ТОП 10:

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ



Фундаментальные теоретические разработки не­посредственно в сфере политической психологии, уже отличные от отдельных политико-психологических фрагментов неких более общих конструкций, начались в США в 60-ые гг. под влиянием усилившегося тогда во всей западной гуманитарной науке так называемо­го «поведенческого движения». Бихевиоризм тогда превзошел по популярности даже вытесненный им психоанализ. Соответственно, во всех науках чуть ли не все феномены пытались объяснять «повсденчески». Для развития политической психологии это оказалось удивительно кстати.

Именно тогда сочетание слов «политическая пси­хология» приобрело отдельный и вполне самостоятель­ный смысл. Соответственно, именно тогда при Амери­канской психиатрической ассоциации была создана вначале просто специальная группа по изучению пси­хологических проблем международной политики. В 1970 г. эта группа переросла в Институт психиатрии и внешней политики при данной Ассоциации, Наконец, как уже говорилось выше, в 1968 г. в Американской ас­социации политических наук возникло вполне само­стоятельное отделение политической психологии, а в 1978—79 гг. на его основе было организовано Между­народное общество политической психологии (ISPP).

Данное общество объединяет ныне около 1000 ис­следователей — психологов, социологов, политологов, психиатров и других специалистов из разных стран, целенаправленно исследующих психологические ас­пекты внутренней и внешней политики. С 1979 г. это общество выпускает свой специализированный печат­ный орган — журнал «Политическая психология» («Po­litical Psychology»). С конца 60-х гг. вначале в Йельском университете, а затем и в других ведущих универ­ситетах США стали читаться специализированные курсы политической психологии. В 90-е гг. в 78 универ­ситетах США и Канады читалось более 100 курсов по­литической психологии. Лекции и семинары по поли­тической психологии слушало более 2300 студентов только младших курсов[70].

В 1973 г. вышла в свет первая фундаментальная коллективная монография под редакцией Дж. Кнутсон, в которой подводились некоторые итоги развития по­литической психологии и определялись направления дальнейших исследований[71]. После этого монографии стали выходить десятками. В 1986 г. под редакцией М- Германн вышла новая фундаментальная книга по политической психологии[72]. В этой книге с наибольшей полнотой анализируется практически весь сегодняш­ний день западной политической психологии. На под­ходе и новые книги, уже с учетом опыта последних де­сятилетий.

Как уже всем очевидно, современная политическая психология предстает как широкая сфера исследований со своим предметом, объектом, крутом специалистов, объединенных общим пониманием задач и направлений дальнейших поисков. Наиболее важными проблемами этой области науки являются, прежде всего, наи­более актуальные аспекты внешней и внутренней по­литики: терроризм, охрана окружающей среды, кризис общественных отношений, субкультуры протеста, недо­верие граждан правительству, этнические конфликты, дискриминация отдельных социальных групп и т. п. Хотя, разумеется, в каждой стране, в каждом обществе существуют свои наиболее важные и актуальные поли­тико-психологические проблемы.

В целом же, актуальные проблемы всей политиче­ской психологии группируются вокруг пяти крупных вопросов. Во-первых, это вопрос о том, как конкретно происходит закрепление и развитие политических взглядов людей — то есть, вопрос о механизмах поли­тической социализации. Во-вторых, вопрос о том, ка­кое воздействие и как именно оказывают политиче­ские взгляды на политическое поведение — вопрос о связи политического сознания с политическим дейст­вием. В-третьих, это вопрос о том, как принимаются политические решения — вопрос о механизмах власти и влияния на нее. В-четвертых, вопрос о том, как фор­мируется личность политического деятеля — вопрос о механизмах политического лидерства. Наконец, в-пя­тых, это вопрос о том, как зависит политический про­цесс от культурного контекста — вопрос о связи кон­кретной политики с политической культурой общества в целом. Хотя, разумеется, и этот круг проблем отра­жает далеко не все приоритеты современной полити­ческой психологии.

