ТОП 10:

ПСИХОЛОГИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ



Процессы политической социализации и полити­ческого участия выдвигают не только отдельных лиде­ров. В совокупности, они формируют целый слой поли­тически активных людей, который со временем, так или иначе, становится лидирующим (правящим, руководя­щим) для данного общества. Такой слой обычно имену­ется элитой или «правящим», «руководящим», «руля­щим классом» (от английского «ruling class»).

Понятие «правящий класс» впервые было введе­но югославским исследователем М. Джиласом для обозначения бюрократической номенклатуры совет­ского общества сталинского образца. Понятие «элита» происходит от латинского eligere и французского elite, что означает лучшее, отборное, избранное. Начиная с XVII века, это понятие употребляется для обозначения товаров наивысшего качества. С XIX века применяет­ся к высшим социальным группам в системе социаль­ной иерархии. В социально-политических науках тер­мин получил распространение в XX веке.

«Элита» — центральное понятие так называемых элитарных теорий общественно-политического разви­тия, считающих, что любая социальная структура включает высший, привилегированный слой или слои, осуществляющие функции управления, развития нау­ки и культуры (творческие функции), и остальную массу населения, выполняющую нетворческие, репро­дуктивные функции. Предтечами современных тео­рий элит были Платон, Т. Карлейль, Ф. Ницше и др. В качестве относительно целостной системы взглядов, теории элиты были сформулированы в начале XX века такими авторами как В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс и др. Общая суть теорий элит заключалась в том, что они пытались свести все политические процессы к взаимодействию элит. Тогда понятие элиты становилось самодостаточным, и подменяло все прочие (типа классов, групп и т. д.). Как верно писали американские исследователи: «Если «Манифест коммунистической партии» провозглашает, что история всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы клас­сов, то кредо элитаристов заключается в том, что ис­тория до сих пор существовавших обществ была ис­торией борьбы элит»[82].

Определения элиты в разных концепциях достаточ­но неоднозначны. В. Парето называл элитой людей, по­лучивших «наивысший индекс» в сфере своей деятель­ности. Г. Моска считал элитой наиболее активных в политическом отношении людей, ориентированных на власть— «организованное меньшинство общества». X. Ортега-и-Гассет подразумевал под элитой людей, пользующихся в обществе наибольшим престижем, статусом, богатством, а также обладающих интеллекту­альным или моральным превосходством над массой, «наивысшим чувством ответственности». А. Этциони имел в виду людей, обладающих «позициями власти». Т. Дай называл элитой лиц, обладающих формальной властью в организациях и политических институтах, чем и определяющих социальную жизнь. Л. Фройнд — «бого вдохновленных личностей», обладающих харизмой. А. Тойнби — «творческое меньшинство» общества, в противоположность «нетворческому большинству», то есть сравнительно небольшие группы, состоящие из лиц, занимающих ведущее положение в политической, экономической, культурной жизни общества. Соответ­ственно, он подразделял политическую, экономиче­скую, культурную и др. элиты.

Наиболее психологичным представляется понима­ние политической элиты, предложенное Дж. Хигли. С его точки зрения, главное заключается не в постах и должностях, занимаемых людьми, относимыми к элите. Ее сущность — возможность влиять на приня­тие политических решений, даже не занимая таких формальных постов, и критиковать правящий режим, не слишком рискуя при этом быть репрессированны­ми. То есть, это неформальный слой членов общества, обладающих таким авторитетом, который вынуждает власти считаться с их мнением даже тогда, когда это мнение противоречит позициям властей. В этом смысле, элита — не то же самое, что «рулящий класс». В по­следний попадают, выдвигаясь на те или иные посты, занимая некоторые формальные позиции, прежде все­го, в бюрократической иерархии. В элиту же попада­ют на основании личных достоинств, неформальных связей и лидерских качеств, проявляющихся в соци­ально-политически значимых сферах. Образно говоря, «правящий класс» — это иерархия «кресел», тогда как элита — это собрание имен.

В значительной степени, принадлежность к элите определяется не столько общественным признанием, сколько основанным на таком признании личном са­моощущении входящих в элиту людей. Это своего рода «кадровый резерв» политических лидеров для обще­ства (или, иногда, ее еще именуют «политическим от­стойником», что в принципе означает почти одно и то же). Формально, элите противостоит «контрэлита» (ли­деры оппозиционных движений), хотя психологически между ними существует немало общего, что периоди­чески может порождать миграционные процессы, ко­гда те или иные персоны перемещаются из элиты в контрэлиту и наоборот.

