именно здесь. В странах Южной и Восточной Африки наиболее распространенные методы отмывания – покупка и перепродажа товаров, контрабанда налички, покупка недвижимости, создание частных банков и обменных пунктов, деятельность которых, как правило, не регламентируется. В Западной Африке особую активность проявляют нигерийские группировки, занимающиеся межд. торговлей наркотиками и крупномасштабными мошенническими операциями. В странах Азии используется ряд характерных для этого региона методов, что связано, во-первых, с существованием здесь крупных центров производства наркотиков – стран Золотого треугольника (Бирма, Лаос, Таиланд) и Золотого полумесяца (Афганистан, Пакистан, Иран), во-вторых, с широким использованием систем параллельных платежей как для законных, так и для незаконных операций, в-третьих, с использованием наличных расчетов при осуществлении крупных сделок, в-четвертых, с деятельностью криминальных китайских и японских групп. Основу отмываемых капиталов составляют доходы от торговли наркотиками, а также от деятельности организованной преступности, контрабанды оружия, золота и перемещения нелегальных иммигрантов.

Нелегальная финансовая деятельность связана в первую очередь с обслуживанием террор. сети и наркоторговли, она является изолированной от мировой банковской системы, движение средств здесь осуществляется без каких бы то ни было систем контроля. Основой межд. оборота нелегальных ценностей в соврем. мире является система хавала («вексель», «расписка», на арабском банковском жаргоне – «переводить» или «телеграфировать»). Она основана на переводе денежных средств путем однократных уведомлений по электронной почте, телефону, факсу. Значительные материальные ценности в виде денег, золота и драгоценных камней перемещаются из страны в страну без сопроводительных финансовых документов – так дешевле, чем через банки переводить. В хавале не происходит непосредственного перемещения денег и др. матер. ценностей – транзакции осуществляются на основе своповых сделок (своповая сделка – обмен информацией о перемещенных ценностях и их взаимозачете), основанных на взаимном доверии. Система хавала взаимодействует с исламскими банками по всему миру, а также связана с торговлей основными сырьевыми товарами (прежде всего золотом) в Южной Азии. Система хавала сформировалась в Индостане в эпоху раннего Средневековья, задолго до возникновения современной банковской системы. Попытки легализовать хавалу сталкиваются с сопротивлением со стороны местных жителей, опирающихся не только на традиции, но и на соображения коммерческой выгоды.

Нелегальная миграция. Многие арабские страны (Алжир, Турция, Иран, Сирия, Ирак, Афганистан) являются центрами миграции, легальной и нелегальной. Богатые нефтяные государства (Саудовская Аравия, Ливия и др.) часто при этом становятся целью миграции. Есть и третья группа стран, играющих роль транзитных коридоров для мигрантов (через Марокко идут мигранты из Черной Африки, через Египет – суданские мигранты, через Турцию – иранские и сирийские курды). В последние годы наметился подъем нелегальной миграции и усилились меры по борьбе с ней. Что касается такого преступного бизнеса, как торговля малолетними детьми, то в арабских странах она является весьма редким явлением. Исключение – Ливан, один из крупнейших в мире центров торговли детьми. Зато во всех арабских странах широко распространена торговля женщинами, в основном из Южной Азии, Восточной Европы и стран СНГ, которых используют в нелегальной индустрии развлечений.