Безусловно, сами западные политические психоло­ги прекрасно осознают недостаточность существующих исследований даже по наиболее важным политическим проблемам, как и необходимость построения такой об­щей политико-психологической теории, в которой объ­ектом психологического исследования был бы полити­ческий процесс в целом, а не отдельные его части, аспекты и компоненты. Однако пока максимум, на что претендует реально существующая политическая пси­хология, это создание «карт», на которые наносятся уже известные материки и острова знания о политической психологии[73].

В этой связи, стоит обратить внимание на то, что в западных странах политической психологией всерьез занимаются и некоторые политики-практики. Наверное, за этим как раз и стоит определенная неудовлетворен­ность теми знаниями, которые может дать наука. Поли­тик берется за то или иное дело самостоятельно обычно только и именно тогда, когда его явно не удовлетворяют материалы, предоставляемые консультантами, советни­ками и экспертами. Хорошо это или плохо — покажет время. Однако трудно не согласиться с тем, что включе­ние самих политиков в регулярные занятия политиче­ской психологией придает ей дополнительные стимулы для дальнейшего развития.

Так, один из кандидатов в президенты США на выборах 1988 г. М. Дукакис активно работает в облас­ти политико-психологической теории. Пытались психологически осмыслить свой политический опыт такие известные политики, как Р. Никсон и Д. Локард. Час­тично, в ряде книг, это попытались сделать и россий­ские политики М, Горбачев и Б. Ельцин. Говоря в це­лом, занятия политической психологией становятся все более престижным занятием.

 

NB

1. Политико-психологические идеи получили широкое распространение задолго до оформления политиче­ской психологии в качестве самостоятельной науки. Более того, в ранней истории человечества пробле­мы «субъективного фактора» были даже более зна­чимы, чем теперь — просто в силу меньшей разви­тости фактора «объективного». Великие ораторы Древней Греции (Демосфен) первыми открыли ме­ханизмы воздействия на разные типы народов. Древ­ний Рим (Плутарх, Светоний) открыл и описал меха­низмы осуществления личной власти, прихода к ней и борьбы за нее. Огромную роль в развитии полити­ко-психологических идей сыграл Аристотель, опи­савший прежде всего человеческое содержание раз­ных форм политической организации власти. Однако все это были отдельные находки, догадки, размыш­ления, Политическая психология древности не мог­ла стать самостоятельной наукой потому, что была еще слишком непосредственной практикой.

2. Появление работы Н. Макиавеллли «Государь» в эпо­ху Возрождения сыграло принципиально важную роль в развитии всех направлений политической нау­ки, и политической психологии в частности. Значи­тельно расширился набор политико-психологических факторов, которые осознавались как важные в ор­ганизации власти и управления. Искусство психоло­гической игры, учет психологии подданных, умение улаживать конфликты и, главное, руководствоваться базовым принципом «цель оправдывает средства» — вот моменты, которые Н. Макиавелли считал важ­нейшими для удачливого правителя. Неразборчи­вость в средствах достижения цели считается самым уязвимым пунктом в позиции Н. Макиавелли. Имен­но поэтому термин «макиавеллизм» в политике и стал нарицательным. Однако именно по этой же причине «Государь» до сих пор считается лучшим практическим наставлением для правителей. Эпоха Просвещения обогатила политическую психологию взглядами ряда философов — Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо и, особенно, Ш.Л. Монтескье. В целом, данная эпоха серьезно продвинула понимание не только общих, но даже совершенно конкретных психологических факторов в политических процессах. Кроме того, эпоха Просвещения стала родоначальницей жанра книжных описаний наблюдений и размышлений такого рода, а также их философско-методологического осмысления. По сути, именно эпоха Просвещения и заложила базовые философские основы для тех уже вполне конкретные направлений политической психологии, которые уже были как бы намечены предшествующей историей, но стали активно развиваться практически сразу после этой эпохи.

