Отдельные виды прав на чужие вещи в римском праве.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отдельные виды прав на чужие вещи в римском праве.



<CLOSETEST10< FONT>Эмфитевзис - отчуждаемое наследственное право аренды чужого сельскохозяйственного участка. Сначала в римском праве была т.н. вектигальная аренда (ius in agri vectigali), когда государство или муниципий сдавали свои земли за определенную плату (vectigal) в наследственную аренду с формулировкой "на 100 лет и более"(in annos centenos pluresve) или "навечно" (in perpetuum).

Пока аккуратно вносится vectigal, земля не может быть отобрана ни у самого арендатора, ни у его правопреемника. (D.6.3.1)

В императорскую эпоху для обозначения этого вида прав стали использовать греческое слово эмфитевзис (насаждения), или употребляли выражение ius perpetuum указывающее на характерную черту данного права - его бессрочность. Оно стало использоваться не только в отношении государственных и муниципальных земель, но и частных земель тоже.

По объему правомочий право эмфитевзиса аналогично праву собственности. Арендатор может владеть, пользоваться, распоряжаться и извлекать доход. Он может даже в определенных пределах изменять назначение участка (сделать из пастбища пашню), но не имеет права его портить.

Уже в преторском праве такая наследственная аренда получила вещную защиту - по аналогии бессрочному арендатору предоставили право на все те иски, которыми мог воспользоваться собственник (виндикационный, негаторный, публицианов иск и конфессорный иск). Предоставили ему и самостоятельный интердикт для защиты владения. Чтобы теоретически обосновать такую возможность (ведь арендатор это держатель, а не владелец - он владеет вещью как чужой, а не как своей), данная ситуация рассматривалась юристами не как владение вещью, а как владение правом (iuris quasi possessio).

Ввиду широты объема правомочий обладателя эмфитевзиса и бессрочности данного права среди юристов был спор о том, считать ли договор об установлении эмфитевзиса куплей-продажей или арендой. В пользу аренды все-таки говорил тот факт, что право эмфитевзиса носило зависимый характер, он вынужден был платить за свое пользование ежегодную плату (canon) и на него налагался ряд стеснений.

Эмфитевзис можно отчуждать и закладывать, а также можно обременять участок сервитутами и устанавливать сервитуты в его пользу на срок действия эмфитевзиса.

Хотя субъект данного права мог отчуждать и закладывать свое право, у собственника было право преимущественной покупки или, если он соглашался на продажу эмфитевзиса третьему лицу - право на 2 процента покупной цены. Законом устанавливалось определенное обязательное отчисление в пользу собственника и при безвозмездном отчуждении.

Собственник мог не разрешить любое отчуждение inter vivos, но только при наличии уважительных причин. На обдумывание своего решения собственник имел 2 месяца.

<QUEST7< FONT>Если отчуждение было произведено без разрешения собственника, то собственник может по суду лишить обладателя эмфитевзиса принадлежащего тому права.

Кроме того, эмфитевзис мог быть прекращен если арендатор не платит арендную плату в течение 3 лет подряд (если арендодатель церковь - то двух).

Также эмфитевзис мог быть прекращен при неуплате в течение 3-х лет подряд налогов и повинностей за пользование вещью, которые также лежали на эмфитевте.

Впрочем, договором об установлении эмфитевзиса эти правила могли быть изменены.

Прекращался эмфитевзис в судебном порядке по иску собственника, и тогда право собственности автоматически восстанавливалось в полном объеме.

Кроме случаев прекращения эмфитевзиса по суду за нарушение обладателем эмфитевзиса своих обязанностей, данное право также прекращалось с физической или юридической гибелью участка, ввиду отказа обладателя эмфитевзиса от своего права, а также ввиду слияния в одном лице собственника и субъекта права эмфитевзиса.

Еще один возможный случай - прекращение эмфитевзиса ввиду приобретения полного права собственности на участок по давности третьим лицом.

Установление эмфитевзиса.

Данное право могло быть установлено

1. По судебному решению.

2. Согласно завещательному распоряжению собственника, если он - физическое лицо.

3. По давности (спорно).

