VII ЗЕМСКО-СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

VII ЗЕМСКО-СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ



ПО НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ

 

По трем уездам Нижегородской губернии — Княгининскому, Макарьевскому и Васильскому — данные земско-статистической подворной переписи сведены в групповую таблицу, разделяющую крестьянские хо­зяйства (только надельные и притом только крестьян, живущих в своей деревне) на 5 групп по рабочему скоту (“Материалы к оценке земель Нижегородской губернии. Экономическая часть”. Вып. IV, IX и XII. Нижн.-Новг. 1888, 1889, 1890).

Соединяя вместе эти три уезда, получаем следующие данные о группах хозяйств (в трех названных уездах данные эти охватывают 52 260 дворов, 294 798 душ об. пола. Надельной земли — 433 593 дес., купчей — 51 960 дес., арендованной — 86 007 дес., считая аренду всякой земли, и надельной и вненадельной, и пашни и покосов; сданной — 19 274 дес.):

 

Группы домохозяев % дворов Душ об. Пола на 1 двор % населения об. пола Надельная земля Купчая земля %к итогу земли Все землепользование группы Всего скота
На 1 двор дес. % к итогу % к итогу Арендован. Сданной На 1 двор дес. % китогу На 1 двор штук % к итогу
Безлошадные 30,4 4,1 22,2 5,1 18,6 5,7 3,3 81,7 4,4 13,1 0,6 7,2
С 1 лош. 37,5 5,3 35,2 8,1 36,6 18,8 25,1 12,4 9,4 34,1 2,4 33,7
“” 2 “” 22,5 6,9 27,4 10,5 28,5 29,3 38,5 3,8 13,8 30,2 4,3 34,9
“” 3 “” 7,3 8,4 10,9 13,2 11,6 22,7 21,2 1,2 21,0 14,8 6,2 169,5
“” 4 и более 2,3 10,2 4,3 16,4 4,7 23,5 11,9 0,9 34,6 7,8 9,0 7,7
Всего 5,6 8,3 10,3 2,7

 

И здесь, следовательно, мы видим, что зажиточное крестьянство, несмотря на то, что оно лучше обеспечено надельной землей (процентная доля надельной земли в высших группах выше процентной доли их населе­ния), концентрирует купчую землю (у 9,6% зажиточ­ных дворов — 46,2% купчей земли, тогда как у 2/3 дво­ров неимущего крестьянства менее четвертой части всей купчей земли), концентрирует и аренду, “собирает” и надельную землю, сдаваемую беднотой, и, благодаря всему этому, действительное распределение земли, находящейся в пользовании “крестьянства”, оказы­вается совсем непохожим на распределение надельной земли. Безлошадные в действительности имеют в своем распоряжении меньшее количество земли, чем обеспе­ченный им законом надел. Однолошадные и двухлошадные увеличивают свое землевладение только на 10—30% (с 8,1 дес. до 9,4 дес., с 10,5 дес. до 13,8 дес.), тогда как зажиточные крестьяне увеличивают свое землевладение в полтора — два раза. Тогда как раз­личия между группами по количеству надельной земли были ничтожны, — различия между ними по действи­тельным размерам земледельческого хозяйства оказы­ваются громадными, как это видно из вышеприведенных данных о скоте и из нижеследующих данных о посеве:

 

Группы домохозяев Посев на 1 двор дес. % ко всему количеству посева % дворов с батраками % хозяев с торгово-промышл. заведениями[75] % дворов с отхожими заработками
Безлошадные 1,9 11,4 0,8 1,4 54,4
С 1 лош. 4,4 32,9 1,2 2,9 21,8
“” 2 “” 7,2 32,4 3,9 7,4 21,4
“” 4 и более 16,6 7,7 17,6 25,1 23,0
Всего 5,0 2,6 5,6 31,6

 

