Обязательства с множественностью субъектов на стороне должника или на стороне кредитора



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Обязательства с множественностью субъектов на стороне должника или на стороне кредитора



Если они неделимые, то солидарные. Солидарность может быть активная и пассивная. Активная солидарность имеет место при множественности лиц на стороне кредитора (например, сособственники дома выступили заказчиками по договору о ремонте этого здания). Пассивная солидарность имеет место при множественности лиц на стороне должника (например, сонаследники по обязательству о предоставлении индивидуально-определенной вещи из состава наследства).

Солидарность может быть кумулятивная (накопительная) и элективная (избирательная). При кумулятивной солидарности исполнения в полном объеме можно требовать от каждого из содолжников. Такая солидарность имела место при деликтах, совершение которых по римскому праву порождало обязательство уплатить установленный законом штраф в пользу потерпевшего. Каждый из сопричинителей вреда отвечал перед потерпевшим в полном объеме, то есть уплачивал полную сумму штрафа. Исполнение, произведенное одним соучастником, не освобождало других причинителей вреда от аналогичного обязательства возникшего из того же основания (из совместно совершенного неправомерного причинения вреда, то есть из деликта). Таким образом, можно сказать, что кумулятивные солидарные обязательства хотя и возникали из одного основания, но были независимы друг от друга. Кумулятивная солидарность может быть только пассивной.

При элективной солидарности исполнение, произведенное одним из содолжников кредитору (или одному из сокредиторов) освобождает от обязательства остальных содолжников (и погашает право требования остальных сокредиторов).

В классический период элективные солидарные обязательства были корреальные, в постклассическом - солидарные в собственном смысле слова. При элективной солидарности корреальные обязательства погашались в момент предъявления иска кредитором (или одним из сокредиторов) к должнику (одному из содолжников). Моментом предъявления иска считался момент литисконтестации. Напротив, солидарные обязательства в собственном смысле слова погашались только исполнением. Практическое отличие состоит в том, что в случае, если при пассивном корреальном обязательстве иск был предъявлен против одного из содолжников, а тот оказался банкротом, и получить удовлетворение своих притязаний в полном объеме кредитору не удалось, он уже не может судиться с другим содолжником для того, чтобы довзыскать остаток долга. Таким образом, при корреальном обязательстве выбор одного из содолжников в качестве ответчика был на риске кредитора. Существование корреальных обязательств было связано с принципами римского формулярного процесса, когда считалось, что при литисконтестации происходит необходимая новация (novatio necessaria), то есть обновление обязательства, при котором прежнее обязательство прекращается точно так же, как если бы оно было исполнено, и возникает новое обязательство. Естественно, новое обязательство было уже не с множеством лиц на стороне должника, а с одним должником, который был ответчиком. В постклассическом римском праве, в связи с заменой формулярного процесса экстраординарным процессом2, основание существования корреальных обязательств отпало.

С другой стороны, при элективном солидарном обязательстве в собственном смысле слова обязательство сохраняется до момента его реального исполнения. Таким образом, присуждение одного из содолжников при его последующей несостоятельности не погашает обязательства остальных содолжников. С них еще можно взыскать то, что не удалось получить с первого содолжника. Именно этот порядок был закреплен в Кодексе Юстиниана.