3. XIX и XX века в истории политико-психологических идей знаменательны доминированием двух школ. Во-первых, это исследования толпы, которая показала свою силу в политических событиях ХIX века (Г. Тард, Ш. Сигеле, Г. Лебон). Толпа обычно несла социалистические идеи — соответственно) анализ политической психологии социализма стал продолжением исследований массовой психологии). Г. Лебон заложил основы политико-психологического анализа политических режимов и идеологий. К сожалению, в дальнейшем это направление не получило распространения. Во-вторых, на рубеже двух столетий в самостоятельную школу развился психоанализ 3. Фрейда, проявивший свою экспансию и в политико-психологической сфере. Помимо исследований все той же психологии масс (3. Фрейд считал, что поведение чeловека в толпе сравнимо с гипнотическим пoвeдeнием), психоанализ ввел в обиход зарождающейся политической психологии ряд методических прие­мов. Важнейшим его вкладом стал метод создания психобиографий отдельных политических лидеров, а также психоистория как своего рода «психобио­графия» той или иной эпохи. Своеобразным следствием психоанализа стало появ­ление Чикагской научной школы. Ее виднейший представитель Г.Д. Лассуэлл попытался соединить психоанализ с политической наукой, причем сделал все это в рамках приходящего на смену психоанали­зу «поведенческого движения». Такой сложный син­тез привел к неожиданному успеху. Фактически, именно от работ Г.Д. Лассуэлла и начинается реаль­ный отсчет существования западной политической психологии.

4. Развитие политико-психологических идей в России заметно отставало от мирового развития. В значи­тельной мере это компенсировалось тем, что в рос­сийской культуре функции гуманитарного знания вообще, и политической психологии в частности, при отсутствии соответствующих наук, брала на себя художественная литература. А.С. Пушкин, Л.Н. Тол­стой, Ф.М. Достоевский внесли многое в коллекцию политико-психологических наблюдений и размышле­ний на соответствующие темы. В чисто научных рамках следует выделить работы Н.К. Михайловского — автора теории «героя» и «толпы». В историческом плане много политико-психологических размышлений встречается в тру­дах В.О. Ключевского. С рефлекторно-физиологических позиций объяснял политическое поведение значительных общностей людей В.М. Бехтерев. Зна­чительный вклад в практическую реализацию поли­тико-психологических идей, а также в рефлексию реальных политических событий внесли лидеры и участники вначале февральской, а затем и октябрь­ской (1917г.) российских революций.

5. Во второй половине XX века политическая психоло­гия, наконец, смогла оформить свой официальный научный статус: появились соответствующие корпо­ративные организации, университетские курсы, пе­риодические издания, монографии и т. д. В профес­сиональных политических психологах все больше стали нуждаться политики, а отдельные политики сами занялись политической психологией. Однако вместе с повышением статуса и престижа, перед политическои психологией стали появляться и новые, ранее неведомые проблемы. Возникла необходимость разработки ближайших, тактических, и стратегиче­ских перспектив развития, проблемы саморефлексии самой науки. Современное состояние политической психологии — это вполне динамичное состояние постепенно нарас­тающего развития. Главное, что нарастают сами тем­пы этого развития, что особенно характерно для рос­сийской политической психологии. После периода своего полуподпольного существования, она вошла в качестве составной части в мировую политическую психологию. С учетом же того, что в последнее десятилетие как раз Россия поставляет наибольшее количество эмпирического материала именно поли­тико-психологического характера, можно смело про­гнозировать дальнейшую, причем все более тесную интеграцию российской политической психологии в мировую науку.

 

Для семинаров к рефератов:

1. Лебон Г. Психология социализма. — СПб. - 1908.

2. Макиавелли Н. Государь. — М., 1990.

3. Ольшанский Д.В. Политическая психология. // Пси­хологический журнал. — 1992. — № 2. — С. 173—174.

4. Политическая психология. / Под ред. Юрьева А.Д. — Л.,1992.

5. Фрейд 3., Буллит У. Т.Е. Вильсон: 28-й президент США. Психологическое исследование. — М., 1992.

6. Handbook of political psychology. — San Fr., 1973.

7. Lasswell H.D. Psychopathology and politics. — Chica­go, 1931.

8. Political psychology: contemporary problems and is­sues. — San Francisco, 1986.

 

 

Глава 4







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.176.189 (0.009 с.)