Наркобизнес. Производство и распространение наркотиков представляет сегодня один из наиболее развивающихся секторов криминального бизнеса. Эксперты ООН оценивают оборот наркорынка примерно в 400 млрд долл., что составляет около 8% оборота межд. торговли. Основными районами выращивания опийного мака и каннабиса являются страны Золотого треугольника (Бирма, Лаос, Таиланд), Золотого полумесяца (Иран, Афганистан, Пакистан – но я сомневаюсь, что в Иране много – прим И.И.), Африки (Марокко, Нигерия, Гана, Заир, Уганда). По мнению специалистов ООН, Афган в последние годы превратился в одного из крупнейших в мире производителей опиума. Отличительной особенностью деятельности торговцев наркотиками является постоянное совершенствование системы доставки, разработка все более неожиданных новых маршрутов и способов провоза наркотических средств. В европейские страны наркотики поступают по нескольким маршрутам. В последнее время наряду с традиционным балканским маршрутом из стран Азии в Европу (Турция – Болгария – Югославия – Австрия – ФРГ) контрабандисты используют новый путь (Турция – Болгария – Румыния – Венгрия – Чехия – Словакия – ФРГ). Правоохранительными органами ФРГ получены данные об освоении еще одного нового маршрута (Испания – ФРГ – страны Восточной Европы). В контрабанду наркотиков все шире втягиваются граждане таких африканских стран, какНигерия, Сенегал. Крупные наркокартели пытаются поставить под контроль всю цепочку наркобизнеса: выращивание растений – производство наркотиков – контрабанда – сбыт – отмывание денег. Национальные и международные программы по борьбе с наркотиками, как правило, не дают устойчивых результатов. Так, в 1990-е годы в Ливане потерпели провал программы конверсии: местные крестьяне вернулись к выращиванию наркокультур, поскольку именно они давали наибольшую прибыль. Единств. крупный результат достигнут в Афгане, где после принятого в 2000 г. запрета на выращивание опиумного мака его посевы сократились на 85%, но одновременно 200 тыс. крестьянских семей впали в нищету. Чисто полицейские мероприятия по борьбе с наркоторговлей не привели к заметным изменениям. Несмотря на самые суровые меры наказания за контрабанду наркотиков (вплоть до смертной казни), ее объем, если судить по размерам конфискаций, продолжает расти.

Стоит также отметить роль этноконфессиональных конфликтов, что вышли на первый план в постбиполярном мире. На Востоке большую роль играют религиозные противоречия, чем этнические (буддизм – религиозный трайбализм, Бутан – дискриминация индусов, Шри-Ланка – противоречия между буддистами и индусами, Бирма, Тибет, мусульманское-христианские противоречия в Индонезии, шииты-сунниты и т.д.). В исламском мире проявляются этнические проблемы (курды, пуштуны – таджики, арабы- приезжие индийцы). А Африке превалируют этнические конфликты (хуту и тутси в Руанде (все католики)), межгос конфликты, но есть и религиозные – между арабами и африканским населением.

Экосистемный кризис – сейчас вопрос стоит уже о выживании человечества – увеличивается количество экологических катастроф. Согласно общеооновскому докладу земная цивилизация перешагнула пределы роста, вследствие чего пострадали засушливые районы (в основном в развивающихся странах, а там проживает 2 млрд чел.). Сейчас КНР и Индия главные засорители (там первый источник энергии – уголь), а кислотные дожди идут в Японии и на Филиппинах.

Демография. Индия к 2030 г должна выйти на 1ое место по населению. В Китае жесткая гендерная диспропорция (девочек не хватает) + старение населения. Наблюдается безудержный рост населения в Африке. По оценкам, экспонента роста росте не будет повышаться после 2040-2050.

 

 

Вопрос 40 Восток –Запад.

Л. Пай разграничил политические процессы западного и незападного типа. В статье "Незападный политический процесс" он формулирует 17 пунктов-отличий:

1. В незападных обществах нет четкой границы между политикой и сферой общественных и личных отношений.

2. Политические партии склонны претендовать на выражение мировоззрения и образа жизни.

3. В политическом процессе преобладают разнообразные клики.

4. Руководству политических группировок принадлежит значительная свобода в определении действий в долгосрочном и краткосрочном периодах.

5. Оппозиционные партии и стремящиеся к власти элиты часто выступают в качестве/инициируют революционные движения.

6. Политический процесс характеризуется отсутствием интеграции среди участников, что является следствием отсутствия в обществе единой универсальной системы связей.

7. Значительные масштабы/темпы рекрутирования новых элементов для исполнения политических ролей.

8. Резкие различия в политических пристрастиях поколений.

9. Нет устоявшегося мнения о легитимности тех или иных средств достижения политических действий, целей.

10. Принятие политических решений мало зависит от интенсивности и широты политической дискуссии по проблеме.