В классическом римском праве исполнение солидарного (корреального) обязательства само по себе никак не влияло на взаимоотношения содолжников и сокредиторов по такому обязательству. <OPENTEST3< FONT>Для содолжника, который произвел исполнение, не существовало «права регресса» в отношении остальных солидарных содолжников, то есть права требовать от них возместить ему то, что было им исполнено за всех. Считалось, что он уплатил свой собственный долг, и во всяком случае не действовал как представитель остальных содолжников. Точно также тот кредитор, которому было произведено исполнение, не обязывался только в силу данного факта разделить полученное с остальными сокредиторами. Отношения сокредиторов и содолжников в связи с фактом исполнения солидарного обязательства определялись самостоятельно, исходя из характера того правоотношения, которое существовало между ними, и того, которое послужило основанием для возложения на них солидарной ответственности. Так, если они были связаны договором товарищества, то такой договор предполагает участие всех товарищей в прибылях и убытках, связанных с ведением общего дела. То есть, как считали римские юристы, право регресса вытекало не из самого солидарного обязательства, а из того правоотношения, которое лежит в основании солидарности. Если это правоотношение регресса не предполагало, то его и не было, несмотря на то, что содолжник освободился от обязательства за счет лица, уплатившего долг. Аналогичным образом обстояло дело, если должник договорился с кредитором о новации долга, так что обязательство утратило множественность лиц на стороне должника, и тот должник, который произвел новацию, оставался единственным должником по новому обязательству, освободив таким образом остальных своих содолжников. Точно также обстояло дело, и если должник произвел зачет солидарного обязательства и того долга, по которому он сам был кредитором истца - кредитора по солидарному обязательству. Если же по вине должника наступила невозможность исполнения, виновный должник оставался ответственным, освободив остальных от обязательства.

Несправедливость отсутствия в римском праве самостоятельного права регресса пытались преодолеть в преторском праве. По крайней мере, если кредитор предъявлял иск к солидарному содолжнику, допускалось формулирование иска таким образом, что он часть долга взыскивает с ответчика как с основного должника, а часть – как с поручителя (то есть вводилась фикция поручительства одного солидарного должника за других). Это делалось для того, чтобы дальше содолжник, который произвел исполнение, мог произвести взыскание соразмерной части уплаченного с другого содолжника по модели взыскания поручителем с основного должника того долга, который был уплачен кредитору поручителем за этого должника. Изъяном такого порядка было то, что предъявление иска именно в этой формуле в конечном счете зависело от усмотрения истца, который, впрочем, действовал под давлением магистрата. Претор мог отказаться принимать иск в иной формулировке. Но, по крайней мере, должник мог заинтересовать истца в разделении иска, предложив ему, например, прощение другого долга, по которому данный ответчик выступал кредитором данного истца (если этот долг, не будучи однородным по отношению к солидарному обязательству, по которому производилось взыскание, не подлежал зачету).

В постклассическом праве императоры Максимиан и Диоклетиан прямо установили право регресса должника, который произвел исполнение солидарного обязательства, против его содолжников. Для этого достаточно было доказать сам факт платежа по обязательству.

Что касается активной солидарности, то она, как правило, возникала на основании договора товарищества. Однако, могло быть и так, что имеет место активная солидарность притом, что никакие правоотношения не связывают этих сокредиторов (например, определенная сумма завещана «церкви в городе А или в городе Б»). В подобном случае действует принцип превенции, то есть деньги получит тот из кредиторов, кто первым истребует эту сумму. Если обязательство прекращено новацией или прощением долга в форме акцептиляции, или кредитор примет нечто вместо надлежащего исполнения (например, деньги вместо вещи), то обязательство естественно будет погашено. Опять же последствия этих действий одного из сокредиторов зависят от того, связан ли он каким –либо правоотношением с другими сокредиторами. Применительно к активной солидарности следует отметить, что Юстиниан отменил погашающее действие литисконтестации только по отношению к солидарным должникам, но не солидарным кредиторам. Таким образом, предъявление иска одним из солидарных кредиторов во все времена погашало право требование остальных, поскольку происходила «необходимая новация» обязательства. Таким образом, после предъявления иска должник уже был не праве произвести исполнение другому солидарному кредитору, а последний – требовать исполнения.

Некоторые основания прекращения обязательств приводят не к прекращению обязательства со множественностью лиц на стороне должника или кредитора, а к выбыванию из этого обязательства одного из содолжников (или одного из сокредиторов). Таковы суть: pactum de non petendo, capitis deminutio, confusio, concursus causarum lucrativum.

§ 4. Договор

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 230; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.006 с.)