Источники конституционного права. Особенности источников конституционного права РФ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Источники конституционного права. Особенности источников конституционного права РФ



Ведущая роль отрасли конституционного права в системе российского права, особенности предмета ее регулирования предопределяют особый характер ее источников. Применительно к источникам конституционного права в традиционном узком формально-юридическом смысле речь идет о формах, в которых находит внешнее выражение содержание конституционно-правовых норм и посредством которых эти нормы приобретают общеобязательное значение.

quest5Важнейшими юридическими источниками конституционного права являются нормативно-правовые акты, которые представляют собой наиболее распространенный вид источников права во всей российской правовой системе. К источникам конституционного права относятся различные виды нормативных правовых актов, содержащих конституционно-правовые нормы. Их можно классифицировать прежде всего по уровню принятия и территории действия:

1. нормативные правовые акты федерального уровня – Конституция РФ; федеральные конституционные законы; федеральные законы; нормативные указы и нормативные распоряжения Президента РФ; нормативные акты (прежде всего постановления) палат Федерального Собрания; нормативные постановления и нормативные распоряжения Правительства РФ; нормативные правовые акты Центральной избирательной комиссии.

2. нормативные правовые акты уровня субъектов Российской Федерации — конституции (уставы) субъектов Российской Федерации; законы субъектов Российской Федерации; нормативные акты высшего должностного лица субъекта Российской Федерации; нормативные акты высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации; нормативные акты избирательных комиссий субъектов Российской Федерации;

3. нормативные правовые акты муниципального уровня — уставы муниципальных образований; иные муниципальные нормативные правовые акты (включая акты избирательных комиссий муниципальных образований).

Приведенная классификация источников конституционного права охватывает не все их виды: из нее «выпадают» источники, которые нельзя отнести к нормативным правовым актам (конституционно-правовые нормативные договоры и соглашения, акты судебного нормотворчества (причем выделение актов судебного нормотворчества, как и признание их источниками права, является спорным в российской юридической литературе), конституционно-правовые обычаи), а также международные принципы, нормы, акты, имеющие наднациональную международно-правовую природу, однако включенные в правовую систему Российской Федерации. Очевидно, что указанные виды источников также могут быть проанализированы с точки зрения их роли в конституционном праве.

Источники конституционного права, будучи составной частью системы источников российского права, характеризуются всеми чертами, свойственными этой системе:

1. множественность (плюрализм): разнообразие видов источников конституционного права, обусловленное универсальным характером предмета конституционно-правового регулирования;

2. иерархичность: внутренняя взаимозависимость различных видов источников права, обеспечивающая соподчиненность и согласованность системы источников; нормативно установленное соотношение актов различной юридической силы; недопустимость противоречия нормативных актов актам более высокой юридической силы;

3. многоуровневость: внутренняя структура системы источников конституционного права — распределение источников по уровням власти, на которых осуществляется принятие акта, и по территории действия;

4. многомерность: система источников права вообще и конституционного права в частности является не только многоуровневой, но и многомерной — зачастую невозможно выстроить иерархическую связь между отдельными видами источников, поскольку они находятся в разных плоскостях (как, например, в условиях реализации принципа разделения властей на федеральном уровне отсутствует иерархическая зависимость между нормативными постановлениями палат Федерального Собрания РФ и нормативными постановлениями Правительства РФ: первые принимаются в рамках реализации полномочий палат федерального парламента как законодательного и представительного органа государственной власти Российской Федерации (ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103 Конституции РФ), вторые — в рамках полномочий Правительства РФ на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ (ч. 1 ст. 115 Конституции РФ); точно так же акты судебного нормотворчества, например решения Конституционного Суда РФ, не могут быть «встроены» в иерархию нормативно-правовых актов).

Можно выделить и иные черты источников конституционного права, характеризующие положение и юридическое значение отдельных их видов и присущие системе источников права в целом, независимо от отраслевой принадлежности:

· верховенство Конституции РФ и закона: ч. 2 ст. 4 Конституции РФ закрепляет не только ее верховенство, но и верховенство федеральных законов (в широком смысле — как обычных федеральных законов, так и федеральных конституционных законов) на всей территории Российской Федерации, а ч. 2 ст. 15 — провозглашает верховенство закона в нормативно-правовой системе Российской Федерации при условии соблюдения принципа верховенства Конституции РФ, т. е. не противоречия законов конституционным положениям. Рассматривая место законов в нормативно-правовой системе, следует прежде всего учитывать нормы Конституции РФ, устанавливающие порядок вступления законов в силу (обязательное опубликование — ч. 3 ст. 15), требования определяющего влияния прав и свобод человека и гражданина на смысл, содержание и применение законов (ст. 18), соотношение законов и международных договоров Российской Федерации (ч. 4 ст. 15), соотношение федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации (ст. 76), федеральных законов и федеральных конституционных законов (ст. 108);