Различие между группами по размеру посева оказы­вается еще больше, чем по размеру их действительного землевладения и землепользования, не говоря уже о различиях по размеру надела[76]. Это еще и еще раз пока­зывает нам полную непригодность группировки по надельному землевладению, “уравнительность” которого превратилась теперь в одну юридическую фикцию. Остальные столбцы таблицы показывают, каким обра­зом происходит в крестьянстве “соединение земледелия с промыслом”: зажиточное крестьянство соединяет тор­говое и капиталистическое земледелие (высокий про­цент дворов с батраками) с торгово-промышленными предприятиями, тогда как беднота соединяет продажу своей рабочей силы (“отхожие заработки”) с ничтож­ными размерами посевов, т. е. превращается в батраков и поденщиков с наделом. Заметим, что отсутствие пра­вильного понижения процента дворов с отхожими за­работками объясняется чрезвычайным разнообразием этих “заработков” и “промыслов” нижегородского кресть­янства: помимо сельскохозяйственных рабочих, черно­рабочих, строительных и судовых рабочих и пр., в число промышленников здесь входит сравнительно очень значительное число “кустарей”, владельцев про­мышленных мастерских, торговцев, скупщиков и т. д. Понятно, что смешение столь различного типа “промыш­ленников” нарушает правильность данных о “дворах с заработками” **.

К вопросу о различиях в земледельческом хозяйстве разных групп крестьян заметим, что в Нижегородской губернии “удобрение составляет одно из главнейших условии, определяющих степень производительности пахотных полей” (стр. 79 Сборника по Княгининскому уезду). Средний сбор ржи правильно повышается по мере увеличения удобрения: при 300—500 возах навоза на 100 дес. надела сбор ржи равен 47,1 меры с 1 дес., а при 15ОО и более возов — 62,7 меры (стр. 84, ibid.). Ясно поэтому, что различие между группами по раз­меру земледельческого производства должно быть еще выше, чем различие по размеру посева, и что нижего­родские статистики делали большую ошибку, изучая вопрос об урожайности крестьянских полей вообще, а не полей несостоятельного и зажиточного крестьян­ства в отдельности.

 

VIII. ОБЗОР ЗЕМСКО-СТАТИСТИЧЕСКИХ ДАННЫХ

ПО ДРУГИМ ГУБЕРНИЯМ

 

Как заметил уже читатель, мы пользуемся при изуче­нии разложения крестьянства исключительно земско-статистическими подворными переписями, если они охватывают более или менее значительные районы, если они дают достаточно подробные сведения о важ­нейших признаках разложения и если (что особенно важно) они обработаны так, чтобы можно было выделить различные группы крестьян по их хозяйственной со­стоятельности. Изложенные выше данные, относящиеся к 7 губерниям, исчерпывают земско-статистический ма­териал, который удовлетворяет этим условиям и кото­рым мы имели возможность пользоваться. В интересах полноты, укажем теперь вкратце и на остальные, менее полные, данные подобного же рода (т. е. основанные на сплошных подворных переписях).

По Демянскому уезду Новгородской губернии мы имеем групповую таблицу о крестьянских хозяйствах по числу лошадей (“Материалы для оценки земельных угодий Новгородской губернии. Демянский уезд”. Новгород, 1888). Здесь нет сведений об аренде и сдаче земли (в десятинах), но и те данные, которые имеются, свидетельствуют о полной однородности отношений между зажиточным и неимущим крестьянством в этой губернии по сравнению с другими губерниями. И здесь, например, от низшей группы к высшей (от безлошадных к имеющим 3 и более лошадей) повышается процент хозяйств с купчей и арендованной землей, несмотря на то, что многолошадные выше среднего обеспечены надельной землей. У 10,7% дворов с 3 и более ло­шадьми, при 16,1% всего населения, имеется 18,3% всей надельной земли, 43,4% купчей земли, 26,2% арендованной земли (если можно судить о ней по раз­мерам посева ржи и овса на арендованной земле), 29,4% всего числа “промышленных построек”, тогда как у 51,3% безлошадных и однолошадных дворов, при 40,1% населения, лишь 33,2% надельной земли, 13,8% купчей земли, 20,8% арендованной (в указан­ном смысле), 28,8% “промышленных построек”. Дру­гими словами, и здесь зажиточное крестьянство “соби­рает” землю и соединяет с земледелием торгово-про­мышленные “промыслы”, а неимущее — бросает землю и превращается в наемных рабочих (процент “лиц с промыслами” понижается от низшей группы к выс­шей, от 26,6% у безлошадных до 7,8% у имеющих 3 и более лошадей). Неполнота этих данных заставляет нас не включать их в нижеследующую сводку мате­риала о разложении крестьянства.