Представителей элиты в таком понимании харак­теризует высокий уровень личной политической куль­туры, глобальность восприятия и оценок происходяще­го, способность к быстрому и глубокому осмыслению, включая предвидение последствий, динамизм полити­ческого поведения, а также развитое чувство ответст­венности за происходящее в социально-политической сфере. Как правило, элита подчеркнуто «личностна» и не «индивидуалистична», ей свойственен корпоратив­ный дух, хотя, одновременно, присущи и достаточно выраженные, а подчас просто жесткие межличност­ные конкурентные отношения. Каждый отдельный представитель элиты — реальный или потенциальный лидер, однако всех их соединяет понимание того, что собственный лидерский потенциал можно реализовать только при общем сохранении определенных «правил игры» и, главное, существующей социально-политиче­ской системы в целом. Элита — это, в определенной степени, неформальный коллективный лидер общест­ва и его политического строя.

Политическая элита — это те самые «гладиаторы», о которых Л.В. Милбрайт писал: «...Это люди, особен­но хорошо подготовленные для того, чтобы управлять окружающими. Они чувствуют свою компетентность, знают себя и доверяют своим знаниям и способностям, их «я» достаточно сильно, чтобы выдерживать удары, они не отягощены грузом сомнений и внутренних конфликтов, умеют контролировать свои импульсы, они сообразительны, общительны, склонны проявлять свою индивидуальность, ответственны. Хотя у них может появиться желание доминировать над другими и манипулировать ими, но такие склонности не про­являются у них сильнее, чем у людей, выступающих в других ролях. Гладиаторы способны добиться славы в политической борьбе и достаточно уверены в себе, чтобы выдерживать хитросплетения партийной поли­тики. Политическая жизнь далеко не гостеприимное место для индивидов, неуверенных в себе, робких и замкнутых, для людей, не обладающих сильной верой в свои возможности успешно справляться с собствен­ным окружением»[83].

Элита — образование, операционально не фикси­руемое. Это, в значительной мере, виртуальная груп­па. Тем не менее, по косвенным проявлениям элиты подразделяются на консолидированные и неконсоли­дированные, ответственные и безответственные, эгои­стичные и неэгоистичные. Политическая психология элит, в значительной мере, определяет политическую психологию всего общества, однако, безусловно, не подменяет ее полностью. Всякий политический строй пытается формировать собственную элиту, необходи­мую ему для более эффективного осуществления вла­сти. Однако подчеркнем: политическая элита не явля­ется ситуационным образованием. Это совокупное порождение всех рассмотренных выше процессов политической социализации и политического участия.

 

NB

1. Политическая психология отдельной личности — одна из ключевых и, вместе с тем, мало разработанных проблем. Это связано с долгим доминированием объ­ектного подхода, подчинявшего личность политиче­ским институтам и стремившегося строить «объектив­ную», то есть, надличностную политическую науку — науку о «Левиафане». Однако последние десятилетия убедительно показали роль отдельной личности в по­литике на всех ее уровнях, что вызвало возрождение субъектного подхода, опирающегося на понятие «ин­тереса», которым руководствуются люди, вступая или не вступая в политические отношения.

2. Политическая социализация — это процесс включе­ния индивида в политическую систему посредством оснащения его опытом данной системы и возникшего на ее основе государства, закрепленными в политиче­ской культуре. Это такой процесс взаимодействия индивида и политической системы, целью которого является адаптация индивида к данной системе, пре­вращение его в личность гражданина. В процессе взаимодействия индивида с политической системой происходят два ряда процессов. С одной стороны, система воспроизводит себя. рекрутируя и обучая, приспосабливая к себе новых членов. Политическая система в этом процессе играет роль механизма со­хранения политических ценностей и целей системы, сохраняет преемственность поколений в политике. С другой стороны, требования политической системы переводятся в структуры индивидуальной психики, становятся политическими свойствами личности. В результате, политическая социализация формирует политическое сознание и поведение личности. В про­цессе политической социализации происходит станов­ление личности гражданина — члена данной полити­ческой системы. Механизмы политической социализации функциопи руют на общесоциальном, социально-психологическом и индивидуальном (внутриличностном) уровнях Политическая социализация включает ряд возрастных этапов и стадий, причем политические структурь личности развиваются на разных стадиях неравномер­но. Принято разделять три основные системы поли­тической социализации: 1) прямая целенаправленная социализация, 2) стихийная социализация, 3) самовоспитание и самообразование. Особый случай представ­ляет собой ресоциализация при кризисах политиче­ской системы. Возможны три основных варианта политической социализации: политическая активность, политическая пассивность и политическое от чуждение.

3. Достигаемая в ходе политической социализации по­литическая активность реализуется в политическом участии граждан. Под политическим участием пони­мается неотъемлемое свойство политической или иной управляющей (или самоуправляемой) деятель­ности людей, которое служит одним из средств вы­ражения и достижения их интересов. Политическим участие становится тогда, когда индивид или группа вовлекаются во властные политические отношения. в процесс принятия решений и управления, носящих политический характер. Наиболее развитым типом такой политической общности является государст­венно-организованное общество. В основе политического участия могут лежать раз­ные психологические мотивы. В целом, выделяются мотивы интереса и привлекательности политики как сферы деятельности; познавательные мотивы; мотив достижения власти над людьми; идеологические мо­тивы; мотивы преобразования мира; традиционные мотивы; меркантильные мотивы; а также ложные псевдомотивы. Разные мотивы побуждают к разным вариантам политического участия. Обычно принято выделять «мобильные» (активные) и «иммобильные» (пассивные) формы политического участия.