· включение общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров в правовую систему Российской Федерации, приоритет международного договора Российской Федерации над законом;

· двойственная роль нормативных указов Президента РФ (указы подзаконного характера и указы, восполняющие пробелы в законодательном регулировании впредь до вступления в силу федерального закона);

· использование нормативного договора в качестве дополнительной нетрадиционной формы права.

В то же время источники конституционного права характеризуются специфическими чертами, которые предопределены особенностями конституционно-правовых норм.

1. Особая роль Конституции РФ, а также конституций (уставов) субъектов Российской Федерации как источников конституционного права: верховенство Конституции РФ по отношению к конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации; прямая нормативная связь конституций (уставов) субъектов Российской Федерации с Конституцией РФ.

Конституция РФ — основной источник конституционного права, поскольку в ней, прежде всего, устанавливаются конституционно-правовые нормы, оформляющие важнейшие социальные, экономические и политические институты общества и являющиеся основополагающими для всех других источников конституционного права.

Конституции республик в составе Российской Федерации и уставы иных субъектов Российской Федерации в соответствии с принципом федеративного устройства России также являются учредительными по своей природе актами, определяющими конституционно-правовой статус субъектов Российской Федерации. Вместе с тем эти акты не обладают полной автономией по отношению к Конституции РФ: конституции (уставы) субъектов Российской Федерации должны соответствовать Конституции РФ; обеспечение такого соответствия находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п. «а» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ); разрешение дел о соответствии Конституции РФ конституций и уставов субъектов Российской Федерации относится к компетенции Конституционного Суда РФ (п. «б» ч. 2 ст. 125 Конституции РФ). Принятие и внесение поправок в конституцию (устав) субъекта Российской Федерации входит в сферу его исключительной компетенции; содержание этих учредительных актов также составляют в основном вопросы исключительного ведения субъектов — организация власти в субъекте Российской Федерации. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. № 13-П (абз. 1 п. 2, абз. 1 п. 4 мотивировочная часть) отмечено, что Конституция РФ и конституции (уставы) субъектов Федерации, будучи учредительными по своей природе актами, находятся в особой прямой нормативной связи друг с другом. Таким образом обеспечивается органическое единство федерального и регионального конституционно-правового регулирования в условиях федеративного государства: текущие федеральные законы не должны нарушать этого единства. Вот почему в случае коллизии между федеральным и региональным уровнями конституционно-правового регулирования вопрос ставится о проверке конституционности(а не законности) положений конституции (устава) субъекта Российской Федерации путем применения процедур конституционного судопроизводства.

Кроме того, особенностью Конституции РФ, конституции (устава) субъекта Российской Федерации как источников конституционного права является принадлежность всех норм, содержащихся в этих основополагающих учредительных актах, к одной отрасли права — конституционному праву.

2. Специфическое значение общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров в системе источников конституционного права. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации, хотя и сохраняют свою международно-правовую природу, являются составной частью российской правовой системы. Это позволяет говорить о них как об особом виде источников внутреннего права Российской Федерации, занимающих обособленное положение в ее нормативно-правовой системе. Под «общепризнанными принципами и нормами международного права» обычно понимаются общеобязательные нормы международного права, которые пользуются признанием мирового сообщества, выраженным определенным способом, причем иногда и без закрепления в каких-либо конвенциях. Обращает на себя внимание тот факт, что и общепризнанные принципы трактуются как нормы. Верховный Суд РФ в Постановлении № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» характеризует общепризнанные принципы как императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо (п.1 Постановления). При этом в международном праве отсутствует нормативный акт, в котором исчерпывающим образом перечислялись бы общепризнанные принципы и нормы международного права.

Соответственно речь идет о нормах общего обычного права, источники которого перечислены в ст. 38 Статута Международного Суда ООН.