По той же причине не включаем мы и данные о части Козелецкого уезда Черниговской губернии (“Материалы для оценки земельных угодий, собранные Чернигов­ским стат. отделением при губ. земской управе”, т. V, Чернигов, 1882; по количеству рабочего скота сгруп­пированы данные о 8717 дворах черноземного района уезда). Отношения между группами и здесь те же са­мые: у 36,8% дворов без рабочего скота, при 28,8% населения — 21% собственной и надельной земли, 7% арендованной земли, зато 63% всего количества сданной этими 8717 дворами земли. У 14,3% дворов с 4 и более штуками рабочего скота, при 17,3 % населе­ния, 33^4% собственной и надельной земли, 32,1% арендной и лишь 7% сданной земли. К сожалению, остальные дворы (с 1—3 штуками рабочего скота) не подразделены на более мелкие группы.

В “Материалах по исследованию землепользования и хозяйственного быта сельского населения Иркутской и Енисейской губерний” есть весьма интересная группо­вая таблица (по числу рабочих лошадей) крестьянских и поселенских хозяйств в 4-х округах Енисейской губерния (т. III, Иркутск, 1893, стр. 730 и ел.). Весьма интересно наблюдать, что отношения зажиточного сибиряка к поселенцу (а в этих отношениях вряд ли бы и самый ярый народник решился искать пресловутой общинности!) — в сущности совершенно тождественны с отношениями наших зажиточных общинников к их безлошадным и однолошадным “собратам”. Соединяя вместе поселенцев и крестьян-старожилов ('1акоо со­единение необходимо потому, что первые служат ра­бочей силой для вторых), мы получаем знакомые черты высших и низших групп. У 39,4% дворов низших групп (безлошадных, с 1 и 2 лошадьми), при 24% насе­ления, лишь 6,2% всей запашки и 7,1% всего скота, тогда как у 36,4% дворов с 5 и более лошадей, при 51,2% населения, — 73% запашки и 74,5% всего скота. Последние группы (5—9, 10 и более лошадей), при 15—36 дес. запашки на 1 двор, прибегают в широ­ких размерах к наемному труду (30—70% хозяйств с наемными рабочими), тогда как три низшие группы, при 0—0,2—3—5 дес. запашки на 1 двор, отпускают рабочих (20—35—59% хозяйств). Данные об аренде и сдаче земли представляют единственное, встреченное нами, исключение из правила (о концентрации аренды зажиточными), и это — такое исключение, которое подтверждает правило. Дело в том, что в Сибири нет именно тех условий, которые создали это правило, нет обязательного и “уравнительного” надела, нет сло­жившейся частной собственности на землю. Зажиточ­ный крестьянин не покупает и не арендует земли, а за­хватывает ее (так было, по крайней мере, до сих пор); сдача-аренда земли носит скорее характер соседских обменов, и потому групповые данные об аренде и сдаче не показывают никакой законосообразности[77]. По трем уездам Полтавской губернии мы можем при­близительно определить распределение посева (зная число хозяйств с разными размерами посева, опреде­ленными в сборниках “от — до” такого-то числа деся­тин, и помножая число дворов каждого подразделения на среднюю величину посева между указанными пре­делами). Получатся такие данные о 76 032 дворах (все поселяне, без мещан) с 362 298 дес. посева: 31 001 дво­ров (40,8%) не имеют посева или сеют лишь до 3 дес. па 1 двор, у них всего 36 040 дес. посева (9,9%); 19 017 дво­ров (25%) сеют свыше 6 дес. на 1 двор, у них 209 195 дес. посева (57,8%). (См. “Сборники по хозяй­ственной статистике Полтавской губ.”, уезды Константиноградский, Хорольский и Пирятинский[xlii].) Распределение посева оказывается очень похожим на то, которое мы видели в Таврической губернии, несмотря на меньшие, в общем, размеры посевов. Понятно, что столь неравномерное распределение возможно лишь при концентрации купчей и арендованной земли в ру­ках меньшинства. Мы не имеем полных данных об этом, ибо в сборниках нет группировки дворов по хо­зяйственной состоятельности, и должны ограничиться следующими данными по Константиноградскому уезду. В главе о хозяйстве сельских сословий (гл. II, § 5 “Земледелие”) составитель сборника сообщает такой факт: “Вообще, если разделить аренды на три разряда: аренды, в которых приходится на участника:. 1) до 10 дес., 2) от 10 до 30 дес. и 3) более 30 дес., то для каждого из этих разрядов получатся следующие дан­ные[78]:

 

  Относительное число На 1 участника приходится земли, дес. Из арендуемой земли сдается на сторону
% участников % арендован. земли
Мелкие аренды (до 10 дес.) 86,0 35,5 3,7 6,6
Средние “”(10-30 “”) 8,3 16,6 17,5 3,9
Крупные “” (свыше 30 “”) 5,7 47,9 74,8 12,9
Всего 8,6 9,3

 

По Калужской губ. имеем лишь следующие, весьма отрывочные и неполные данные о посеве хлебов у 8626 дворов (около lf^Q всего числа крестьянских дворов в губернии[79]).

 

  Группы дворов по размеру посева Засевающие озимого, мер
Не сеющие До 15 15-30 30-45 45-60 Свыше 60 Всего
% дворов 7,4 30,8 40,2 13,3 5,3 3,0
“” душ об. пола 3,3 25,4 40,7 17,2 8,1 5,3
“” посевной площади - 15,0 39,9 22,2 12,3 10,6
“” всего числа раб. лошад. 0,1 21,6 41,7 19,8 9,6 7,2
“” валового дохлда от посева - 16,7 40,2 22,1 21,0
Десятин посева на 1 двор - 2,0 4,2 7,2 9,7 14,1 -
                 

 

То есть, у 21,6% дворов, при 30,6% населения, — 36,6% рабочие лошадей, 45,1% посева, 43,1% валового дохода от посевов. Ясно, что и эти цифры говорят о концентрации купчей и арендованной земли за­житочным крестьянством.

По Тверской губ., несмотря на богатство сведений в сборниках, обработка подворных переписей крайне неполна; группировки дворов по хозяйственной состоя­тельности нет. Этим недостатком пользуется г. Вихляев в “Сборнике стат. свед. по Тверской губ.” (т. XIII, в. 2. “Крестьянское хозяйство”. Тверь, 1897), чтобы отрицать “дифференциацию” крестьянства, усматривать стремление к “большей равномерности” и петь гимн “народному производству” (стр. 312) п “натуральному хозяйству”. Г-н Вихляев пускается в самые рискован­ные и голословные суждения о “дифференциации”, не только не приведя никаких точных данных о группах крестьян, но даже и не выяснив себе той элементарной истины, что разложение происходит внутри об­щины, что поэтому толковать о “дифференциации” и брать исключительно группировки по общинам или по волостям — просто смешно[80].



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.223.5 (0.009 с.)