Историческая школа права в Германии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Историческая школа права в Германии



В самом конце XVIII в. в Германии зародилось и в первой половине XIX в. сделалось весьма влиятельным в изучении права особое направление исследовательской мысли. В центр своих теоретико-познавательных интересов оно поставило вопрос о том, как право возникает и какова его история.

Основоположником направления в юриспруденции, получившего наименование исторической школы права, является Г. Гроций (1764 — 1844) — профессор Геттингенского университета. Карл Фридрих Савиньи, Георг Фридрих Пухта – представители исторической школы.

Критиковали естественно-правовую доктрину и вытекавшие из нее демократические и революционные выводы. Критиковали за то, что эта доктрина доказывала необходимость коренного изменения существующего со средних веков политико-юридического строя и принятия государством законов, которые отвечали бы «требованиям разума», «природе человека», а фактически — назревшим социальным потребностям, т.е. общественному прогрессу.

Критиковали тезис регулировании общественной жизни позитивным правом как искусственной конструкцией, создаваемой нормотворческой деятельностью органов законодательной власти. Они утверждали, что действующее в государстве право вовсе не сводится лишь к совокупности тех предписаний, которые навязываются обществу как 6ы извне: даются сверху людьми, облеченными на то специальными полномочиями. Право (и частное и публичное) возникает спонтанно, а не по воле законодателя. Гуго де Гроот Гроцию принадлежит очень характерное сравнение права с языком. Подобно тому как язык не устанавливается договором, не вводится по чьему-либо указанию и не дан от бога, так и право создается не только (и не столько) благодаря законодательствованию, сколько путем самостоятельного развития, через стихийное образование соответствуюших норм общения, добровольно принимаемых народом в силу их адекватности обстоятельствам его жизни. Акты законодательной власти дополняют право, но «сделать» его целиком они не могут. Позитивное право производно от права обычного, а это последнее произрастает из недр «национального духа», глубин «народного сознания» и т. п

Вообще назначение действующих в государстве юридических институтов в том, чтобы служить опорой внешнего порядка, каким бы консервативным порядок этот ни был.

Представители верно подметили, что естественно-правовая доктрина имеет существенный недостаток – умозрительную (т.е. не доказанную) трактовку генезиса и бытия права. Истористы попытались истолковать становление и жизнь юридических норм и институтов как определенный объективный ход вещей. Этот ход, полагал Г. Гроций, совершается непроизвольно, приноравливаясь сам собой к потребностям и запросам времени, поэтому людям лучше всего не вмешиваться в него, держаться заведенных порядков.

К. Савиньи (1779 — 1861) считал, что с движением национального духа – стихийно эволюционирует и право. Динамика права всегда есть органический процесс в том смысле, что она сродни развитию организма из своего зародыша. Вся история права — медленное, плавное раскрытие той субстанции, которая, как зерно, изначально покоится в почве народного духа. На первом этапе своего развития право выступает в форме обычаев, на втором делается предметом обработки со стороны сословия ученых- правоведов, не теряя, однако, при этом связи с общим убеждением народа.

Положительные законы бессильны бороться со злом, встречающимся в жизни. В лучшем случае они способны помочь упорядочению обычного права и политической структуры, которые формируются естественно-исторически под влиянием происходящих в народном «духе» необъяснимых превращений.

С точки зрения Г. Пухты (1798 — 1846), бесцельно искусственно конструировать и в любое время предлагать людям ту или иную придуманную правовую систему. Созданная отдельно от самой истории жизни народного духа, она не может привиться обществу. Правовым установлениям свойственна органичность, которая выражается, помимо прочего, и в том, что стадии и ритмы развития права совпадают с ходом эволюции народной жизни.

К плюсу историзма можно отнести понимание права как человеческого установления, постепенно развивавшегося во времени в соответствии с жизню, «духом народа».

К минусам – постулирование неизменности народного духа, и рассмотрение развития права не как цепь качественных преобразований, а простое механическое развёртывание во времени изначального содержания народного духа.

На приведённых выше агументах историцисты защищали крепостничество, монархическую государственность, партикуляризм феодального права. Отвергали договорную теорию государства, право народа на революцию, разделение властей.

 

Классический европейский либерализм 19в. (Констан, Токвиль, Еллинек)

Буржуазия упорно боролась против реставрации старых порядков, сословных привилегий, настойчиво защищала свободу индивид и равенство всех перед законом. Антифеодальную идеологию буржуазии в первой половине XIX в. выражали многие талантливые политические мыслители.