4. По договору (основной способ).

Спор о природе данного договора (купля-продажа или аренда) разрешился в позднеримском праве специальным законом императора Зенона, который указал, что это особый тип договора, не сводимый к двум вышеупомянутым (contractus emphyteuticarius).

Практическое значение этот спор имел в том отношении, на ком лежит риск случайной гибели или повреждения земельного участка. Если это купля-продажа, то на обладателе эмфитевзиса, если это аренда, то на арендодателе - собственнике.

Зенон избрал компромиссный вариант - эмфитевт должен был нести ответственность за поправимые убытки, а собственник отвечал за гибель вещи при наступлении форс-мажорных обстоятельств.

Переход уже существующего эмфитевзиса.

1. На основании традиции участка со стороны эмфитевты.

2. На основании права наследования и завещательного распоряжения.

3. На основании судебного решения о разделе общей собственности.

4. На основании приобретения уже существующего эмфитевзиса по давности.

Суперфиций - '"право застройки". (Подробнее см.: Дигесты Юстиниана / Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2005. С. 17)

<OPENTEST6< FONT>Также как и эмфитевзис это возмездное отчуждаемое наследственное право владения, пользования и извлечения доходов. Однако, объектом суперфиция являлся не земельный участок, как при эмфитевзисе, а здание на чужой земле. Это право могло существовать и в отношении какой-то части здания, например, одного этажа.

Появление суперфиция связано с правилом римского права - superficies solo cedit (постройка следует судьбе земельного участка, поскольку считается его неотъемлемой частью).

Застройщик приобретал право суперфиция на построенное на чужой земле по договору с собственником здание. Суперфиций мог появиться на основании завещательного распоряжения, либо судебного решения, и некоторые юристы допускали возможность его установления по давности. Однако, основным способом установления суперфиция был договор с собственником. Это был либо договор аренды, если платежи за суперфиций вносились периодически (ежегодно - pensio, solarium), либо купли-продажи, если платеж осуществлялся единовременно. Однако, особенностью данного отношения было то, что даже при установлении суперфиция на основании купли-продажи считалось, что собственником земельного участка со зданием на нем остается продавец, а покупатель приобретает лишь право пользования этой чужой собственностью. То есть продавалась не сама вещь, а ограниченное право ее использования. По этой причине среди юристов были споры о том, нужна ли традиция для перехода суперфиция от собственника к приобретателю, или уже сам договор об установлении суперфиция имеет вещный характер, то есть с момента заключения создает у приобретателя право суперфиция. Точка зрения о вещном характере самого договора об установлении суперфиция в конце концов возобладала.

Впрочем, фактически объем правомочий суперфициария был аналогичен объему правомочий собственника. Он мог даже ухудшать вещь (например, снести часть дома или перестроить его). Он же нес и все обременения, связанные с вещью (налоги, повинности).

Суперфициарий мог отчуждать и закладывать свое право на здание, при этом в отличие от эмфитевзиса при отчуждении суперфиция на возмездном основании у собственника земли не было ни права преимущественной покупки, ни права на отчисление ему какого-то процента от покупной цены, уплаченной третьим лицом (laudemium). Допускалось и установление суперфициарием сервитута на здание в пользу третьего лица (на срок действия самого суперфиция).

Изначально допускалось установление суперфиция и не постоянного, а на время, но в кодексе Юстиниана суперфиций уже подобно праву собственности рассматривается как право бессрочное, которое может быть прекращено только в специально предусмотренных случаях.

В преторском праве суперфиций обособился от обычной аренды, приобретя характер вещного права. Это произошло после того, как претор признал за суперфициарием право на специальный интердикт - interdictum de superficies- направленный за защиту владения зданием. Однако, поскольку римское право не признавало возможности двойного владения зданием, а суперфициарий не мог считаться юридическим владельцем, так как не имел animus possidendi, то как и в случае узуфрукта и узуса за ним было признано владение правом (как бестелесной вещью), а не самим зданием.