4. Наиболее активные формы политического участия свойственны лидерам. Политический лидер — это глава, формальный или неформальный руководитель («вождь») государства, политической группы (группировок), общественно-политической организации или движения. Как правило, это ведущее лицо поли­тического процесса, осуществляющее объединение и сплочение политических сил, задающее направление деятельности государственным и общественно-поли­тическим институтам, политическим движениям. Это лицо, во многом определяющее особенности полити­ческого курса. Политический лидер осуществляет следующие ос­новные функции: 1) определение целей, 2) обеспе­чение ведомых средствами достижения этих целей, 3) помощь ведомым в их действиях и взаимных от­ношениях, 4) сохранение целостности группы. То есть, лидер планирует, делегирует, координирует и контролирует — выполняет законодательную, ис­полнительную и судебную функции. Основной политико-психологической характеристи­кой лидера является авторитет — влияние, которым он пользуется в силу определенных качеств или обстоя­тельств. Стержнем политической психологии лидера является свой политический «образ» («схема», «мо­дель») мира, связанный с сильным волевым стремле­нием утвердить этот образ в реальности. В структуре этого образа центральное место занимает образ само­го себя, представления о личном пространстве и вре­мени, индивидуальные нормы и ценности, а также представления о других людях, объектах и явлениях, иерархически выстроенные в соответствии с их лич­ностной значимостью для лидера и достижения его главного мотива — реализации своего образа мира. Отношения лидера с ведомыми строятся по схеме «доминирование — подчинение». Психологическое доминирование осуществляется за счет особых ме­ханизмов, среди которых выделяются заражение, внушение, убеждение и подражание. Основные личностно-психологические черты лидера, в целом, — это особенности образа самого себя и «пси­хологического образа» жизни как способа структури­рования психологического пространства личности, требующие и/или позволяющие регулировать отноше­ния доминирования-подчинения. Они проявляются на пяти основных уровнях: 1) биологическом (пол, воз­раст, состояние здоровья, особенности темперамента и т. д.), 2) психологическом (особенности эмоциональ­но-волевой сферы, памяти, способностей, характера), 3) социально-психологическом (цели, ценности, инте­ресы, мотивы, мировоззрение, установки, отношения и т.д.), 4) политико-психологическом (политическая социализация, политические ценности, политический выбор, политические нормы, образцы политического поведения), 5) социальном (основные общесоциальные позиции и взгляды лидера).

5. Процессы политической социализации и политиче­ского участия выдвигают не только отдельных лиде­ров. В совокупности, они формируют целый слой по­литически активных людей, который со временем становится лидирующим (правящим, руководящим) для данного общества. Такой слой обычно именует­ся политической элитой. С психологической точки зрения, главное заключается не в постах и должностях, занимаемых людьми, относимыми к элите. Ее сущность — возможности влиять на принятие политических решений, даже не занимая таких формальных постов, и критиковать правящий режим, не слишком рискуя при этом быть репрессированной. То есть. это неформальный слой обладающий таким авторитетом, который вынуждает власти считаться с его мнением, даже когда это мнение противоречит позициям властей. Элита — ни синоним «правящего класса». В последний попадают, занимая формальные позиции в бюрократической иерархии. В элиту попадают на основании личных достоинств, неформальных связей и лидерских ка­честв. Если «правящий класс» — это иерархия «кре­сел», то элита — собрание имен. В значительной степени, принадлежность к элите оп­ределяется не столько общественным признанием, сколько основанным на таком признании личном са­моощущении входящих в нее людей. Это своего рода «кадровый резерв» лидеров для общества. Представи­телей элиты характеризует высокий уровень личной политической культуры, глобальность восприятия и оценок происходящего, способность к быстрому и глубокому осмыслению происходящего, включая предвидение последствий, динамизм политического поведения, а также развитое чувство ответственности за происходящее в социально-политической сфере. Элиты подразделяются на консолидированные и не­консолидированные, ответственные и безответствен­ные, эгоистичные и неэгоистичные.

 

Для семинаров и рефератов.

1. Ашин Г.К. Современные теории элиты. — М., 1985.

2. Вятр Е. Социология политических отношений. — М., 1979.

3. Гозман Л.П., Шестопал Е.Б. Политическая психоло­гия. — Ростов-н/Д, 1996.

4. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психоло­гия. — М., 1994.

5. Шестопал Е.Б. Личность и политика. — М., 1988.

6. Field G.L, Higley J. Elitism. — L., 1980.

7. Greenstein F. Personality and Politics. — Princeton, 1985.

8. Handbook of Political Socialization. Theory and Re­search. — N. Y., 1977.

 

 

Глава 5







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.47.43 (0.007 с.)