ТОП 10:

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ



Идя по пути поиска психологических компонентов известных в реальной политике проблем, то есть, следуя привычной логике «подстраивания» психологической гносеологии к политической онтологии, в по­литической психологии выделяются пять основных достаточно самостоятельных групп содержательных проблем. Выстроим их в порядке актуальности — так, как она оценивается большинством экспертов.

 

Схематически, такой конкретно-конструируемый предмет изучения политической психологии, склады­вающийся из ряда основных конкретных объектов этой науки, можно изобразить в виде своеобразной «мише­ни», образованной несколькими концентрическими окружностями, в которую как бы «стреляет» политиче­ский психолог. Центр «мишени», своеобразное «яблоч­ко» — проблема личности в политической психологии. Следующий круг — проблемы малых групп. Далее — проблемы больших групп. Наконец, завершающий, са­мый широкий круг — проблемы психологии масс в политике.

Таким образом выглядят основные проблемы и ос­новные объекты изучения политической психологии, как бы расшифровывающие общее понимание ее пред­мета и основных методологических принципов.

Среди методических проблем, для начала, подчерк­нем лишь самое важное. Наиболее распространенные исследовательские приемы и методы политической пси­хологии пришли в нее из психологии. Это методы на­блюдения, конкретно-ситуационного анализа, тестиро­вания, психологического моделирования, сценарного поведенческого прогнозирования и т. д. Часть методов заимствована из социологии (в частности, разнообраз­ные варианты опросных методов). Часть методов берет­ся из политологии (например, метод сравнительного ис-торико-политологического анализа, метод сценарного моделирования и прогнозирования, в разных модифика­циях). Это создает особую группу проблем, которые будут специально рассмотрены дальше.

Главной процедурно-методической особенностью политической психологии является комплексный, син­тетический подход к выбору приемов и созданию «ку­мулятивных» комплексных методических батарей для того или иного конкретного исследования, позволяю­щих в максимальной степени соединять достоинства и минимизировать недостатки отдельных процедур, заимствуемых из разных исследовательских сфер. Политическая психология исходит из того, что специ­фическим для политико-психологического анализа является не столько наличие какого-то конкретного методического приема, сколько специфической поли­тико-психологической интерпретационной схемы. Та­кая схема позволяет осуществить не только «первич­ную», но и «вторичную» переработку информации, извлечь и переосмыслить именно те данные, которые укладываются в категориально-понятийную систему координат политической психологии и решают иссле­довательские задачи данного научного направления.

Из всего уже сказанного становится понятно, что практическое использование политической психологии связано, в первую очередь, с возможностями учета по­литико-психологического знания при краткосрочном и, в большей степени, долгосрочном прогнозировании по­литических процессов, а также при выработке полити­ческой стратегии и тактики, при принятии и осущест­влении политических решений на различных уровнях. Помимо сугубо политического, практическое значение политической психологии связано со сферой массовых информационных процессов. Постепенное изучение политической психологии позволит более подробно уз­нать приемы и методы политико-психологического ис­следования, а также увидеть конкретные возможности их прикладного использования.

...Почти тридцать пять лет назад было очень кра­сиво сформулировано: «Из всех междисциплинарных взаимоотношений, которые являются практически важными для политической науки, наиболее важна взаимосвязь между политикой и психологией. Для со­временного автора это является аксиомой»[8]. В следую­щем десятилетии было повторено: «политическая нау­ка и политика не могут развиваться без психологии»[9]. Этот вывод ныне не оспаривается никем. Хотя прошли уже не годы, а десятилетия, и развитие событий могло бы носить более ускоренный характер.

 