Затем уже суперфициарию предоставили по аналогии и право на те иски, которыми обладал собственник - виндикационный иск, негаторный иск, конфессорный иск для защиты обладания сервитутами, установленными в пользу здания, которое было объектом сервитута. Признали за ним право и на Публицианов иск (то есть например не доказывая правомерность его договора о приобретении суперфиция, - например того факта, что тот, кто в качестве собственника предоставил ему суперфиций, на самом деле являлся собственником, cуперфициарий мог предъявить иск против любого недобросовестного приобретателя данного здания). Суперфициарий имел право и на такие средства защиты своего права, как заявление протеста против нового строительства (operis novi nuntiatio) и гарантия на случай возможного ущерба от соседней постройки (cautio damni infecti).

Когда суперфиций обособился от обычной аренды, римские юристы сначала стали его рассматривать как разновидность сервитутов. В Новеллах Юстиниана суперфиций для некоторых случаев приравнен к эмфитевзису.

В период рецепции римского права в Средние века европейские юристы признали суперфиций и эмфитевзис разновидностью права собственности, поскольку они исходили из концепции "разделенной собственности". При этом право собственника земельного участка они называли dominium directum - "непосредственная собственность", а право обладателя суперфиция или эмфитевзиса - dominium utile - "собственность по аналогии".

Если отпадает собственность по аналогии (dominium utile), непосредственная собственность в силу присущего этому праву качества "эластичности" автоматически восстанавливается в полном объеме.

Эту теоретическую эволюцию от ограниченного вещного права к разновидности права собственности суперфиций претерпел из-за своего характера, который заставлял воспринимать его как право, имеющее абсолютную защиту, и по своему объему также аналогичное праву собственности, а значит, ничем от него не отличающееся.

Cервитуты

Древнейшим видом ограниченных вещных прав были земельные сервитуты. Их существование зафиксировано уже в Законах 12 Таблиц. Все остальные ограниченные вещные права (эмфитевзис, суперфиций, группа прав, объединенных в категорию «личные сервитуты», залог) оформились лишь в преторском праве, когда претор признал за такого рода отношениями такие свойства как право следования и абсолютная защита (то есть управомоченность субъекта данного права на вещный иск), а также предоставил субъектам этих прав владельческую защиту (по аналогии с защитой юридического владения). Поскольку сама по себе такая аналогия требовала теоретического объяснения, юристы прибегли к конструкции «владения правом» как «бестелесной вещью». Впервые эта конструкция была применена к сервитутам, потом распространена и на другие виды прав на чужие вещи.

<CLOSETEST9< FONT>Сервитуты представляют собой вещные права пользованиячужой вещью. Некоторые из них предоставляют пользование чужой вещью конкретному лицу, как, например, <OPENTEST4< FONT>право пожизненного пользования с извлечением доходов (узуфрукт - ususfructus). Пока это лицо существует, оно может пользоваться вещью, и извлекать от пользования ею доход. Соответственно, право собственника на это время замирает. Сервитуты такого рода, связанные с определенным лицом, называются личными сервитутами (servitutes personarum).

<OPENTEST8< FONT>Другие сервитуты предоставляют право пользования не данному конкретному лицу, а всякому собственнику соседнего земельного имения, которое в таком пользовании объективно нуждается.

Предиальные сервитуты связаны с определенным земельным участком. Они призваны восполнять естественные недостатки данного участка путем использования соседнего участка. Например, изолированный со всех сторон чужими землями участок нуждается в установлении сервитута – права прохода, прогона скота, провоза грузов. В противном случае его использование по назначению просто невозможно. Участок, на котором отсутствует источник воды, нуждается в установлении сервитута – права провести водопровод через участок соседа, или права черпать воду из источника воды на соседнем участке. Участок, в пользу которого установлен сервитут, называется «господствующий участок» (praedium dominans). Участок, на который установлен сервитут, называется «служащий участок» (praedium serviens). Субъектом предиального сервитута является любой собственник господствующего участка. Таким образом, субъектом сервитута является любой правопреемник первого приобретателя сервитута, независимо от того, стал он собственником участка в порядке универсального правопреемства (как наследник) или сингулярного правопреемства (как покупатель, легатарий, получатель дара и т.п.). Римское право признает и приобретение сервитута лицом, ставшим собственником земельного участка по давности владения (хотя здесь речь о правопреемстве не может идти). Именно связанность сервитута с земельным участком породила уже в период рецепции римского права теорию «юридической личности господствующего участка». Согласно этой теории субъектом сервитута является сам земельный участок как юридическое лицо. В пользу этой теории указывалось на включение римским юристом Цельсом земельных сервитутов в число свойств господствующего участка. Кроме того, сами римляне говорили о том, что «сервитут принадлежит участку», «причитается участку».