11. Высокая степень совмещения и взаимозаменяемости ролей.

12. В политическом процессе слабо влияние организованных групп интересов с четкой функциональной ролью.

13. Лидеры стремятся приобрести популярность среди всех социальных групп и потому апеллируют к народу как к единому целому.

14. Неконструктивный/аморфный характер незападного политического процесса способствует тому, что позиции лидеров четче по ВП, чем по внутренней.

15. Эмоциональные и символические аспекты политики оттесняют на второй план поиски решений конкретных вопросов и общих проблем.

16. Главенствующий тип лидерства – харизматический.

17. Политический процесс обходится в основном без участия «политических брокеров» (посредников).

 

(по Воскресенскому) Таким образом, модель политики в обществах незападного типа, в основном, определяется формой общественных и личных взаимоотношений, а власть, авторитет и влияние зависят в значительной степени от социального статуса. Поэтому политическая борьба сконцентрирована не на альтернативных политических курсах, а в основном на проблемах влияния.

Процесс рекрутирования в политику в обществах такого типа фактически является процессом культурной социализации. Для того, чтобы устоять в политической борьбе, партии в этих странах должны выражать «свое» мировоззрение и отстаивать определенный образ жизни. В этом смысле они скорее напоминают общественные движения, чем собственно политические партии, а в самой политической жизни резко возрастает роль клик. Политическая лояльность становится обусловленной не политическими целями, а чувством идентичности с какой-либо общественной группой, и связанные с политической лояльностью проблемы разрешаются на уровне внутригрупповых интересов.

Борьба за власть, по сути, идет не между партиями, а между различными образами жизни. В обществах незападного типа нет единого политического процесса, а есть несколько практически независимых политических процессов, связанных с различными образами жизни населения => лица, занимающие политически значимые должности, нередко не имеют четко определенных границ власти, государственная бюрократия может фактически превратиться в партию (точнее – партию власти), а армия – выступить в роли правительства.

Хотя в незападных странах обычно довольно много неофициальных политических организаций, они действуют или как объединения, сформированные для защиты интересов своих членов, или, в действительности, представляют интересы правительства и/или наиболее влиятельной политической партии или движения, то есть мобилизуют население для поддержки господствующей группы. Поэтому политик национального масштаба в этих странах должен прибегать к лозунгам общего характера, вместо того, чтобы формулировать четкую позицию по определенным проблемам, поскольку у него отсутствует возможность четко определить скрытые потребности населения. Соответственно, облеченный властью субъект не должен обнаруживать и решать проблемы, ему достаточно просто находиться в центре политического процесса.

И, если вы сомневались, Описанная Л. Паем структура незападного политического процесса хорошо объясняет его специфику.

 

Существует два подхода к оценке специфики восточных обществ в рамках мирового комплексного регионоведения. Оба подхода достаточно детально проработаны отечественным востоковедением.

I. В соответствии с первым подходом (представители – Васильев, из зарубежных – Д.Ландес), доантичные западные и восточные политические структуры были идентичны. Начиная с античности произошло разделение политических структур на западные и восточные. В обществах западного типа структурирующий характер имеют рыночно/частно-собственнические отношения, доминирует товарное производство, отсутствует централизованная власть, исходно существовавшее демократическое самоуправление общины переросло в структуру, которая в дальнейшем получила название «гражданского общества».

Общество первого типа – западного – было подвержено быстрым структурным модификациям, что вызывало его скорую эволюцию в сторону обществ конкурентного типа с точки зрения функционирования политической и административной систем.

В обществах второго типа – восточных – не было господствующей роли частной собственности, а доминировала общинная и государственная собственность. На Востоке «власть» была «эквивалентна» собственности и наоборот, в то время как в обществах западного типа со времен Венецианской Республики произошло разделение «собственности» и «власти». Последняя могла быть наемной, ее главной функцией было управление.