NB

1. Политическая психология— междисциплинарная наука, родившаяся на стыке политологии и социаль­ной психологии. Ее главная задача состоит в анализе психологических механизмов политики и выработ­ке практических рекомендаций по оптимальному осуществлению политической деятельности на всех уровнях. Развитие современной политической психологии надо рассматривать с двух сторон. С одной стороны, уже достаточно давно в западной науке исследова­лись психологические аспекты политики, а в 1968 г. политическая психология была официально «узако­нена в правах». С другой стороны, с середины 80-х гг. началось строительство отечественной «психоло­гии политики» как отдельного направления внутри системно организованной политологии. Постепенно идейно-терминологические противоречия, разграни­чивавшие эти два направления, сгладились, и сегодня мы имеем дело с единой политической психологией. Сглаживание противоречий и становление единой науки было обеспечено общими методологическими основаниями. Западная политическая психология дав­но развивалась в рамках достаточно широкого пове­денческого подхода, у истоков которого в нашем контексте стояли Ч. Мерриам и Г. Лассуэлл. Обла­дая определенными недостатками, данный подход имел и целый ряд бесспорных достоинств. В частно­сти, главной задачей поведенческого подхода стало изучение диалектики и трансформаций влияния объ­ективных условий на внутреннюю мотивацию и об­ратное влияние, внутренних побудительных сил, че­рез человеческое поведение на внешние условия. В отечественной психологии близким к поведенче­скому оказался деятельностный подход. С его точки зрения политика и есть, прежде всего, определенная человеческая деятельность с определенными моти­вами, целями и, естественно, результатами. Главным мотивом и, в случае успеха, результатом этой дея­тельности является согласование интересов разных человеческих групп и отдельных индивидов. Обре­тая эти результаты и свои формы в тех или иных по­литических институтах, политика как особая деятель­ность наполняет собой политические процессы — как содержание, наполняя форму, как бы «застыва­ет» в ней, принося определенные итоги. Исходя из этого, можно говорить о двух базовых подходах к изучению политики как деятельности. Во-первых, об институциональном подходе — с его выраженным акцентом на политические институты, то есть, на результаты определенной деятельности людей. Во-вторых, о процессуальном подходе — с его не менее выраженным акцентом на политические процессы, то есть, на сам процесс этой деятельности.

2. Таким образом, предмет политической психологии в целом — это политика как особая человеческая дея­тельность, обладающая собственной структурой, субъектом и побудительными силами. Как особая деятельность, с психологической точки зрения, по­литика поддается специальному анализу в рамках общей концепции социальной предметной деятель­ности А.Н. Леонтьева. С точки зрения внутренней структуры, политика, как деятельность, разлагается на конкретные действия, а последние — на отдельные операции. Деятельности в целом соответствует мо­тив, действиям — отдельные конкретные цели, опе­рациям — задачи, данные в определенных условиях. Соответственно, всей политике как деятельности соответствует обобщенный мотив управления че­ловеческим поведением (его «оптимизации»). Кон­кретным политическим действиям соответствуют оп­ределенные цели согласования интересов групп или отдельных индивидов. Наконец, частным политиче­ским операциям соответствуют отдельные акции разного типа, от переговоров до войн или восстаний. Субъектом политики, как деятельности, могут высту­пать отдельные индивиды (отдельные политики), малые и большие социальные группы, а также мас­сы. Политика, как деятельность в целом, как и ее от­дельные составляющие, может носить организован­ный или неорганизованный, структурированный или неструктурированный характер. История, теория и практика применения политико-психологических знаний позволяет вычленить три основные задачи, решаемые политической психоло­гией как наукой. Первая задача — анализ психоло­гических компонентов в политике, понимание роли «человеческого фактора» в политических процессах. Второй задачей, как бы надстроившейся над первой, является прогнозирование роли этого фактора и, в целом, психологических аспектов в политике. Нако­нец, третьей задачей, вытекающей из первых двух, остается управленческое влияние на политическую деятельность со стороны ее психологического обес­печения, т.е. субъективного фактора.

3. Конкретные объекты политической психологии ле­жат в трех основных сферах. Во-первых, это полити­ческая психология внутриполитических отношений. Во-вторых, политическая психология внешней поли­тики и международных отношений. В-третьих, все больше набирающая самостоятельный статус военно-политическая психология. Каждая их перечисленных сфер включает огромное многообразие конкретных объектов — практически все политические явления, институты и процессы, включающие в себя тот или иной психологический аспект.

4. Как и любая наука, политическая психология осно­вывается на вполне определенных принципах. Во-первых.. считается, что эпицентром исследования должна быть «зона взаимодействия политических и психологических явлений». Попытки уклона в ту или иную сторону опасны редукционизмом. Во-вторых, утверждается, что центральное место в ис­следованиях должны занимать наиболее значимые и актуальные проблемы, к которым «привлечено внимание общественности»: гласность результатов служит препятствием для их использования в анти­общественных целях. В-третьих, декларируется не­обходимость уделять максимальное внимание поли­тическому и социальному контексту исследуемых явлений, используя для его понимания все возмож­ное разнообразие методических процедур и прие­мов сбора данных. Такой плюрализм способствует расширению объяснительных возможностей науки. В-четвертых, постулируется, что необходимо иссле­довать не только результаты влияния психологиче­ских факторов на политику, но и сам процесс фор­мирования тех или иных политических явлений и процессов, а также тенденции их развития. Это обеспечивает содержательную широту исследова­ний. Наконец, в-пятых, современная политическая психология терпима в отношении оценок как внеш­ней, так и внутренней политики, то есть, нейтраль­но характеризует поведение людей тех или иных политических ситуаций или их действия, направлен­ные на систему политических учреждений и орга­низаций общества.