Предиальные сервитуты делятся на сельские и городские. Сельские сервитуты устанавливались в пользу сельскохозяйственного или иного незастроенного участка, городские – в пользу здания (независимо от того, располагалось ли здание в городе или в сельской местности). Если “господствующий участок” предназначен для ведения сельского хозяйства, то сервитут, установленный в целях использования этого участка по назначению, будет сервитут сельский; а если “господствующий участок” предназначен для построек, то сервитут будет отнесен к числу городских, даже если постройка находится в сельской местности.

К числу сельских сервитутов относились право прохода, провоза грузов, прогона скота, право водопровода, черпания воды, добычи глины и песка и др.

К числу городских сервитутов относились права опереть на стену соседнего дома балку, водосток, собственную стену, право сделать выступ (балкон), нависающий над соседним участком и др. Городские сервитуты делились на «положительные» и «отрицательные». Все ранее перечисленные сервитуты относились к числу «положительных». Их содержанием были собственные действия субъекта сервитута в отношении соседнего здания, к претерпеванию которых обязывался собственник служащего участка. Однако существовала и целая группа «отрицательных» сервитутов, содержанием которых являлась лишь обязанность собственника служащего участка воздерживаться от действий по осуществлению своего права. Эти сервитуты можно объединить общим понятием «право света и вида». Субъект такого сервитута имел право требовать от соседа воздерживаться от надстраивания своего здания выше определенной высоты, от постройки на соседнем участке любых сооружений, посадки растений, и складирования материалов, загораживающих свет или вид для окон господствующего дома.

Сервитуты, которые обычно принадлежат строениям, могут в отдельных случаях служить сельским участкам, например, свободный вид – парку, а право опереть балку на стену соседа – винограднику. В этом случае такие сервитуты признаются сельскими. С другой стороны, дорожные и водопроводные сервитуты могут существовать в пользу строения, и тогда они являются городскими. В Дигестах встречается и пример установления отрицательного сельского сервитута в виде запрета на промысел, конкурирующий с промыслом, осуществляемым с господствующего участка (лов тунца). ( Подробнее см.: Ваке А. Свобода договора и оговорки о профессиональных ограничениях в римском и современном праве // Цивилистические исследования. Вып. II. / Под ред. Б.Л. Хаскельберга, Д.О. Тузова. Москва. “Статут”. 2006. С. 545 – 547)

Но в принципе, сельские сервитуты, как правило, осуществляются преимущественно посредством деятельности субъекта сервитута (как, например, дорожные сервитуты), а городские сервитуты осуществляются либо посредством запрещения определенных действий на соседнем участке (право света и вида), либо неким сооружением (балка или водосток, опертые на стену соседа, стена, пристроенная к стене соседа, и т.п.).

Позднее, чем предиальные сервитуты, возникли личные сервитуты По всей видимости, самым ранним способом их появления были завещательные распоряжения. Например, завещая свой дом законным наследникам, завещатель предоставлял другому лицу право пожизненного проживания в нем. Личные сервитуты существуют уже примерно со II в. н.э.

Римскому праву известны четыре: категории личных сервитутов:

1. Узуфрукт (ususfructus), право пожизненного пользования вещью и ее плодами (usus и fructus). Пожизненный пользователь (узуфруктуарий) имел право пользоваться не только лично, но и сдавая пользование в аренду, продавая плоды и т.д.

2. Узус ( usus)– право пользования вещью, с правом на извлечение плодов лишь в пределах личных нужд, без права их продавать, или без такового.

3. <OPENTEST1< FONT>Право пожизненного проживания в чужом доме (habitatio)

4. Право личного пользования трудом чужого раба или животного (jus operae servorum vel animalium).