Особое значение имеют международные принципы, нормы и акты как источники в конституционном праве Российской Федерации, поскольку в этих принципах, нормах, актах находят отражение общечеловеческие ценности и демократические стандарты. Создание же базовых основ государственного и общественного устройства является в свою очередь задачей конституционного права. В связи с этим выяснение соотношения международно-правовых норм с конституционно-правовыми нормами, закрепляемыми во внутренних нормативно-правовых актах, достижение их взаимной согласованности представляется особенно важным. Конституция РФ в определенном смысле дает ключ к решению этих вопросов, закрепляя место международных договоров в иерархии источников российского права: в случае противоречия норм законов Российской Федерации правилам международного договора применяются правила международного договора (ч. 4 ст. 15).

3. Особое место федеральных конституционных законов в системе источников конституционного права. Федеральные конституционные законы как источники конституционного права характеризуются следующими чертами:

o обладают более высокой юридической силой, по сравнению с обычными федеральными законами: федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 ст. 76 Конституции РФ);

o принимаются по особой процедуре, а именно:

одобряются большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. «Общее число» трактуется как установленное Конституцией РФ число соответственно депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации. Число депутатов Государственной Думы определено в Конституции абсолютной цифрой – 450 (ч.3 ст.95). Что касается Совета Федерации, то в него входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации. С учетом уже свершившихся объединительных процессов количество субъектов РФ с 1 марта 2008 г. составляет 83. Соответственно установленное число членов Совета Федерации сокращается до 166;

подлежат подписанию Президентом РФ в четырнадцатидневный срок и обнародованию: возможность отклонения такого закона Президентом РФ не предусмотрена (ч. 2 ст. 108 Конституции РФ);

o имеют прямое действие на территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 76 Конституции РФ);

o принимаются по предметам ведения Российской Федерации (ч. 1 ст. 76 Конституции РФ) и только по вопросам, предусмотренным непосредственно в Конституции РФ (ч. 1 ст. 108 Конституции РФ).

К таким вопросам относятся следующие:

e. порядок принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта (ч. 2 ст. 65 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» от 17 декабря 2001 г.); оформление принятия в Российской Федерации или образования в ее составе соответствующего нового субъекта (ч. 1 ст. 137 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» от 17 декабря 2001 г.); оформление принятия в Российской Федерации или образования в ее составе соответствующего нового субъекта (ч. 1 ст. 137 Конституции РФ; по состоянию на 1 января 2008 г. было принято пять федеральных конституционных законов об образовании новых субъектов Российской Федерации: последним пока является Федеральный конституционный закон от 21 июля 2007 г. № 5-ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа»);

f. порядок изменения статуса субъекта Российской Федерации (ч. 5 ст. 66 Конституции РФ); изменение статуса соответствующего субъекта Российской Федерации (ч. 1 ст. 137 Конституции РФ);

g. основания и порядок введения чрезвычайного положения (ч. 2 ст. 56 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» от 30 мая 2001 г.);

h. режим военного положения (ч. 3 ст. 87 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О военном положении» от 30 января 2002 г.);

i. установление Государственного флага РФ (Федеральный конституционный закон «О Государственном флаге Российской Федерации» от 25 декабря 2000 г.), Государственного герба РФ (Федеральный конституционный закон «О Государственном гербе Российской Федерации» от 25 декабря 2000 г.) и Государственного гимна РФ (Федеральный конституционный закон «О Государственном гимне Российской Федерации» от 25 декабря 2000 г.), их описания и порядка официального использования (ч. 1 ст. 70 Конституции РФ);

j. порядок назначения общероссийского референдума (п. «в» ст. 84 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» от 28 июня 2004 г.);

k. статус Уполномоченного по правам человека (п. «д» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» от 26 февраля 1997 г.);

l. порядок деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон от «О Правительстве Российской Федерации» 17 декабря 1997 г.);

m. установление судебной системы Российской Федерации (ч. 3 ст. 118 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г.);

n. полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов (ч. 3 ст. 128 Конституции РФ; Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г.; Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г.; Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» от 23 июня 1999 г.);

o. порядок созыва Конституционного Собрания (ч. 2 ст. 135 Конституции РФ).

Из приведенного перечня вопросов, подлежащих регулированию, с одной стороны, и уже принятых федеральных конституционных законов — с другой, видно, что еще не все конституционные положения, нуждающиеся в оформлении федеральными конституционными законами, получили такое развитие. Незавершенность процесса законодательного регулирования в этой особой форме наблюдается по вопросам установления порядка изменения конституционно-правового статуса субъектов Российской Федерации, порядка созыва Конституционного Собрания. Не исключается появление новых федеральных конституционных законов, устанавливающих пока не урегулированные в данной форме полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов.