Бенжамен Констана.

Стержень его политико-теоретических конструкций – проблема индивидуальной свободы.

Свобода для современного европейца – личная независимость, самостоятельность, безопасность, право влиять на управление государством. Прямое постоянное участие каждого индивида в отправлении функций государства не входит в ряд строго обязательных элементов данного типа свободы.

В свободу входит и духовная автономия человека, его надежная защищенность законом, материальная защищённость (в особенности — правовая защищенность частной собственности)

С его точки зрения, этим ценностям должны быть подчинены цели и устройство государства. Лучшей политической конструкцией является такая: в основе индивидуальная свобода, на её основе формируются различные коллективы (союзы) людей, государственность – венчает в качестве политического целого эту систему.

Констан уверен: люди, будучи свободными, в состоянии самостоятельно и разумно реализовать себя в жизни. Границы народного суверенитета должны кончаться там, где начинается «независимость частного лица и собственная жизнь». Наличие подобных рамок превращает сдерживание власти и контроль над ней в принципы политико-институционального устройства общества.

Констан настаивает на точном установлении пределов компетенции институтов власти, но в этих пределах власть должна быть неограниченной, государство должно быть сильным.

Современное государство должно быть конституционной монархией. В лице конституционного монарха политическое сообщество обретает, согласно Констану, нейтральную власть. Она – вне трех «классических» властей независима от них и потому способна обеспечивать их единство, кооперацию, нормальную деятельность. Типа попытка модернизировать институт монархии.

Наряду с институтами государственной власти, гарантом индивидуальной свободы должно также выступать право. Правовые формы единственно возможная основа отношений между людьми. Соблюдение права – центральная задача политических институтов.

Алексис де Токвиль(1805 – 1859). Политическая концепция Токвиля сложилась в изрядной степени под влиянием идей Констана.

Изучал демократию по Т. самое знаменательное явление эпохи. Демократия для него олицетворяет такой общественный строй, который противоположен феодальному и не знает границ предписываемых обычаями между высшими и нисшими классами общества. Сердцевина демократии — принцип равенства. Равенство носит всемирный, долговременный характер. Токвиль интересовался идивидуальной свободой в условиях демократии. По Токвилю равенство само по себе не исключает произвол со стороны властей и автоматически не оберегает автономию индивида. Свобода и равенство, по Токвилю, явления разнопорядковые. Люди предпочитают равенство свободе так как свобода предпологает самостоятельность, ответственность за свои действия, делать выбор, т.е. преимущества свободы не дают себя знать мгновенно. Но именно благодаря свободе индивид получает возможность реализовать себя в жизни, она позволяет обществу устойчиво процветать и прогрессировать. Но от свободы нельзя ожидать каких-либо чудес.

По Токвилю демократия возможна только при союзе равенства и свободы. Любовь к равенству подавляет свободу, вызывает деспотию, которая, в свою очередь, обессмысливает равенство. Но и вне равенства как принципа демократического общежития свободы не будет.

Проблема, по Токвилю, установить разумный баланс равенства и свободы и при этом поощрять политико-юридические институты, которые этот баланс поддерживают.

Сверхцентрализация власти сводит на нет свободу, а разделение властей, местное самоуправление, свобода печати, свобода совести, суд присяжных, независимость судей её развивают.

В государственном вопросе должна утвердиться представительная форма правления.

Он выступал против индивидуализма, который усиливался по мере выравнивания условий существования людей. Самоизоляция индивидов, их замыкание в рамках личной жизни, по Токвилю, опасная тенденция.

Георг Эллинек (1851-1911).

Сторонник дуалистической теории государства, пытался соединить юридическую концепцию государства с социологическим направлением в правоведении.

Г. Еллинек отрицал объективный характер государства и видел в нем лишь феномен субъективного сознания. Сущность политических явлений, их классовая природа непознаваемы. Как феномен субъективного сознания государство не представляется единым и принадлежит, с одной стороны, к сфере сущего, с другой — к сфере должного. Отсюда два метода познания государства: социологический и юридический.

Социологический метод – рассмотрение государства во взаимосвязи с другими социальными явлениями (государство – тоже социальное явление). Отсюда составными элементами государства являются волевые отношения властвования (политические отношения). Единство политических отношений достигается через принцип цели, который общий для множества субъективных сознаний и он осуществляется через государственную организацию. Такое целевое единство Г. Еллинек называл союзным. И государство в социологическом аспекте есть союзное единство оседлых людей.