Нормы относительно личных сервитутов вырабатывались римскими юристами, главным образом, в связи с толкованием завещательных распоряжений (завещательных отказов).

<QUEST8< FONT>Объектом личного сервитута мог быть и земельный участок, однако от этого личный сервитут (узуфрукт или узус) не становился предиальным. Он оставался сервитутом, связанным не с господствующим участком, а с личностью определенного лица - субъекта данного права, и прекращался со смертью этого субъекта. Между тем, предиальный сервитут теоретически мог существовать вечно – до тех пор, пока господствующий и служащий участок сохраняются в прежних границах, и продолжает существовать практическая необходимость в наличии данного сервитута. Кроме того, предиальный сервитут был правом использовать соседний участок в определенном отношении (право проходить, проложить водопровод, прогонять скот и т.д.), в то время как узус и узуфрукт предполагали всевозможное использование объекта данного права, а узуфрукт давал возможность еще и извлекать от него доход.

Изначально предиальные и личные сервитуты теоретически не сливались в одну категорию сервитутов. Этот термин юристами эпохи Республики применялся только к предиальным сервитутам.

<CLOSETEST17< FONT>Как личный, так и предиальный сервитут представляет собой вещное право на чужую вещь, поскольку дает хотя и ограниченное, но непосредственное право пользования вещью. К кому бы ни перешло право собственности на служащую вещь, она все равно будет оставаться объектом такого пользования, независимо от воли ее собственника. Этим сервитут отличается от различных обязательственных отношений, предоставляющих право пользования чужой вещью. <QUEST10< FONT>Так, например, по римскому праву, где найм вещей (аренда) был чисто обязательственным отношением, покупатель арендованного дома мог выселить из него квартиранта, а тот в подобной ситуации, имея только вытекающее из договора аренды обязательственноеправо по отношению к арендодателю, имел лишь право требовать от последнего возмещения убытков ввиду неисполнения тем обязательства. Иначе обстоит дело, если право пользование является сервитутом, например, узуфруктом.: Такого пожизненного пользователя (узуфруктуария) никак не затрагивает продажа имения, совершенная собственником, поскольку его право имеет абсолютный характер и действует против всякого третьего лица, включая нового собственника. Иначе говоря, все третьи лица, включая собственника, обязаны воздерживаться от нарушения ограниченной власти узуфруктуария над вещью.

Принципы сервитутного права.

1. Поскольку земельный сервитут связан с господствующим участком, а не с конкретным лицом, он должен представлять собой объективную пользу для этого участка. Он должен быть объективно необходимым для его нормального хозяйственного использования. Последнее понимается достаточно широко. Например, возможен сервитут водопровода для устройства фонтана.

2. Участки должны быть смежными. Впрочем, для городских сервитутов допускалось и отсутствие соседства, лишь бы один участок мог служить другому (как при праве света и вида).

3. В архаический период римского права исходили из необходимости постоянства в существовании сервитута. Однако в классическом римском праве допущено существование сервитута на срок или под условием.

4. В архаический период римляне допускали установление лишь известных, признанных типов сервитутов. Новые типы сервитутов лишь постепенно признавалсиь в преторском праве. Однако в постклассическом праве повидимому допускалось установление любого сервитута, лишь бы его содержанием было доставление известной выгоды (пользы – utilitas) господствующему объекту недвижимости.

5. Пользу сервитута должны гарантировать естественные свойства служащего участка (causa perpetua). По этой причине, например, установление сервитута водопровода возможно было только применительно к естественному источнику воды, но не искусственному пруду или тем более цистерне для сбора дождевой воды.

6. В виде сервитута могло выступать установление субъективного права, противоположного по содержанию тем ограничениям, которые установлены соседским правом (право на эмиссии больше, чем связанные с нормальным использованием участка, допускаемые соседским правом). Однако, с помощью установления сервитута можно устранить ограничения, налагаемые соседским правом, но не ограничения в пользу публичных интересов. Так, нельзя устранить запрет, ограничивающий высоту зданий, и установленный муниципальным строительным регламентом. Однако можно установить сервитут, заставляющий терпеть постройку, загораживающую свет и вид, если право на воспрещение такой постройки вытекало из сложившегося порядка пользования (и таким образом представляло собой элемент соседского права согласно принципу «первый по времени – сильнее по праву».