Наконец, Конституция РФ предусматривает принятие федеральных конституционных законов «переходного характера»: таким образом должны регулироваться, например, вопросы о наименовании, статусе, границах нового субъекта Российской Федерации, а также переходные положения о сроках и порядке формирования и функционирования государственных органов, решения вопросов бюджетного финансирования, правопреемства, действия законов и иных нормативных правовых актов на территории нового субъекта Российской Федерации (ч. 1 ст. 137 Конституции РФ.; п. 3 ст. 8, ст. 12 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации».

4. Наличие среди нормативно-правовых актов таких типов актов, которые можно считать специфическими источниками конституционного права: декларации, нормативные акты палат Федерального Собрания, нормативные акты законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нормативные акты избирательных комиссий и комиссий референдума.

Декларации, используемые как форма политического заявления или обращения, зачастую не имеют нормативно-правового значения. В то же время среди них можно выделить акты конституционно-правового характера, послужившие в свое время ориентирами для развития конституционного законодательства Российской Федерации, становления конституционно-правового статуса Российской Федерации, современной системы основных прав и свобод человека и гражданина. К ним относятся, в частности, Декларация Съезда народных депутатов РСФСР «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» от 12 июня 1990 г.; Декларация о языках народов Российской Федерации, утвержденная Постановлением Верховного Совета РСФСР от 25 октября 1991 г., «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О языках народов РСФСР»; Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР от 22 ноября 1991 г.

Нормативные правовые акты палат Федерального Собрания Российской Федерации, законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации являются специфическими источниками конституционного права. Они принимаются в рамках реализации полномочий этих органов в целях регламентации вопросов, находящихся за пределами предмета законодательного регулирования. Например, Совет Федерации и Государственная Дума принимают постановления по вопросам, отнесенным к их вéдению Конституцией РФ. Порядок принятия особый — большинством голосов от общего (установленного) числа членов Совета Федерации или соответственно депутатов Государственной Думы, если иной порядок принятия не предусмотрен Конституцией РФ (ч. 2 и ч. 3 ст. 102, ч. 2 и ч. 3 ст. 103). Таким образом, названные акты принимаются только самой палатой, не нуждаются в утверждении (одобрении) другой палаты или в подписании Президентом РФ (подписываются председателем соответствующей палаты).

Среди вопросов вéдения палат Федерального Собрания РФ можно выделить как те, которые требуют издания индивидуальных актов (например, о назначении на должность, даче согласия на такое назначение, освобождении от должности), так и те, которые нуждаются в нормативном регулировании (в частности, постановления палат, являющиеся юридическим выражением внутренней организации работы палаты). Постановлением утверждается регламент палаты, оформляется решение иных вопросов внутреннего распорядка ее деятельности (данный вывод вытекает из системного анализа ч. 4 ст. 101 в сочетании с указанными выше ч. 2 и ч. 3 ст. 102 и 103 Конституции РФ).

Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ (далее – ФЗ № 184) закрепляет круг вопросов, регулируемых в форме постановлений законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации (п. 3 ст. 5). Наряду с постановлениями индивидуального (ненормативного) характера, Федеральный закон называет нормативно-правовые постановления, которыми принимается регламент законодательного (представительного) органа, а также решаются вопросы внутреннего распорядка его деятельности.

Регламенты законодательных органов — особые акты, объединяющие наряду с организационно-техническими правилами нормы материального и, главным образом, процессуального характера. Так, в регламентах определяются внутреннее устройство законодательного органа, система его внутренних вспомогательных органов, организационно-правовые формы деятельности и порядок работы, законодательная процедура, порядок осуществления контрольных полномочий, а также решения иных вопросов, отнесенных соответственно Конституцией РФ, конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации к ведению законодательных органов.

Нормативные акты законодательных органов играют важную роль в оформлении парламентских процедур, конкретизации отдельных аспектов депутатского статуса. Таким образом, они служат важным источником прежде всего для одного из институтов конституционного права — парламентского права.