В восточных обществах не было норм права, которые защищали частно-собственнические отношения (типа римского права), превалировала государственно-общинная форма ведения хозяйства => государство доминировало над обществом, а не наоборот. Хотя общество создавало альтернативные структуры противостояния государству/власти (семья, клан, община, каста, цех, секта, землячество и др.), они были отчасти вписаны в систему государства (кастовый состав государственных институтов в Индии; клан, землячество в Китае, руководители которых были тесно связаны с государственной системой/являлись ее низшей частью).

Общества этого типа стремились к внутренней устойчивости, консервативной стабильности. Закреплялось только то, что соответствовало нормам корпоративной/общинной этики, в силу чего воспроизводились политические структуры одного и того же типа. По такой логике понятно, почему восточные общества не становятся демократиями западного типа и что нужно сделать, чтобы они таковыми стали.

На Западе двигатель новаций (в т.ч. политических) – индивид, гражданин-собственник, на Востоке – община, которая принимала только то, что соответствовало коллективному, а не индивидуальному/индивидуалистическому опыту.

II. В последние десять лет появилось альтернативное объяснение специфики восточных обществ (Алаев, Ланда). Особенности социального строя на Востоке определялись следующими параметрами:

- права индивида существуют и охраняются только по отношению к другому индивиду, а права индивида по отношению к государству отсутствуют.

- земельная собственность на Востоке разделена на две части: собственность на землю как на «территорию с подвластным населением» (собственность на налог), которая находилась у правящего слоя, составлявшего административный аппарат государства; и собственность на землю как на «объект хозяйства», которая принадлежала землевладельцам и крестьянам (налогоплательщикам) одновременно.

Имеем – наличие двух господствующих классов со всеми вытекающими. Исходя из этих условий, специфику обществ восточного типа можно определить следующим образом:

а) в восточных обществах существовала стойкая многоукладность, сопровождавшая весь процесс исторического развития;

б) им свойственны более длинные межформационные периоды (т.е. длительные полосы исторического развития, характеризующиеся более или менее устойчивым взаимодействием двух и более одновременно существующих общественно-экономических укладов);

в) в обществах такого типа существуют «культуры-полуцивилизации» в рамках одной цивилизации, нередко – антагонисты между собой;

г) в силу этнической и культурной гетерогенности подобные общества нуждаются в специальных институтах, которые бы ее компенсировали. Отсюда гипертрофированная (по сравнению с Западом) роль государства и религии, функцией которых является централизаторская, цементирующая и унифицирующая роль;

д) в обществах такого типа в силу внутренних и внешних причин капитализм имел и имеет неоднородный и анклавный характер, что определило экономическую и политическую специфику обществ.

По такой логике, в обществах западного типа:

  • основополагающим является принцип «технологического/ техницистского» отношения к миру – к природе как к естественной среде и к обществу как к социальной среде («Природа не храм, а мастерская, и человек в ней хозяин»);
  • превалирует свободная, спонтанная, но рационалистическая воля индивида, которая не ограничена ни «космическим», ни нравственным законом («Мы свободны вплоть до свободы убивать друг друга» – философская основа всех европейских войн);
  • статус индивида не гарантирован «порядком Вселенной», индивид – нонконформист; общество основано на воли индивида, в нем нет места фатализму; западное общество является социоцентричной самодетерминируюшейся системой, оно не космоцентрично, как восточное;
  • человек и природа не связаны в единое гармоничное, неразрывное целое, как в обществах восточного типа; на Западе человек всегда «преобразует» природу;
  • примат правового государства, в котором важна приемлемость социального поведения и универсальные юридические (конституционно-правовые) нормы;
  • действует принцип неопределенности: политика – игра при равенстве шансов и неопределенности конечного результата; история открыта и негарантированна, непознаваема;
  • нет объективной политической истины, истина конвенциональна (принята по соглашению), соответственно должен быть консенсус и признание точки зрения меньшинства;
  • принцип «гражданского договора» (никто не может принудить индивида к тем или иным общественным связям, которые действительны лишь в той мере, в какой индивид их добровольно принял как субъект равноправных отношений), из которого вытекают взаимообязательные отношения граждан с государством;
  • принцип разделения властей при выборности власти, которую выбирает большинство. Власть регулируется обязательными правовыми нормами; у меньшинства должны быть правовые гарантии, обеспечивающие его интересы; власть должна быть легитимна, эффективна, каждая ветвь независима.
  • разделение ценностей и интересов, в соответствии с которым в области политики не решаются смысловые вопросы бытия; итоги политического соревнования не окончательны (через определенное время можно снова законно прийти к власти); во время выборов согласовываются практические интересы, по которым возможен – и необходим – компромисс;
  • пропагандируется «открытое общество», в котором нет сословных перегородок, существует высокая социальная мобильность; национального суверенитета нет (или он постепенно сводится к минимуму) и существует принцип равноценности мировых культур, терпимости, свободной соревновательности.