5. Большинство исследователей выделяют в качестве приоритетных, наиболее важных и интересных сле­дующие функционально-содержательные проблемы политической психологии. Первая группа проблем — вопросы методологии, методов и фундаментальных принципов науки. Вторая группа — исследование пси­хологических механизмов массовых форм политиче­ского поведения. Третья группа — изучение психоло­гии малых групп в качестве элемента политических процессов и явлений. Четвертая группа — исследо­вание процессов становления личности как участ­ника политических процессов: психологических за­кономерностей вовлечения человека в политику, механизмов политической социализации, ее этапов и факторов. Наконец, пятая группа проблем — пси­хологические проблемы международных отноше­ний, взаимоотношений на межнациональном уров­не, психологические аспекты межрегиональных и глобальных проблем. Так выглядят приоритетные для науки проблемы с со­держательно-функциональной точки зрения. В ином измерении, уже структурно-содержательном, полити­ческая психология выстраивает генерализованный объект своего изучения на четырех основных уров­нях, соответствующих основным уровням социальной организации субъекта политики как особой деятель­ности.

Первый уровень — анализ психологии личности в по­литике. С одной стороны, это анализ личности в со­циально-типическом выражении, с акцентом на тот или иной достаточно массово выраженный полити­ко-психологический тип личности, выражающий психологию группы, слоя, класса или даже общества в целом, включая психологические механизмы воз­никновения и развития данного типа, а также про­гнозирования его поведения. С другой стороны, это проблема политического лидерства уже в индивиду­ально-психологическом выражении. Это изучение личности конкретного политического деятеля.

Второй уровень — анализ психологии малой группы, включая психологические механизмы действий раз­личного рода элитных групп, фракций, клик, групп давления и т. п. Сюда относятся формальные и не­формальные отношения лидера с ближайшим окру­жением; психология взаимоотношений внутри малой группы и ее отношений с внешним окружением; пси­хология принятия решений в группе и целый ряд свя­занных с этим проблем.

Третий уровень — анализ психологии больших соци­альных групп (классы, страты, группы и слои населе­ния) и национально-этнических общностей (племена, нации, народности). Здесь речь идет о политико-психологических механизмах крупномасштабного давления больших «групп интересов» на принятие политических решений типа, скажем, политических забастовок, этнических и межэтнических конфликтов и т. п.

Четвертый уровень— анализ психологии масс и массовых политических настроений. Сюда же отно­сятся проблемы массовых политических организа­ций и движений. Здесь же располагаются и массовые коммуникационные процессы (например, действую­щие в ходе избирательных кампаний). Важнейшая роль здесь принадлежит массовым психологическим явлениям. Сюда относится поведение толпы, «собран­ной» и «несобранной» публики, массовая паника и аг­рессия, а также другие проявления так называемого «стихийного» поведения.

 

Для семинаров и рефератов

 

1. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психоло­гия. — М., 1994,

2. Ольшанский Д.В. Политическая психология // Пси­хологический журнал. — 1992.—№ 2. — С. 173—174

3. Политическая психология.—Л., 1992.

4. Политология: Энциклопедический словарь. — М., 1993.

5. Рощин С.С. Политическая психология // Психологи­ческий журнал. — 1981.— № 1.— С. 113—121.

6. Шестопал Е.Б. Психология политики. — М., 1989.

7. Handbook of political psychology. / Knutson J. (ed.) — San Francisco, 1973.

8. Political psychology: contemporary problems and is­sues. — San Francisco, 1986.

 

 

Глава 2

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

 

Основные понятия и категории, как логический и мето­дологический аппарат политической психологи, ее собствен­ный частно-научный «язык».