7. Римляне считали невозможным существование сервитута на собственную вещь. По этой причине они признавали, что <OPENTEST7< FONT>при слиянии в одном лице субъекта господствующего и служащего участков сервитут автоматически прекращается, поскольку право собственности как более полное право поглощает любое ограниченное вещное право. В данном случае происходит “конфузия”, слияние сервитута с более полным правом – правом собственности (confusio). В дальнейшем при отчуждении одного из участков третьему лицу требовалось устанавливать сервитут вновь. Однако из этого правила были исключения. Так, если один участок находился в общей собственности, и второй приобретался одним из сособственников, сервитут оставался в неприкосновенности. Дело в том, что земельный сервитут неделим. Он принадлежит нераздельно всем сособственникам. Таким образом, как считали римляне, несмотря на слияние в одном лице собственника служащего и сособственника господствующего участка (или наоборот), сервитут продолжает существовать, поскольку его удерживают другие сособственники.

8. Сервитут не может обязывать собственника служащего участка к положительным действиям (он либо терпит чужие действия при «положительном» сервитуте, либо воздерживается от собственных действий при «отрицательном» сервитуте). Во исключение из этого правила при сервитуте – праве опереть балку на стену соседа собственник служащего здания обязан был поддерживать в надлежащем состоянии ту часть здания, на которую опирается балка. Впрочем, это может объясняться обязанностью собственника не препятствовать реализации сервитута. Во всех остальных случаях обустройство приспособлений, необходимых для осуществления сервитута, и их ремонт (например, дороги), являются обязанностью сервитуария (по умолчанию, но договором может быть установлено иное, однако это условие договора имеет обязательственный характер).

9. «Не может быть сервитута на сервитут”– например, пожизненного пользования правом проезда.

Приобретение сервитутов.

Для манципируемых земель в Италии существовал следующий порядок установления сервитутов:

1. вещный легат (legatum per vindicationem) - легат сервитута представлял собой завещательное распоряжение, по которому завещатель обременял сервитутом свое имение в пользу чужого имения после своей смерти. Также посредством такого распоряжения завещатель мог, передавая легатарию в собственность одно из своих имений, установить этому имению сервитут на другое свое имение, которое завещано иному лицу;

2. манципация сервитута. Поземельные сервитуты были единственным видом вещных прав, признанным цивильным правом, и они рассматривались как манципируемые «бестелесные вещи»;

3. in iure cessio – судебная уступка была более простым, чем манципация, способом установления сервитутов;

4. adiudicatio – раздел общей собственности, сопряженный с установлением сервитутов;

5. приобретательная давность (usucapio) – для сервитутов существовала в архаическом римском праве, но была отменена специальным законом Скрибония в 216 г. до н.э.;

6. <OPENTEST5< FONT>в источниках встречается единственный пример принудительного установления сервитута по суду – кладбищенский сервитут (право прохода к расположенной на участке могиле предков).

В отношении земель за пределами Италии сервитут устанавливался pactionibus et stipulationibus – «соглашениями и договорами». Договор (стипуляция) имел обязательственное значение, и являлся каузой для соглашения об установлении сервитута (pactum).

Часто способом установления сервитута выступал договор об отчуждении соответствующего объекта недвижимости, в качестве условия которого отчуждатель выговаривал себе право сервитута в отношении передаваемого приобретателю земельного участка.

Наряду с этим появляется и в Италии и в провинции квазитрадиция сервитута – его установление как бы передачей владения им. Она представляла собой фактическое осуществление сервитута при непротиводействии собственника и исполнении последним договора, служившего основанием установления сервитута.

Кроме того, все если собственник двух отдельных земельных участков, при жизни функционально связал их экономически общим предназначением, то если по его смерти участки наследовались двумя разными лицами, считалось, что им по умолчанию установлен сервитут одного участка в пользу другого, согласно тому порядку пользования, который фактически сложился при жизни наследодателя.

