Вопрос 11 «Адвокатская тайна: значение, предмет, правовое регулирование, процессуальные гарантии». 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вопрос 11 «Адвокатская тайна: значение, предмет, правовое регулирование, процессуальные гарантии».



 

Для адвокатской деятельности в силу ее публично-правового содержания и характерной направленности чрезвычайно важное значение имеет положение об охране адвокатской тайны, установленное законом в интересах отправления правосудия, ограждения доверительного характера отношений между адвокатом и доверителем и укрепления авторитета и общественного престижа адвокатуры.

Адвокатская тайна – особый аспект профессиональной этики адвоката. Из анализа положений п. 1 и 2 ст. 8 Закона об адвокатуре следует вывод о том, что адвокатская тайна – это любые сведения, связанные с обращением за оказанием юридической помощи и ее оказанием доверителю.

Согласно п. 2 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия. Адвокатская тайна – средство обеспечения доверия к адвокату, а также иммунитета доверителя. Профессиональная тайна является безусловным приоритетом деятельности адвоката, срок ее хранения не ограничен. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются (п. 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики) на факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей, все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу, сведения, полученные адвокатом от доверителей, информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи, содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных, все адвокатское производство по делу (полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей – п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре), условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем, любые иные сведения с оказанием адвокатом юридической помощи.

Адвокат не обязан отчитываться перед кем бы то ни было о формах и способах оказания юридической помощи, о том, какие сведения находятся в его распоряжении и каким образом он собирается их использовать.

Адвокат может предавать гласности сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, лишь с согласия доверителя и только в целях наилучшего обеспечения прав и интересов лица.

Условием, обеспечивающим возникновение адвокатской тайны, является возможность конфиденциального общения адвоката с его доверителем. Эта возможность предусматривается пп. 5) п. 3 ст. 6 Федерального закона, согласно которому адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. Гарантии реализации этого права адвоката при осуществлении им полномочий защитника в уголовном процессе содержатся в УПК РФ. В соответствии с пп. 3) п. 4 ст. 46 и пп. 9) п. 4 ст. 47 УПК РФ защитник может иметь свидания наедине и конфиденциально соответственно с подозреваемым и обвиняемым, без ограничения их числа и продолжительности, в том числе до первого допроса подозреваемого.

Однако важнейшей составляющей института адвокатской тайны является установленная законом невозможность вызова и допроса адвоката в качестве свидетеля о любых обстоятельствах, составляющих адвокатскую тайну. Фактически это означает предоставление адвокатам определенного свидетельского иммунитета, установленного в п. 2 ст. 8 Закона об адвокатуре, а также в ст. 56 УПК РФ и ст. 69 ГПК РФ. На основании указанных норм можно сделать следующий вывод: указанная процессуальная гарантия заключается в том, что адвокат в принципе не может быть допрошен в качестве свидетеля о каких-либо сведениях, которые стали ему известны в связи с оказанием им юридической помощи либо обращением к нему по поводу оказания юридической помощи.

С указанной процессуальной гарантией адвокатской тайны корреспондирует также положение ч. 1 п. 3 ст. 8 Федерального закона, согласно которой проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Данная норма является существенным дополнением к нормам гл. 52 УПК РФ, устанавливающим особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, включая адвокатов.

Однако не менее важной является обязанность самого адвоката не допускать разглашения в какой бы то ни было форме информации, составляющей адвокатскую тайну. Значимость указанной обязанности обусловливается тем, что именно адвокат владеет данной информацией в полном объеме, соединяя со сведениями, предоставленными доверителем, представление о юридической природе дела и перспективе разрешения существующей правовой проблемы. Именно последнее обстоятельство делает исключительно важным соблюдение адвокатской тайны самим адвокатом.

Конституционно-правовое истолкование института адвокатской тайны дано в определениях Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О «По жалобе гражданина Паршуткина Виктора Василье­вича на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 час­ти 2 статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокату­ре РСФСР» (абсолютность адвокатской тайны) и от 6 марта 2003 г. № 108-О «По жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевичана нарушение его конституционных прав пункта 2 части 3 статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации» (право адвоката дать свидетельские показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении каких-либо сведений).

Рассматривая этот вопрос более подробно, необходимо отметить следующее. Сформулированные в них правовые позиции, в соответствии со ст. 6, 79, 80 и 87 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федера­ции» являются общеобязательными и действуют непосредственно.

Первая. Гарантии конфиденциальности отношений адвоката с кли­ентом являются необходимой составляющей права на получение квали­фицированной юридической помощи как одного из основных прав че­ловека, признаваемых международно-правовыми нормами (ст. 14 Меж­дународного пакта о гражданских и политических правах, ст. 5 и 6 Кон­венции о защите прав человека и основных свобод).

Вторая. Юридическая помощь адвоката (защитника) в уголов­ном, административном и гражданском судопроизводстве не ограничи­вается процессуальными и временными рамками его участия в деле при производстве расследования и судебного разбирательства, она вклю­чает и возможные предварительные юридические консультации.

Третья. Адвокат освобожден давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника или представителя в уголовном деле и тем самым защищают конфиденциальность сведений, доверенных подза­щитным адвокату в связи с выполнением последним своих профес­сиональных функций (адвокатская тайна). Это правило действует вне зависимости от времени получения адвокатом сведений, составляющих адвокатскую тайну, и не ограничивает их сведениями, полученными лишь после того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого.

Запрет допрашивать адвоката о ставших ему известными обстоя­тельствах дела распространяется на сведения, полученные им также в связи с осуществлением защиты подозреваемого. Защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему как в связи с осуществлением защиты, так и при оказании другой юридической помощи.

Четвертая. Освобождение адвоката от обязанности свидетельст­вовать об обстоятельствах и сведениях, которые ему стали известны или были доверены в связи с его профессиональной деятельностью, служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ) и является гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собст­венной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица ис­пользована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (ч. 1 ст. 24; ст. 51 Конституции РФ).

Пятая. Информация, которая получена адвокатом независимо от времени и обстоятельств ее получения, в процессе профессиональной деятельности в рамках отношений с клиентом по оказанию ему квали­фицированной юридической помощи, является конфиденциальной и не подлежит разглашению.

Шестая. Освобождение адвоката от обязанности свидетельство­вать о ставших ему известными обстоятельствах в случаях, когда это вызвано нежеланием разглашать конфиденциальные сведения, не ис­ключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 462; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.23.215.230 (0.007 с.)