Развитие конституционно-правовых институтов избирательного и референдумного права невозможно полно представить без такого специфического источника, как нормативные правовые акты избирательных комиссий (комиссий референдума). И хотя основная задача комиссий состоит не в нормотворчестве, а в правоприменении — в обеспечении реализации и защиты избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, в осуществлении подготовки и проведения выборов и референдумов в Российской Федерации, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ (далее – Федеральный закон «Об основных гарантиях …», ФЗ № 67) закрепляет, в частности, право Центральной избирательной комиссии РФ издавать в пределах своей компетенции инструкции по вопросам единообразного применения данного Закона (п. 13 ст. 21). В Федеральном законе от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» также устанавливается право и обязанность ЦИК РФ при подготовке и проведении выборов депутатов Государственной Думы в пределах полномочий, установленных федеральными законами, издавать инструкции и иные нормативные акты по вопросам применения указанного Федерального закона (подп. 3 ст. 25). Наконец в Федеральном конституционном законе «О референдуме Российской Федерации» среди полномочий Центральной избирательной комиссии, действующей в качестве комиссии референдума РФ, названо принятие инструкций и иных нормативных актов по вопросам применения данного Федерального конституционного закона, иных федеральных законов при подготовке и проведении референдума Российской Федерации (п. 4 ст. 30).

5. Роль уставов муниципальных образований и иных муниципальных нормативных правовых актов как источников конституционного права. Особое место в системе источников конституционного права занимают уставы муниципальных образований и другие муниципальные нормативно-правовые акты, определяющие основы организации местного самоуправления на соответствующей территории, важнейшие формы осуществления местной власти. Как указано в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. №131-ФЗ (далее — Федеральный закон о местном самоуправлении, ФЗ № 131), устав муниципального образования и оформленные в виде правовых актов решения, принятые на местном референдуме (сходе граждан), являются актами высшей юридической силы в системе муниципальных правовых актов, имеют прямое действие на всей территории муниципального образования (ч. 2 ст. 43). Уставами муниципальных образований регламентируются важнейшие вопросы организации местного самоуправления в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. В предмет уставного регулирования включаются, в частности, основные элементы статуса муниципального образования: его наименование; перечень вопросов местного значения; структура и порядок формирования органов и должностных лиц местного самоуправления, их наименования и полномочия, порядок прекращения полномочий, виды ответственности перед населением и государством; виды, порядок принятия, официального опубликования и вступления в силу муниципальных правовых актов; порядок формирования, утверждения, исполнения местного бюджета, контроля за его исполнением (ч. 1 ст. 44 ФЗ № 131). Порядок принятия и вступления в силу устава муниципального образования также особый: обязательное народное обсуждение проекта устава в течение 30 дней до дня рассмотрения вопроса о его принятии; принятие большинством в две трети голосов от установленной численности депутатов представительного органа муниципального образования; государственная регистрация устава в органах юстиции в порядке, установленном федеральным законом; вступление в силу после официального опубликования (обнародования) зарегистрированного устава (ч. 4–8 ст. 44 ФЗ № 131).

Отдельные вопросы организации местного самоуправления могут регулироваться, помимо устава, в нормативных правовых актах представительного органа муниципального образования. Это касается прежде всего порядка реализации некоторых форм прямого участия населения в осуществлении местного самоуправления, а именно: порядка реализации правотворческой инициативы граждан (абз. 1 ч. 1 ст. 26 ФЗ № 131), порядка организации и осуществления территориального общественного самоуправления (ч. 11 ст. 27 ФЗ № 131), порядка организации и проведения публичных слушаний (ч. 4 ст. 28 ФЗ № 131), порядка назначения и проведения собрания граждан, конференции граждан, опроса граждан (ч. 5 ст. 29, ч. 2 ст. 30, ч. 4 ст. 31 ФЗ № 131).

6. Особое место в системе источников конституционного права внутригосударственных (внутрифедеральных, конституционно-правовых) договоров и соглашений, их второстепенный, вспомогательный и дополнительный характер. Нормативные конституционно-правовые договоры — внутрифедеральные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий, заключаемые между органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, договоры (соглашения) о сотрудничестве, заключаемые как по вертикали, так и по горизонтали между федеральными органами государственной власти, между ними и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; между органами государственной власти субъектов Российской Федерации — представляют собой разновидность публично-правовых договоров.

Им присущи основные универсальные черты договора: наличие двух и более сторон (участников); добровольность заключения; взаимный характер. В то же время конституционно-правовые договоры отличаются существенными особенностями: в них участвуют особые субъекты (государства, государственные образования или их органы), наделенные властными полномочиями и действующие лишь в пределах своей компетенции; сами договоры выступают как правовые формы реализации этой компетенции; участники договоров могут иметь различный конституционно-правовой статус, поэтому договоры носят не только горизонтальный, но и вертикальный (субординационный) характер. В конституционном праве конституционно-правовые договоры являются дополнительным вторичным источником, применяются как вспомогательная форма регулирования конституционных отношений в строго предусмотренных законом случаях (обычно в сфере регулирования отношений, связанных с федеративным устройством Российской Федерации, — например, договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; договор об отношениях автономного округа и края (области), в состав которого он входит).