Во всех вышеописанных случаях претор (или наместник провинции) признавал за неформально установленным сервитутом абсолютную защиту и право следования.

В эпоху Юстиниана была признана возможность владения сервитутом (possessio iuris) и его приобретения по давности (longi temporis praescriptio).

Прекращение сервитутов.

1. Отказ собственника господствующего имения от сервитута. Для манципируемых участков в Италии отказ должен был быть таким же неформальным, как и приобретение. По этой причине для отказа от сервитута прибегали к судебной уступке (in iure cessio);

2. usucapio libertatis – приобретение по давности свободы от сервитута. Это было неиспользование сервитута в течение срока приобретательной давности. Данная ситуация очевидно мыслилась как обратное приобретение собственником утраченных им правомочий. Для положительных сервитутов срок приобретательной давности отсчитывался с момента последнего действия по осуществлению сервитута. Для отрицательных сервитутов давность текла с момента, когда собственник служащего участка произведет некое действие, нарушающее сервитутное право;

3. слияние в одном лице собственника господствующего и служащего участков;

4. полное уничтожение господствующего или служащего участка. Если участок уничтожен частично, то сервитут сохраняется, если он был установлен на весь участок, а не на его часть;

5. изменение вещи – mutatio rei – это такое изменение в состоянии местности, которое делает осуществление сервитута невозможным или бесполезным (например, заболачивание участка, на который было установлено право прохода).

Защита сервитутов.

В классическом праве вещный иск, которым защищался обладатель сервитута, назывался «виндикация сервитута», что отражало древний взгляд на сервитут как на бестелесную вещь. В Кодексе Юстиниана он уже именуется “конфессорный иск” (actio confessoria) – иск о признании. Его предъявление было направлено на признание права и получение от ответчика гарантий его ненарушения в будущем под угрозой штрафа (cautio de amplius non turbando).

По аналогии с защитой права собственности субъект сервитута имел право на все те иски, предъявление которых связано либо с действиями ответчика, стесняющими осуществление сервитута, либо с угрозой таких действий.

Кроме того, защита владения сервитутами осуществлялась преторскими интердиктами по аналогии с защитой владения вещами (сервитуты как «бестелесные вещи»).

Залоговое право.

Цивильное право не знало особого вещного залогового права. Известный ему <CLOSETEST7< FONT>фидуциарный залог представлял передачу кредитору права собственности на вещь должника с обязательством ее возврата в случае возвращения должником кредита. По цивильному праву должник даже не имел личного иска против кредитора на случай невозвращения им вещи после уплаты должником долга. Преторское право допустило в таком случае предъявление должником личного иска– actio fiduciae, присуждение по которому помимо обязанности возмещения материального вреда, влекло для кредитора и гражданское бесчестье (infamia).

Этот иск лишь отчасти облегчал положение. Если кредитор уже произвел отчуждение вещи, то личный иск– actio fiduciae– часто оказывался для него бесполезным, поскольку отсудить саму вещь уже было невозможно (кредитор распорядился ею как собственник), а иногда невозможно было добиться и возмещения ущерба (например, в случае несостоятельности кредитора).

По этой причине параллельно с фидуциарным залогом появляется иная форма залога – pignus, или “ручной залог”. Должник просто (без mancipatio и in jure cessio) передавал кредитору какую-нибудь из своих вещей не в собственность, а в простое владение, причем вся обеспечительная сила такого залога заключалась только в том, что кредитор мог удерживать вещь у себя, пока долг не будет уплачен. Как было показано ранее (см. раздел о владении), претор снабдил “производное владение” залогового кредитора самостоятельной интердиктной защитой не только против третьих лиц, но и против самого залогодателя. Но эта защита была, конечно, неполной, поскольку интердикты действовали против непосредственного нарушителя владения, но не против третьего лица, которому он передал захваченную вещь.

Таким образом, если фидуция ставила на первый план интересы кредитора, то при ручном залоге (pignus) уже интересы именно кредитора обеспечены крайне слабо. Требовалось найти правовые инструменты для того, чтобы с одной стороны, сохранив за должником право собственности, создать в руках кредитора вещное право на заложенную вещь, а с другой – определить это право как право на распоряжение вещью на случай неуплаты долга.