Этот социальный подход по Еллинеку преодолевает однобокость юридического позитивизма, критиковал социализм, как систему несовместимую со свободой человека.

Юридический метод. Задача его – представить государство и его элементы (территорию, населеие, государственную власть, суверенитет, органы государства, его функции и формы) в чисто юридических связях, вне связи с социальным содержанием. Для того чтобы сделать государство и все его свойства «юридически мыслимыми», Г. Еллинек выдвинул наряду с социологическим понятием государства юридическое понятие государства – снабженная первоначальной властью господства корпорация или юридическая личность оседлого народа.

Он защищал принципы буржуазного либерализма и с этой целью выдвинул концепцию самоограничения, связанности государства созданным им внутригосударственным правом и определенными нормами международного права. Деятельность государства, призывал Г. Еллинек, должна регулироваться юридическими нормами, которые принимаются и изменяются в установленных правом формах. Нормы права обязательны для органов государства и для государства в целом и, следовательно, связывают их деятельность. Благодаря этому гарантируются права и свободы граждан. Политическая власть превращается в правовую, т. е. осуществляется в установленных правом границах.

Из его теории позже выделились две – социально-психологическая и юридическая (нормативистская).

 

Штайн.

5. Теория “надклассовой монархии” Л. Штейна

 

С развитием буржуазного общества и ростом пролетариата в общественном движении Франции и других стран все большее распространение получали идеи социализма и коммунизма. С критикой этих теорий выступил немецкий государствовед, историк и экономист Лоренц фон Штейн (1815–1890 гг.). В 40-х гг. он приезжал в Париж, после чего опубликовал книгу “Социализм и коммунизм в современной Франции” (1842 г.).

 

Штейн писал, что социалистическое движение связано с развитием класса наемных рабочих и имеет интернациональное значение; он предсказывал неизбежность социальных революций. Для того чтобы избежать социальных потрясений, Штейн разработал проект реформ государства и права.

 

Вслед за Гегелем Штейн различает государство и гражданское общество. Последнее основано на разделении труда, которое в свою очередь зависит от формы собственности.

 

Штейн признает, что общество делится на классы. В феодальном обществе существовали землевладельцы и зависимые от них крестьяне, после Французской революции общество делится на капиталистов и рабочих. Борьба этих классов чрезвычайно волнует Штейна. Именно с этой точки зрения его интересуют идеи социализма и коммунизма, в которых он видит выражение надежд и чаяний рабочего класса, борющегося против класса капиталистов.

 

Однако, считал Штейн, если общество делится на классы, то государство должно носить надклассовый характер. Противоположные классы стремятся овладеть государственной властью и использовать ее в своих интересах.

 

Победа капиталистов грозит обществу застоем, ибо при помощи государства они поработили бы рабочий класс и лишили бы его возможности приобретать собственность. Еще опаснее, по Штейну, захват государства рабочим классом; это привело бы к дележке всех благ поровну, к прекращению производства, к разложению и смерти гражданского общества, к возрождению деспотизма. С этой точки зрения Штейн осуждает республику как государство, подчиненное обществу. Если в республике имеется высокий имущественный ценз, пояснял Штейн, она становится орудием власти капиталистов; и наоборот, наделение большинства политическими правами подчиняет республику пролетариату.

 

Единственной формой государства, независимой от классов, Штейн считает конституционную монархию. Монарх, особенно наследственный, занимает столь могущественное, роскошное, блестящее и недосягаемое положение, рассуждает Штейн, что ему чужды интересы какого-либо класса. Только монарх способен осознать интересы общества в целом; исходя из этих интересов, он предупреждает притеснение одного класса другим. Штейн утверждал даже, что стоящий выше всяких частных интересов монарх склонен по своему положению защищать притесненных, т.е. пролетариев, от чрезмерного угнетения капиталистами.

 

Вслед за Гегелем Штейн различает власти законодательную, правительственную и княжескую (монархическую). В законодательстве должно принимать участие представительное учреждение, перед которым ответственны министры. Подобно идеологам либерализма, Штейн обосновывает законность, правопорядок, незыблемость прав граждан, прав, понимаемых только как равные возможности членов общества добиваться улучшения своего положения при помощи законных средств.

 

Ряд идей Штейна был впоследствии использован прусским канцлером Бисмарком и другими политическими деятелями для апологии Германской империи как “социальной монархии”, стоящей якобы выше классовых противоречий. Известное влияние его идей испытали на себе лассальянцы.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 334; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.207.247.69 (0.007 с.)