Политическое сознание: определение, содержание, меж­дисциплинарная суть, связи с другими понятиями и катего­риями. История понятия и его изучения. Направления и ме­тоды исследования. Массовое, групповое и индивидуальное политическое сознание. Механизмы функционирования, ди­намика развития и функциональные формы политического сознания. Мотивациопные и познавательные компоненты. Обыденные и теоретико-идеологизированные формы поли­тического сознания.

Политическое самосознание, его субъекты. Когнитив­ный, эмоциональный и оценочно-волевой компоненты полити­ческого самосознания как целостного образа самого себя. Истоки формирования; механизм социального сравнения как главный фактор формирования политического самосознания. Политическое самосознание и политическое самоопределе­ние. Проблема адекватности политического самосознания.

Коллективное бессознательное в политике. История по­нятия: трактовки К. Юнга, Э. Дюркгейма, В. Бехтерева. Структура коллективного бессознательного и массовое по­ведение. Влияние коллективного бессознательного на индивидyaльнoe сознание. Его роль на разных этапах истории по­литики.

Политическая культура. Содержание и история поня­тия. Основные определения политической культуры. Структура и базовая схема элементов: субъект — установка — действие — объект. Субъекты и основные характеристики политической культуры. Ее динамичность и инерционность. Механизмы передачи и обновления. Основные типы политической культуры.

Политическая психика. Политическое восприятие. По­литическое мышление. Политические эмоции. Инерция пси­хики в политике. «Эскалация упрямства» как феномен пси­хологической инерции в политике: причины и факторы. Многоуровневый характер проявлений инерции психики.

Политические установки и стереотипы. Понятие уста­новки: определение. Истоки и содержание понятия «стерео­тип». История понятия. Двойственная роль стереотипов в политике. Основные факторы формирования стереотипов. Внутреннее строение и структура. Механизмы действия стереотипов и их использование в манипулятивных целях. Стереотипы, тоталитаризм и демократия.

 

Как любая наука, политическая психология имеет своего рода «скелет». Это ее логический и методоло­гический, понятийный и категориальный аппарат, в совокупности образующий «язык» данной науки. Ос­новная категория политической психологии, которую мы уже рассмотрели в первой главе, это деятсльностное понимание политики. Данная категория разверты­вается в целом комплексе достаточно соотносимых между собой понятий. Ее конкретное выражение, так­же подробно рассмотренное в главе 1, представлено в поведенческом подходе, являющимся своего рода «раз­верткой» одной из базовых категорий современной политической психологии,

Деятельность немыслима без сознания. Соответст­венно, политическое сознание и самосознание — поня­тия, развертывающие суть политической деятельности и политического поведения. Их оборотная сторона — политическое бессознательное. В основе политической деятельности лежит политическая культура — также одна из ведущих категорий политической психологии.

Наконец, к числу основных понятий политической психологии относятся такие качества психики челове­ка, как политическое восприятие и политическое мыш­ление и некоторые феномены, возникающие на их основе — например, политические стереотипы.

На самом деле, разумеется, набор основных по­нятий и категорий политической психологии гораздо шире. Однако объем любой книги имеет свои грани­цы. Соответственно, поневоле и нам придется пока ограничить набор рассматриваемых понятий и кате­горий для того, чтобы потом, по ходу книги, постепен­но возвращаться к новым понятиям, и увязывать их с уже рассмотренными ранее. Так, поэтапно, мы и постараемся представить всю панораму понятий и ка­тегорий, явлений и процессов, фактов и объяснений, представляющих в совокупности политическую пси­хологию.

 

ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ

Политическое сознание — одна из безусловно цен­тральных категорий современной политической пси­хологии, входящая в систему ее понятийных коорди­нат и обозначающая результаты восприятия субъектом той части окружающей его действительности, которая связана с политикой и в которую включен он сам, а также его действия и состояния, связанные с полити­кой.

В содержательном отношении большинство иссле­дователей рассматривает политическое сознание как многомерное, неоднородное, «пульсирующее», внут­ренне противоречивое, многоуровневое образование, в обобщенной форме отражающее степень знакомства субъекта с политикой и рационального к ней отноше­ния (в противовес, скажем, коллективному бессозна­тельному в политике).

В гносеологическом плане политическое сознание тесно связано с другими основополагающими полити­ко-психологическими понятиями и категориями. В ча­стности, оно тесно связано с политической культу­рой — генетически, политическое сознание является ее производным, высшим уровнем и, одновременно, в развитых формах политической культуры, ее стерж­невым компонентом. Политическое сознание тесно связано с политическим поведением — политическое сознание выступает в качестве рациональной основы субъективных механизмов такого поведения. Оно свя­зано с политической системой — политическое созна­ние представляет собой ее субъективный фундамент, так сказать, «человеческую основу», и др.