Кроме того, как при фидуции, так и при pignus, было одно общее неудобство, которое состояло во временном лишении должника фактического владения вещью. Между тем, сам кредит часто был нужен, например, для улучшения обработки той же самой земли, которая подлежала передаче в ручной залог кредитору. Получить кредит и одновременно сохранить у себя заложенную вещь должник мог, лишь попросив у кредитора переданную в залог вещь себе в precarium, т. е. во владение до востребования. Такие просьбы о precarium встречались часто, хотя не все римские юристы считали возможным взятие собственной вещи до востребования. (Дигесты Юстиниана. Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2005. С. 427). Но в таком случае должник оказывался в полной зависимости от кредитора, который в любой момент, даже до наступления срока платежа, мог потребовать выдачи вещи, и таким образом разрушить все хозяйственные расчеты должника. Развитие экономических отношений требовало создания такой формы реального обеспечения, при которой вещь, считаясь заложенной кредитору, до наступления срока платежа оставалась бы в руках должника. Особенно это было необходимо для кредитования под залог недвижимостей.

Новая форма залога, получившая впоследствии название ипотека (hypotheca) и сохранившая это название до сих пор, была заимствована римским правом из греческого. Ее суть состоит в оставлении заложенной вещи во владении должника, с предоставлением залоговому кредитору вещного права на предмет залога.

<OPENTEST11< FONT>Древнейшим случаем практического воплощения идеи ипотеки оказался залог движимости квартиранта или арендатора. С развитием найма квартир и мелких сельских участков установился обычай, что все привезенное с собой квартирантом или арендатором (мебель, сельскохозяйственные орудия и т.п.) закладывалось хозяину с целью обеспечения исполнения обязанностей по договору найма квартирантом или арендатором. Квартирант при этом оставался собственником и владельцем своей движимости, но в случае неуплаты квартирной платы кредитор мог не допустить вывоза вещей из квартиры. <OPENTEST10< FONT>В городах домохозяева часто под предлогом каких-либо нарушений со стороны квартиранта не давали ему вывезти свои вещи, и этим лишали его возможности переселиться на другую квартиру. Чтобы облегчить положение квартирантов, претор стал давать им особый интердикт - interdictum de migrando. ( Подробнее см. : Дигесты Юстиниана. Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2005. С. 449 - 451). В сельской местности, напротив, более затруднительным оказывалось положение арендодателей, поскольку, находясь вне постоянного надзора, арендатор легко мог вывезти вещи. Для того, чтобы предоставить арендодателям возможность получить эти вещи, преторский эдикт установил особое средство– Сальвиев интердикт (interdictum Salvianum). ( Подробнее см. : Дигесты Юстиниана. Том VI. Полутом 2. / Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2005. С. 451 - 453). Но этот интердикт был направлен только против самого арендатора, а не против третьих лиц, у которых могли оказаться вещи арендатора.

<OPENTEST9< FONT>Для того же, чтобы арендодатель мог истребовать вещи арендатора от третьих лиц, позже был установлен особый Сервианов иск (actio Serviana). Благодаря этому иску, право арендодателя на инвентарь арендатора приобрело характер настоящего вещного права, поскольку он получил право истребовать эти вещи от любого их фактического владельца.

В конце концов в римском праве классического периода был создан общий иск для всех тех случаев, когда по договору сторон залог установлен в форме ипотеки, то есть с сохранением как собственности, так и владения заложенной вещью у должника. Этот иск получил название «квазисервианов» (actio quasi-Serviana) или «вещный ипотечный иск» (actio hypothecaria in rem).

В случае неуплаты долга кредитор мог посредством этого иска истребовать заложенную вещь себе как от самого залогодателя, так и от любого третьего лица. В этом случае для кредитора не имели юридического значения последующие распоряжения залогодателя относительно вещи.

Признав вещный характер ипотеки, его затем признали и для случаев ручного залога (pignus), и вещный иск стал применяться и



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 174; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.011 с.)