В восточном политическом мире все выше перечисленные принципы в той или иной степени могут существовать, но они не главные. Главные:

  • воздержание от волюнтаристской активности (крайнее воплощение – концепция древнекитайской философии у-вэй («недеяния»)); нет «деятеля» (преобразователя) в западном смысле: человек следует ходу вещей, великому космическому закону, в соответствии с которым этика и ритуал слиты, ритуал кодифицирует писаные и неписаные законы поведения;
  • социальное поведение предсказуемо, каждый должен ждать своего часа; идеал – патерналистская модель, основанная на отцовской опеке и соответствующей ей сыновней почтительности;
  • политический процесс – это не процесс производства власти, как на Западе, а вычленение и поддержка имманентного, естественного, устоявшегося, проверенного в политической общинной жизни;
  • теократический принцип: государство является постоянно мобилизованным носителем ценностных, нравственно-религиозных критериев, стремящихся контролировать все социальные практики; такое понимание государства основано на традиции, в соответствии с которой город есть воплощение государственной власти, а народ – духовная общность, скрепленная традицией (общностью культурной памяти) и надеждой на грядущее воплощение «правды-справедливости»;
  • принцип уравнительной справедливости: статус человека определяется скорее не происхождением, связями, деньгами, личными успехами, а служебным усердием; административные территории внутри государства должны контролироваться верховной властью, существует централизованное регулирование экономики и государственная монополия на недра;
  • «священная справедливость»; государственность – мессианская; свобода не индивидуальна, а коллективна, это свобода народа; у народа – коллективная судьба, призвание (нельзя «спастись» одному, можно спастись только всем вместе); государственность является сакрализированной и воспроизводится в локальных сообществах как высшая ценность.

Лирика. Оба типа обществ обладают собственной культурной и социально-психологической спецификой, своеобразной национальной психологией и национальными характерами (в частности, в связи с особой ролью религиозного фактора или существованием правовой системы особого рода). Все это порождает различия, создает феномен «других» политических систем и политических культур, которые «не лучше» и «не хуже» друг друга, а просто друг от друга отличаются, при этом нередко демонстрируя лучшую приспособленность к решению соответствующих каждому типу обществ политических проблем. Всё субъективно, будем работать.

 

 

Билет 41. Понятие региональных подсистем международных отношений. Региональные подсистемы и регионы на Востоке

По всеми глубоко любимому Воскресенскому

Во всем разнообразии теоретических макроподходов к исследованию МО один из самых продуктивных при анализе их регионального измерения – системный, ибо он отличается комплексностью. Он помогает наряду с теоретическими решать и практические задачи.

Вопросы региональных и субрегиональных подсистем, обусловленные новейшими трендами современных МО – глобализацией, регионализацией и фрагментацией, равно как и сами понятия региона и конкретного регионального членения мира, являются дискуссионными. Когда мир анализировали в категориях биполярного взаимодействия, наличие региональных и субрегиональных подсистем не вызывало сомнений и больших споров, поскольку было подчинено логике глобальной проблематики. После распад биполярной системы ситуация осложнилась и возникли вопросы, на которые пока нет однозначного либо вполне конкретного ответа.

Каковы могут быть критерии членения мира в условиях переживаемого нами переходного периода? Возникают и более конкретные вопросы: является ли Южная Азия регионом (т.е. составляет ли она региональную подсистему) или же это субрегион (и соответствующая субрегиональная подсистема)? Каково взаимоотношение между АТР и Восточной, Южной, Северо-Восточной и Юго-Восточной Азией (каждая отдельно) не в географическом смысле, а в плане образования региональных и субрегиональных подсистем международных отношений и т.д.