В традиционном отечественном понимании поли­тическое сознание трактовалось как вариант общест­венного сознания, возникающий как отражение, прежде всего, социально-экономических условий бытия людей. В общепринятой мировой традиции политическое сознание рассматривается в более широком контексте, как вся совокупность психического отражения политики, как ее субъективный компонент, проявляющий себя на разных уровнях, в различных ситуациях.

Понятие политического сознания имеет достаточ­но длительную историю употребления в различных областях обществознания, однако специально разраба­тывается в основном в рамках поведенческого направ­ления в политологии, о котором мы подробно говорили в предыдущей главе. Оно приобрело особую популяр­ность к середине XX века, после того, как выявилась ограниченность ортодоксального бихевиористского течения и обнаружилось, что понимание политическо­го поведения и, шире, динамики политических процес­сов вообще требует внимания к таким «независимым переменным», как политическое сознание и, шире, вся психическая сфера субъекта этого поведения. Катего­рия политического сознания оказалась удобной за счет широты вкладываемого в нее содержания, значитель­ной объяснительной силы, а также благодаря тому, что стала своеобразным узловым понятием, аккумулиро­вавшим разрозненные до того взгляды и данные раз­ных научных дисциплин. Такое синтетическое свойст­во и позволило понятию политического сознания стать одним из основополагающих в новой, во многом син­тетической по своему происхождению политико-психо­логической науке.

Политическое сознание даже в рамках политиче­ской психологии относится к числу междисциплинар­ных, комплексных категорий, с различных точек зре­ния исследуемых разными направлениями внутри различных направлений политической науки в це­лом. Так, в частности, как один из важнейших компо­нентов общественного сознания, политическое созна­ние рассматривается политической философией, в марксистском варианте соотносящей политическое сознание с материальными процессами бытия и трак­тующей его как теоретическое отражение политиче­ских отношений и политических реальностей, прелом­ленных сквозь призму субъективной, прежде всего конкретно-исторической, «классовой» системы оце­нок, и обусловленных в конечном счете экономиче­ским положением того или иного класса в классовом обществе. При такой трактовке внутри политическо­го сознания выделяются два основных уровня: собст­венно «теоретический» и «государственно-бюрокра­тический», то есть, уровень принятия политических решений.

Политическая социология выделяет в политиче­ском сознании несколько иные, прежде всего, идеоло­гический и массовый уровни, и сосредотачивает вни­мание на раскрытии содержательных характеристик консервативного, либерального, реформистского, рево­люционного, тоталитарного, авторитарного, демократи­ческого и других конкретных типов политического соз­нания, трактуя его, прежде всего, как совокупность, с одной стороны, установок и стереотипов, сформировав­шихся вне сферы политического сознания, и, с другой стороны, выводов, полученных в результате самостоя­тельного анализа индивидом или группой социально-политической действительности, выделяя в качестве особых факторов идеологические компоненты полити­ческого сознания, оказывающие на него значительное искажающее влияние.

Исследование политического сознания средства­ми политической психологии и психологии политики характеризуются стремлением соединить анализ его социально-политического содержания и индивидуаль­ных механизмов его функционирования, используя обще- и социально-психологические понятия (потреб­ности, интересы, ориентации, установки и т. п.), оце­нивая политическое сознание на основе данных, ка­сающихся информированности людей в отношении политики, характера их мировоззрения, системы цен­ностей и т. п.

Целостное, собственно политико-психологическое изучение политического сознания в первую очередь включает исследование его субъектов-«носителей», динамики развития политического сознания и ос­новных его функциональных форм. С точки зрения субъекта политического сознания, в политической пси­хологии подразделяются массовое, групповое и инди­видуальное политическое сознание.

В первом измерении политическое сознание опре­деляется как массовое сознание (с ним мы столкнемся дальше) общества по отношению к вопросам, имею­щим актуальное политическое содержание и чреватым определенными политическими последствиями, как особую, обладающую специфическими (политическими) механизмами детерминации и, следовательно, оп­ределенной относительной автономией подсистему системы «массовое сознание». В этом смысле политическое сознание — особый, политизированный сегмент массового сознания. Структурно такое политическое сознание включает статичные (типа ценностей и «общих ориентации») и динамичные (типа массовых настроений, о которых речь также пойдет отдельно) компоненты.