Примерами действующих ныне договоров о разграничении полномочий между органами государственной власти РФ и субъектов РФ являются следующие:

o Федеративный договор от 31 марта 1992 г. — quest6Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и управления Российской Федерации и органами государственной власти и управления суверенных республик в составе Российской Федерации; Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и управления и органами государственной власти и управления краев, областей, городов Москва и Санкт-Петербург; Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и управления и органами государственной власти и управления автономной области и автономных округов, который действует в части, соответствующей Конституции РФ (абз. 4 п. 1 раздела второго Конституции РФ);

o Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан от 26 июня 2007 г., утвержденный Федеральным законом от 24 июля 2007 г. № 199-ФЗ.

В настоящее время сфера применения договоров о разграничении полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации достаточно ограничена: согласно ст. 26.7 Федерального закона № 184 в редакции Федерального закона № 95-ФЗ от 4 июля 2003 г. заключение договоров о разграничении полномочий допускается только в случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта Российской Федерации, и в той мере, в которой указанными особенностями определено иное, чем это установлено федеральными законами, разграничение полномочий.

7. Специфическая роль решений Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, других актов судебного нормотворчества как источников конституционного права. Вопрос о допустимости судебного нормотворчества решается в российской юридической литературе неоднозначно. Ряд авторов, основываясь на принципе разделения властей и исходя из правоприменительного, а не правотворческого назначения судов, отрицают возможность судебного нормотворчества. Они трактуют правотолковательные положения как правила надлежащего понимания уже наличной толкуемой нормы. Таким образом, и решения Конституционного Суда РФ, толкующие нормы Конституции РФ, рассматриваются ими в качестве актов, не создающих новых правовых норм, а, следовательно, исключаются из круга источников конституционного права.

Однако указанный выше подход к толкованию представляется весьма односторонним. Нельзя не согласиться с мнением о том, что в процессе толкования, когда существует неопределенность в норме, необходимо делать выбор из нескольких вариантов ее понимания, а это связано с возникновением нормативной новизны. Поэтому в широком смысле любое толкование закона, в том числе осуществляемое судом в пределах его полномочий, может быть рассмотрено как нормотворчество (квазинормотворчество). Судебное нормотворчество не противоречит правоприменительной природе судебной власти, поскольку имеет вспомогательный характер, направлено на устранение неясностей закона для реализации основной функции — правосудия.

Значение судебного нормотворчества еще более возрастает при осуществлении судебного конституционного контроля (в форме абстрактного и конкретного нормоконтроля), что является главной задачей Конституционного Суда РФ (ст. 125 Конституции РФ). Сам Конституционный Суд РФ в постановлении от 16 апреля 1998 г. «По делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ» признал особый характер своих решений: «Решения Конституционного Суда РФ… имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов» (абз. 1 п. 4 мотивировочной части). Анализ юридического содержания решений Конституционного Суда РФ (постановлений и определений) свидетельствует о том, что толкование Судом Конституции РФ, уяснение конституционно-правового смысла ее норм выходит за рамки простой интерпретации, имеет своим результатом формулирование таких положений, которые по своему характеру сближаются с нормами права. Общеобязательный и по сути нормативный характер имеют не только положения резолютивной части решений Конституционного Суда РФ, но и правовые позиции, содержащиеся в мотивировочной части этих решений. В последнем случае речь идет о важных правовых выводах, имеющих общее значение и представляющих собой выявленный Конституционным Судом РФ неявный смысл конституционных норм. Таким образом, решения Конституционного Суда РФ также могут рассматриваться как источники конституционного права. Данная характеристика вполне применима и к актам конституционного (уставного) правосудия субъектов Российской Федерации: речь идет о решениях конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, принимаемых в рамках конституционного судопроизводства на уровне субъекта Российской Федерации.

Нормотворческое развитие закона в ходе его толкования характерно не только для Конституционного Суда РФ, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Издаваемые вне рамок правосудия и процессуального надзора по особой процедуре на пленарных заседаниях Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ разъяснения представляют собой также по сути нормативные акты (например, постановления Пленума Верховного Суда РФ). И хотя вопрос о степени их обязательности остается в литературе дискуссионным, вряд ли можно отрицать их роль как источников права. Если содержащиеся в таких актах норм



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.35.159 (0.015 с.)