Главные свойства любой системы: 1) ее взаимосвязь со средой (внешняя характеристика), устанавливающая ее внутренние основные черты; 2) целостность, т.е. внутренне единство, принципиальная невозможность свести качества системы к сумме атрибутов составляющих ее элементов; 3) гомеостаз, или соблюдение некоего динамического равновесия, гарантирующего поддержание параметров в определенном диапазоне; 4) информативность, т.е. методы воплощения информационной сущности и способов кодировки передаваемых системой сообщений (ее семантика и семиотика).

Еще одно важное свойство системы – ее безопасность, причем это понятие имеет две стороны: внешнюю, определяющую воздействие субъекта на среду, и внутреннюю, характеризующую качества сопротивляемости объекта по отношению к влияниям среды. Внешняя безопасность – способность системы взаимодействовать со средой таким образом, чтобы не происходили необратимые изменения или нарушения важнейших параметров, обуславливающих допустимое состояние среды. Внутренняя безопасность – характеристика целостности системы , т.е. ее способность поддерживать свое нормальное функционирование в условиях внешних и внутренних воздействий. Из этого следует, что цель безопасности – выявление угрозы распада системы для своевременного принятия мер по недопущению такого процесса.

Членение мира на региональные подсистемы исходит из определения международно-политического региона. Это привязанная к территориально-экономическому комплексу (основывающемуся на однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, национально-культурных условий, мотивирующих его выделение) региональная совокупность явлений международной жизни, объединенных общей структурой и логикой таким образом, что эта последняя и историко-географические координаты ее существования взаимообусловлены.

Если сходить главным образом из географических параметров, то можно выделить: георграфические макрорегионы – Азию, Африку, Европу, Австралию и Океанию; мезорегионы – Центральную, Северную, Южную Америку, Европу, Австралию и Океанию, Северо-Восточную, Юго-Восточную, Южную, Западную и Центральную Азию, Северную (арабскую) Африку и Африку южнее Сахары, а также субрегионы с подразделениям: Америки на Центральную, Северную и Южную, Европы – на Северную, Восточную, Западную, Центральную и Южную, а Западное, точнее Юго-Западной, Азии – на Ближний и Средний Восток.

По историко-культурным параметрам тоже вычленяются соответствующие регионы: китайский, корейский, вьетнамский (Вьетнам, Лаос, Камбоджа), индийский (Индия, Непал, Бутан, Шри-Ланка), индо-иранский (Пакистан, Афганистан, Иран, Таджикистан), тюркский, арабский, российский (Россия, Украина, Белоруссия). К культурно-религиозным макрорегионам обычно относят: конфуцианско-буддийский, индуистский, мусульманский, православный, западнохристианский, латиноамериканский, африканский, тихоокеанский.

Иногда исследователи делят Азию на Южную, Юго-Восточную и Восточную, Ближний и Средний Восток и государства Центральной Азии. При этом ряд исследователей считает, что Афганистан принадлежит скорее региону Ближнего и Среднего Востока, чем Южной Азии, в которую объединяют семь государств Южноазиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК). В соответствии с той же логикой сочетания исторических и геоэкономических параметров десять стран Юго-Восточной Азии образуют ассоциацию ее государств (АСЕАН).

Согласно всем этим рассуждениям, сегодня с некоторой степенью определенности можно говорить о панамериканской, европейской, африканской, азиатской региональных подсистемах МО и сообразных этим подсистемам международно-политических региона, а также о некоторых более или менее четко очерченных субрегиональных подсистемах – западноевропейской, североамериканской, южноамериканской. Выделяются также Ближний Восток, Средний Восток, Восточная Азия, Южная Азия, Северо-Восточная Азия, Юго-Восточная Азия и АТР как части азиатской подсистемы МО, в которых Ближний и Средний Восток, АТР, Южная Азия группируются в региональные подсистемы.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.117.38 (0.027 с.)