В конкретном выражении это, во-первых, уровень ожиданий людей и оценка ими своих возможностей влиять на политическую систему в целях реализации имеющихся ожиданий. Во-вторых, это социально-по­литические ценности, лежащие в основе идеологиче­ского выбора (например, справедливость, демократия, равенство, стабильность, порядок и т.д.). В-третьих, это быстро меняющиеся мнения и настроения, связан­ные с оценками текущего положения, правительства, лидеров, конкретных политических акций и т. д.

Политическое сознание определяет тип и уровень политической культуры общества и обуславливает наи­более типичные, массовые варианты политического поведения. Наиболее распространенный способ выяв­ления такого политического сознания — опросы обще­ственного мнения по политическим вопросам.

Во втором измерении политическое сознание рас­сматривается как обобщенное сознание тех или иных более определенных и организованных, конкретных больших (социальные классы, национально-этнические образования, группы и слои населения) и малых (на­пример, политическая элита, «правительственная воен­ная хунта», политбюро правящей партии, разнообраз­ные лоббистские образования типа «групп давления» и т. п.) групп, связанное с политикой. Исходя из объек­тивного места группы в социально-политической сис­теме и особенностей группового самосознания, такое политическое сознание трактуется как совокупность представлений, определяющих содержание, направ­ленность и интенсивность политической активности группы. В структурном отношении особое внимание уделяется политическим позициям и идеологическим предпочтениям, доминирующим в групповом политиче­ском сознании. Наиболее распространенный способ выявления такого политического сознания — анализ документов политического характера, исходящих от ин­тересующих групп.

В третьем измерении политическое сознание трактуется как свойство и качество личности, «поли­тического человека», способного так или иначе вос­принимать политику, более или менее точно ее оценивать и относительно целеустремленно действовать в политическом плане. Здесь наибольший интерес представляют субъективно-психологические особен­ности, типовые характеристики и структурные ком­поненты сознания и поведения человека в политике как особой сфере человеческой деятельности. Важ­но, также, изучение процессов политической социа­лизации личности, способов, используемых индиви­дом для овладения массовым и разными групповыми вариантами политического сознания, а также для вы­работки собственного политического сознания на индивидуальном уровне. Анализ механизмов, управляю­щих функционированием политического сознания на этом уровне, позволяет выделить в нем два блока ком­понентов. Это мотивационные (политические потреб­ности, ценности, установки, чувства и эмоции) и по­знавательные (знания, информированность, интерес к политике, убеждения) слагаемые. Наиболее распро­страненный способ выявления такого политического сознания — личностно-психологическое исследова­ние, а также выделение социально-политических ти­пов личности в отношении политического сознания.

Помимо такого ракурса, прежде всего центри­рующегося на субъекте политического сознания, вы­деляются направления, связанные с исследованием динамических аспектов политического сознания. Эти направления развиваются в двух сферах. С одной сто­роны, это изучение последовательных этапов и транс­формаций политического сознания в рамках одного общества (например, лонгитудинальные исследования процессов перехода от тоталитаризма к авторитарно­му и, затем, к демократическому политическому соз­нанию в ряде развивающихся стран в рамках сравни­тельно-исторического политико-психологического направления). С другой стороны, это чисто сравни­тельные политико-психологические исследования, осуществляемые с помощью «метода срезов». Сюда относится анализ типов и видов политического сознания, существующих в разных обществах (например, сравнительные исследования такого рода в рамках кросс-культурного направления).

Динамика и характеристики разных этапов развития политического сознания обычно исследуются на всех доступных уровнях — массовом, групповом и ин­дивидуальном, — что позволяет строить достаточно надежные прогнозы и оценивать вероятность конкретных вариантов модификации политических систем в исследуемых обществах. В целом, одним из ключевых в данном контексте является вопрос о связи политического сознания с функционированием политической системы.

Важным функциональным направлением изучения политического сознания является исследование его обыденных и теоретико-идеологизированных форм. Обыденное политическое сознание отличается целым рядом специфических свойств: содержательной диффузностью, размытостью, «смутностью», спутанностью и противоречивостью, отрывочностью, несистематизированностью, повышенной эмоциональностью, во многом случайностью образующих его компонентов, стихийностью становления и развития под влиянием бытовых представлений и суждений о политике в рам­ках так называемого «житейского здравого смысла». Одновременно, оно характеризуется устойчивостью и особого рода инерционностью влияния на политическое поведение. Даже вступая в противоречие с параметра­ми теоретического, идеологизированного политическо­го сознания, обыденное политическое сознание может продолжать определять такое поведение.

В отличие от него, теоретико-идеологизированное политическое сознание исходит из строгих и строй­ных представлений, представляющих собой целостную рациональную систему взглядов и суждений, опреде­ленное мировоззрение, объясняющее окружающую человека политическую действительность на основе той или иной идеологической концепции и сводящее­ся к расширенной экспликации идеологии на подлежа­щие осознанию сферы жизни. Диалектика перехода тех или иных компонентов политического сознания из одной формы в другую представляет собой существен­ный показатель социально-политического развития.

Подавляющее большинство конкретных исследова­ний политического сознания носит прикладной, прак­тически ориентированный характер и, в основном, направлено на обслуживание целей и интересов орга­низованных в политическом отношении групп и сил. В первую очередь, они нацелены на изучение внутрен­них, психологических причин и механизмов поведения электората. С другой стороны, она направлены на изу­чение и политического отчуждения, на возможности увеличения политической поддержки и повышения уровня политического участия граждан. Ориентированы они и на анализ различных аспектов общественного мнения (важный эмпирический показатель полити­ческого сознания) по тем или иным актуальным вопро­сам в контексте взаимоотношений правящих сил и оп­позиции, массового, а также групповых вариантов политического сознания — и организацией власти и управления в политической системе. Не менее важны­ми являются исследования политического сознания в контексте его идеологической обработки с выходами на возможности управляющего воздействия на политиче­ское сознание.

 

ПОЛИТИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ

Еще одно важнейшее понятие и стержневая кате­гория политической психологии — политическое само­сознание. В науке под политическим самосознанием принято понимать процесс и результат выработки от­носительно устойчивой осознанной системы представ­лений субъекта политических отношений о самом себе в социально-политическом плане, на основе которой субъект целенаправленно строит свои взаимоотноше­ния с другими субъектами и объектами политики как внутри социально-политической системы, так и за ее пределами, и относится к самому себе. Это осознание себя в политике как самостоятельного деятеля, цело­стная оценка своей роли, целей, интересов, идеалов и мотивов поведения.

Субъектом политического самосознания может выступать отдельная личность — тогда говорят об ин­дивидуальном политическом самосознании как об осоз­нании себя в качестве чувствующей, воспринимающей, мыслящей и сознательно действующей личности в по­литике. Таким субъектом может быть и социальная группа. В данном случае, речь идет о групповом поли­тическом самосознании, подразумевающем наличие в большей или меньшей степени идеологизированных концепций, касающихся коллективного осознания Цзуппой особенностей свойственного ей полити­ческого восприятия, мышления, характера и направ­ленности действий в соответствии с интересами и потребностями. Причем размер группы не имеет прак­тического значения. В реальности встречаются проявления политического самосознания как в отношении малой группы — например, политическое сознание хотя бы родового клана, небольшой парламентской фракции или претендующей на власть политической клики, — так и в отношении большой социальной группы, нации или народности, социального слоя или класса.

Независимо от специфических особенностей субъ­екта, в целом политическое самосознание включает три основных аспекта: когнитивный, эмоциональный и оценочно-волевой. Когнитивный аспект (политическое самосознание в самом узком, буквальном смысле, как набор осознанных объективных знаний о своем месте в политике) подразумевает наличие определенного информационного уровня, позволяющего сопоставить имеющуюся информацию об устройстве окружающей социально-политической среды с представлениями о собственной роли, возможностях и способностях субъ­екта в этой среде. Так, в ходе политической социали­зации формируется политическое самосознание от­дельной личности: усваивая социально-политические знания нормативного характера, индивид сопоставля­ет их с собственными возможностями влиять на поли­тическую жизнь и уясняет, в частности, что эти возмож­ности связаны с обретением права голоса и рядом иных атрибутов «политического гражданина». Соответствен­но, для него когнитивный аспект политического само­сознания включает знания относительно как минимум двух больших этапов собственного развития: до и по­сле обретения соответствующего статуса. Соответст­венно будет развиваться и политическое самосознание в целом,







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.238.192.150 (0.016 с.)